На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Характеристика основных причин роста геополитического значения Пакистана в начале ХХI в.: обретение статуса неофициального ядерного государства, угроза талибанизации ИРП и распространения исламского радикализма с ее территории. Черты внешней политики.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат:
Геополитическое положение Исламской Республики Пакистан

Об актуальности исследования геополитического положения Исламской Республики Пакистан (ИРП) в постбиполярную эпоху стали говорить относительно недавно - лишь с конца 90-х годов. Тему высветил ряд событий, оказавших серьезное влияние на международные отношения, как на региональном, так и на глобальном уровне.
Среди основных причин роста геополитического значения Пакистана можно выделить следующие:
- обретение им статуса «неофициального» ядерного государства и обострившиеся в этой связи проблемы ядерного нераспространения;
- теракты 11 сентября 2001 г. в США и формирование антитеррористической коалиции для свержения режима талибов, потребовавшее участия в ней Пакистана и изменения его внешнеполитического курса по отношению к Афганистану;
- угроза «талибанизации» ИРП и распространения исламского радикализма с ее территории;
- возрастающая зависимость мирового хозяйства от углеводородных энергоносителей и соседство Исламской Республики с двумя крупными нефтегазодобывающими регионами - Персидским Заливом и Центральной Азией, обеспечивающее возможность создания «энергетических коридоров» через территорию Пакистана;
- стремление постсоветских республик Центральной Азии уменьшить свою зависимость от российских транспортных коридоров, в том числе и путем создания транспакистанских маршрутов;
- изменение геополитического положения Южной Азии, связанное с расширением военно-стратегического присутствия США в регионе, усиливающейся быстрыми темпами экономической и военно-политической экспансией соседнего Китая как на региональном, так и на глобальном уровне, а также с укреплением региональной мощи динамично развивающейся Индии.
В последние годы особую актуальность приобрели планы прокладки трубопроводов для транспортировки углеводородного сырья через территорию Пакистана. На сегодняшний день существует два основных проекта сооружения трубопроводных магистралей: газопровод от Давлетабадского месторождения в Туркменистане и далее через территорию Пакистана до его границы с Индией и газопровод от иранского месторождения Южный Парс и далее. Контроль над частью энергетического коридора позволил бы Пакистану не только избежать возможного дефицита в природном газе, но и значительно укрепить свое геополитическое положение, контролируя «вентиль трубы».
Заинтересованность Пакистана в транзите газа через свою территорию определяется прежде всего материальными и стратегическими интересами. По подсчетам экспертов, доходы государства от транзита газа (т.н. «роялти») составили бы около 500 млн. долл. в год от каждого газопровода1.
Однако, несмотря на то, что в 2002-2005 годах был достигнут значительный прогресс в продвижении этих проектов, основными препятствиями на пути их реализации являются особенности региональной и глобальной среды. Основным недостатком «туркменского варианта» является то, что с ним связаны высокие риски, обусловленные сложной военно-политической обстановкой в Афганистане, исключающей возможность гарантированной безопасности трубопровода.
Реализации же проекта строительства газопровода из Ирана препятствует прежде всего политика США, направленная на обеспечение максимально возможной изоляции Ирана. Появившиеся в марте 2006 г. сообщения в прессе по поводу того, что Вашингтон якобы снял свои возражения относительно прокладки этого газопровода, были опровергнуты представителем Совета национальной безопасности США Ф.Джонсом2. Еще одной проблемой, ставшей на пути реализации этого проекта, стало голосование Индии на заседаниях Совета управляющих МАГАТЭ в 2005-2006 гг. за резолюции, ставившие под сомнение транспарентность ядерной программы Ирана. Почти сразу после голосования на заседании МАГАТЭ, состоявшемся в сентябре 2005 г., представитель МИД ИРИ заявил о разрыве контракта с Индией на поставки сжиженного природного газа, которые должны были начаться в 2009 году. Через три дня после этого последовало новое заявление МИД Ирана, где отмечалось намерение Тегерана пересмотреть экономические отношения со странами, поддержавшими американский проект резолюции МАГАТЭ.
Несмотря на то, что разногласия участников проекта удалось несколько смягчить, судьба газопровода по-прежнему весьма туманна. Кроме того, после рассмотрения «ядерного досье» Ирана в Совете Безопасности ООН, которое было туда передано МАГАТЭ в марте 2006 г., вполне возможно введение мировым сообществом санкций в отношении Ирана, что может практически свести на нет шансы на реализацию проекта транспортировки газа из Ирана.
Согласно отчету о внешней политике Пакистана за 2003-2004 ф.г., опубликованному МИД ИРП, основной целью внешней политики Пакистана в отношении стран Центральной Азии является стимулирование экономического сотрудничества путем предоставления республикам этого региона доступа в ближайшие годы к пакистанским портам Карачи и Гвадар для торговли со странами Южной Азии и более отдаленными регионами3.
В случае осуществления масштабных проектов по допуску стран Центральной Азии к Аравийскому морю через территорию Пакистана Исламабад получал бы регулярное пополнение в бюджет в виде транзитных пошлин и оплаты услуг за пользование портами. Постсоветским центральноазиатским республикам удалось бы сократить расстояние транспортировки товаров в Юго-Восточную Азию и на Ближний Восток по сравнению с российскими маршрутами на 1200-1400 км.
По географическим критериям удобнее всего осуществлять перевозки из Центральной Азии в Пакистан и обратно через территорию Афганистана. Однако существующие там шоссейные дороги пришли в негодность за годы гражданской войны и требуют реконструкции. Необходима также модернизация и расширение участков этих путей и на пакистанской территории. Такая серьезная работа там уже ведется. В 2003 г. Азиатский Банк Развития объявил о выделении Пакистану кредита в размере 187 млн. долл. США на улучшение дорожной сети в Белуджистане4. Сообщается, что АБР окажет подобную целевую финансовую помощь и Афганистану для воплощения в жизнь стремления соединить Пакистан и Центральную Азию транспортным коридором5.
Рассматриваются и варианты строительства транзитных железнодорожных путей через территорию Афганистана. Как заявил премьер-министр Пакистана Ш.Азиз на саммите Организации Экономического Сотрудничества (ЭКО) в Душанбе в сентябре 2004 г., Пакистан изучает возможности использования транспортных путей для установления железнодорожного сообщения с Узбекистаном и Туркменистаном6.
Однако сохраняющаяся в Афганистане нестабильность является серьезным препятствием планам создания через его территорию транспортного коридора из Пакистана в Центральную Азию. В связи с этим активно прорабатываются возможности транзита через Иран и Китай. В частности, рассматривается возможность использования железнодорожной сети ИРИ. Пакистанский Белуджистан соединен железнодорожной веткой с иранским городом Захедан, расположенным недалеко от границы двух государств. Планируется создать железнодорожный коридор Кохитафтан (Пакистан) - Захедан - Бам - Керман - Бафг - Мешхед - Серахс (Иран) - Теджен (Туркменистан). В настоящее время ИРИ ведет строительные работы по сооружению железнодорожного перегона на своей территории. Ожидается, что по окончании строительства этого участка транспортный коридор начнет функционировать.
Планируются транзитные пути и через Китай. В марте 1995 г. Китай, Пакистан, Казахстан и Кыргызстан подписали соглашение о строительстве дороги, призванной соединить Китай и страны Центральной Азии с пакистанскими портами в Аравийском море. Предполагаемая трасса должна соединить кыргызский г. Ош с китайским г. Кашгаром и последующим выходом на Каракорумское шоссе7. Предусматривается и проведение реконструкции этого шоссе с тем, чтобы повысить его пропускную способность и сделать проходимым круглогодично (ныне из-за погодных условий шоссе эксплуатируется лишь 6 месяцев в году)8.
В Исламабаде огромное значение придают строительству в пакистанской провинции Белуджистан порта Гвадар, который рассчитывают широко использовать для транзита товаров. Строительство этого порта началось в 2002 г. при активной поддержке КНР. Весной 2005 г. была сдана в эксплуатацию первая очередь строительства порта. В Гвадаре на этом этапе уже построено три многоцелевых причала по 200 метров каждый вместе с 350-километровой резервной площадкой и пятикилометровым каналом с глубиной в 11,5 метров9 для подхода судов с водоизмещением до 30 тыс. тонн.
Во время визита в Пакистан премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в апреле 2005 г. было подписано соглашение о строительстве второй очереди порта Гвадар. На второй стадии глубина канала будет доведена до 14,5 метров, возведено еще десять причалов, шесть из которых будут контейнерными терминалами, два - нефтяными пирсами и еще два будут предназначены для сухогрузов10.
Предполагается, что помимо стран Центральной Азии порт Гвадар активно будет использовать и Китай. Наибольшая часть грузопотока в Китай и из него идет прежде всего через Южно-Китайское море. Однако использование этого маршрута не всегда целесообразно. Расстояние от западных провинций до юго-восточного побережья КНР достигает 4500 км, что значительно увеличивает транспортные расходы. Помимо этого еще используются пути через Непал и Индию, а также через Мьянму с выходом в Бенгальский залив и Индийский океан. Однако общей проблемой использования этих маршрутов является высокая активность морских пиратов. По некоторым данным, только в 1997 г. число нападений на торговые суда составило 247 случаев11. Кроме того, маршрут через Непал и Индию обладает еще и низкой пропускной способностью.
В этой связи для Китая еще больше возрастает значимость транспакистанского маршрута. Этим прежде всего и объясняется активная помощь КНР Пакистану в области строительства порта Гвадар и развития инфраструктуры в провинции Белуджистан. Для сравнения, расстояние от Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), расположенного на северо-западе Китая, до Гвадара составляет лишь около 2500 км, хотя при этом значительная часть пути приходится на высокогорные районы.
Кроме того, Исламабад уже дал согласие КНР на использование порта Гвадар и в качестве военно-морской базы.
Следует заметить, что еще одним препятствием для использования Пакистана в качестве транзитной страны может стать обострившийся в последние несколько лет этнический конфликт в провинции Белуджистан, через которую и планируется провести названные выше транспортные коридоры. Напряженная обстановка в этой провинции уже приводила к взрывам магистралей пакистанской газопроводной сети и чуть не вынудила пакистанские власти приостановить железнодорожное сообщение с Ираном.
На протяжении более полувека территориальный спор между Пакистаном и Индией по поводу принадлежности бывшего княжества Кашмир является ключевой проблемой пакистано-индийских отношений, уже вызвавшей несколько вооруженных конфликтов между двумя странами. В этой связи именно Индия воспринимается в качестве основной угрозы национальной безопасности Исламабаду.
Однако после установления в Афганистане в конце 2001 г. проамериканского режима Х.Карзая угроза Пакистану стала исходить и с северо-западных его границ. По некоторым данным, в результате контртеррористической операции в Афганистане было уничтожено около 6 тыс. боевиков различных террористических организаций, а более чем 40 тыс. уцелевших террористов удалось укрыться в Пакистане (в основном в граничащих с Афганистаном Северо-Западной пограничной провинции, провинции Белуджистан, на Территории племен федерального управления (ФАТА), а также в пакистанской части Кашмира)12. Периодически эти боевики осуществляют террористические вылазки в Афганистан, а затем возвращаются обратно.
Неспособность Исламабада полностью взять под контроль территорию страны неоднократно приводила к напряженности в отношениях с Афганистаном и известному давлению со стороны США. Осенью 2003 г. Пакистан даже был вынужден ввести в ФАТА части регулярной армии численностью около 25 тыс. человек. Затем общая численность пакистанских вооруженных сил на границе с Афганистаном была доведена до 80 тыс. человек13. Однако, несмотря на предпринятые усилия, проблема базирования террористов в северо-западных районах Пакистана продолжает оставаться достаточно острой.
В сентябре 2005 г. президент Пакистана П.Мушарраф выступил с инициативой строительства разделительной стены на пакистано-афганской границе. Предполагалось, что она будет препятствовать инфильтрации боевиков с обеих сторон границы. Легальное пересечение границы осуществлялось бы на специальных блокпостах. Эта идея нашла поддержку и среди руководства США. Однако президент Афганистана Х.Карзай выступил с жесткой оппозицией строительству стены под предлогом того, что это нарушит «близость» между народами двух стран14.
Однако, как представляется, дело здесь не только и не столько в «близости» двух народов. Строительство стены помимо противодействия инфильтрации боевиков содействовало бы и другой цели пакистанцев - демаркации границы двух стран, проходящей по так называемой Линии Дюранда, разграничившей владения тогда еще единой Британской Индии и Афганистана согласно Договору 1893 года. Администрация Х.Карзая отказывается признавать Линию Дюранда в качестве окончательно определенной границы между Афганистаном и Пакистаном, считая ее дискриминационным наследием британского колониализма15.
Кабул и Исламабад периодически обмениваются взаимными обвинениями во вторжении соседских военных подразделений на свою территорию, упреками в недостаточных усилиях по борьбе с боевиками и т.д. Показательно, что с некоторых пор в Вашингтоне обвинения администрации Х.Карзая в адрес пакистанских властей воспринимаются со все большим пониманием.
В январе 2006 г. с целью уничтожения скрывающихся в ФАТА террористов военные самолеты США совершили вторжение в воздушное пространство Пакистана и произвели пуск ракет по местам предполагаемого базирования террористов. Это свидетельствует о том, что несмотря на официальные заявления американских властей, в Вашингтоне также начинают скептически относиться к усилиям Пакистана по борьбе с боевиками на своей территории. В результате авиаудара погибло 18 человек, в том числе мирные жители16.
В начале 2000-х годов в Южной Азии резко активизировалась политика США, направленная на укрепление своего геостратегического положения. В марте 2000 г. по итогам визита премьер-министра Индии А.Б.Ваджпаи в США лидеры двух стран подписали совместное заявление «Индийско-американские отношения: видение на XXI век». В этом документе провозглашалось партнерство Индии и США и их общая ответственность за обеспечение «стратегической стабильности в Азии и за ее пределами», «гарантировалась региональная и международная безопасность». В нем стороны также высказали намерение создать «естественное партнерство разделяемых устремлений» на основе уже существующего в их отношениях «партнерства разделяемых идеалов»17.
Изменение отношения к Индии отразилось и в официальных документах США. В Стратегии национальной безопасности, опубликованной в сентябре 2002 г., например, говорится: «Если в прошлом такое беспокойство [по поводу ее ракетно-ядерных программ] определяло наше отношение к Индии, то теперь мы начинаем рассматривать Индию в качестве крепнущей мировой державы, с которой у нас имеются общие интересы»18.
В последние 2-3 года наблюдается резкая активизация сотрудничества между США и Индией в стратегической сфере. В апреле 2002 г. Вашингтон согласился поставить Индии военные радарные системы компании «Рейтион» на сумму в 146 млн. долл. США. В мае 2003 г. США одобрили продажу Израилем Нью-Дели авиационных систем дальнего радиолокационного обнаружения «Фалкон» общей стоимостью 1,2 млрд. долл. США. Однако важнейшие документы между США и Индией в стратегической сфере были подписаны летом 2005 г. 28 июня было подписано соглашение - Новые рамки отношений США и Индии в сфере обороны, а 18 июля - Совместное заявление о сотрудничестве в ядерной сфере.
В совместном индийско-американском заявлении, подписанном по итогам визита в Вашингтон премьер-министра Индии М.Сингха, декларируется намерение преобразовать отношения двух стран в «глобальное партнерство». Отмечается намерение Вашингтона исключить индийские организации, подозревавшиеся в нарушении режимов нераспространения, из «черного списка» министерства торговли США. Предусматривается более тесное сотрудничество в сфере исследования космоса, эксплуатации спутников, а также использования космического пространства в коммерческих целях19.
Индия в этом документе характеризуется как «ответственное государство с передовой ядерной технологией». В этой связи США намерены начать широкомасштабное сотрудничество с Индией в сфере мирной атомной энергии. «Президент будет также добиваться согласия Конгресса на изменение законов и политики США, а также взаимодействовать с дружественными и союзными странами для изменения международных режимов [нераспространения] с целью обеспечения возможности полномасштабного сотрудничества с Индией в сфере мирной атомной энергии, включая (но не ограничиваясь этим) оперативное рассмотрение возможности поставок топлива для атомных реакторов в Тарапуре, находящихся под гарантиями МАГАТЭ», - зафиксировано в совместном заявлении20.
Соглашение о сотрудничестве в сфере мирной ядерной энергии между Индией и США было подписано в ходе визита Дж.Буша в Индию в марте 2006 г. Предусматривается, что Индия разделит свой ядерный комплекс на военную и гражданскую составляющую. Именно в последней Соединенные Штаты будут сотрудничать с Индией. Как стало известно, в число АЭС, ориентированных на производство атомной энергии в мирных целях, войдут 14 реакторов (4 из них уже находятся под гарантиями) из 22 существующих в Индии. В период с 2006 по 2014 гг. они будут поставлены под гарантии МАГАТЭ21.
Кроме того, в подписанном 28 июня 2005 г. рамочном соглашении в сфере обороны предусматривается совместное производство высокотехнологичных оружейных систем, проведение обменов стратегиями в сфере обороны и ее трансформации, сотрудничество Индии и США в области противоракетной обороны (ПРО), в проведении «операций в других странах, когда это соответствует общим интересам», а также в сфере нераспространения ОМУ в соответствии с Инициативой по безопасности в борьбе с распространением (ИБОР), выдвинутой Дж.Бушем в мае 2003 г.22
Как отмечает директор пакистанского Института стратегических исследований Ш.Мазари, эти индийско-американские соглашения подрывают стабильность не только в Южной, но и в Восточной Азии. Перспективы получения Индией систем ПРО приведут к необходимости увеличения Пакистаном «потолка» «минимального сдерживания». Видимо, существенное влияние это окажет и на китайские ядерные арсеналы. Совместное производство США и Индией высокотехнологичного оружия будет нивелировать значение пакистанских закупок в Америке, т.к. тактико-технические характеристики индийских вооружений будут всегда на порядок выше. Сотрудничество же в сфере нераспространения создаст возможности для серьезных злоупотреблений. Дело в том, что ИБОР предусматривает возможность остановки и обыска любого судна в международных морском и воздушном пространствах лишь на основании малейших подозрений о наличии ОМУ на его борту (что, кстати говоря, нарушает действующее международное право)23.
Известное недовольство в Пакистане вызывает и перспектива тесного сотрудничества США с Индией в сфере атомной энергетики. В Исламабаде полагают, что Пакистан заслуживает получения ядерных технологий наравне с Индией на тех основаниях, что он является партнером США, испытывает потребности в энергии для поддержания экономического роста и, наконец, уже в течение 33 лет обеспечивает безопасное функционирование своих АЭС24.
Однако пока все, чего удалось добиться Исламабаду, - это согласие США на создание совместной американо-пакистанской рабочей группы по энергетике, которая изучит возможности укрепления энергетической безопасности Пакистана и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.