На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа НЭП:содержание, итоги, уроки

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение. 2
К новой экономической политике 3
Сущность и содержание НЭПа. 6
Экономика: подъем и проблемы 8
Социальные противоречия НЭПа. 12
Политическая борьба в годы нэпа 14
Итоги нэпа 20
Социально-экономические итоги нэпа 22
Уроки НЭПа 22
Заключение 25
Литература: 27
 
 


 
Введение.

     В ноябре 1920 года в нашей стране завершилась  гражданская война и начался  переход к мирному строительству.
     К началу мирного строительства территория страны равнялась 21,7 млн. кв. км. Численность населения составляла 136,8 млн. человек, из них почти 116 млн. — сельского. За время первой мировой и гражданской войн страна понесла огромные материальные и людские потери. С 1914 г. погибло более 20 млн. человек, почти 4,5 млн. человек в возрасте от 16 до 49 лет стали инвалидами. Общий ущерб, нанесенный интервентами и белогвардейцами народному хозяйству, равнялся 39 млрд. золотых руб. — более одной четверти всего довоенного богатства страны. Национальный доход упал с 11 млрд. руб. в 1917 г. до 4 млрд. руб. в 1920 г.
     Производительные  силы страны были подорваны. Промышленная продукция в 1920 г. составила около 14% к довоенному уровню, продукция  сельского хозяйства сократилась  на треть, транспорт был разрушен. Особенно пострадали национальные окраины.
     Я выбрала эту тему потому что кажется, что развитие страны в эти годы (1921 – 1929) у многих вызывает ошибочное мнение о этой политике.
     Актуальность  темы курсовой работы состоит в том, что 20-е годы XX века, особенно первая их половина, привели к возникновению первых ростков нового политического мышления, хотя сам термин родился в наше время. Но именно 20-е годы на практике дали сочетание новой экономической политики, демократизации, плюрализма с успехами мирного сосуществования. Был открыт путь к ненасильственному миру и строительству социализма в СССР без социальных катастроф, на основе «гражданского мира». То и другое могло быть успешным лишь во взаимосвязи.
     Такой подход дался партии тяжелым опытом: преодолением «военного коммунизма», исторически ставшего первой, во многом вынужденной формой командно-административной системы. Она привела тогда страну на грань катастрофы. Политика «военного  коммунизма» не отвечала ни экономическим  потребностям страны, ни расстановке  классовых сил в борьбе за социализм, особенно при переходе от войны к  миру.
     «Нэп». Это короткое слово быстро стало  образом, которому суждено было навсегда остаться в памяти народа символом противоречивой, поучительной, хотя и  очень короткой полосы в истории  страны. А когда понятие «нэп»  родилось, в нем было и энергичное «нет» недавнему прошлому, и созвучие с главным, чего тогда недоставало: «хлеб». Именно нэп, говорил Ленин, открывал путь к избавлению «от нашего нищенства, от беспрерывных голодовок …»1.
     Переход от «военного коммунизма» к новой  экономической политике (нэп) был  совершен резко, как бы прыжком от пропасти, куда толкали страну экономический  и политический кризисы весны 1921 г. Необходимость поворота понимали как будто все, а вот его  глубинную сущность — очень немногие. Так нередко бывает в моменты  радикальных перемен. Но вскоре явственно  обнаружились разные позиции, хотя все  продолжали единодушно одобрять сам  поворот.
     Цель курсовой работы состоит в исследовании экономической политики нашего государства в 20-е годы прошлого столетия.

К новой экономической  политике

     Экономическое положение Советской России к  концу 1920 г. после семи лет империалистической и гражданской войн, двух революций  и военно-коммунистических экспериментов  было катастрофическим.
     В конце 1920-го  - начале 1921 г. бушевали по стране крестьянские восстания. В  Западной Сибири и на Урале, на Дону и Кубани, в Поволжье и центральных  губерниях против Советской власти выступили крестьяне, еще вчера  воевавшие против белых и интервентов.
     Отряды  Антонова, действовавшие в Тамбовской и частично в Воронежской губерниях, насчитывали до 50 тысяч человек. Численность западносибирских мятежников только в одном – Ишимском –  уезде достигала 60 тысяч.
     Против  Антонова воевали под командованием  М.Н. Тухачевского до 40 тысяч бойцов с 60 орудиями и 500 пулеметами. На Украине  и в Крыму против отрядов Махно  и других атаманов действовала Красная  Армия во главе с М.В.Фрунзе.
     Лозунгами восставших крестьян были: «Долой продразверстку!», «Даешь свободу торговли!», «советы  без коммунистов».
     В конце февраля 1921 года восстали моряки Кронштадта. А ведь еще летом 1917 года моряки этой военной базы зарекомендовали  себя как самый беспокойный элемент  большевистской партии (в «июльские  дни» 1917 года они в своих действиях  пошли дальше, чем партийное руководство).
     28 февраля 1921 года экипаж броненосца «Петропавловск» проголосовал за резолюцию, которая должна была стать программой восстания. Основным требованием были переизбрание Советов тайным голосованием с предварительными дискуссиями и свободными выборами; свобода слова и печати в пользу «рабочих, крестьян, а также анархистов и левых социалистов»; освобождение всех политзаключенных; прекращение насильственных конфискаций, свободный труд ремесленников, не использующих наемных рабочих; для крестьян  -  полная свобода «делать со своей землей все, что угодно… и выращивать скот, при условии, что они не применяют наемную рабочую силу».
     Узнав о принятии резолюции моряков  «Петропавловска», в Кронштадт выехал Калинин, председатель ЦИК съезда Советов. Его выпроводили оттуда под улюлюканье 12 тысяч моряков, к которым присоединились, по меньшей мере, половина из 2 тысяч коммунистов Кронштадта. ЦК РКП(б) поспешил заклеймить восстание как контрреволюционный заговор, подстрекаемый с Запада белогвардейцами, руководимый царским генералом и поддерживаемый кадетами, меньшевиками и эсерами.
     Но  на самом деле влияние правых эсеров и меньшевиков было незначительным. Дело в другом. На флот и в армию  в годы войны пришли крестьяне. Они  хотели жить свободно на свободной  земле и свободно торговать. Но свободы  торговли как раз и не было. Недовольство крестьянства экономической политикой  Советской  власти грозило захватить  всю армию. В.И.Ленин писал: «Экономика весны 1921 превратилась в политику: «Кронштадт».
     В 1921 году В.И.Ленин признавал, что  «мы наткнулись на большой, и полагаю, на самый большой, - внутренний политический кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства, но и рабочих». Из ниже приведенных в таблице данных видно насколько сильно изменилось положение страны во время введения новой экономической политики. 

  Военный коммунизм Новая экономическая  политика
Производство Национализация  промышленности, с 11.01.1919 года – продразверстка (принудительное изъятие излишков в  индивидуальном секторе производства). Допущение частного капитала в промышленности (мелкие частные предприятия, концессии), торговле. Разрешение аренды земли и найма  рабочей силы. Замена разверстки натуральным налогом (с марта 1921 года).
Обмен С 21.11.1918 года – организация  снабжения через Наркомпрод, запрещение частной торговли. Конец  1920 – начало 1921 года  – отмена оплаты жилья, топлива  и т.д.
Свобода торговли. Ликвидация бесплатных услуг.
Распределение и потребление Уравнительное распределение  с учетом классового принципа, натурализация  зарплат, карточная система (Петроград 1919 год – 33 вида карточек). Денежная оплата по труду, отмена карточной системы. Тарифная система оплаты труда.
Характер  труда Всеобщая трудовая повинность, милитаризация труда. Труженики  отчуждены от результатов труда. Возрождение экономических  стимулов к труду. Отменена трудовая повинность, созданы биржи труда.
Характер  управления Жесткая централизация, система главков в подчинение ВСНХ («главкизм»). Командные методы. Использование экономических  методов (развитие трестов и синдикатов, хозрасчетов).
Какие социально-политические элементы соответствуют  этой экономики?
Командная, нерыночная экономика связана с жесткой  диктатурой правящей партии. Огосударствление многих сторон жизни общества. Частная  собственность ликвидирована, но фактически создается система государственной  эксплуатации. Элементы смешанной  экономики возрождают слой собственников.
Положительные стороны Эффективна в  чрезвычайных обстоятельствах. Создает стимул к  труду, обеспечивает экономический  подъем рыночными методами.
     В Петрограде, Москве, Иваново-Вознесенске, Туле и других городах прошли забастовки на предприятиях.
     Когда войска М.Н.Тухачевского вели подавление кронштадского мятежа, в Москве начал  работу X съезд РКП(б) (март 1921 года).
     На  съезд были вынесены два важнейших  вопроса: первый – о запрещении фракций внутри партии, и второй – о замене продразверстки, три года тяготевшей над крестьянами, продналогом (размер которого был в два раза меньше по сравнению с продразверсткой).
     В недрах самой партии большевиков  сформировалась оппозиционная группа, назвавшая себя рабочей оппозицией. Ее возглавлял А.Шляпников, в прошлом  рабочий-металлист, народный комиссар по труду первого советского правительства, и А.Коллонтай, имевшая в начале революции довольно значительный авторитет. Программа рабочей оппозиции «была, в основном, направлена против распространения централизованного экономического и политического контроля, против растущей  власти партийной и государственной машины; она провозглашала своим лозунгом борьбу за сохранение чистоты первоначальных идеалов революции и была созвучна с заключением Брест-Литовского мира. В руководстве этой группировки не было ведущих партийных деятелей, но ее поддерживали многие члены партии.
     Французский историк Н.Верт на свой вопрос «было  ли введение НЭПа вызвано событиями  в Кронштадте» отвечает, что «идея  изменить политику по отношению к  крестьянству, о которой давно  говорили меньшевики, уже витала в  воздухе. Кронштадтский мятеж и  приближающийся весенний сев ускорили принятие решения, которое, видимо, обдумывалось в течение всего февраля».
     Для Ленина новая экономическая политика не являлась лишь временной, конъюнктурной мерой. «Понадобятся целые поколения, - объяснил он на съезде, - чтобы перестроить сельское хозяйство и изменить крестьянскую психологию». По его мнению, достичь этой цели можно было только через развитие индустриализации, электрификации, кооперации, союза рабочих и крестьян. «Пролетариат руководит крестьянством, но этот класс нельзя изгнать, как изгнали и уничтожили помещиков и капиталистов. Надо долго и с большим трудом и большими лишениями его переделывать».
     Возможно, годы нэпа для многих советских  людей  были  лучшими  годами эпохи  правления  большевиков.   Подъем   экономики   после   разрушительной гражданской войны несомненно стал возможным благодаря  восстановлению,  хотя и не полного, рыночных отношений  в советской  экономике,  отказа  от  многих идеологических догм в  экономике. Только благодаря нэпу  большевикам  удалось удержаться у власти, окончательно устранить  своих политических соперников  в лице других политических  партий  и  внутренней  оппозиции.  Вместе  с  тем, относительная либерализация  экономики  не  привела  к   демократизации   в общественной и политической жизни в Советской  России.  Для  любой,  успешно  функционирующей  рыночной   системы,   абсолютно   необходима   политическая стабильность, гарантии  собственности,  инвестиций  и  т.д.,  однако  ничего подобного большевики предлагать не  собирались.  В  этой  ситуации  развитие частного  сектора  ограничивалось   лишь   мелким   предпринимательством   и спекуляцией, что явно не способствовало успешному развитию экономики.  Но  в целом, после нескольких лет  террора переход к новой  экономической  политике позволил поднять экономику  Советской России из разрухи.
      Начатый в стране, где люди  умирали с  голоду,  нэп   представлял  собой радикальный  поворот в политике, акт колоссальной  смелости.  Но  переход  на  новые  рельсы  заставил  советский   строй  на  протяжении  года   с   лишним балансировать на  краю пропасти. После победы  в   массах,  которые  во  время  войны шли за большевиками, исподволь   нарастало  разочарование.  Для   партии Ленина нэп был отступлением,  концом  иллюзий,  а  в   глазах  противников  - символом признания большевиками собственного банкротства и отказа  от  своих проектов.

Сущность  и содержание НЭПа.

Причины перехода к НЭПу:
    Глубокий социально-экономический и политический кризис власти
    Массовые восстания в сельской местности, выступления в городах, в армии и на флоте
    Крушение идеи «введения» социализма и коммунизма путем ликвидации рыночных отношений
    Стремление удержать власть любой ценой
    Спад революционной волны на Западе
     НЭП представлял  собой политику советского государства  по выходу из военно-мобилизационной  модели экономики периода гражданской  войны и по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства.  
 Осенью 1922 г. был принят новый Земельный кодекс РСФСР, по которому крестьяне получили право свободного выхода из общины и выбора формы землепользования, ограниченного права на аренду земли, а также на использование наемного труда. Государством поощрялось развитие потребительской и промысловой кооперации. В 1923-1924 гг. было разрешено вносить продналог продуктами и деньгами, а к 1925г. осуществлен переход к денежному обложению деревни. Легализация рыночных отношений на селе повлекла за собой перестройку всего хозяйственного механизма. В ходе преобразования экономики на принципах нэпа. В 21-24гг. проводятся реформы управления промышленностью, торговлей, кооперацией, кредитно-финансовая и денежная реформы и др. В феврале 1921 г. создается Государственная общеплановая комиссия (Госплан). Проводится разгосударствление промышленности. Частным владельцам передаются мелкие и частично средние предприятия. В руках государства остаются крупные фабрики и заводы в добывающей и перерабатывающей отраслях, металлургия, топливно-энергетический комплекс, частично, транспорт. Исключительно в государственном управлении находилась внешняя торговля. Уравнительная оплата труда заменена новой тарифной сеткой, учитывающей квалификацию рабочих, качество и количество производимых продуктов; "пайковая" система снабжения вытесняется денежной формой оплаты, что позволило отменить карточную систему снабжения. Отменяются всеобщая трудовая повинность и трудовые мобилизации. Развитие товарно-денежных отношений вело к восстановлению всероссийского рынка. Воссоздаются ярмарки: Нижегородская, Киевская и др. Открываются торговые биржи.  
 В 1921-1924 гг. создается банковская система: Государственный банк СССР, сеть кооперативных банков, Торгово-промышленный банк, Банк для внешней торговли и др. НЭП тормозился неустойчивостью денежного обращения, инфляцией. В 1922 г. правительство приступило к денежной реформе. В 1922-23 гг. проводятся две номинации. В конце 1922 г. была выпущена устойчивая конвертируемая советская валюта - червонец, он обеспечивался золотом и другими легко реализуемыми ценностями и товарами. Введение твердой валюты укрепило "смычку" индустрии с сельским хозяйством в сфере товарооборота, но не смогло устранить противоречий между крупной, централизованной промышленностью и раздробленным сельским хозяйством. Решением 14 партийной конференции был снят ряд препятствий на пути укрупнения производства в аграрном секторе, облегчен найм рабочей силы, разрешена свободная аренда земли.  
 Основным и обобщающим показателем экономического развития страны в годы нэпа являлся рост национального дохода. Рост национального дохода создал условия для улучшения материального положения рабочих, крестьян, служащих. Годы нэпа характеризуются повышением реальной заработной платы рабочих. Восстановление сельского хозяйства привело к росту доходов крестьянства. Но значительные темпы экономического роста в годы нэпа, нарастало экономическое отставание России от передовых западных стран.  
 По мере завершения восстановительного периода обострялись присущие нэпу противоречия. Загрузка производственных мощностей потребовала значительных инвестиций для обновления машинного парка, создания новых производств, но жесткая политика в вопросах уплаты дореволюционных долгов, компенсаций за национализированную собственность препятствовали притоку капиталов извне. Перелив внутренних частнокапиталистических накоплений блокировался законодательным путем. Индустриальный рост потребовал увеличения товарности крестьянского хозяйства, однако в деревне тормозилось развитие индивидуальных крупнотоварных хозяйств. Усиливалось противоречие между многообразием социальных интересов и большевистским авторитаризмом.

     Главная политическая цель НЭПа — снять социальную напряжённость, укрепить социальную базу советской власти в виде союза рабочих и крестьян. Экономическая цель — предотвратить дальнейшее усугубление разрухи, выйти из кризиса и восстановить хозяйство. Социальная цель — обеспечить благоприятные условия для построения социалистического общества, не дожидаясь мировой революции. Кроме того, НЭП был нацелен на восстановление нормальных внешнеполитических связей, на преодоление международной изоляции.
     Достижение  этих целей привело к постепенному свертыванию НЭПа во второй половине 20х годов.
 


Экономика: подъем и проблемы

   Вернемся теперь к экономической  политике  большевиков  в  годы  нэпа.
     Первой  и главной мерой нэпа стала  замена  продразверстки продовольственным  налогом, установленным первоначально  на  уровне  примерно  20%  от  чистого продукта крестьянского  труда (т.е. требовавшим сдачи  почти  вдвое  меньшего количества хлеба, чем  продразверстка), а затем снижением  до  10%  урожая  и меньше  и  принявшем  денежную  форму.  Оставшиеся  после  сдачи  продналога продукты крестьянин мог продавать по своему усмотрению -  либо  государству  либо на свободном рынке.
      Радикальные преобразования произошли  и в промышленности.  Главки  были упразднены, а  вместо  них  созданы  тресты  -  объединения  однородных  или  взаимосвязанных между собой  предприятий, получившие полную  хозяйственную  и финансовую   независимость,   вплоть   до   права    выпуска    долгосрочных  облигационных  займов.  Уже   к  концу  1922  г.   около   90%   промышленных предприятий   были  объединены  в  421  трест,  причем  40%   из   них   было централизованного, а 60% - местного  подчинения.  Тресты  сами  решали,  что производить  и где реализовывать продукцию.  Предприятия,  входившие  в   трест снимались с государственного  снабжения и переходили к закупкам  ресурсов  на рынке. Закон предусматривал, что “государственная казна за  долги трестов  не отвечает”.
      ВСНХ,  потерявший   право   вмешательства   в   текущую   деятельность предприятий и трестов,  превратился в координационный  центр. Его аппарат  был резко  сокращен. Тогда и  появляется  хозяйственный  расчет,  означающий  что предприятия (после  обязательных  фиксированных  взносов  в   государственный бюджет) само распоряжается  доходами от продажи продукции,  само  отвечает  за результаты  своей  хозяйственной  деятельности,  самостоятельно   использует прибыли  и покрывает убытки. В условиях  нэпа, писал  Ленин,  “государственные  предприятия переводятся на так  называемый хозяйственный расчет  т.е. по  сути в значительной  степени на коммерческие и  капиталистические начала.
      Не менее 20% прибыли тресты  должны  были  направлять  на  формирование резервного капитала  до достижения им  величины,  равной  половине  уставного капитала (вскоре этот норматив снизили  до 10% прибыли до тех пор пока  он  не достигал 1/3 первоначального  капитала). А  резервный  капитал   использовался для   финансирования   расширения   производства   и   возмещения    убытков  хозяйственной деятельности. От  размеров прибыли зависели премии,  получаемые членами правления  и рабочими треста.
      В декрете ВЦИК и Совнаркома  от 1923 г. было записано следующее:  тресты -   государственные   промышленные    предприятия,    которым    государство предоставляет  самостоятельность  в  производстве  своих  операций,  согласно  утвержденному для каждого из  них уставу,  и  которые   действуют  на  началах коммерческого  расчета с целью извлечения  прибыли.
      Стали  возникать  синдикаты  -  добровольные  объединения   трестов  на началах  кооперации,   занимавшиеся   сбытом,   снабжением,   кредитованием, внешнеторговыми   операциями.   К   концу   1922   г.   80%   трестированной  промышленности было синдицировано,  а к началу 1928  г.  всего   насчитывалось 23 синдиката, которые  действовали почти  во  всех  отраслях  промышленности, сосредоточив  в  своих  руках  основную  часть  оптовой  торговли.  Правление синдикатов избиралось  на  собрании  представителей  трестов,  причем  каждый трест  мог передать по своему усмотрению  большую  или  меньшую   часть  своего снабжения и  сбыта в ведение синдиката.
      Реализация готовой продукции,  закупка сырья, материалов,  оборудования  производилась на полноценном  рынке, по каналам  оптовой   торговли.  Возникла широкая сеть  товарных бирж, ярмарок, торговых  предприятий.
      В промышленности и других  отраслях была восстановлена  денежная  оплата труда,  введены   тарифы   зарплаты,   исключающие   уравниловку,   и   сняты ограничения   для   увеличения   заработков   при   росте   выработки.   Были ликвидированы трудовые  армии, отменены обязательная  трудовая  повинность  и основные  ограничения на перемену  работы.  Организация  труда  строилась   на принципах    материального    стимулирования,     пришедших     на     смену внеэкономическому  принуждению “военного коммунизма”.  Абсолютная  численность безработных,  зарегистрированных биржами труда,  в  период  нэпа  возросла  (с 1.2 млн. человек в начале 1924 г. до 1.7 млн. человек в начале 1929 г.),  но расширение рынка  труда было еще более значительным  (численность  рабочих  и  служащих во всех отраслях  н/х увеличилась с 5.8 млн. человек  в  1924  г.  до 12.4 млн. в 1929 г.), так что фактически уровень  безработицы снизился.
      В  промышленности  и  торговле  возник   частный   сектор:   некоторые государственные предприятия   были  денационализированы,  другие  -  сданы  в аренду;  было  разрешено  создание  собственных   промышленных   предприятий частным  лицам с числом занятых не  более 20 человек (позднее  этот  “потолок” был поднят). Среди  арендованных частниками  фабрик  были  и  такие,  которые насчитывали  200-300 человек, а в целом на  долю  частного  сектора  в   период нэпа  приходилось  около  1/5  промышленной  продукции,   40-80%   розничной торговли и  небольшая часть оптовой торговли.
      Ряд  предприятий  был   сдан  в  аренду  иностранным   фирмам  в   форме концессий.  В 1926-27 гг. насчитывалось  117  действующих   соглашений  такого рода. Они охватывали  предприятия, на которых  работали  18  тыс.  человек  и выпускалось  чуть более 1%  промышленной  продукции.  В  некоторых   отраслях, однако, удельный  вес   концессионных  предприятий   и  смешанных  акционерных  обществ, в которых иностранцы  владели частью пая, был значителен:  в  добыче свинца и серебра  -  60%;  марганцевой  руды  -  85%;      золота  -  30%;  в производстве одежды и  предметов туалета - 22%.
     Помимо капитала в СССР направлялся  поток рабочих-эмигрантов  со  всего мира.  В   1922   г.   американским   профсоюзом   швейников   и   Советским  правительством была создана   Русско-американская  индустриальная  корпорация (РАИК),  которой  были  переданы  шесть  текстильных   и  швейных  фабрик   в  Петрограде, четыре - в Москве.
      Бурно развивалась кооперация  всех форм и видов. Роль  производственных кооперативов  в сельском хозяйстве была  незначительна (в 1927 г.  они   давали только 2% всей сельскохозяйственной  продукции  и  7%  товарной  продукции), зато простейшими первичными  формами - сбытовой,  снабженческой   и  кредитной кооперации  -  было  охвачено  к  концу  20-х  годов  больше  половины  всех крестьянских  хозяйств.  К  концу  1928  г.  непроизводственной  кооперацией различных видов,  прежде всего крестьянской, было  охвачено  28  млн.  человек (в  13 раз больше, чем в 1913 г.). В  обобществленной розничной  торговле  60-80%  приходилось  на   кооперативную   и   только   20-40%   на   собственно государственную, в  промышленности  в  1928  г.  13%  всей  продукции  давали кооперативы.  Существовало  кооперативное   законодательство,   кооперативный  кредит, кооперативное страхование.
      Взамен обесценившихся и фактически  уже отвергнутых оборотом  совзнаков  в 1922 г. был начат выпуск  новой  денежной  единицы  -  червонцев,  имевших золотое содержание  и курс в золоте (1 червонец = 10 дореволюционным  золотым рублям = 7.74 г. чистого золота). В 1924 г.  быстро вытеснявшиеся  червонцами совзнаки вообще прекратили печатать и изъяли из обращения;  в  том  же  году был сбалансирован бюджет и  запрещено  использование  денежной  эмиссии  для покрытия расходов государства; были выпущены  новые  казначейские  билеты  - рубли (10 рублей = 1 червонцу). На валютном рынке как внутри страны,  так  и за рубежом червонцы свободно обменивались на золото и  основные  иностранные валюты по довоенному курсу  царского  рубля  (1 американский  доллар =  1.94 рубля).
      Возродилась кредитная  система.  В  1921  г.  был  воссоздан   Госбанк, начавший кредитование  промышленности и торговли на  коммерческой  основе.  В 1922-1925 гг. был создан целый ряд специализированных  банков:  акционерные, в которых  пайщиками были Госбанк, синдикаты,  кооперативы,  частные  лица  и даже одно время иностранцы, - для кредитования отдельных  отраслей  хозяйства и  районов   страны;   кооперативные -   для   кредитования   потребительской  кооперации; организованные на паях  общества  сельскохозяйственного   кредита, замыкавшиеся на республиканские  и  центральный  сельскохозяйственные  банки; общества взаимного кредита  -  для  кредитования  частной   промышленности  и торговли;  сберегательные  кассы  -  для  мобилизации   денежных   накоплений населения.  На 1 октября 1923 г.  в  стране  действовало  17  самостоятельных  банков, а доля Госбанка в общих  кредитных вложениях всей банковской  системы составляла 2/3. К 1 октября  1926 г. число банков  возросло  до  61,  а  доля Госбанка  в кредитовании народного хозяйства  снизилась до 48%.
      Экономический  механизм  в   период  нэпа   базировался   на   рыночных принципах. Товарно-денежные  отношения, которые  ранее   пытались  изгнать  из производства  и обмена, в 20-е  годы  проникли  во  все  поры  хозяйственного  организма, стали главными связующим  звеном между его отдельными  частями.  Всего за 5 лет, с 1921 по 1926 г., индекс  промышленного   производства увеличился более  чем в 3 раза; сельскохозяйственное  производство возросло  в 2  раза  и  превысило  на  18%  уровень  1913  г.  Но  и   после   завершения восстановительного  периода рост экономики продолжался   быстрыми  темпами:  в 1927-м, 1928 гг.  прирост  промышленного  производства  составил  13  и  19% соответственно. В целом  же  за  период  1921-1928  гг.  среднегодовой  темп  прироста национального дохода  составил 18%.
      Самым важным итогом нэпа  стало   то,  что  впечатляющие  хозяйственные  успехи были достигнуты на  основе  принципиально  новых,  неизвестных  дотоле истории  общественных отношений. В промышленности  ключевые  позиции  занимали  государственные тресты, в  кредитно-финансовой  сфере  -  государственные  и  кооперативные  банки, в сельском  хозяйстве - мелкие крестьянские  хозяйства, охваченные простейшими  видами кооперации.
      Совершенно новыми оказались  в условиях нэпа  и  экономические   функции государства;  коренным  образом   изменились   цели,   принципы   и   методы правительственной   экономической   политики.   Если   ранее   центр   прямо  устанавливал в  приказном   порядке  натуральные,  технологические   пропорции воспроизводства,  то  теперь  он  перешел  к   регулированию   цен,   пытаясь  косвенными, экономическими методами  обеспечить сбалансированный рост.
      Государство  оказывало  нажим   на   производителей,   заставляло   их изыскивать внутренние резервы  увеличения прибыли, мобилизовывать  усилия  на повышение  эффективности   производства,  которое  только  и   могло   теперь обеспечить  рост прибыли.
     Широкая кампания по снижению  цен  была  начата  правительством  еще  в конце  1923 г.,  но  действительно   всеобъемлющее   регулирование   ценовых пропорций   началось  в  1924  г.,  когда  обращение  полностью  перешло   на устойчивую червонную валюту, а функции  Комиссии  внутренней  торговли  были переданы  Наркомату  внутренней  торговли  с  широкими   правами   в   сфере нормирования цен. Принятые тогда меры оказались успешными: оптовые  цены  на промышленные товары снизились с октября 1923 г. по 1 мая 1924 г.  на  26%  и продолжали снижаться далее.
           Весь последующий  период  до  конца  нэпа  вопрос  о   ценах  продолжал оставаться  стержнем государственной  экономической   политики:  повышение  их трестами  и синдикатами грозило  повторением   кризиса  сбыта,  тогда  как   их понижение сверх меры при  существовании  наряду  с   государственным  частного сектора   неизбежно  вело  к  обогащению  частника  за  счет  государственной  промышленности, к перекачке ресурсов  государственных предприятий   в  частную промышленность  и торговлю. Частный  рынок,  где  цены  не  нормировались,  а устанавливались в результате  свободной игры  спроса  и   предложения,  служил чутким  барометром,  стрелка  которого,  как   только  государство  допускал  просчеты в политике ценообразования,  сразу же указывала на непогоду.
           Но регулирование цен проводилось  бюрократическим аппаратом, который  не контролировался   в   достаточной    степени    низами,    непосредственными  производителями.  Отсутствие  демократизма  в  процессе  принятия   решений,  касающихся   ценообразования,   стало,    “ахиллесовой    пятой”    рыночной социалистической  экономики и сыграло роковую  роль в судьбе нэпа.
           Однако, выход из кризиса не  был таким уж гладким. В 1923 г., когда подъем  только-только  начал  набирать  силу,  более   быстрое восстановление   на   селе   в   сочетании   с    медленно    преодолеваемой  дезорганизацией  рынка  привело   к  падению  цен   на   сельскохозяйственную продукцию  при одновременном резком повышении  цен на промышленные товары.  То был “кризис ножниц цен”, как его стали  называть  по  знаменитой  диаграмме, которую  Троцкий, первый заговоривший  об этом явлении, показал делегатам  XII съезда  РКП(б).  К  осени   кризис  приобрел  такие  масштабы,  что   угрожал парализовать  товарообмен  между  городом   и  деревней,   а   следовательно,  подорвать едва начавшееся восстановление  и  вызвать  неизбежную  депрессию.
     Причины его были, конечно, более сложными,  чем  те,  на  которые  указывали  критики  из  оппозиции,  сводившие  все  к   отставанию   промышленности   и отсутствию плана. Анализ его причин явился, таким образом, исходным  пунктом диспута между противостоящими  тенденциями в экономической  теории -  диспута, получившего развитие в последующие годы. Между тем  уже в 1924 г. напомнил о себе второй отрицательный фактор. Новая серьезная  засуха обрушилась на зерносеющие  районы  юга  и  юго-восточной  части  европейской России, которые  еще  не  полностью  оправились  от  трагических  последствий  недорода 1921  г.  Тем  самым  обнаружилась  непрочность  подъема  сельского хозяйства.  Последствия  на  этот  раз  были  не  столь   катастрофическими: население пострадавших областей насчитывало 8 млн. человек.  И  все  же  они ощущались  еще и три года спустя.
           Сколь ни блестящи были успехи  в  экономике,  ее  подъем  ограничивался жесткими пределами.  Достигнуть довоенного уровня  было  нелегко,  но  и  это  означало новое столкновение  с  отсталостью  вчерашней   России,  сейчас  уже изолированной   и  окруженной  враждебным  ей  миром.  Мало  того,   наиболее  могущественные  и   богатые   капиталистические   державы   вновь   начинали укрепляться.  Американские экономисты подсчитали, что национальный  доход  на  душу населения в конце 20-х  годов составлял в СССР менее  19% американского.
           Восстановление  производства  и   стабильность  денежной  единицы   были оплачены дорогой ценой:  экономией даже на самом существенном. В стране,  где культура рассматривалась  как первая национальная необходимость,  приходилось урезывать даже расходы  на школу. По-прежнему тяжким  оставалось  положение  с беспризорными:  миллионы детей, брошенных на  произвол  судьбы,  являли  собой  печальное  зрелище.  В  то  же  время  была  восстановлена   государственная монополия на  водку - немаловажная статья дохода  государственного бюджета,  в  прошлом осуждавшаяся революционерами  как “аморальная”. Правда,  таким   путем надеялись организовать  более  эффективную  борьбу  с  частным  производством  алкоголя - губительным самогоном.  На практике пьянство разрасталось.
            В  подобных  условиях  большевики,  стоявшие  у  власти,   не   могли удовлетвориться только  восстановлением страны. Вся их  деятельность  велась, разумеется,  не  во  имя  простого  возврата  к   производственным   уровням  довоенной  и  дореволюционной   России;  оправдать  эту   деятельность   могла совершенно  иная цель: власть.

Социальные противоречия НЭПа. 

     Введение  нэпа вызвало изменение социальной структуры и образа жизни людей.
     Наиболее  колоритной фигурой того времени  была новая советская буржуазия  – «нэпманы», «совбуры». Эти люди в значительной степени определяли лицо своей эпохи, но они находились как бы за пределами советского общества: были лишены избирательных прав, не могли быть членами профсоюза.
     Предприниматели остро чувствовали временность, непрочность своего положения. Поэтому  в частную деятельность хлынули  прежде всего различного рода авантюристы, спекулянты, стремившиеся как можно  быстрее сорвать куш, израсходовать  его, пожить в свое удовольствие. Естественно, что ни о каких долговременных вложениях капиталов, расширения сферы  деятельности и выпуска товаров  в подобной атмосфере не могло  быть и речи. Поэтому доля частной  промышленности в общем объеме промышленного  производства была невысока. Частные  капиталы устремились прежде всего  в торговлю. И если оптовая торговля контролировалась в основном государством, то в розничной безраздельно господствовал  частник.
     Значительные  изменения произошли в традиционных слоях населения. В период Гражданской  войны была полностью уничтожена и без того немногочисленная русская  буржуазия, а также помещики. Серьезный  урон понесла интеллигенция. В то же время из гражданской войны  и сопутствующей ей разрухи вышел  «пролетариат, ослабленный и до известной  степени деклассированный разрушением  его жизненной основы – крупной  машинной промышленности», как констатировал  В.И. Ленин. В 1920 году, по официальным  данным, в России насчитывалось 1,7 млн. промышленных рабочих, причем кадровые рабочие составляли не более 40%, т.е. около 700 тыс. человек. Но уже к 1928 году общая численность рабочего класса увеличилась в пять раз. Основную массу рабочего пополнения составляла сельская молодежь. Перебираясь в  город, она изменяла свой социальный статус, что рождало сложную гамму  настроений. С одной стороны, это  было растущее ожидание лучших перемен, что вкупе с крестьянской психологией  превращало ее в послушную и доверчивую по отношению к государству массу  населения. С другой стороны, попранные  нэпом уравнительные настроения делали ее яростными противниками тех, кто смог приспособиться к изменившейся ситуации, обеспечить себе высокий материальный достаток.
     Изменения произошли и в крестьянской среде. Передел земли, а так же политика сдерживания (при помощи налогов) роста  зажиточных хозяйств и государственная  поддержка малоимущих привели к  осереднячиванию деревни. Середняки  же являются наиболее стойкими приверженцами  традиционных порядков в хозяйственной  жизни, культуре и быте. Подобная среда  малопригодна для революционных  преобразований. Поэтому в первые годы нэпа Ленин делал ставку на поголовную кооперацию крестьян, подчеркивая  при этом, что данный процесс должен носить добровольный характер. Он считал кооперацию шагом крестьян к социализму.
     В то же время крестьяне выражали недовольство политическими ограничениями для  жителей села. Получив от нэпа значительные экономические послабления, они  были не прочь получить право отстаивать свои интересы при помощи собственных  политических организаций.
     Еще одной «гримасой» нэпа было непомерное увеличение чиновничье-бюрократического аппарата. Этому способствовало не только активное вмешательство государства  в сферу производства и распределения, но и низкая квалификация кадров, которая  вынуждена иметь на одном участке  работы нескольких человек. В 1917 году в  учреждениях работало около 1 млн. чиновников, в 1921 году – 2,5 млн. 
 
Экономические противоречия НЭПа. 

     Значительные  темпы экономического роста в  период нэпа во многом объяснялось  «восстановительным эффектом»: в промышленности – введением в эксплуатацию уже  имевшегося оборудования, которое не использовалось, так как население  было занято войнами и революциями; в сельском хозяйстве – восстановлением  заброшенных пахотных земель. Когда  в конце 20-х годов эти резервы  иссякли, стране понадобились огромные капиталовложения для реконструкции  старых заводов и создания новых  отраслей промышленности.
     Пойти проторенным российским путем привлечения  иностранных инвестиций большевики не смогли, хотя и пытались. Само нахождение их у власти делало этот путь бесперспективным для многих потенциальных инвесторов. Иностранные предприниматели не хотели рисковать своими капиталами. Они уже были научены опытом безвозмездной  национализации иностранной собственности, проведенной большевиками сразу  после Октябрьской революции.
     Последние надежды на то, что «заграница нам  поможет», рухнули в 1929 году, когда  на Западе разразился масштабный экономический  кризис.
     Внутренние  резервы тоже были минимальны. Частный  капитал, как известно, не допускался в крупную и в значительной степени даже в среднюю промышленность; в стране существовала драконовская система налогообложения; отсутствие юридических гарантий заставляло население  скрывать свои накопления, держать  их не в сберегательных кассах и  ценных государственных бумагах, а  в тайниках и кубышках, пускать  на спекуляцию.
     В таких условиях частный капитал  не мог достаточно быстро модернизировать  отсталую российскую экономику. Государственный  же сектор, хотя и считался приоритетным, был малорентабельным. В 1928 году прибыльность промышленного производства была меньше, чем до войны, на 20%, железнодорожного транспорта – в 4 раза. нельзя было рассчитывать и на сельское хозяйство, некогда  экспортировавшее свою продукцию во многие страны. Одним из результатов  нэпа было дробления крестьянских хозяйств, осереднячивание деревни, что приводило к уменьшению производства товарной продукции. Середняк производил продукты прежде всего для собственного потребления и почти не был связан с рынком.
     Снижение  объема экспорта сельскохозяйственной продукции вело к сокращению импорта  оборудования, столь необходимого для  модернизации страны, не говоря уже  об импорте товаров широкого потребления. В 1928 году импорт оборудования был вдвое  меньше, чем в дореволюционной  России.
     Сельскохозяйственные  проблемы усугублялись растущим промтоварным голодом. У крестьян пропадал стимул к расширению товарного производства: зачем напрягаться, если на вырученные деньги нечего купить?
     Становилось ясно, что требуется немедленная  корректировка экономической политики.
     Таким образом, после военно-коммунистических экспериментов Россия вернулась  на путь рыночной экономики. Народное хозяйство страны стало быстро восстанавливаться. 

Политическая  борьба в годы нэпа

 
           Введение нэпа ничуть не  ограничило  политический   террор  РКП(б)  по отношению к реальной и   потенциальной  оппозиции,   препятствуя  тем   самым  политическому   оформлению  стихийного   стремления  трудящихся   города   и деревни к демократическим  правам и свободам.  Сказав  А,   то  есть  допустив известную   экономическую свободу,  РКП(б)  не намеривалось  говорить  Б,   то есть ограничивать свои  притязания  на  монополию власти, информации и  т.д. “Мы самоубийством  кончать не желаем и поэтому  этого не  сделаем”,  -  твердо  заявлял по этому поводу В.И.  Ленин.
           С  введением  нэпа,   но  уже  по  другим  причинам,  резко  усилилось подавление  инакомыслия и в рядах самой  Коммунистической партии.   Речь  идет о  сильных  антинэповских   настроениях  в РКП(б),  которые  угрожали  отходом от нее уверовавших  в  идеалы  “потребительского   коммунизма”   определенной части   рабочего класса и мещанства.  Так, в мае 1921 г.  органами  ВЧК  была перехвачена  листовка  с  сообщением   об   образовании   группы   “активных революционных   рабочих   Москвы”,   которая   задалась   целью   добиваться  освобождения трудящихся города  и деревни “как от ига буржуазного,  так и  от государственного   капитализма”.    Даже   в    коммунистической    верхушке  профессионального   движения   зрело  глухое   недовольство    мероприятиями нэпа,  которое  прорвалось наружу во время  4-го  съезда  профсоюзов.  18  мая 1921 г. Коммунистическая  фракция   съезда  отклонила резолюцию ЦК  РКП(б)  о роли и задачах профсоюзов  на том основании, что она  сводит на  нет   функции  профсоюзов в деле защиты экономических  интересов  пролетариата  перед   лицом нарождающегося капитализма.   Председатель   ВЦСПС   М.П.  Томский  чуть  не поплатился  за эту фронду с  ЦК  своим   партбилетом  (Ленин  требовал  от  ЦК исключения  его  из  партии),  но, к счастью для   себя,  отделался  временным  направлением на работу в Туркестан.
           Не меньшие опасения руководству  РКП(б) должно было внушать   и  слишком сильное    тяготение    части    членов    партии    к    нэпу    в    форме частнопредпринимательской   деятельности,  также   чреватое  отступлением  от “чистоты”   ее  классовых  принципов.   В   этой   связи   крайне   любопытно постановление Оргбюро  ЦК РКП(б) 9 сентября 1921г.  о недопустимости  участия коммунистов в организации  и  деятельности  артелей на  правах владельцев  или арендаторов  средств производства, и совершенно категорически отказывалось  в  праве  участия  “в каких бы то ни  было  частнохозяйственных  организациях, носящих  явно  выраженный  профессионально-торговый  характер”.  Допускались высокие  оклады,  тантьемы  (премии   с   определенного   процента   оборота капитала),  гонорары и   другие  формы   материального  вознаграждения,   но только получаемые на государственной службе.
           Резолюция  Х   съезда    РКП(б)   “О   единстве   партии”,    принятая применительно  к донэповскому ещё периоду   крайнего   обострения  фракционной  борьбы  (дискуссии о партийном  строительстве и о роли и   задачах  профсоюзов в 1920 г.),  теперь, в условиях нэпа,  стала   по   воле  ЦК  и  самого  В.И. Ленина  выполнять  функцию   сдерживания  слишком  горячих   антинэповских   и пронэповских  настроений  членов  единственной  правящей  партии.  Резолюция запрещала  не только “неделовую и   фракционную  критику”  в   адрес  партийных органов, но  и даже возможность  коллективного   выражения  мнений  на  основе  определенной политической  платформы.  В  то  же  время  ЦК  РКП(б)  получал полномочия исключать   из  партии  и  даже  выводить  (до  очередного  съезда партии)  из  состава  Центрального   Комитета   его  членов  “за   нарушение дисциплины и допущение  фракционности” двумя третями  голосов ЦК и ЦКК. И  без  того военизированная структура  Коммунистической партии,  сложившаяся  в  годы “военного коммунизма”,  под воздействием  этой  резолюции   приобрела   четкие формы   отношений  господства  и   подчинения,  разделившие  партию  на  узкий начальствующий состав  и   бесправную  массу  рядовых   исполнителей.  В  этих условиях  другая  важная  резолюция   Х  съезда  РКП(б)   -   “По    вопросам партийного  строительства”  -  была  обречена  на  невыполнение  как  раз   по тем ее пунктам, которые   ставили  на  очередь  дня   задачи  перехода  к  так  называемой   “рабочей   демократии”.   Под   ней   подразумевалась    “такая организационная форма  при проведении партийной   коммунистической   политики,  которая обеспечивает всем  членам  партии,  вплоть  до  наиболее  отсталых, активное участие в  ней, в решении всех вопросов, выдвигаемых  перед  ней,  в решении  этих  вопросов,  а   равно   и   активное   участие   в   партийном строительстве”.  Но  обсуждение без критики  - действие,  лишенное какого  бы  то полезного  эффекта,  разлагавшее   РКП(б)  с  морально-политической  точки зрения.
           Мало кто из  тогдашних  инакомыслящих  (в  смысле  антибюрократических  настроений)  коммунистов  осознавал   глубокую   органическую    зависимость между антидемократическим  устройством Советского государства  и  ограничением внутрипартийной   демократии.  Не изменил своего  отношения к данному  вопросу  и В.И. Ленин. В своих последних  статьях и письмах он  лишь  высказывался  за сохранение  “устойчивости”   руководящей   партийной   группы   при   помощи увеличения количества  голосов ЦК РКП(б) до 50-100  человек,  чтобы,  по  его словам, “конфликты  небольших частей  ЦК”  не  получили  “слишком  непомерное  значение  для  всех  судеб   партии”.   Столь  же  “аппаратные”  по   своему характеру  меры   предлагаются   В.И.   Лениным   в   отношении   борьбы   с бюрократизмом.  Задуманная  им реорганизация Рабоче-Крестьянской  Инспекции  в орган  совместного   партийно-государственного  контроля,   даже  при   самом удачном  подборе работников,  не идет  ни в какое сравнение  с   преимуществами демократического  контроля  самого   общества  (через   парламент,   свободу  печати и т.д.) над исполнительной  властью.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.