На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Мифологическая тема в русском искусстве

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

Содержание
Введение
1. Мифологические  сюжеты в античном искусстве
    1.1 Мифологическая тема в скульптуре Древней Греции
    1.2 Мифологические образы в древнегреческой живописи
2. Мифологические  сюжеты в Западно-Европейском  искусстве
    2.1 Античная мифология ведущих мастеров
    2.2 Мифы в европейской скульптуре 15 и 20 веков
3. Мифологическая  тема в русском искусстве
   3.1 Мифологическая тема в русском искусстве 18 века
   3.2 Мифологическая тема в русском искусстве 19 века
Заключение
Список  литературы 

  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
     Греко-римская  мифология столь глубоко проникла в русское искусство что человеку, читающему стихотворения А.С. Пушкина (особенно ранние), смотрящему на  русалок с картины Маковского и неосведомленному о мифологических персонажах, не всегда будет ясен лирический или сатирический смысл того или иного произведения.
  Все это лишь подтверждает замечание Ф. Энгельса о том, что без того фундамента, который был заложен Грецией и Римом, не было бы и современной Европы. Сильнейшее влияние, которое оказала античная культура на развитие всех европейских народов, таким образом, не подлежит сомнению.
     Почему  же именно мифы небольшого греческого народа, который пытался осмыслить  все происходящее вокруг него, легли  в основу общечеловеческой культуры и обладают столь притягательной силой и так глубоко проникли в представления и образ мыслей современного человека, что он, не отдавая  себе в этом отчета, в самой обыденной  речи говорит о сизифовом труде (имея в виду бессмысленное, бесполезное  времяпрепровождение), о титанических усилиях и гигантских размерах (а ведь титаны и гиганты - порождения богини Земли, боровшейся с греческими богами), о паническом страхе (а это проделки бога Пана, любившего наводить безотчетный ужас на людей), об олимпийском спокойствии (которым обладали древние боги-обитатели священной горы Олимп) или о гомерическом смехе (это безудержный громовой смех богов, описанный поэтом Гомером).
     К общепринятым сравнениям можно отнести  и уподобление могучего и сильного человека Геркулесу, а смелой и решительной  женщины - амазонке. Художников, поэтов, скульпторов привлекала прежде всего глубина и художественность мифических образов.
Но, по-видимому, не только в этом следует искать объяснение той силы воздействия  на людей, которую несла в себе греческая мифология. Она возникла как попытка древних объяснить появление жизни на земле, причины стихийных явлений природы, перед которыми человек был бессилен, определить его место в окружающем мире.
     Само  создание мифов было первым шагом  человека к творчеству и познанию самого себя. Постепенно из отдельных  сказаний, зародившихся в различных  областях греческой земли, сложились  целые циклы о судьбах героев и покровительствующих им богах. 

Целью работы является выявление роли и значения мифологии, мифов, мифологических сюжетов в искусстве. 

Задачи  работы рассмотреть следующие вопросы:
1. Мифологические сюжеты в античном искусстве.
2. Мифологические сюжеты  в Западно-Европейском  искусстве.
3. Мифологическая тема  в русском искусстве. 

 
1. Мифологические сюжеты  в античном искусстве 

1.1 Мифологическая тема  в скульптуре Древней  Греции
     Древние греки были деятельным, энергичным народом, не боявшимся познавать  реальный мир, хотя он и был населен  враждебными человеку существами, вселявшими в него страх. Но безграничная жажда  познания этого мира пересиливала страх  перед неизвестной опасностью. Приключения  Одиссея, поход аргонавтов за золотым  руном - это запечатленные в поэтической  форме все те же стремления узнать как можно больше о той земле, на которой обитает человек.
     В своих поисках защиты от страшных стихийных сил греки подобно  всем древним народам, прошли через  фетишизм - веру в одухотворенность мертвой природы (камней, дерева, металла), который потом сохранился в поклонении прекрасным статуям, изображавшим их многочисленных богов. В их верованиях и мифах можно заметить и следы анимизма и самых грубых суеверий первобытной эпохи. Но греки довольно рано перешли к антропоморфизму, создав своих богов по образу и подобию людей, при этом наделив их непременными и непреходящими качествами - красотой, умением принимать любой образ и, самое главное, бессмертием.
     Древнегреческие боги были во всем подобны людям: добры, великодушны и милостивы, но в  то же время зачастую жестоки, мстительны и коварны. Человеческая жизнь неизбежно  кончалась смертью, боги же были бессмертны и не знали границ в выполнении своих желаний, но все равно выше богов была судьба - Мойры - предопределение, изменить которое не мог никто из них. Таким образом, греки, даже в участи бессмертных богов усматривали их сходство с судьбами смертных людей. Так, Зевс в “Илиаде” Гомера сам не вправе разрешить исход поединка героев Гектора и Ахилла. Он вопрошает судьбу, бросив жребий обоих героев на чаши золотых весов. Чаша со жребием смерти Гектора опускается вниз, и вся божественная власть Зевса бессильна помочь его любимцу. Доблестный Гектор погибает от копья Ахилла, вопреки желанию Зевса, в согласии с решением судьбы. Мы можем увидеть это и у римского поэта Вергилия. Описывая в “Энеиде” решающий поединок троянского героя Энея с италийским вождем Турном, поэт заставляет верховного бога римлян Юпитера, “уровняв стрелку весов” , бросить оба жребия сражающихся на чаши. Чаша со жребием Турна идет книзу, и Эней страшным ударом меча поражает своего противника.
Боги  и герои греческого мифотворчества были живыми и полнокровными существами, непосредственно общавшимися с  простыми смертными, вступавшими с  ними в любовные союзы, помогавшие своим  любимцам и избранникам. И древние  греки видели в богах существа, у которых все, свойственное человеку, проявлялось в более грандиозном  и возвышенном виде. Безусловно, это помогало грекам через богов  лучше понять себя, осмыслить собственные  намерения и поступки, достойным  образом оценить свои силы. Так, герой “Одиссеи”, преследуемый яростью могущественного бога морей Посейдона, цепляется из последних сил за спасительные скалы, проявляя мужество и волю, которые он способен противопоставить разбушевавшимся по воле богов стихиям, чтобы выйти победителем.
     Древние греки непосредственно воспринимали все жизненные перипетии, и поэтому  и герои их сказаний проявляют  ту же непосредственность в разочарованиях и радостях. Они простодушны, благородны и одновременно жестоки к врагам. Это - отражение реальной жизни и  реальных человеческих характеров древних  времен. Жизнь богов и героев насыщена подвигами, победами и страданиями. Горюет Афродита, потерявшая горячо любимого прекрасного Адониса; мучается Деметра, у которой мрачный Аид похитил  любимую дочь Персефону. Бесконечны и непереносимы страдания титана Прометея, прикованного к вершине  скалы и терзаемого орлом Зевса  за то, что он похитил божественный огонь с Олимпа для людей. Окаменевает  от горя Ниоба, у которой погибли  все ее дети, сраженные стрелами Аполлона и Артемиды. Погибает герой  троянской войны Агамемнон, предательски убитый своей женой сразу же после  возвращения из похода. Величайший герой Греции - Геракл, избавивший людей  от многих чудовищ, кончил свою жизнь  на костре в страшных страданиях. Многострадальный царь Эдип в отчаянии от совершенных  им по неведению преступлений, выколов  себе глаза, скитается со своей дочерью  Антигоной по греческой земле, нигде  не находя себе покоя. Очень часто  эти несчастные несут кару за некогда  совершенные их предками злодеяния. И хотя все это заранее предопределено, они сами себя наказывают за содеянное ими, не ожидая кары богов. Чувство ответственности перед самим собой за свои поступки, чувство долга по отношению к близким и к родине, характерные для греческих мифов, получили дальнейшее развитие в древнеримских легендах.
     Но  если мифология греков поражает своей  красочностью, разнообразием, богатством художественного вымысла, то римская  религия бедна легендами. Религиозные представления римлян, которые, по существу, являли собой смесь различных италийских племен, сложившихся путем завоевания и союзных договоров, содержали в своей основе те же исходные данные, что и у греков, - страх перед непонятными явлениями природы, стихийными бедствиями и преклонение перед производящими силами земли (италийские земледельцы почитали небо, как источник света и тепла, и землю, как подательницу всех благ и символ плодородия).
     Для древнего римлянина существовало еще  одно божество - семейный и государственный  очаг, центр домашней и общественной жизни. Римляне даже не потрудились  сочинить какие-либо интересные истории  о своих богах - у каждого из них была только определенная сфера  деятельности, но, по существу, эти все  божества были безлики. Молящийся приносил им жертвы, боги должны были оказать  ему ту милость, на которую он рассчитывал. Для простого смертного не могло  быть и речи об общении с божеством. Исключением были лишь дочь царя Нумитора, Рея Сильвия, основатель Рима Ромул и царь Нума Помпилий. Обычно италийские боги проявляли свою волю полетом птиц, ударами молнии, таинственными голосами, исходящими из глубины священной рощи, из темноты храма или пещеры. И молящийся римлянин в отличие от грека, свободно созерцавшего статую божества, стоял, накрыв голову частью плаща. Делал это он не только для того, чтобы сосредоточиться на молитве, но и для того, чтобы ненароком не увидеть призываемого им бога. Умоляя бога по всем правилам о милости, прося его о снисхождении и желая, чтобы бог внял его мольбам, римлянин ужаснулся бы, внезапно встретив взором это божество. Недаром говорил римский поэт Овидий в своих стихах: “Спаси нас от лицезрения Дриад или купающейся Дианы, или Фавна, когда он среди дня прохаживается по полям”. Римские земледельцы, возвращаясь вечером с работы домой, страшно боялись встретить кого-либо из лесных или полевых божеств.
     Поклонение  многочисленным богам, руководящим  почти что каждым шагом римлянина, состояло главным образом в строго предписанных обычаями жертвоприношениях, молениях и в суровых очистительных обрядах. В римской религии соединились боги всех племен, которые вошли в состав Римского государства, но до более тесных контактов с греческими городами у римлян и представления не было о той насыщенной яркими и полнокровными образами мифологии, которую имели греки. Ни о каком свободном общении с богами для римлянина не могло быть и речи. Их можно было только почитать, соблюдать в точности все обряды и просить о чем-либо. Если бог не откликался на просьбу, то римлянин обращался к другому, поскольку их было великое множество, связанных с различными моментами его жизни и деятельности. Иногда это были просто “одноразовые” божества, к которым призывали один раз за всю жизнь.
Так, например, к богине Нундине обращались только на девятый день рождения младенца. Она напоминала, что ребенок, очистившись, получает имя и амулет от дурного глаза. Божества, связанные с получением пищи, были также чрезвычайно многочисленны: боги и богини, питающие посеянное в землю зерно, опекающие первые ростки; богини, способствующие созреванию, уничтожавшие сорняки; боги жатвы, молотьбы и помола зерна. Для того чтобы римский земледелец мог должным образом разобраться во всем этом, в Римском государстве были составлены так называемые Индигитамента - списки официально утвержденных молитвенных формул, содержащие имена тех богов, которых следовало призывать при всяких событиях человеческой жизни. Эти списки были составлены римскими жрецами до проникновения греческой мифологии в строгую и абстрактную религию римлян и потому интересны. Они дают картину чисто италийских верований.
     По  словам римского писателя Марка Порция Варрона (1 в. до н.э.) , Рим в течение 170 лет обходился без статуй богов, а древняя богиня Веста, и после воздвижения статуй в храмах богов, “не позволяла” ставить статую в ее святилище, а олицетворялась лишь священным огнем. По мере того, как значение и власть Римского государства возрастали, в Рим “двинулось” множество чужеземных божеств, которые довольно легко приживались в этом огромном городе. Римляне считали, что, переселив богов завоеванных ими народов к себе и воздав им должные почести, Рим избежит их гнева. Но и привлекши к себе греческим пантеон, идентифицировав своих богов (Юпитера, Юнону, Марса, Минерву, Диану) с главными божествами греков или дав Гермесу имя Меркурия, сблизив Посейдона с Нептуном (этрусский бог моря Нептун) и просто заимствовав бога - покровителя искусств Аполлона, римляне не смогли отказаться от своих религиозных абстракций. Среди их святилищ были храмы Верности, Бледности, Страха, Юности.
Совершенно  особую роль в римской религии  сыграли этруски - удивительный и  загадочный народ, чья письменность до сих пор не расшифрована, чьи  памятники представляют совершенно особый мир, до сих пор не разгаданный  учеными. В религии этрусков огромное место отводилось магическим обрядам, гаданиям и толкованиям различных  знамений, ниспосылаемых богами. Согласно рассказу римского оратора и писателя Марка Туллия Цицерона, у этрусков существовала следующая легенда. Как-то раз землепашец на поле возле города Тарквиний провел плугом очень глубокую борозду. Оттуда внезапно вылез забавный маленький божок по имени Тагес с детским лицом и туловищем, но с седой бородой и мудрый, как старец, и обратился к пахарю с речью. Тот в испуге поднял крик. Сбежались люди, которым Тагес разъяснил, как следует по внутренностям жертвенного животного предсказывать будущее. Кроме Тагеса, искусству прорицания их научила нимфа Вегоя. Она объяснила, как толковать удары молний. И вожди велели записать речи Тагеса и нимфы Вегои в священные книги.
В следующих  книгах были приведены советы по управлению государством, постройке городов  и храмов. Эти книги перевели на латинский язык еще при царе Тарквинии  Древнем. Но и они, как и сочинение  римского императора Клавдия по истории этрусков, не дошли до нашего времени. Поскольку этрусское миросозерцание с его чрезвычайным увлечением вопросами загробной жизни было совершенно чуждо римлянам с их формальным и расчетливым подходом к религиозным вопросам, то они заимствовали у этрусков лишь науку о предсказаниях, гаданиях и знамениях как наиболее практическую и имеющую прикладное значение, часть их религиозных представлений. Эту науку этрусских жрецов - гаруспиков (гадателям по внутренностям жертвенных животных, в особенности по печени) римляне ввели в свои религиозные церемонии. Но в особо важных случаях в Рим приглашались этрусские специалисты.
     Рим, восприняв греческую мифологию  и превратив ее в греко-римскую, оказал человечеству огромную услугу. Дело в том, что большинство гениальных произведений греческих скульпторов  дошло до нашего времени лишь в  римских копиях, за редким исключением. И если сейчас наши современники могут  судить о замечательном изобразительном  искусстве греков, но за это они  должны быть благодарны римлянам. Равно как и за то, что римский поэт Публий Овидий Назон в своей поэме “Метаморфозы” сохранил для нас все прихотливые и причудливые и в то же время такие трогательные в своей непосредственности творения светлого греческого гения - народа, в искусстве которого “нашла выражение во всем своем обаянии и безыскуственной правде прелесть человеческого детства”.
     В период архаики формируются греческие  города-государства, развивается научное  мышление, поэзия, литература, зарождаются  философия и театр, греческое  искусство вступает на путь своего первого расцвета.
     В этот период происходит сложение системы  архитектурных ордеров, которая  легла в основу всей античной архитектуры. Еще в глубокой древности был  создан тип здания, воплотившего в  дальнейшем мир идей и чувств свободных граждан города-государства. Храм, посвященный богам или обожествленным героям, - центр важнейших событий общественной жизни, хранилище общественной казны и художественных сокровищ, - воплощал идею единства, величие города-государства.
     Греки считали храм жилищем божества и  первоначально уподобляли его главному помещению царского дворца - мегарону. Простейшим и древнейшим типом каменного  архаического храма был так называемый "храм в антах", состоявший из небольшого помещения - наоса, открытого на восток, имевший двускатную кровлю покрытую керамической или мраморной черепицей. На его фасаде между антами, т.е. выступами боковых стен, были помещены две колонны. Он использовался лишь для небольших сооружений (например, сокровищниц в Дельфах) . Более совершенным типом храма был простиль, на переднем фасаде которого размещены четыре колонны.
     В амфипростиле колоннада украшала как передний, так и задний фасад, где был вход в сокровищницу. Классическим типом греческого храма стал периптер ("оперенный") - храм, имевший прямоугольную форму в плане и окруженный со всех четырех сторон колоннадой. Его художественный строй получил торжественную строгую простоту и законченность. Основные элементы храма органически связаны с конструкцией здания. В результате длительной эволюции в Древней Греции сложилась ясная и цельная архитектурная система, которая позднее, у римлян, получила название ордера, что означает порядок, строй.
     Выразительность ордера основана на пропорциональности, строгом математическом расчете  и гармоническом соотношении  частей, образующих единое целое. В эпоху архаики греческий ордер сложился в двух вариантах - дорическом и ионическом, что соответствовало двум местным направлениям в искусстве. Дорический ордер был связан с областями материковой Греции, ионический - с культурой островной и малоазийской Греции.
     Дорический  ордер, по мнению греков, воплощал идею мужественности, гармонию силу и строгости. Ионический ордер был легок, строен и наряден. Не случайно иногда в дорическом ордере колонны заменялись или дополнялись  мужскими фигурами (атлантами) , в ионическом ордере - женскими (кариатидами).
Храму Аполлона в Коринфе (середина 6 в. до н.э.) присуща строгая соразмерность  частей. Ионические храмы этого времени (храм Артемиды в Эфесе) были роскошнее  по отделке, больше по размерам.
     Как дорические, так и ионические храмы в период архаики строившиеся часто из известняка, раскрашивались в основном красной и синей красками. Раскраска треугольного поля фронтона, фона метоп, триглифов, а также скульптуры придавала храму более праздничный вид, подчеркивая архитектонику его частей.
Вплоть  до середины 6 века до н.э. создавались  статуи богов, мало расчлененные, строго фронтальные, словно застывшие в  торжественном покое. Таковы статуи "Артемида" с острова Делос (Афины, Национальный музей) и "Гера" с острова Самос (Париж, Лувр) , еще напоминающие "ксоаны" гомеровской эпохи.
     Высшие  достижения архаической скульптуры относятся к разработке образа человека в статуях героев, а позже воинов - куросов. Совершенство человека раскрывалось через целомудренное изображение здоровой наготы, прославляющей природное начало. Статуи куросов служили надгробиями, ставились в честь победителей состязаний.
     Выдвижение  в качестве героя наряду с богами также и человека - атлета и воина - свидетельствовало об общественно-воспитательном значении скульптуры.
К середине 6 века до н.э. в статуях куросов точнее вырисовывается строение тела, моделировка форм, лицо оживляется улыбкой. Эта так называемая "архаическая улыбка" носит условный характер, иногда придает куросам несколько манерный облик ("Аполлон Тенейский", середина 6 века до н.э., Мюнхен, Глиптотека).
     Стремление  к передаче человеческого тела в  движении проявляется в статуе богини победы Ники с острова Делос (Афины, Национальный музей) , выполненной мастером Арнхермом. Со второй половины 6 века до н.э. в скульптуре начали более последовательно выступать реалистические представления об образе человека.
Крупным экономическим центром становятся Афины, главный город Аттики. Произведения аттической школы отмечены тонким чувством пластики и высокой человечности. Одним из достижений архаического искусства  были найденные на Акрополе статуи девушек (кор) в нарядных одеждах. Их стройные фигуры правильны по пропорциям, нежные лица оживлены ясными, чуть удивленными улыбками. Тщательно сделанные складки одежды и пряди волос словно струятся в плавном и разнообразном ритме ("Девушка в пеплосе", 540-530 гг. до н.э., Афины, Музей Акрополя).
В греческих  полисах, за исключением городов, где  правили тираны, искусство не использовалось в пропагандистских целях. Символом греческого города-государства был  храм, а не царский дворец.
     Могущественные  греческие боги наделялись чисто  человеческими слабостями, что определило их особое место в истории религии: как и люди, они вздорны, завистливы, жадны, вспыльчивы и даже не слишком  честны. Это не удивительно в контексте  культуры, придававшей такое значение индивидуальной свободе.
Прямые  и непосредственные контакты между  человеком и богом, характерные  для греческой мифологии, не встречаются  ни в одной другой религии. Поэтому  греческий храм в большинстве  случаев не имел массивного и монументального  входа: все здание окружала колоннада. В центре, образованном колоннами, стояла статуя бога, которому посвящался храм, религиозные церемонии происходили  не в храме, а на площади перед  ним. Скульптура украшала два фронтона и метопы фриза.
     Храм  Зевса в Олимпии был построен около 460 г. до н.э. Усиление реалистических тенденций в его пластике указывало  на возросший интерес к человеку. Это особенно заметно в статуе Аполлона на западном фронтоне. Индивидуализированные  и более живые черты лица, по сравнению с лицами куросов, свидетельствуют о значительных изменениях, происшедших за это время. Метопы украшены сценами на сюжет подвигов Геракла. В них видно все то же стремление к реалистичности. В целом для дорийской скульптуры, как и архитектуры, характерен простой и строгий стиль.
     Интерес к человеку, отличавший философию V столетия, выразился и в греческой  скульптуре той эпохи, где несомненно внимание к формам человеческого тела. Его проработка безусловно основывается на наблюдениях за живыми моделями, хотя такие статуи, как "Возница", (ок. 460 г. до н.э., Дельфы) меньше всего походят на портретные.
Правая  рука в статуе Посейдона (или Зевса) - из национального археологического музея в Афинах - отведена назад, как у человека, который собирается метнуть копье, что свидетельствует  о внимательном и аналитичном наблюдении за натурщиком.
То же самое можно сказать о статуе Дискобола из Римского музея Терм (ок. 450 г. до н.э., римская мраморная копия греческого бронзового оригинала) . И хотя одна изображает бога, а другая спортсмена, обе они выполняют почти одинаковую функцию. В статуи атлетов фактически вкладывался тот же смысл: они символизировали высшую степень совершенства, почти идеал.
     Огромное  влияние на дальнейшее развитие скульптуры оказала статуя Дорифора, созданная Поликлетом в подтверждение его теории о пропорциях. Стремление объяснить и выразить живую природу математическими законами было очень характерно для революции в греческой мысли. После Поликлета и другие скульпторы писали трактаты о перспективе и ракурсах.
     Идеал искали в точно выверенной, почти  математической соразмерности. Идеальные  пропорции человеческого тела также  рассчитывались строго математически. Греческие термины, означающие порядок, меру, соответствие, безупречность  и орнамент, имели одну и ту же основу - космос.
У греков было прекрасно развито чувство  стиля. Они умели понимать художественные достоинства произведений искусства, как умели признавать и ценить различия политических деятелей. Таково было их восприятие. Эти особенности греческого искусства и мышления со всей полнотой отразились в сооружениях афинского Акрополя.
Обнаженный "Гермес" Праксителя изображен  в традиционной для классического  периода греческой скульптуры позе отдыхающего человека, когда вся  тяжесть тела переносится на одну ногу, в данном случае правую. Однако в новой интерпретации его  поза выглядит скорее праздно-ленивой  и расслабленной, чем непринужденной.
     На  смену прежней суровой мужественности обнаженных мужских статуй приходит откровенная чувственность. Это  впечатление усиливается благодаря  вошедшей в моду блестящей и гладкой  обработке мрамора. А появление  статуи Диониса - бога вина - еще одно неопровержимое свидетельство изменений  идеала по сравнению с идеалом  мужского образа времен первой Пелопоннесской войны.
     Тенденция к прославлению не столько силы, сколько красоты человеческого  тела нашла отражение и в женских  статуях. "Афродита Книдская" Праксителя - первая из известных обнаженных статуй богинь, которых прежде изображали только в одеждах.
Пропорции человеческого тела становятся более  изящными и стройными. Если Поликлет (ок. 450 до н.э.) утверждал, что в идеальной мужской фигуре голова должна укладываться в теле не менее 8 раз, то Лисипп предпочел для своего "Апоксиомена" (юноши, который счищает с себя скребком песок арены) соотношение 1 к 10, создав гораздо более изящный и грациозный образ юного мужчины, почти мальчика.
     В первой половине IV в до н.э. многие афиняне  сурово осуждали интеллектуальную и  культурную атмосферу в их городе, расценив ее как глубоко испорченную. Среди непримиримых критиков был  и философ Платон (427-348), ратовавший за твердые нравственные принципы, царившие прежде в Афинах.
Эстетическое  учение Платона имеет непреходящее значение. Он установил взаимную связь  стилистических изменений в греческом  искусстве после 400 г. до н.э. с глубокими переменами в афинском обществе. Платон одним из первых стал изучать искусство, а шире - культуру в контексте времени.
     Его критика современных нравов в  сочетании с идеализацией культуры прошлого свидетельствовала о глубоком неприятии происшедших перемен. Но были и прямо противоположные  взгляды.
     Духовная  и культурная жизнь Афин произвела  огромное впечатление на Филиппа  Македонского, и он пригласил наставником  к своему сыну Александру греческого философа Аристотеля. Аристотель был  учеником Платона, родом из Фракии - южной области Македонского царства.
     В отличие от Платона, размышлявшего  об идеальном мире, Аристотель больше интересовался реальным миром с  его причинно-следственными связями. Он понял, что ради нужного эффекта  можно вносить изменения в  стиль - идея, имевшая важные последствия  для искусства в империи Александра Македонского.
Александра  нельзя было определитъ иначе, как Великий. Он правил менее 13 лет (336-323 до н.э.) , но его харизматический дар, его полководческие данные создали империю, перекроившую карту мира.
     Аристотель  привил ему уважение к грекам как  к себе равным, а к варварам - как  к рабам. Безоговорочно поверив  в превосходство греков, Александр  насаждал по всей империи греческую  культуру, а управление провинциями  и колониями доверил своим  военачальникам. После его смерти империя распалась на три огромных царства, которыми правили потомки  бывших управляющих.
     Имперская власть порождает роскошь и чванство. Новые города - среди них Пергам, Антиохия и Александрия оспаривают у Афин пальму первенства. Завоевание персидской империи и Египта привили Александру и его преемникам вкус к роскоши. Роскошь и помпезностъ становятся отличительными признаками искусства, призванного наглядно утверждать превосходство эллинской культуры.
     В эпоху эллинизма в империи  строились новые города, соперничающие  друг с другом в роскоши и богатстве. В Пергаме, по примеру Афин, был  построен Акрополь.
Главный храм Пергамского Акрополя был также посвящен Афине, а в библиотеке была установлена копия статуи Афины из Парфенона. Храм и алтарь Зевса был заказан правителем Эвменом II. Сюжет фриза алтаря Зевса "Битва богов с гигантами" тематически повторяет скульптурные рельефы Парфенона. Однако художественное решение иное. Необычайно крупные для античности масштабы фигур, выполненных в горельефе, рассчитаны на восприятие издали, с земли - в отличие от рельефов Парфенона, почти скрытых от глаз посетителей, предназначавшимся, скорее богам, обеспечившим победу афинянам. Пергамские сцены, напротив, изображали деяния отца Эвмена Аттала I, и воспевали божественную природу царя. Скульптор придал событию драматизм и создал у зрителей ощущение реальности изображения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.