На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


сочинение "Феноменология Духа" Гегеля

Информация:

Тип работы: сочинение. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Феноменология духа, или наука об опыте сознания, — это наука, систематически исследующая  истину явлений духа, определяющая связь между ними и философией и тем самым место философии  в системе духовной деятельности. Феноменология духа рассматривает  наличный дух или культуру, говоря современным языком, как данность, но при этом подходит к духу критически, утверждает, что то, «что известно, еще не познано»(4: 16), и ставит вопрос о том, в чем состоит истина самого имеющегося в наличии знания. 
В «Феноменологии духа» сознание характеризуется в первую очередь через разделение субъекта сознания, Я и предмета сознания и их взаимную связь в этом отношении. Иначе эти два момента сознания определяются Гегелем как моменты для-себя и в-себе. Знание, которое предполагает дать наука феноменологии духа, есть вторичное знание о знании, и поэтому она с необходимостью занимает особую позицию в ходе исследования, более сложную, чем обыкновенное знание. «Наше обычное знание представляет себе лишь предмет, который оно знает, но в то же время не представляет себе себя, то есть самого знания. Целое же, которое налицо в знании, это не только предмет, но и Я, которое знает, а также взаимоотношение между мной и предметом — сознание» (3: 2, 79). 
Ограниченность обычного представления сознания о себе заключается в безоговорочном утверждении этой абсолютной противоположности сознания и предмета. Даже критическое, трансцендентальное исследование не отказалось от этого убеждения полностью и, как следствие, ограничилось признанием формального отношения мышления к познанию действительности. Подлинная философия, которая, по Гегелю, «содержит в себе мысль, поскольку мысль есть также и вещь сама по себе или содержит вещь саму по себе, поскольку вещь есть также и чистая мысль» (2: 1, 103), и где «в себе и для себя сущее есть сознательное понятие, а понятие как таковое есть в себе и для себя сущее» (2: 1, 103), должна преодолеть это убеждение. 
Сама постановка феноменологического вопроса об истине знания уже ориентирует мышление в этом направлении, поскольку с позиции феноменолога, или позиции для-нас, как говорит
Гегель, стороны сознания: предмет и знание, в-себе и для-себя — оказываются в равном отношении к нам и по этой причине как бы меняются местами: предмет для нас в равной мере становится знанием, а знание для нас — предметом. Точно так же меняется и наше представление о критерии истины: для нас равным образом этот критерий можно определить как соответствие знания или понятия предмету, так же как соответствие предмета понятию. В этой двусмысленности раскрывается вся непростота феноменологического вопроса, ибо ясно видно, что он спрашивает не просто о другом знании, дополняющем или отменяющем первое, наличное знание, он одновременно спрашивает о другой истине или о других знании и истине, неизвестных обыкновенному сознанию. 
Противоположность моментов сознания при постановке феноменологического вопроса не отменяется, но удваивается. И это удвоенное отрицание, или отрицание отрицания, заставляет обыкновенное сознание мириться с противоречием внутри себя между единством и раздвоенностью вопреки собственной логике. Здесь мы встречаемся с той ситуацией, когда противоречие входит в сознание и удерживается в нем, не разрушая его истины, а лишь внося новые, дополнительные задачи в исследование. Впоследствии в своей философии
Гегель будет неоднократно выступать против ограниченности правил рассудочного мышления, выраженных в законах формальной логики и не применимых в области философского мышления.
Феноменология духа. Гегель до этой работы воспринимался  как тень Шеллинга. Стал известен благодаря  этой книге как философ на голову выше Шеллинга. Дальше идеи разрабатывал в «Энциклопедии философских наук». Некоторые идеи разработал достаточно полно в «Феноменологии духа».
   
Три части этой работы (триада):
1) Сознание.
2) Самосознание.
3) Без заглавия.
   
Обоснование идеализма  в понимании природы. Анализ обыденного сознания. На уровне обыденного сознания господствует материалистическая уверенность, что природа существует независимо от духа. Усматривает предпосылки преодоления материалистического понимания природы. В общем сознании есть чрезвычайно абстрактные понятия, как «Это», «Здесь», «теперь». Что это означает? Обыденное сознание отвлекается от единичной специфики индивидуальных вещей и использует на неопределенно-абстрактном уровне всеобщие определения и тем самым демонстрирует, что обыденное сознание само в вещах природы усматривает некоторое духовное содержание, которое схватывается только абстракциями. Затем - естественнонаучное, теоретическое знание. Оценивает переход от эмпирии к теории, делает утверждение о существовании сил природы. Эти положения теоретического естествознания демонстрируют наличие духовной сущности природы, поскольку она постигается в абстракциях и она разумна. Вся действительность духовно-разумна. Имеется в виду не человеческий разум, а некоторое мышление, составляющее единство субъективного и объективного в Абсолюте.
Гегель подчеркивает практический характер отношения людей  к действительности. Здесь - самосознание человека, а не Абсолюта. Первое проявление человеческого самосознания - отношение  человека к природному предметному  миру. Основная форма проявления этого  отношения - труд. Начало труда Гегель связывает со стремлением человека как индивида обеспечить свое господство над внешним миром, порабощение другого человека. Стремление поработить других - это стремление утвердить самостоятельность своего-для-себя-бытия. Порабощение человека человеком - результат борьбы между людьми. Если человек предпочитает сохранить жизнь, он становится рабом. Другой идет на все и становится, если повезет, господином. Возникает рабство. Отношение господина к вещам опосредуется через раба. Раб непосредственно соотносится с вещным миром. Раб оформляет в процессе труда вещи, приспосабливая их к потребностям господина, и формирует себя в качестве самосознающего. Раб начинает господствовать над природными объектами. Раб самопорождает себя в качестве субъекта практической деятельности, обретает самостоятельность. Господин зависит от раба. Раб развился в результате труда. В итоге «господство показало, что оно противоположно тому, чем оно хочет быть». Раб становится господином, господин - рабом своей ситуации. Продуктами приобретения рабом самостоятельности являются стоицизм, скептицизм и христианство. Это первый этап становления самосознания, через труд раб становится субъектом деятельности, эта ситуация отражается в философских и религиозных учениях.
В начале 19 века революционная практика не оправдывает  больше никаких проявлений духа и  никакие революции невозможны.

"феноменология  Духа" Гегеля

К концу йенского периода Гегель склоняется к тому, что в основу философии в качестве ее предпосылки должна быть положена феноменологическая модель. Это происходит уже после отъезда Шеллинга из Йены, когда Гегель пытается выработать свой оригинальный взгляд на философию. «Феноменология духа» — вершина философии йенского периода. О ней написано очень много работ. В кратком резюме о «Феноменологии духа» можно сказать следующее. Работа делится на три главных раздела: сознание, самосознание, абсолютный субъект. Что же касается раздела "сознание", то здесь речь идет о как будто традиционных сюжетах: о чувственной достоверности, мнении, восприятии, рассудке. "Самосознание" — тоже довольно традиционная тема. "Абсолютный субъект", где речь идет о достоверностях и истине разума, где героем становится именно разум, — тоже раздел на первый взгляд более или менее традиционный для тогдашней философии. Понятия духа, истинного духа, нравственности, религии, абсолютного знания также присутствуют в «Феноменологии духа». Гегель пытается создать произведение, основанное на понятии являющегося духа. Это было понятие, в какой-то мере новое для тогдашней философии. Ведь Гегель уже принял идею системы. Он понял, что система должна составиться из разветвленной целостности философских проблем и соответственно философских дисциплин. Но вот подвести к этому построению системы, например подвести к логике, нужно с помощью какой-то другой дисциплины, которая как бы вырвет человека, живущего обыденной жизнью и не настроенного на волну науки, из этой стихии обыденности и подведет его через ряд промежуточных этапов к идее науки. Гегель исходит из того, что история уже проделала с человечеством подобную работу. Когда-то развитие человеческого познания протекало так, что человечество постепенно выработало для себя принцип науки и научности, создало науку. И вот пройти через "станции", какие были оставлены духом в истории человечества, но пройти через них как бы на быстром ходу, в ускоренном развитии, — такую задачу и ставит перед собой Гегель в «Феноменологии духа». Нужно подвести и индивидуального субъекта, и систему философии к понятию науки. Но провести их придется через ряд других проявлений или явлений человеческого духа, через разные формы человеческого знания. Другая задача состоит в следующем. Гегель продолжает развивать хорошо известное немецкой классической философии, но, как представляется, по-новому понимаемое понятие субъекта и субъективности. С одной стороны, идеалист Гегель исходит из того, что дух образует основу мира. У Гегеля и у Шеллинга к этому времени уже был развит принцип тождества бытия и мышления, принцип субстанциональности духа, т.е. один из основных принципов идеалистической и, в частности, объективно-идеалистической философии. Но Гегель полагает, что нельзя ограничиться чистой простотой этого принципа. В связи с чем в предисловии к «Феноменологии духа» он делает ряд критических замечаний в адрес Шеллинга и шеллингианцев. Правда, замечания были аккуратные и замаскированные, но Шеллинг, узнав себя и своих последователей в этом изображении Гегеля, на всю жизнь обиделся. Тогда и закончилась эта ранее столь плодотворная дружба. Шеллинг, скорее всего, не простил Гегелю стремления идти своим путем. Путь же Гегеля состоит теперь в том, чтобы наука была изложена как система. Основоположение должно быть развито, развернуто, или, как говорит Гегель, истинное надо выразить "не как субстанцию только, но равным образом и как субъект, ...то, что истинное действительно только как система, или то, что субстанция по существу есть субъект, выражено в представлении, которое провозглашает абсолютное духа — самое возвышенное понятие и притом понятие, которое принадлежит времени и его религии". Поразмыслив над сложным сплавом идей и подходов «Феноменологии духа». Работа открывается такими понятиями, как чувственная достоверность, восприятие, рассудок. На эти три формы и делится первый раздел гегелевской феноменологии духа, а именно, раздел о сознании. Затем от анализа сознания Гегель переходит к самосознанию. Самосознание же и есть исследование рассудка. Затем на сцену выступит разум, который будет рассматриваться Гегелем в разделе "абсолютный субъект". Таким образом, членения очень напоминают категории предшествующей философии. И в какой-то степени «Феноменология духа» является критическим анализом предшествующей философии. Так, в первом разделе, где речь идет о сознании, Гегель рассматривает формы сознания, которые связаны с осознанием вещи, с чувственной достоверностью. Этот анализ частично напоминает гносеологическое исследование предшествующей и современной Гегелю философии. Но более существенным и специфическим оказывается второй, собственно феноменологический слой. Здесь перед нами, как на сцене, выступают различные формы философских осознании, философских рефлексий, которые настаивают на первичной роли чувственной достоверности в познании, на абсолютном характере этой чувственной достоверности, и философские учения, которые эти тезисы оспаривают. Учения о восприятии представлены таким же образом. Но исключительно важно понять, что изложение подчинено понятию являющегося духа, или феномена. Парадокс в том, что само слово "феномен" Гегель в этом произведении не употребляет, за исключением его названия. Гораздо чаще употребляются понятия Erscheinung, явление, и являющееся знание. И еще одно слово — Gestalt, которое в русском переводе традиционно передается словом "формообразование". Трудно понять, что же значит "формообразование". Но ведь в оригинале стоит слово "гештальт", интуитивно более ясное современному человеку, в том числе и российскому читателю, без перевода. Правда, значение слова "гештальт" нам нужно еще осмыслить в контексте феноменологии духа. «Феноменология духа» предстает не просто как гносеологическое произведение или рассказ о формах являющегося сознания: это не просто теория познания и сознания. Гегель исходит из того, что любая форма являющегося сознания как бы вступает на живую, движущуюся, но постоянно сохраняющуюся сцену взаимодействия индивидов в истории. Человек может каким-то образом переживать свое отношение к форме чувственной достоверности, но это переживание не есть просто и только его индивидуальное переживание, возникающее и тут же исчезающее. Оно как бы выступает на сцену форм являющегося духа. Это особенно очевидно в других разделах «Феноменологии духа», например, посвященных самосознанию. Здесь Гегель анализирует диалектику господского и рабского сознания, рассматривает так называемое несчастное сознание, не скрывая связи форм являющегося знания и сознания с некоторыми легкоузнаваемыми историческими прототипами, например теми, которые выступили в период Французской революции. Одна из главок «Феноменологии духа», которая называется «Свобода и ужас», посвящена анализу таких выступающих на сцене духа форм сознания, которые связаны с пониманием свободы как ничем не ограниченной. Результат этой свободы — абсолютный ужас. Здесь, по-видимому, речь идет о терроре, сопутствующем Французской революции (и всякой иной революции). Что касается диалектики господского и рабского сознания, то это — одна из самых блестящих глав «Феноменологии духа». Она связана как раз с дальнейшим развитием той категории, которая относится к более ранним годам йенского периода — к работам о системе нравственности и реальной философии. Это упоминавшаяся ранее категория признания. Анализируется диалектика господского и рабского сознания. Что заставляет раба именно рабски подчиняться и трудиться? Гегель показывает, что в основе отношения господства и рабства лежит особый тип сознания, когда, с одной стороны, раб признает в господине именно господина, т.е. существо, которое вправе распоряжаться его волей, его судьбой, им как человеческим существом. С другой стороны, господское сознание тоже признает свою зависимость от раба, от труда раба, от его покорности и т.д. Что касается других разделов «Феноменологии духа», то здесь читателя ожидает богатая портретная галерея "гештальтов": речь идет о просвещении и добродетели, нравственности сознания, мудрости, религии и т.д. Все они "портретируются" Гегелем, и тем самым ставится множество проблем , которые связаны с совершенно необычным прояснением понятий рассудка, разума, Духа. йенский период гегелевского развития подошел к концу. Когда во Франции появились наполеоновские войска, Гегель судорожно дописывал «Феноменологию духа». Последние страницы были созданы в ночь битвы под Йеной. Подгоняемый французским нашествием, философ покинул Йену. О следующих двух периодах придется сказать очень коротко. Бамбергский период — это март 1807 - ноябрь 1808 гг. Благодаря своим друзьям Гегель оказывается в Баварии и начинает редактировать «Бамбергскую газету». Тут он впервые включается в политическую деятельность. Она не приносит ему ни славы, ни признания. В конце концов газета по придирке цензора была закрыта. И Гегель вынужден искать себе место. Давний друг и покровитель философа Нитхамер приглашает Гегеля к участию в задуманной реформе системы немецкого образования.
НАУКА ЛОГИКИ
Наиболее важной трудом  Гегеля являются его «Наука логики». Логикой для Гегеля является совершенно отличное от того, что мы обычно называем логикой. Его взгляд состоит в том, что любой обыкновенный предикат, если он берется как характеристика реального целого, обнаруживает самопротеречивость.
В данном реферате не предоставляется возможности  рассмотреть не только теории Гегеля, но хотя бы саму логику в его понятии. Поэтому в данном реферате я затрону  только вершину айсберга, а именно общее деление логики в представлении Гегеля.
Как уже было сказано, Гегель под логикой понимал  не то, что все обычные люди. Гегель говорил «Система логики — это  царство теней, мир простых сущностей, освобожденных от всякой чувственной  конкретности. Изучение этой науки, длительное пребывание и работа в этом царстве теней есть абсолютная культура и дисциплина сознания».[1]
О делении этого  «царства теней» и пойдет речь в  данном реферате.
        Троичная структура  логики
Сам Гегель говорит  о делении логики следующее: «…общее деление может быть здесь лишь предварительным, может быть указано как будто лишь постольку, поскольку автор уже знаком с этой наукой и потому в состоянии здесь заранее указать исторически, к каким основным различиям определит себя понятие в своем развитии.»[1]
Внутренняя организация  «Науки логики» выражается в следующем  положении : « Логика… хотя и распадается  вообще на объективную и субъективную логику, все же имеет, точнее, следующие  три части:
I Логику бытия,
II Логику сущности  и
III. Логику понятия » [1]
Тут  дано  членение логики на три части – учении о бытии, сущности и понятии, которые появились в 1812, 1813 и 1816 годах.
Эта троичная структура  обнаруживается в линейности всего  произведения.[3]
«Сущность, - пишет  Гегель, - находится между бытием и понятием и составляет их середину, а ее движение – переход из бытия в понятие» [1] С такой точки зрения закон увязывания частей воедино – это закон перехода от одной части к другой. Но это такой переход, который грозит оставит каждую из частей в ее относительной внешней самостоятельности: в качестве «первого отрицания бытия» сущность стоит сначала рядом с бытием; сущность должна положить самое себя в-себе и для-себя[3] : «Так она сообщает себе свое наличное бытие, равное ее в-себе-бытию, и становится понятием»[1]
Из этого П.-Ж. Лабарьер[1] (Франция) [3] делает два вывода. Первый: три этапа «Науки логики» – иллюстрация трех моментов, которые относятся к схеме рефлексии (от лат. Reflexio – обращение назад, процесс осмысления чего-либо при помощи изучения и сравнения). Сфере бытия соответствует полагающая рефлексия, сущности – внешняя, а понятию – определяющая рефлексия. Существенно принять во внимание, что это указывает на основополагающий характер данной схемы по отношению ко всей «науке логики». Второй вывод: подобно тому как определяющая рефлексия образует единство рефлексии полагающей и внешней, так и понятие есть единство бытия и сущности. Вот тут-то и совершается первое нарушение линейной связи. Становится ясным, что на протяжении всего сочинения и во всех его частях речь идет о понятии: в первой – о понятии в-себе, в разделе, посвященному сущности, - о понятии для-себя, а в разделе «Понятие» – о понятии, полностью опосредовавшем самого себя, ставшего непосредственным. В оригинале это звучит так: «…все понятие в целом должно рассматриваться, во-первых, как сущее понятие и, во-вторых, как понятие; в первом случае оно есть только понятие в себе, понятие реальности или бытия; во втором случае оно есть понятие как таковое, для себя сущее понятие (каково оно — назовем конкретные формы — в мыслящем человеке, но также, хотя и не как сознаваемое, а тем более не как понятие, которое знают, в ощущающем животном и в органической индивидуальности вообще; понятием же в себе оно бывает лишь в неорганической природе). — Согласно этому, логику следовало бы, прежде всего, делить на логику понятия как бытия и понятия как понятия, или, пользуясь обычными, хотя и самыми неопределенными, а потому и самыми многозначными выражениями, на объективную и субъективную логику. Сообразно же с лежащей в основе стихией единства понятия в самом себе и, следовательно, нераздельности его определений, последние, поскольку они различны, поскольку понятие полагается в их различии, должны также находиться, по крайней мере, в соотношении друг с другом. Отсюда получается некая сфера опосредствования, понятие как система рефлективных определений, т. е. как система бытия, переходящего во внутри-себя-бытие понятия, понятие, которое, таким образом, еще не положено, как таковое, для себя, а обременено в то же время непосредственным бытием как чем-то также внешним ему». [1]
Следующая проблема, которую я хотел бы рассмотреть  может быть определена следующим  образом: поскольку понятие в его различных формах является единственным субъектом совокупного логического процесса, то оно может и должно положить самого себя как «основание», в котором первые две части находят разрешение своих исходных противоположностей и одновременно обретают конкретную возможность нового структурного развития – последнее образует дополнение к ним. Схема, которая артикулирует все три момента, в конце концов, преодолевает линейность (Бытие – Сущность - Понятие), чтобы принять форму объединения двух первых моментов в третьем
Бытие           
                        Понятие  ,
Сущность
   
Что и заставляет нас отказаться от линейной структуры  при анализе «Науки логики» и  рассматривать первую книгу (учение о бытии и сущности в ее противоположении третьей книге (учении о понятии).[3]
      Хотя сам  Гегель говорил так об учении о сущности: «… находящееся посредине между учением о бытии и учением о понятии. — В общем делении нашего логического произведения оно помещено еще в объективной логике, поскольку, хотя сущность и есть уже внутреннее, но характер субъекта следует непременно сохранить за понятием».[1]
П.-Ж. Лабарьер делает следующие выводы:
1. Различные  части «Науки логики» соотносятся  друг с другом отнюдь не  в качестве чего-то противоположного  и гомогенного: напротив, каждая  из них, как всегда бывает  в диалектической сфере, находится в состоянии существенного для нее движения от самой себя к другой части, которую она с самого начала уже заключает в себе. Поэтому бытие и сущность суть моменты становления понятия, и субстанции, появляющаяся в конце «Объективной логики». И наоборот, понятие определяется благодаря своему объективному становлению как абсолютная идея, которая в-себе и вне-себя- самой полагает инобытие, придающее абсолютной идее природное и духовное существование.
2. Это предполагает, - говорит П.-Ж. Лабарьер, -что каждая из частей в ее внутренней организации может и должна быть поставлена в структурное отношение с логическим моментами, которые составляют другую часть. Например, он в начале раздела о сущности формально противопоставляет функции количества внутри сферы бытия и внутри сферы сущности, в умозаключении целого.
3. Эта комплексная  организация целиком подчинена  закону движения рефлексии, а  именно трех ее моментов –  полагающей, внешней и определяющей  рефлексии. 
 
Бинарная  структура логики
Когда размышляют над структурой «Науки логики», то обычно в первую очередь упоминают о тройственном делении – на бытие, сущность, понятие. Но ведь деление на два тома – первичное и основополагающее: именно оно дано в начале произведения, в разделе «Общее деление логики», и объяснено там с большой подробностью.
Хотя сам Гегель, говоря о делении логики «вообще  на объективную и субъективную», уточнил, что она имеет все  же три части (см. стр.4 данного реферата).
Деление логики на две части вытекает из того, что  внутреннее движение содержания есть именно движение понятия и что как раз понятие изначально задает внутреннее членение, в котором выражается бинарная (двойственная) структура суждения. [3]
Гегель пишет: «Итак, прежде всего, следует напомнить, что мы здесь исходим из предпосылки, что деление должно находиться в связи с понятием или, вернее, заключаться в нем самом. Понятие не неопределенно, а определенно в самом себе; деление же выражает развитом виде эту его определенность; оно есть его суждение, не суждение о каком-нибудь внешне взятом предмете, а процесс суждения, т. е. процесс определения понятия в нем же самом».[1]
Следовательно, здесь имеет место именно внутреннее разветвление понятия, его истолкование в нем самом в качестве понятия, взятого в форме суждения, - разветвление которое разъясняет бинарное структурирование всего произведения.
Подобно делению  на три части, расчленение на два  тома не дает две совершенно самостоятельные  и гомогенные целостности. Вся «Объективная логика», напротив, раскрывается как  непрерывный и последовательный переход в сферу логики субъективной.
      Только понятие  может быть эксплицитно (то  есть, определено), и по существу  помещено на уровне аутентичной  субъективности; однако уже сущность  предвосхищает из сферы субъективности  субъективное внутреннее (которое принадлежит первому разделу учения о понятии). Гегель говорит: «Учение о бытии содержит первое положение: бытие есть сущность. Второе положение сущность есть бытие – составляет содержание первого раздела учения о сущности». Так существование, которое Гегель называет «существенным бытием», полагает себя в качестве третьего звена совокупного процесса развертывания объективной логики – и в этой структуре находит предвосхищение последняя истина, истина понятия как единства бытия и сущности. Следовательно, рефлексивное движение (обозначено схемой

 
Бытие           
                            Понятие  ),
Сущность
и составляет эксплицированную структуру  объективной логики, что можно  выразить с помощью схемы:
      Бытие                   Существование,
                           Действительность
Сущность  как рефлексия                
Это целостное  рефлексивное движение равным образом  составляет структуру «Субъективной логики». Но здесь движение – поскольку оно исходит из имманентного внутреннего характера субъекта – составляет противоположность к прежнему движению: субъективность (первый раздел) переходит в новое внешнее выражение объективности (второй раздел, прежде чем найти завершение в объективной субъективности, или субъективной объективности, составляющей содержание идеи (третий раздел «Науки логики»). И здесь еще раз выступает в силу движение рефлексии, предоставляющее собой принцип, в соответствии с которым организуется весь процесс; поэтому обе части «Науки логики» одинаковы важны для понимания ее значения. Вместе взятые, они создают единый и единственный логический принцип для понимания и природной, и духовной реальности.[3]
Что бы доказать соответствие между двумя частями сочинения, - говорит П.-Ж. Лабарьер, - мне предоставляется достаточным напомнить о том, что переход к объективности в учении о понятии эксплицитно становится Гегелем в параллель структуре: «выхождение» сущности в существование. И, следовательно, их отношением завершается то, что Гегель обозначает как три формы или три определения непосредственности: «В сфере бытия она есть само бытие и наличное бытие; в сфере сущности – существование, а затем действительность и субстанциональность; в сфере же понятия, она есть теперь объективность» [1]
П.-Ж. Лабарьер утверждает, что тройная структура и бинарная – обе необходимы, чтобы осмыслить  истину логического единства реальности. В подтверждении сказанного П.-Ж. Лабарьер ссылается на последнюю  главу «Науки логики» - «Абсолютная идея», в которой Гегель дает формальный анализ диалектического движения, где П.-Ж. Лабарьер приходит к следующим заключениям:
a) Логика есть  единое;
b) Логика разделяется  на «Объективную логику» и  «Субъективную логику»;
c) Логика также выражается в троичной схеме: бытие сущность – понятие;
d) Логика …  требует восстановления ее единства  через взаимодополняемость двух  типов деления: логика именно  потому артикулируется через  троичность и бинарность, что  она как конкретное и внутреннее дифференцированное единство может быть выражена через подвижность четырех моментов, каковыми являются:
a)  Бытие;
b)  Рефлексия;
c)  Субстанция;
d)  Понятие. [3]
Это последнее  рассмотрение снова возвращает нас  к исходному пункту, который указывает  и на всеобщую проблематику гегельянства: здесь важно показать, как субстанция (единство бытия и рефлексии) поистине есть понятие, или субъект. Но данная тема не рассматривается в данном реферате и поэтому ее развитие останется за рамками данной работы.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В «Науке логики», которая была написана в эпоху  интенсивного политического и социально-экономического развития, а также в период начавшейся промышленной революции, Гегель сделал попытку создать метод, целью  которого является анализ развития. При  этом в тогдашнем естествознании, в технических дисциплинах, в теоретических разработках, приближенных к практике технико-экономической деятельности, метод развития еще не выступал в сколько-нибудь четкой форме, не был глубоко основан. Произведения Гегеля, и в их числе «Наука логики», с самого начала выполняли важнейшую задачу – сформулировать парадигму теории развития, выразить ее в обобщенной форме. И только после этого история дала примеры «движения науки» и практики, в котором все более сознательно ставились и решались проблемы развития. Философия Гегеля стояла у истоков широкого распространения диалектики как теории развития, как метод познания и действия.
«Наука логики»  – своеобразный идейный центр  развития философа. В известном смысле все сделанное им раньше служило поиску логического принципа и формированию системы логики, а написанное позже было развертыванием заключенных в ней теоретических элементов.
К числу идейных  принципов, которые обстоятельно анализировались  в нашей и зарубежной литературе, принадлежат: принцип развития, диалектической взаимосвязи философских категорий, принцип единства (тождества) бытия и мышления, принцип (метод) восхождения от абстрактного к конкретному и так далее. Скреплялись эти принципы идеей абсолюта, которую Гегель считал как бы принципом всех принципов.  В совокупность центральных идей «Науки логики», бесспорно, входит та, которая может быть названа идеей системы или – также в силу ее принципиального значения для философии Гегеля, достаточно обстоятельно разработанности – принципом системности. Л.К. Науменко считает, что гегелевская философия, в частности «Наука логики», вносит немалый вклад в разработку системного подхода.[3]
В конце 19 века, ведущие академические философы, как в Америке, так и в Великобритании были в большинстве своем гегельянцами. Так и  Карл Маркс в своей молодости был учеником Гегеля и сохранил в своей системе некоторые существенные гегельянские черты.
Даже если учение Гегеля ложно (как считают многие философы), оно еще сохраняет значение, которое не просто принадлежит истории, так как оно наилучшим образом предоставляет определенный вид философии, которая у других менее согласована и менее всеобъемлюща.[2]
2. «Наука логики»  Гегеля и её  основные идеи
Логическое учение излагается Гегелем в «Науке логики» (так называемая «Большая логика»), первой части «Энциклопедии философских наук» (так называемая «Малая логика») и популярно в «Философской пропедевтике» (лекционный курс Гегеля, который он читал для гимназистов в Нюрнберге). «В обычной энциклопедии науки эмпирически, в том виде, каком они существуют…Философская же энциклопедия есть наука, раскрывающая необходимую, определённую понятием взаимосвязь и философское происхождение основных понятий и принципов наук. Наука в целом делится, по мысли Гегеля, на три части-логику, науку о природе, науку о духе - три ступени системы Гегеля упоминавшиеся выше. Логика - наука о чистом понятии и абстрактной идее; природа представляет собой внешнюю реальность идеи, её экстериоризацию, дух - снятие экстериоризации, возвращение идеи к самой себе.
Логика в системе  Гегеля занимает центральное место. И это понятно: её предметом является сама абсолютная идея как система  саморазвивающихся категорий, составляющая основу всей действительности. Согласно Гегелю, система категорий, построенная по принципу субординации, соподчинения, есть форма, в которой понятие обретает конкретность. Простой механический набор понятий не передаёт всей сложности реальных отношений, их взаимообусловленности и взаимопереходов. Задача Логики - обнаружить эту реально существующую систему отношений, лежащую в основе, как бытия, так и тождественного с ним сознания.
Система категорий  даёт возможность понять не только мир как целое, но и каждое его  наиболее общее отношение, выражаемое той или иной категорией. Но категории, не имеющие род или видовое отличие, можно осмыслить только в сопоставлении друг с другом, во взаимных переходах, т.е. в определённой системе, каждое звено которого связанно с остальными. И поскольку в этом диалектическом развитии категорий «угадывается» действительная диалектика вещей, то идеалистическая диалектика Гегеля, систематически изложенная в логическом учении в виде саморазвития понятий, приобретает глубокий рациональный смысл.
Логика Гегеля распадается на учение о бытии, учение о сущности и учение, о понятии. Изложение приобрело строгую  последовательность потому, что Гегель не только высказал идею субординации категорий, но и правильно указал на общий её принцип - движение мысли от абстрактного к конкретному, т.е. от многостороннего к многостороннему, от пустоты к полноте содержания.
Логика, таким  образом, начинается с характеристики самых абстрактных категорий бытия. Вначале предмет, если мы отвлечёмся от всех его определений, только есть, и мы знаем о нём только то, что он есть. Поэтому началом движения всех логических категорий будет чистое бытие.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.