На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Сущность социального и правового государства.

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Кафедра гуманитарных наук 
 
 
 
 
 
 
 
 

Реферат: Сущность социального и правового  государства. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнил: Студент зооинженерного
факультета  Тупилов Т.И.
Проверил: Малышенко Г.И. 
 
 
 
 
 
 
 

Омск 2011 
 
 

План: 

    Методология анализа политической системы.
    Сущность и критерии социального государства.
    Правовое государство.
    Литература.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
О методологии  анализа политической системы 

В заявлениях политических деятелей, трудах ученых и статьях  журналистов предлагаются самые различные варианты реформирования российской политической системы. Но большинство этих предложений не сопровождается необходимой аргументацией, страдает очевидной приверженностью определенным политическим и идеологическим штампам и установкам, не учитывает реальную ситуацию в стране и т.д. В связи с этим представляется оправданным определить основные подходы к выработке оптимальной модели политической системы в целом, и в том числе оптимальной модели государства, критерии оценки ее обоснованности и целесообразности. 

Во-первых, главным  из этих критериев должно стать требование научной объективности. Политическая ангажированность, упорство в отстаивании  своих партийных интересов и  идеологических догм должны уступить место сугубо научному анализу достоинств и недостатков предлагаемых вариантов. Это в одинаковой степени относится и к сторонникам возврата к старой советской модели политического устройства, и к пропагандистам либеральных политических ценностей. 

Во-вторых, и  этот критерий дополняет первый, - необходимо рассматривать все многообразие возможных вариантов. Совершенно недопустимо навязывание безальтернативности выбора под лозунгом “иного не дано”. Красноречивым примером ущербности такого подхода может служить практически полное замалчивание в период перестройки опыта чрезвычайно эффективных китайских реформ, попытки доказать невозможность его применения в российских условиях - в период господства радикал-либерального курса. Даже после официального признания на ежегодной сессии Всемирного банка и Международного валютного фонда в 1997 г. в Гонконге китайской модели экономических реформ наиболее успешной продолжается ее игнорирование, что все больше противоречит здравому смыслу и интересам страны. 

В-третьих, совершенно оправданными представляются попытки применения в России опыта государственного и политического строительства стран Запада. Однако при этом недостаточно эклектически выдергивать из этого опыта отдельные фрагменты и оставлять без внимания другие. Так, если за пример механизма разделения властей[c.46] принимается опыт США, то непременно должен приниматься и такой его элемент, являющийся важнейшим фактором обеспечения политической стабильности, как невозможность досрочного роспуска Конгресса никем и ни при каких обстоятельствах. Кроме того, целый ряд новых индустриальных государств Восточной и Юго-Восточной Азии, монархических режимов Арабского Востока, стран Латинской Америки за последние десятилетия достиг впечатляющих успехов не только в построении современной рыночной экономики, но и в решении острых социальных проблем, упрочении демократических начал своей политической жизни. Поэтому рамки анализа и учета зарубежного опыта должны быть расширены как в содержательном, так и в политико-географическом аспектах. 

В-четвертых, нельзя игнорировать тот очевидный факт, что в процессе политического развития России, в том числе в советский период, выработано много самобытных, национальных форм политических институтов и политических механизмов, показавших свою эффективность в российских условиях. Этот опыт должен быть переосмыслен применительно к современным задачам. 

В-пятых, для  эффективного политического строительства  и управления политическими процессами необходимо отказаться как от односторонней, чрезмерно идеологизированной ориентации на западные политические стандарты, так и от преувеличения уникальности, исключительности российской специфики. Наиболее плодотворным представляется путь поиска оптимального сочетания политического опыта зарубежных стран с историческим опытом и специфическими условиями политической жизни России. Еще в начале ХХ века русскими философами не революционного направления выдвигалась идея синтеза либерализма и консерватизма (П.Б. Струве), духовных начал славянофильства с культурными и социально-политическими ценностями Запада (Н. А. Бердяев, Л. П. Карсавин). Ее реализация может помочь приблизиться к выработке консенсуса по вопросам политического будущего страны. 

В-шестых, при  определении требуемых пропорций  между мировым и российским опытом, оценке тех или иных вариантов конструирования новой модели политической системы и государства в целом или их отдельных элементов главным критерием должны быть не какие-либо абстрактные задачи, например, “встраивания в мировую цивилизацию”, а национально-государственные интересы России. Такой подход как раз и будет означать реальное освоение опыта цивилизованных западных стран, и прежде всего США, для которых собственные национальные интересы являются безусловным приоритетом. 

В-седьмых, весь исторический опыт России, да и других стран свидетельствует о том, что подлинно стабильной и эффективной может быть лишь та политическая система, то государство, которые отвечают интересам большинства граждан, а не отдельных малочисленных эгоистичных групп. Следовательно, критерий такого соответствия так же должен быть одним из основных. 

Применение всего  комплекса перечисленных критериев  к мировой и отечественной  политической практике показывает, что  особое значение, особую ценность в  современных условиях приобрели  такие черты государства, которые определяют его отношения с обществом, социальными группами и отдельными гражданами. Их цивилизованный характер, уважение прав человека и национальных меньшинств, высокая правовая культура всех субъектов общественных отношений нашли воплощение в понятии правового, демократического государства.  

Однако, эти определения  не раскрывают в полной мере сущность современного высокоразвитого государства. В мировой теории и практике государственного строительства в последние десятилетия  в качестве его комплексной сущностной характеристики все больше утверждается понятие “социальное государство” (от немецкого Sozialstaat). [c.47] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Сущность  и критерии социального государства 

Процесс возникновения  и становления социального государства  имеет долгую и сложную историю. В настоящее время оно существует в трех основных проявлениях и его можно анализировать на следующих трех соответствующих уровнях: на научном - как идею и ее развитие в целом ряде концепций, на нормативном - как конституционный принцип, закрепленный в Основных законах все возрастающего числа стран, на эмпирическом - как реальную практику деятельности государственных институтов по решению социальных проблем общества и социальных групп. 

Идейная основа социального государства восходит к представлениям античных мыслителей об идеальном государственном устройстве, обеспечивающем всеобщее благо для всех граждан, его практическое формирование - отражает объективный процесс возрастания социальной роли государства в регулировании общественных отношений в индустриальном и постиндустриальном обществах. Промышленная революция и индустриализация стран Западной Европы вызвали новое резкое классовое расслоение общества, породили острый социальный антагонизм между рабочим классом и буржуазией. Леворадикальный путь разрешения этого основного противоречия капиталистического общества нашел свое воплощение в теории марксизма, в социалистической революции и практике социалистического строительства. Социал-реформистский путь - в различных концепциях постепенного совершенствования, эволюции буржуазного общественного строя, в том числе посредством создания социального государства, в практике социально-экономических и политических реформ, проводимых буржуазным государством. 

Понятие “социальное  государство” впервые было выдвинуто в середине ХIХ века знаменитым немецким государствоведом и экономистом Лоренцем фон Штейном (1815 - 1890), чья теория социального государства сложилась под влиянием философии Гегеля, французских социалистических доктрин, в результате анализа развития капитализма и классовой борьбы в Германии. Он считал, что идея государства заключается в восстановлении равенства и свободы, в поднятии низших, обездоленных классов до уровня богатых и сильных, что государство должно “осуществлять экономический и общественный прогресс всех его членов, так как развитие одного является условием и следствием развития другого и в этом смысле мы говорим об общественном или социальном государстве” (von Stein, 1876, S. 215). Социальное государство по Штейну, должно не только узаконить и охранять господствующих, но и сознательно служить интересам народа. 

Среди либеральных  ученых взгляды Штейна разделял Фридрих  Науманн. Его представления об активном вмешательстве государства в  хозяйственные и социальные отношения  стали традиционным существенным элементом раннего немецкого либерализма (см.: Gall, 1975, S. 324-356). Либералы ставили перед государством задачу не только защищать собственность и социальный порядок, но и материально и морально поднять низшие классы через широкие социальные реформы (см.: Sheehan, 1983, S. 36-43). 

Мощным толчком  для дальнейшего развития теории и практики социального государства  послужили мировой экономический  кризис 1929 - 1933 гг. и Вторая мировая  война. “Новый курс” президента Ф.Рузвельта  в США включил в себя законодательное закрепление права рабочих на коллективный договор и организацию профсоюзов, общегосударственные мероприятия по борьбе с безработицей, помощь фермерам, решительные шаги в направлении социального обеспечения, ликвидации детского труда и сокращения рабочего дня, введения пенсии по старости. Он представлял собой американский вариант интенсивного внедрения практики социального государства, предотвратил весьма вероятную социальную революцию, на многие десятилетия предопределил основные направления социальной политики американского государства. 

Особую роль в создании в западных странах  социального государства сыграл так называемый “План Бевериджа”, представленный в конце 1942 г. британскому  парламенту председателем одного из его комитетов Уильямом Бевериджем и начавший осуществляться лейбористским правительством с 1945 г. План рассматривался его автором как часть “всеохватывающей политики социального прогресса” и предусматривал новую организацию всей системы социального обеспечения через расширение социального страхования вплоть до охвата им почти всех граждан государства, а также через гарантию единого национального среднего дохода, которого хватало бы на скромное поддержание жизни. Ядром плана была тесная связь социальной политики с государственной экономической политикой, нацеленной на обеспечение полной занятости. Предусматривались создание безвозмездной, доступной всем гражданам государственной системы здравоохранения, контроль заработной платы и цен, постепенное устранение частной собственности на средства производства и другие меры. План Бевериджа был использован в социальной деятельности послевоенных правительств Бельгии, Дании и Нидерландов, при создании современной системы социального обеспечения Швеции, являющейся лучшей в Европе, послужил моделью при обсуждении вопросов социально-политического развития и в послевоенной Германии. 

После Второй мировой  войны начался качественно новый  этап в развитии социального государства - его возведение в конституционный  принцип, его интерпретация как  особого типа государства. Впервые социальное государство в качестве конституционного принципа было зафиксировано в статье 20 Конституции ФРГ 1949 года, провозгласившей Германию “демократическим и социальным федеративным государством” (Конституции государств Европейского Союза, 1997, с. 187). Согласно ст.1 Конституции Пятой республики 1958 года, “Франция является неделимой, светской, социальной, демократической Республикой” (Конституции государств Европейского Союза, 1997, с. 665). 

Значительный  научный интерес представляют подходы к трактовке сущности социального государства зарубежных исследователей. Для немецких ученых характерно прежде всего увязывание деятельности такого государства по социальной защите граждан и рыночной экономики, покоящейся на частной инициативе и приносящей средства для социальных программ (см.: Braun, 1990, S. 42). 

По мнению Х. Байера, “современное социальное государство - это централизованно управляемая  забота об обеспечении всех граждан  во всех жизненных положениях, которая  раскрывается как первейшее проявление современной демократии, при том, что социальная справедливость основывается на экономическом либерализме” (Bair, 1988, S. 9). 

Более сложные  научные схемы выстраивают испанские  специалисты по теории социального  государства. Так, например, М. А. Гарсия Эррера рассматривает его в контексте отношений между экономикой и политикой, политической властью и рынком, [c.50] когда капиталистическое развитие экономики сочетается с внедрением публичной власти в рынок и распределение богатств. При этом фундаментом, лежащим в основании социального государства, является пакт между политическими классовыми организациями с противоречивыми интересами, после заключения которого согласовываются основные документы, радикальным образом затрагивающие форму государства, экономическую структуру и условия жизни граждан. Само социальное государство, базирующееся на социальных преобразованиях и достижении материального равенства, существует только лишь пока материализуются характеризующие его социальные идеи (см.: Herrera, 1994, p. 135-137). 

Другой испанский  исследователь, М. Арагон, подчеркивает отсутствие четкого определения  того, что можно было бы назвать  социальным государством и невозможность  точной его идентификации как  конкретной политической формы, обращает внимание на такую, безусловно, присущую, по его мнению, социальному государству черту, как его “открытый характер, когда все подлежит обсуждению и нет места никакому абсолютизму - ни абсолютизму свободы, ни абсолютизму равенства. Оно ведет себя как государство, которое претендует на поддержание равновесия между свободой и равенством, причем равновесие находится в постоянном напряжении и потому является динамическим, а не статическим, восприимчивым к постоянным усовершенствованиям и интерпретациям, как это и присуще политической форме, основанной на демократическом плюрализме” Далее М. Арагон отмечает, что “конституционный принцип социального государства сам по себе не требует особых изменений состава и функционирования государственных органов и действует только как принцип, направляющий деятельность государства на уменьшение социальной несправедливости” (Aragon, 1994, p. 23-26). 

Наряду с понятием социального государства в качестве синонимов нередко употребляются  также термины “государство благосостояния” (от английского Welfare state), “государство всеобщего благосостояния”, “государство (общество) всеобщего благоденствия”, распространенные преимущественно в англоязычных странах и широко используемые в пропаганде. Однако понятие социального государства точнее и полнее отражает многогранную деятельность современного государства в сфере социально-экономических и других общественных отношений и поэтому предоставляет более широкие возможности для исследования данного феномена. 

Как показывает анализ конституционного обеспечения и реального функционирования современного социального государства, ему свойственны не только наличие соответствующего принципа в Конституции, продуманная стратегия социальной политики и весомые достижения в ее реализации, но и целый ряд других конституционных положений, раскрывающих принцип социального государства и обеспечивающих его реализацию, а также особые характеристики как социальной, так и всех иных сфер общественной жизни. 

Успешное функционирование социального государства возможно лишь на основе высокоразвитой экономики, которая должна быть эффективной, социально ориентированной, служащей интересам всех слоев общества. Примером конституционного обеспечения экономической базы социального государства может служить Конституция Испании, согласно которой “все виды богатства страны в своих различных формах, независимо от собственника, служат общим интересам” (ст.128), а по ст.131 государство наделяется правом “посредством издания закона планировать общую экономическую деятельность в целях удовлетворения коллективных потребностей, обеспечения равномерного и гармоничного развития регионов и отраслей и стимулирования роста доходов и богатств, а также наиболее справедливого их распределения” (Конституции государств Европейского Союза, с. 399). 

В экономической  политике социального государства  требуется сочетание и мер  государственного регулирования, и  поощрения конкуренции, и развития личной инициативы граждан по обеспечению  своего собственного благосостояния. [c.51] 

В политической сфере необходим консенсус главных политических сил относительно основных целей и задач развития данного общества, сложившаяся система деятельности социальных институтов. Это позволяет обеспечивать преемственность социальной политики государства в случаях демократической смены правящих партий, правительств и высших государственных должностных лиц. 

Духовная атмосфера  в социальном государстве должна характеризоваться развитым чувством гражданственности, социальной солидарности и гуманизма. 

Чрезвычайно важный аспект конституирования и деятельности социального государства, особенно в случае его федеративного устройства, представляет собой его региональное измерение. В Германии 28-я статья Конституции предопределяет, что “Конституционное устройство в землях должно соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона” (Конституции государств Европейского Союза, с. 190). 

В Испании, признающей свои территориальные единицы (муниципии, провинции и автономные сообщества) автономными образованиями, в ч.2 ст.138 Конституции устанавливается, что “Различия в статутах автономных сообществ ни в коем случае не должны давать им экономические или социальные преимущества” (Конституции государств Европейского Союза, с. 401). 

Контраст с  российской практикой заключения асимметричных  договоров Центра с отдельными регионами  по поводу их особых полномочий просто разителен. 

И, наконец, необходимо отметить еще одно обстоятельство, характеризующее системную, последовательную реализацию принципа социального государства в конституции страны. Оно проявляется не только в определении целей и задач такого государства, но и в наделении его соответствующими полномочиями и компетенцией. Опять же примером может служить Конституция Испании, 149 статья которой к исключительному ведению государства относит “регулирование основных условий, обеспечивающих равенство всех испанцев в осуществлении ими своих конституционных прав” (Конституции государств Европейского Союза, с.404). 

Резюмируя мнения российских и зарубежных ученых, а также обобщая практику конституционного закрепления принципа социального государства и его реализации в ряде стран мира, можно констатировать, что социальное государство представляет собой особый тип высокоразвитого государства, в котором обеспечивается высокий уровень социальной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства по регулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества, установлению в нем социальной справедливости и солидарности. Социальное государство знаменует высокий уровень сближения целей и гармонизации отношений государственных институтов и общества. 

Проблемы развития и совершенствования социального  государства 

Социальное государство  имеет свои внутренние противоречия, проходит определенные стадии формирования и этапы развития. Отражением этих противоречий и проблем стала широкая дискуссия о кризисе социального государства и его будущем, развернувшаяся в зарубежной научной и политической литературе в 80-90-е годы. В основании процессов, послуживших причиной обострения проблем социального государства, лежат цикличность и неравномерность экономического развития, подверженность экономики и социальной сферы воздействию событий внешней и внутренней политики. Мировой экономический кризис уничтожил иллюзию гармонии между экономическим ростом и все расширяющейся практикой централизованного распределения социально-экономических благ, показал наличие серьезных монетарных проблем и невозможность бесконечной эксплуатации дешевого импортного сырья. Новое обострение дискуссии о кризисе и перспективах социального государства последовало вслед за разрушением социализма в странах Восточной Европы, [c.52] экономическими трудностями ФРГ, вызванными освоением присоединенных восточногерманских земель, дальнейшим расширением Европейского Союза. 

Эти глобальные геополитические и экономические  сдвиги обнажили всю сложность взаимодействия общества и государства, показали несостоятельность  как упрощенной либеральной модели, основанной на разделении общественной и государственной сфер и последующем ограничении легитимного положения государства, вплоть до модели “минимального государства” (по определению неолиберала Роберта Нозика), имеющего функцию лишь обеспечения безопасности государства, так и упрощенной социальной модели, основанной на пассивном, подчиненном положении общества и активной интервенцианистской политике государства. 

Расцвет социального  государства в ХХ веке совпадает  с совершенствованием структурного разделения между обществом и государством, поэтому научный спор переходит от проблемы “что” к проблеме “как”, то есть о том, “как или до каких пределов должно и может действовать государство, чтобы получить эффективные конечные результаты, не вызывая при этом серьезных неустойчивых явлений в глобальном функционировании системы в течение длительного периода. Или, другими словами: как должны складываться межкоммуникативные отношения между обществом и государством, чтобы проводить в жизнь эффективную общественную политику с достаточной финансовой поддержкой в течение долгого времени и которые неуязвимы относительно эффектов колонизации в социальной сфере. 

Таким образом, главной сферой регулирования взаимодействия государства и общества является установление оптимального соотношения между производством и распределением, а главное противоречие социального государства составляет противоречие между расширяющейся социальной политикой и экономическим ростом, экономическими трудностями и необходимостью финансирования социальных затрат. Именно эти вопросы являются предметом теоретических споров сторонников экономической свободы и защитников государственного вмешательства в экономику. 

Серьезную проблему представляет собой также определенный конфликт между личностью и государством. Он проявляется в том, что, с одной стороны, граждане хотят, чтобы государство реально знало об их проблемах и, следовательно, имело возможность осуществлять эффективную политику обеспечения благосостояния и поддержки, с другой, - стремятся воспрепятствовать государству владеть информацией о том, что они имеют, думают и делают. Развитие же социального государства в данном контексте может быть интерпретировано как процесс социализации частных потребностей, когда экономические ресурсы личности, ее здоровье, потребности в жилье, умение и желание работать перестают быть частным делом и переходят в категорию общественных проблем. 

Еще одним из серьезных поводов для дискуссий  о кризисе социального государства  служат разрастание, дублирование, особенно в условиях сложного территориального устройства, и бюрократизация государственного и административного аппарата. Это ведет к росту расходов на государственную службу, снижению оперативности в оказании социальной помощи, а в итоге - к потере эффективности государственной поддержки. 

Для выявления  масштабов и глубины кризиса  социального государства, а также  для определения путей преодоления  его нынешних трудностей важное методологическое значение имеет анализ характера  этого кризиса. Необходимо выяснить, возможно ли устранение кризисных проявлений в рамках действующей общественной модели с использованием присущих ей традиционных механизмов или же требуется выход за рамки данной модели и переход к использованию принципиально иных методов управления с целью обеспечения нового равновесия системы. 

В этом плане  показателен опыт решения острых социально-экономических проблем  в 80-е годы во Франции и Испании, который продемонстрировал, что  модель социального государства, сложившаяся  в 60-70-е годы, требует серьезной  корректировки. Так, после победы на президентских выборах и проведения досрочных парламентских выборов в[c.53] 1981 г., Ф. Миттеран попытался реализовать амбициозную программу, включавшую основной набор традиционных социалистических идей: широкую национализацию, активное внедрение государства в управление экономикой, расширение прав трудящихся на производстве и т.д. Однако результаты оказались противоположны ожидаемым. Повысилась инфляция, увеличился дефицит внешней торговли, возросло количество забастовок. После очередных парламентских выборов к власти вновь пришло правое правительство, свернувшее программу социалистов. Учитывая пример Франции, испанское правительство Ф. Гонсалеса, руководителя Испанской социалистической рабочей партии, с самого начала избрало путь неолиберальных реформ. 

В то же время  приведенные примеры не означают исторической исчерпанности модели социального государства, так как  ни в одной стране она еще не была полностью реализована. Несмотря на то, что в теории социальное государство  нередко противопоставляется либеральному государству, на практике эти категории далеко не всегда могут рассматриваться как альтернативные. Даже такое типично “либеральное” государство, как США, реализует мощнейшие национальные социальные программы. Как справедливо отмечает М. Арагон, современное социальное государство не может непосредственно вести полемику с “не социальным”, а вынуждено делать это в отношении самого себя. Его кризис представляется не как проблема “быть или не быть”, а как необходимость реформирования, модификации и усовершенствования (Aragon, 1994, p. 24). 

При этом отождествление социальной модели государства с  левыми политическими силами, а либеральной  или неолиберальной - с правыми  представляется явным упрощением, поскольку, с одной стороны, недостаточно точно отражает историю появления и развития социального государства, а с другой - зачастую подменяет научный анализ ключевой проблемы эффективности общественной деятельности современного интервенционистского государства использованием идеологических клише. 

В числе основных направлений совершенствования  современной модели социального  государства зарубежные ученые предлагают установление новых принципов взаимоотношений  экономики и политики, поиск новых  механизмов соединения закономерностей  рыночной экономики с растущим спросом на благосостояние, отказ от метафизического понимания принципа равенства как парадигмы общественной деятельности, повышение личного вклада потребителей социальных благ в их производство. 

Среди мер по преодолению кризисных явлений в социальном государстве важное место должен также занять постоянный контроль за деятельностью государственного аппарата, как с точки зрения ее эффективности, так и законности. При этом недостаточно ограничиваться внутренним контролем в пределах самой администрации или внешним (бухгалтерским, финансовым) контролем. Требуется расширение парламентского контроля за всей совокупностью государственной деятельности, вне зависимости от того, осуществляется ли она непосредственно администрацией, либо косвенно учреждениями и организациями, созданными ею. Представители народа имеют полное право инспектировать государственные фонды и деятельность государственных служб, которые ими распоряжаются. Демократические принципы требуют контроля не только крупных политических решений, но также и инспектирования каждодневной деятельности администрации. В общем, социальное государство требует широкого пересмотра инструментов контроля нашего парламентаризма, до сих пор недостаточно действенных. 

Сложные теоретические  и практические проблемы возникают также в связи с необходимостью адаптации сложившейся модели социального государства к современным тенденциям мирового развития. 

Во-первых, реализация принципа свободы международной  торговли порождает свободу конкуренции. Однако высокие социальные расходы в развитых странах ведут к[c.54] соответствующему увеличению затрат на производство и снижению конкурентоспособности продукции этих стран на мировом рынке. Таким образом, неизбежно возникает противоречие между необходимостью проведения политики протекционизма и ее несоответствием принципу свободы торговли. 

Во-вторых, принцип  свободы перемещения или свободы  миграции ставит развитые государства  перед выбором: возложить тяготы по социальной поддержке иммигрантов  на своих собственных граждан или же строго регламентировать въезд граждан из менее развитых стран. 

В-третьих, процессы экономической и политической интеграции все новых стран в Европейский  Союз сопровождаются выдвижением проблем  социального равноправия на международный, общеевропейский уровень. Поиск решения этих проблем ведется в рамках развития и реализации концепции одного социального пространства, изложенной в Европейской социальной хартии, посредством выполнения специальных социальных программ и при помощи Европейского социального фонда и других институтов. 

При этом следует  отметить, что и на международном  уровне так же, как и на национальном, вопрос о социальном государстве  стоит не в плане поиска ему  альтернатив, а в аспекте его  совершенствования перед лицом  новых вызовов времени. 

При подготовке российской Конституции 1993 года перед  ее разработчиками стояла сложная проблема определения общественного строя  новой России. Конституция провозгласила  страну демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. В ст.7 говорится, что “Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека” (Конституция Российской Федерации, 1993). Тем самым была заложена конституционная основа для прогрессивного развития государства в соответствии с передовой мировой практикой. Естественно, что ее реализация требует времени и больших усилий  

Формирование  социального государства в России находится на самом раннем этапе на всех уровнях: концептуальном, нормативном, практическом. Научная разработка его проблем фактически только начинается. Законодательная база - узка и явно несовершенна. В п.2 ст.7 Конституции Российской Федерации перечислены лишь некоторые из основных направлений деятельности государства в социальной сфере: охрана труда и здоровья людей; установление минимального размера оплаты труда; поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; развитие системы социальных служб; установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. Более конкретно эти и другие обязанности государства и формы их исполнения раскрыты в статьях 37-43 Главы 2 “Права и свободы человека и гражданина”. В то же время в Конституции не нашли отражения многие существенно важные положения, без которых принцип социального государства может остаться лишь декларацией. 

В последние  годы Государственной Думой Российской Федерации проделана определенная работа по созданию законодательной  составляющей государственной системы социальной защиты населения. В июне 1999 г. принят Федеральный Закон “Об основах обязательного социального страхования”, устанавливающий 14 видов страхового обеспечения (ст.8). 

В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, он регулирует отношения в системе обязательного социального страхования, определяет правовое положение субъектов обязательного социального страхования, основания возникновения и порядок осуществления их прав и обязанностей, ответственность субъектов обязательного социального страхования, а также устанавливает основы государственного регулирования в данной области. С принятием этого документа продолжится большая законотворческая работа по основным видам обязательного социального страхования и совершенствованию деятельности соответствующих фондов: [c.55] пенсионного, собственно социального страхования, занятости населения, обязательного медицинского страхования. 

В Комитете Государственной  Думы по труду и социальной политике рассматривается также проект Трудового кодекса Российской Федерации, внесенный Правительством РФ и включающий раздел о социальном партнерстве. Завершается разработка проекта федерального закона о социальной политике российского государства. 

Практическая  деятельность государственных институтов по реализации принципа социального  государства в строгом смысле слова еще почти не начиналась. Во-первых, она ограничивается лишь собственно социальной сферой и совершенно не распространяется на другие и прежде всего на экономику. Во-вторых, что является неизбежным следствием первого обстоятельства, даже в этой области далеко не полностью и несвоевременно исполняются уже принятые законодательные акты. Несоответствие между заявленными обязательствами государства в социальной области и отсутствием продуманной политики и реальных усилий по созданию эффективной, социально ориентированной экономики составляет главное противоречие на пути реализации задач социального государства. 

Последние годы в России ведется интенсивный поиск объединяющей идеи, оптимальной модели будущего, приемлемой для большинства общества. При этом даже активные вчерашние сторонники и проводники либеральных реформ все более охотно говорят о “левом центре” и даже “новом социализме”. В свою очередь основная часть левой оппозиции практически отказалась от ортодоксальных вариантов “реального” социализма. Тем не менее и те, и другие явно недооценивают огромный созидательный, политический и пропагандистский, мобилизующий потенциал идеи социального государства. 

Одной из основных причин этого является отождествление социального государства с чрезвычайно  высоким уровнем жизни в развитых странах. Однако, в данном случае в  значительной степени имеет место  нарушение последовательности событий  и неверная трактовка их причинно-следственной связи. Так, даже в энциклопедическом словаре по политологии утверждается, что понятие социального государства возникло “для обозначения государства современного демократического типа в условиях относительно стабильной и развитой экономики”. (Политология.., 1993, с. 359). Такое определение явно не соответствует ситуации в послевоенных Германии и Италии. Вполне логично предположить, что именно сознательная установка правящих кругов на социальную ориентацию в развитии экономики, на внедрение элементов социальной справедливости и солидарности позволили этим странам добиться впечатляющих успехов во всех сферах. 

Естественно, что  Россия - не Германия, не Швеция и не Япония. Социальное государство в  России должно иметь свои специфические черты. Поэтому, выработка и реализация именно российской модели социального государства является оптимальным вариантом общественного развития нашей страны в современных условиях. В качестве одного из вариантов подхода к решению этой задачи могли бы послужить следующие основные положения. 

Используя опыт создания и функционирования социального  государства в развитых странах  Запада, опираясь на многовековой опыт государственного строительства России, учитывая исторические традиции и менталитет русского и других коренных народов России, а также геополитическое положение и природно-климатические условия нашей страны, принцип социального государства в его российской модели должен рассматриваться как методологический, как главный и определяющий принцип строения и всей системы деятельности государства. По сравнению с западными демократиями термин “социальный” предлагается использовать в данной случае не в узком, а в широком смысле слова. При такой трактовке понятие социального государства будет обозначать не только его обязательства по решению сугубо социальных проблем, но и предопределять социальную направленность, цели и задачи его деятельности во всех[c.56] других сферах жизни общества, характер его отношений с гражданами. В плане своего социально-политического назначения как института российское социальное государство должно стать общенародным государством большинства и для большинства, при этом гарантирующего и соблюдающего установленные законом права и свободы каждого отдельного гражданина. 

Экономический фундамент российского социального государства должна составлять высоко развитая, социально ориентированная смешанная экономика, обеспечивающая как удовлетворение материальных и духовных потребностей населения, так и сохранение среды обитания и гармонию природы и общества. При таком подходе неизбежно встает вопрос о значительном, закрепленном в Конституции повышении роли и ответственности государства в экономической сфере. Потребуется и вернуться к основательно забытым в годы строительства олигархического и бюрократического капитализма идеям времен конца перестройки и начала реформ о развитии коллективных форм собственности и максимальном увеличении числа собственников, о том что только экономическая свобода и высокий уровень достатка делают людей действительно свободными. Государство обязано и за счет собственных ресурсов, и путем создания необходимых условий для частного отечественного и зарубежного капитала обеспечить дальнейшее развитие наукоемких и высокотехнологических производств, модернизацию промышленности и агропромышленного производства, фактическую замену крайне запущенной технически и морально устаревшей коммунальной, строительной и дорожно-транспортной инфраструктуры. 

В социальной сфере  российского социального государства  наряду с включением достижений мирового опыта в максимально возможной и целесообразной степени должны быть восстановлены реально обеспечивавшиеся в советское время социальные гарантии граждан. Прежде всего это означает восстановление гарантий на труд и занятость, на своевременное получение заработной платы и пенсий. Государство должно всячески поощрять производительный, социально полезный труд, его справедливую оплату и стремление граждан к росту своего благосостояния законными средствами. 

В то же время  совершенно недопустимы потворство возникновению сверхсостояний, целенаправленная политика государства, направленная на искусственное создание класса крупнейших собственников путем издания благоприятствующих этому законов, указов, постановлений, фактическое отсутствие реального преследования за грубейшие нарушения даже таких нормативных актов. Вместо этого государству необходимо взять под жесткий контроль ситуацию с социально-имущественным расслоением в обществе, как это принято, например, в Швеции, где соотношение 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных составляет 1:4. Это не мешает данной стране считаться витриной западной демократии и социального прогресса. 

Регулирование социально-экономических различий между социальными группами общества не только послужит утверждению социальной и политической стабильности, но и повысит платежеспособный спрос населения, создаст дополнительные предпосылки для экономического развития. При этом постепенного сближения материального достатка различных социальных групп необходимо добиваться прежде всего посредством борьбы с бедностью, а не с благосостоянием. 

Одной из важнейших  составляющих социальной сферы должна стать эффективная и гибкая система  социального обеспечения граждан. Она должна включать в себя, во-первых, социальное страхование и обеспечение граждан и их семей в случаях классических рисков и вынужденных состояний (болезнь, возраст, безработица, несчастный случай и т.п.); во-вторых, оказание помощи малоимущим, многодетным и неполным семьям, жертвам стихийных бедствий и т.д.; в-третьих, поощрительную и вспомогательную подсистему, занимающуюся кредитованием лиц, стремящихся самостоятельно решать свои социальные проблемы в области строительства или приобретения жилья, получения дополнительного образования, отдыха и т.д. [c.57] 

К числу необходимых  характеристик социальной сферы  российского социального государства  следует отнести восстановление социальных гарантий на получение качественного  бесплатного для граждан медицинского обслуживания по основным видам медицинской  помощи и бесплатного образования всех его уровней. На коммерческой основе могут оказываться дополнительные медицинские услуги, выходящие за рамки восстановления здоровья пациентов. Усиленно насаждаемая также коммерциализация системы образования и прежде всего высшей школы также не соответствует практике развитых стран мира, за исключением США. Образование в пределах государственных образовательных стандартов, в том числе первое высшее, а также послевузовское должно быть бесплатным. На коммерческой основе могут получаться дополнительные образовательные услуги в виде второго высшего образования, изучения нескольких иностранных языков, дисциплин и наук, не предусмотренных образовательными стандартами и т.д. 

Исключительно важной заботой социального государства  именно в России является весь комплекс демографических проблем. Нарастающая угроза вымирания коренного населения страны за счет сокращения продолжительности жизни и сокращения рождаемости ставит вопросы воспроизводства, миграции населения и защиты от внешней демографической экспансии в число наиболее приоритетных. 

Для воплощения принципа социальности в деятельность российского государства серьезные  коррективы должны быть внесены и  в его политическую сферу. Прежде всего необходима конституционная  реформа, направленная на действительное утверждение равноправия ветвей власти за счет значительного повышения статуса и роли власти законодательной. Именно представительные органы власти по определению отражают весь спектр интересов различных слоев общества и позволяют осуществлять их гармонизацию. Повышению статуса законодательной власти и одновременно упрочению политической стабильности будет способствовать исключение из Конституции нормы о праве президента на роспуск Государственной Думы. Кстати, президент США такого права не имеет. Наряду с этим необходимо продолжать совершенствование избирательного законодательства в целях обеспечения свободного волеизъявления граждан и избрания в органы власти представителей народа, а не олигархических и криминальных кругов. 

В рамках конституционной реформы принцип социального государства должен быть распространен и на вопросы, касающиеся формы государственного устройства, характера отношений между органами власти различных уровней, а также системы межнациональных отношений и статуса отдельных наций. В настоящее время, вопреки формально провозглашенному принципу равенства субъектов федерации (ст.5, ч.4 Конституции РФ), фактически эта норма не соблюдается. Продолжается заключение договоров Центра с отдельными из них. При этом объем полномочий, передаваемых национальным республикам значительно превосходит объем полномочий, предоставляемых, например, областям. В результате республики и проживающее в них население получают экономические и социальные преимущества. В национальных республиках практикуется предоставление различных политических и иных преимуществ так называемым “титульным нациям”, составляющим в большинстве республик меньшинство населения, что фактически ведет к дискриминации граждан других национальностей. Все эти явления противоречат принципам социального государства, которые должны в равной степени распространяться на всю территорию страны и на всех ее граждан, независимо от их национальности. 

В российском социальном государстве существенное значение и свои специфические черты будет иметь и духовная сфера. Во главу угла забот государства и общества должно быть поставлено формирование всесторонне и гармонично развитой личности каждого человека. Глубокие народные традиции гуманизма и нравственности, высочайшие достижения отечественной культуры делают эту цель вполне достижимой. Для этого должен быть открыт доступ гражданам и прежде всего молодежи к подлинным образцам[c.58] мировой и отечественной культуры, искусства и литературы, прекращена фактически насильственная вестернизация духовной жизни. Примеры защиты национального языка и культуры, поощрения развития фольклора дают многие развитые европейские страны. Так, во Франции принят закон о защите французского языка, жестко регламентируется показ американской кинопродукции на телеэкране. В Италии местные органы власти выделяют значительные средства на пропаганду фольклора, а концерты самодеятельных коллективов посещают президент республики и Папа Римский. 

Принципиально важное значение имеет прекращение  пропаганды насилия, жестокости, аморализма, индивидуализма, внедрения в массовое сознание иллюзий о широких возможностях случайного счастливого обогащения и т.д. Интересам общества и традициям народов России в гораздо большей степени отвечает воспитание молодежи в духе гуманизма, нравственности, коллективизма и взаимопомощи, служения людям и Отечеству. Большие задачи перед государством и обществом стоят и в области формирования правовой культуры населения и борьбы с преступностью. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Правовое  государство 
 
 
 

1. Понятие, содержание  и принципы правового государства 
 

Правовое государство -- это демократическое государство, где обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и независимым  судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека и где в основу организации государственной власти положен принцип разделений законодательной, исполнительной и судебной властей. 

Современное правовое государство -это демократическое  государство, в котором обеспечиваются права и свободы, участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей). Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры, развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и пропагандировать свои взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности в формировании и функционировании политических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме, в свободе прессы и т.п.  

Рассмотрим теперь основные признаки правового государства: Н.И. Матузов и А.В. Малько - Теория Государства и Права; Юристъ; Москва 1997, С.34  

1. Верховенство закона во всех сферах общественной жизни. Высшей формой выражения и защиты прав и свобод людей в системе правовых ценностей является закон. Если вдуматься в словосочетание "правовое государство", то можно понять, что на первом месте в таком государстве право. Это и означает верховенство права в обществе, во всех его сферах.  

Нерушимость его  закрепляется в Конституции (основном законе) страны и распространяется на прочие законы и нормативные акты. На страже неукоснительного соблюдения конституционных предписаний стоит вся система судов правового государства, поэтому правовое государство это и конституционное государство.  

Верховенство  права (закона) в обществе как главный  принцип правового государства  предопределяет и прочие его принципы, в частности подчинение закону и самого государства, и его органов, и должностных лиц.  

2. Реальность  прав личности, обеспечение её  свободного развития.  

В социально-политической жизни свобода человека выступает  как его право. В правах человека выражаются возможности его действий в различных сферах жизнедеятельности: экономической, политической, социально-культурной, личной. Чем шире эти права, чем больше они гарантированы, тем свободнее личность. Если же естественные права человека ущемлены, то он чувствует себя неуверенно, униженно, теряет способность к творчеству, ограничивая таким образом собственное развитие и развитие общества. Например, когда в США была распространена практика подслушивания правительственными агентами телефонных разговоров, вследствие чего нарушались права гражданина. Многие американцы, зная о подслушивании, стали замкнутыми, раздражительными, постоянно испытывали страх. " А жить с глазами, полными страха, - справедливо заметил бывший министр юстиции в администрации президента Джонсона, - значит жить в несчастливой стране." Правовое государство, личность, законность. - Москва., «Юрист»,1997. - С. 98-99. Правовое государство провозглашает и конституционно закрепляет свободу людей и их равенство в правах как прирожденные качества каждого человека.  

3. Взаимная ответственность  государства и личности. Самоограничение  государства правом, закрепляющим  свободу личности, не является  односторонней привилегией личности. Последняя, в свою очередь тоже  соглашается не определенные  ограничения и обязуется подчиняться общим установлениям государства. Правовой характер взаимной ответственности государства и личности - это важная составная часть объективно складывающегося в обществе права, а не продукт волеизъявления государства. Следовательно, в правовом государстве устанавливается принцип взаимной ответственности государства и личности.  

Основным принципом  организации и деятельности правового  государства является разделение властей. Это принцип разделения власти между  законодательными, исполнительными  и судебными органами государства. Данный принцип означает, что ни одному из государственных органов не принадлежит вся государственная власть в полном объеме. Каждый из них осуществляет только свою, присущую ему функцию и не имеет права подменять деятельность другого органа. Такое разграничение направлено на то, чтобы удержать власть от возможных злоупотреблений и не допустить возникновения тоталитарного управления государства, не связанного правом - вместе с тем, если одна из трех ветвей (отраслей государственной власти) не выйдет на первое место, то государственный механизм будет поражен постоянной борьбой между ними за фактическое верховенство и превратится в силу не движения и развития, а торможения. Поэтому верховное положение занимает законодательная власть, поскольку именно она облекает в закон основные направления внутренней и внешней политики, обеспечивает верховенство закона в обществе. Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Судебная же власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал.  

Правосудие в  правовом государстве осуществляется только судебными органами.  

Таковы основные характеристики правового государства. В них концентрируются общечеловеческие ценности, сформированные в процессе длительного развития государственно-организованного общества, естественный прогресс человеческой жизни вносит и будет вносить новые элементы в теорию и практику строительства правового государства.  

К числу дополнительных факторов и условий становления  правового государства можно  отнести следующие: 

1. преодоление  правового нигилизма в массовом  сознании; 

2. выработка  высокой политико-правовой грамотности; 

3. появление действенной способности противостоять произволу; 

4. разграничение  партийных и государственных  функций; 

5. установление  парламентской системы управления  государством; 

6. торжество  политико-правового плюрализма; 

7. выработка  нового правового мышления и правовых традиций, в том числе: 

а) преодоление  узконормативного восприятия правовой действительности, трактовка права  как продукта властно-принудительного  нормотворчества; 

б) отказ от догматического комментирования и апологии сложившегося законодательства; 

в) преодоление  декоративности и декларированности  юридических норм; 

г) выход юридической  науки из самоизоляции и использование  общечеловеческого опыта. 

Суверенная правовая власть должна быть противопоставлена  любым проявлениям огосударствления. Отторжение правовой государственности возможно по двум каналам: государственно-властному и законодательному. К политическим рычагам могут рваться различные перерожденческие антиправовые структуры, своего рода политические аномалии (авторитарная тирания, бюрократическая олигархия --реакционно-реставраторские силы, а также воинствующая охлократия, антигуманная технократия -- демагогически-популистские силы). 

Правовое государство -- путь к возрождению естественноисторических  прав и свобод, приоритета гражданина в его отношении с государством, общечеловеческих начал в праве, самоценности человека. Понятие “правовое государство” -- это фундаментальная общечеловеческая ценность, такая же, как демократия, гуманизм, права человека, политические и экономические свободы, либерализм и другие. Суть идеи правового государства -- в господстве права в общественной и политической жизни, наличии суверенной правовой власти. С помощью разделения властей государство организуется и функционирует правовым способом, это мера, масштаб демократизации политической жизни. Правовое государство открывает юридически равный доступ к участию в политической жизни всем направлениям и движениям. 

В чем же заключается  отличие правового государства  от государства как такового? Государство  как таковое характеризуется его всевластием, несвязанностью правом, свободой государства от общества, незащищенностью гражданина от произвола и насилия со стороны государственных органов и должностных лиц. В отличие от него правовое государство связано правом, исходит из верховенства закона, действует строго в определенных границах, установленных обществом, подчиняется обществу, ответственно перед гражданами, обеспечивает социальную и правовую защищенность граждан. Вместе с тем правовое государство как и всякое государство обладает общими чертами, которые сводятся к следующему: .Джунусова Ж.Х. Институционализация демократии: модель западной политологии для посттоталитарных обществ и опыт Республики Казахстан: Авто-реф. дис.... д.ю.н. - Алматы, 1996. - С. 13. 

1. Ему присуща государственная власть как средство проведения внутренней и внешней политики; 

2. Оно представляет  собой политическую организацию  общества, основанную на соответствующем  социально-экономическом базисе  общества; 

3. Располагает  специальным государственным механизмом;
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.