На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Роль этических комитетов в современной медицине

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 05.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 Смоленская  государственная медицинская академия
 кафедра философии
 курс  биомедицинской этики 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 Реферат 

 Роль этических комитетов в современной медицине 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 студентки 1 курса
 факультет ВСО гр.№2
 Сидоренковой  И.В.
 преподаватель Остапенко В.М. 
 
 
 
 
 
 
 
 

 Смоленск 2007г.
 План  реферата:
 1.Введение.
 2. История возникновения этических комитетов
 3. Этический комитет: сущность, структура, функции.
 4. Основные принципы порядка работы этических комитетов.
 5. Этические комитеты в России.
    ЛНЭК
    этические комитеты в ЛПУ
    место этических комитетов в системе контроля качества медицинской помощи.
    Регламент работы этических комитетов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 1. Введение.
 На  современном этапе развития системы  здравоохранения и медицинской  науки характерным является все возрастающее внимание к этическим принципам и правовым основам биомедицинских исследований. Известно, что вопрос об этических границах научных исследований с привлечением человека в качестве испытуемого впервые был поднят К. Бернаром. В его трудах есть слова, не утратившие актуальность и в наши дни: «Мы не можем экспериментировать на больных, которые вверяют нам себя... Наука прежде всего должна уважать человеческую жизнь» (1869). К сожалению, ХХ век явил множество примеров попрания этого принципа.
 В конце  Второй мировой войны общественности стали известны все ужасы жизни  в учреждениях для умственно  отсталых и в концентрационных лагерях  Третьего рейха. На Нюрнбергском процессе показано, что (среди прочих зверств) врачи осуществляли калечащие, чисто экспериментальные гинекологические операции на женщинах-заключенных и изучали  пределы выживаемости человека при низких температурах, погружая заключенных в ванны с ледяной водой. Философия таких деяний состояла в том, что некоторые классы людей представляют собой расходный материал, не имеющий индивидуальной ценности, не более чем средство достижения некоего сомнительного общего блага, например развития науки.
 Сегодня никто не придерживается такой точки  зрения всерьез. В самом деле, сейчас среди многих проблем медицинской этики этот вопрос - один из немногих, где этические основания представляются ясными и недвусмысленными. Каковы бы ни были выгоды от использования людей в качестве участников эксперимента, не может быть никакого оправдания обращению с ними как всего лишь средствами для достижения цели. Права личности должны быть превыше всего, и никакое научное достижение не может перевесить вред, нанесенный неэтичным исследованием. Тем не менее, даже по прошествии стольких лег все еще есть области, в которых сохраняется некоторая неопределенность в том, что касается соотношения между значимыми социальными целями и правами личности (хотя и не на таком варварском уровне, как в нацистских экспериментах). Новые технологии позволяют сегодня вторгаться в подсознание и управлять поведением личности без ее ведома. Хотя все манипуляции с человеческим поведением производятся в рамках биологической и психической нормы, но механизм вторжения в личность разработан на базе медицинских знаний, да и проблема прав личности здесь стоит так же, как в случаях принудительного лечения. Практически пока реализовать регулятивные потенции в биоэтике в этой сфере удается лишь в процессе этического контроля за клиническими испытаниями.  

 2. История возникновения  этических комитетов.
 История создания комитетов по этике не имеет  точной даты своего начала. Современная  история вопроса защиты субъектов  научного исследования начинается, пожалуй, с принятия в 1947г. «Нюрнбергского кодекса», разработанного в ходе Международного Военного Трибунала. Кодекс содержит многое из того, что в настоящее время положено в основу этических принципов, которыми принято сегодня руководствоваться при проведении медико-биологических исследований на людях.
 Первое  положение кодекса утверждает абсолютную необходимость добровольного согласия субъекта на участие в исследовании. Затем детализируется понятие такого согласия: испытуемый должен иметь правоспособность на дачу такого согласия, последнее должно даваться свободно, без оказания давления, а также быть осознанным. Остальные положения требуют сведения до минимума возможного риска или вреда для испытуемого (в любом случае - обеспечения благоприятного  соотношения возможного риска и пользы, связанных с его участием в исследовании), гарантии того, что исследование будет проводиться квалифицированными специалистами, а также соблюдения права испытуемого отказаться от участия в исследованиях на любом этапе его проведения.
 В дальнейшем положения кодекса развивались  и детализировались в различных  международных и национальных документах, легли в основу деятельности так называемых комитетов по этике исследования, существующих (под различными названиями) в разных странах и являющихся механизмом этического контроля за проведением медико-биологических исследований на людях.
 Хотя кодекс был обнародован в 1947г., его применимость к биомедицинским исследованиям осознавалась не всегда, в этих документах еще не было строгой дифференциации не то что самих испытаний, но даже отделения клинических испытаний от неклинических. В начале 60-х годов стало усиливаться осознание что существующий этический контроль медицинских исследований недостаточен. Всемирная медицинская ассоциация подготовила проект этического кодекса, относящегося к экспериментам на людях, который после широкого распространения и обсуждения был принят Ассамблеей ВМА в 1964г. в Хельсинки. Хельсинская декларация, которая впоследствии претерпела несколько переработок, составляет основу этического мониторинга и контроля за медицинскими исследованиями во всем мире.
   На ХХIХ Ассамблее Всемирной медицинской ассоциации, проходившей в 1975г. в Токио, пересматривается и дополняется этический кодекс медико-биологических исследований. Инициаторам исследований рекомендовалось проводить консультации с «независимым комитетом», уполномоченным обеспечить неукоснительное соблюдение этических принципов при осуществлении протокола исследований. В зарубежной литературе создание комитетов по этике, предусмотренное «Токийской декларацией», нередко характеризуется как важнейшее нововведение, как создание действенного механизма этического контроля проводимых медико-биологических исследований на людях. Задача такого комитета заключалась в предварительной этической экспертизе протокола научного исследования. Иногда - это Центральный комитет, создаваемый на правительственном уровне (или такой организацией как Академия наук), а иногда — местные комитеты, создаваемые на базе отдельных больниц. Прототипы этических комитетов впервые возникли в клиниках СIIIА в 50е годы, точнее, после 1953г, когда впервые начали создаваться так называемые экспертные комитеты. До этого момента деятельность врачей-исследователей и медицинского сообщества в целом регулировалась принципами профессиональной автономии, что на практике означало, что сами исследователи (или институты и клиники, в которых они работали) определяли тот момент, в который то или иное исследование становилось, по их мнению, неприемлемо опасным. Они же определяли и то, в каком объеме и какую информацию об исследовании следует давать субъектам, участвующим в клинических испытаниях.
 Федеральное законодательство, требующее предварительной  оценки проектов исследований, появилось в США в 1966г. Механизмом осуществления оценки исследований и защиты субъектов научных исследований явились «наблюдательные советы учреждения», которые и выполняли функции «комитетов по этике исследования». Эти комитеты, однако, нуждались в определении тех принципов, за соблюдением которых они и должны были наблюдать. С этой целью в июле 1974 г. специальным параграфом «Национального закона об исследованиях» в США была учреждена «Национальная Комиссия по защите субъектов в биомедицинских и поведенческих исследованиях», проработавшая до1978г. Позднее Конгресс СПIА своим решением создал Президентскую комиссию по изучению этических проблем в медицине, биомедицинских и поведенческих исследованиях, проработавшую с 1980 по 1983г. Другими словами, речь шла о создании системы государственного контроля за соблюдением этических правил исследователями, осуществляющими свою деятельность на средства федерального бюджета.
 США шли по пути создания временных экспертных советов, комиссий, комитетов для  решения возникающих в биомедицине  проблем, но не создавали стационарный орган (как в Европейских странах).
 С 70-х  годов в ряде развитых стран уже  активизируются попытки создания подобных комитетов.
 В 1974 году во Франции был создан Национальный консультативный комитет по этике в области наук о жизни и здоровье. В 1978г. в Дании — Совет по медицинским исследованиям, также в 1978 году и также Совет по медицинским исследованиям был создан в Канаде. 

 3. Этический комитет:  сущность, структура,  функции.
 Англо-русский  словарь терминов, используемых при  проведении клинических испытаний  лекарственных препаратов, содержит такое определение: «Этический комитет  — независимый орган (на уровне данного учреждения, региональном, национальном или наднациональном уровне), состоящий из лиц, имеющих научное/медицинское образование и не имеющих его, в чьи обязанности входит обеспечение защиты прав, безопасности и благополучия субъектов исследования и гарантирование общественности этой защиты посредством (наряду с другими способами) рассмотрения и одобрения протокола клинического исследования, приемлемости исследователей, оборудования, а также методов и материалов, которые предполагается использовать при получении и документировании информированного согласия субъектов исследования.
   Включению в комитеты лиц немедицинских  профессий придается во многих зарубежных странах немаловажное значение.
 В этом определении речь идет только об исследовательском комитете, тогда как права пациента должны быть защищены не только в клинических испытаниях, что само по себе очевидно.
 В обычной  врачебной практике решения принимают  две стороны — врач и пациент. В этом диалоге, как говорится, третий лишний, если, конечно, его не пригласят. Однако возрастающая сложность медицинских манипуляций, изменение структуры заболеваемости, разработка новых методик и лекарственных средств часто заставляет обращаться за помощью к третьей стороне - в случае противоречий или конфликтов. Этой третьей стороной призваны стать комитеты или (и) этические консультации.
 Для того чтобы определиться в сущности, структуре и функциях этических комитетов, придется обратиться к описанию существующих комитетов.
 Модели (или типы) функционирования этических комитетов условно делят на «американскую» и «европейскую». Можно говорить о том, что главной отличительной особенностью этических комитетов США является система государственного контроля за проведением биомедицинских исследований на людях. Для «европейской» модели общей чертой, свойственной деятельности этических комитетов, является совещательно-консультативный характер их полномочий.
 Этические комитеты лечебных учреждений учреждаются  как консультативные группы и  привлекаются в тех случаях, когда возникают моральные проблемы. Их прерогатива — обсуждение сложных этических проблем, возникших в клинической практике, и формулировка рекомендаций о том, как эти проблемы следует решать. Смысл существования комитетов по этике и этических консультаций в том, чтобы не доводить проблемную ситуацию до суда, а попытаться решить на межличностном уровне, путем разумного соглашения. Этические комитеты формируются из независимых лиц, компетентных в вопросах биоэтики, которые могут оценить медицинскую сторону дела и дать советы не только практикующим врачам, но и пациентам. Сейчас все службы, имеющие отношение к медицине, стали проявлять повышенный интерес к комитетам по этике и этическим консультациям, в деятельности которых они видят способ гармоничного развития отношений медицинских работников и пациентов.
 Все большее распространение получает работа так называемых этических  консультантов. Как правило, это  члены этического комитета, выезжающие в лечебное учреждение, где возникла этическая проблема, и решающие ее на месте или представляющие материал не заседание комитета. За рубежом такая форма работы действует уже давно. 
 Второй  тип комитетов - те, которые заняты непосредственно оценкой новых  достижений биомедицины, экспертизой  исследовательских проектов, защитой прав испытуемых и определением социальных рисков в рамках регионов, государств, международного сообщества в целом.
 Состав, функции и порядок работы этих комитетов меняются в широких пределах от страны к стране, так что согласованных международных руководящих указаний не существует. Этические комитеты, созданные и действующие в европейских странах, имеют гораздо больше различий, нежели общих черт, характеризующих принципы их организации и функционирования. Как отмечалось в «Докладе о проведении первого круглого стола представителей этических комитетов стран Европы» (24—25 марта 1992г., Мадрид), «участники встречи отметили наличие различий в системах организации, деятельности и формулировках целей, стоящих перед этическими комитетами различных европейских стран», что объяснялось различиями как в социально - экономической сфере и сфере культуры, так и в организации систем здравоохранения и осуществления научно-исследовательской деятельности. Были, впрочем, отмечены и общие черты. Существующие в мире этические комитеты действуют на двух уровнях – национальном и региональном (местном). Основная работа по этическому контролю медицинской науки и практики осуществляется, как правило, на региональном или местном уровне. Как правило, национальные этические комитеты занимаются «этическими вопросами глобального характера - выработкой общих этических принципов, кодексов и т.п., а региональные или местные занимаются непосредственно этической экспертизой протоколов медико-биологических исследований на людях.
 В свою очередь этические комитеты национального уровня также различаются по характеру своей деятельности. Одни из них (например, датский Центральный научно-этический наблюдательный комитет) ориентированы в своей деятельности на осуществление «диалога с общественностью, ее образование в области проблем биоэтики», другие же - на консультирование правительств и парламентов своих стран по вопросам медицинской этики (например, шведский Совет по медицинской этике).
 Зависимость структуры и особенностей функционирования системы этических комитетов от модели здравоохранения в целом можно выразить следующим образам:
    Государственная система финансирования здравоохранения предполагает согласованную с ним систему этических комитетов, построенную по централизованному принципу, во главе с постоянно действующим, юридически закрепленным Национальным комитетам по этике, но со слабо развитой системой местных этических комитетов .
    Страховая модель здравоохранения очень предполагает резкое повышение роли этических комитетов в обществе с «привязкой» к территориальному или финансовому полю деятельности страховых фирм, компаний, добровольных обществ. При регулируемом страховом финансировании такая система достаточно стабильна и функции комитетов разных уровней не пересекаются, если существует правовая регламентация.
    Модель частной медицины содержит внутренне противоречивую установку, которую можно сформулировать так: частная медицина уже содержит в себе этические регуляторы, в противном случае она обанкротится. Но потребитель медицинских услуг этого не видит, поэтому этические комитеты существуют, но часто носят временный характер и не структурированы по иерархическому принципу. Юридического основания для создания этических комитетов в системе частной медицинской практики нет.
 Что касается профессионального состава национальных этических комитетов, то, как отмечается в упомянутом выше докладе, «большинство членов национальных комитетов во многих странах составляют представители общественности» (например, в Дании, Люксембурге, Норвегии), хотя в некоторых других странах (например, в Финляндии, на Мальте) большинство таких комитетов состоит из медиков-профессионалов.
 Различны даже названия таких комитетов, например, в США это институциональные советы по проверке (Institutional Review Boards), в Великобритании их называют исследовательскими этическими комитетами (Research Ethics Committees), при этом есть как местные (локальные), так и многоцентровые комитеты, в Новой Зеландии и просто этические комитеты (Ethics Committees) (хотя они занимаются этическими проблемами как при лечении, так и при исследованиях), в Австралии они называются институциональными этическими комитетами (Institutional Ethics Committees) и находятся под контролем Австралийского комитета по этике в здравоохранении.
 Перечисленные различия менее важны, чем другие, такие, как количество членов, процедурные правила и подотчетность комитетов другим органам, таким, как больничные советы или территориальные управления здравоохранения. 

 4. Основные принципы  порядка работы  этических комитетов.
 Для гарантии того, что принципы исследовательской этики соблюдаются на практике, важно установить адекватный порядок работы с протоколами, которые оцениваются этическими комитетами.
 Можно выделить несколько принципов, которые  должны гарантировать вне зависимости от национальных различий защиту интересов участников исследований и исследователей: это принцип независимости и беспристрастности, принцип правильности процедуры и принцип подотчетности.
 Наилучшая гарантия первого принципа — создание соответствующих критериев членства в комитете. Очевидно, что комитет, полностью составленный из исследователей, не может считаться достаточно  удаленным от исследовательского сообщества или достаточно близким к обществу в целом для того, чтобы беспристрастно судить о таких вещах, как уровни риска и неудобства или адекватность процедур информирования и получения согласия. С другой стороны, комитет, не обладающий необходимой научной компетентностью, никогда не сможет точно оценить ни научную обоснованность и полезность проекта, ни связанный с ним возможный риск. Таким образом, очень важно, чтобы состав комитета был сбалансирован и представлял широкий спектр точек зрения на исследования, включая особенности социального или культурного окружения участников исследования. Точка зрения больных, которых привлекают к исследованию параллельно с курсом лечения, также должна быть адекватно представлена. Наряду с этим важно, чтобы комитет был компетентен и в других областях, помимо соответствующей сферы научного знания, особенно в области права и религиозной или философской этики.
 Для того, чтобы обеспечить подлинную  независимость комитета от научного сообщества, которое он оценивает, недостаточно чисто символического членства непрофессионалов, поскольку специализированный характер большей части обсуждаемого материала может легко поставить перед членами комитета, не являющимися учеными, психологический барьер, так что в принятии решений будут доминировать те, кто компетентен в данной исследовательской области. В некоторых странах, например существует требование, чтобы в состав комитета входило равное число непрофессионалов и ученых - медиков, причем председатель должен избираться из числа непрофессионалов. К другим способам предотвращения необъективности относятся требование присутствия по меньшей мере двух членов комитета, не являющихся профессионалами, для наличия кворума и/или требование того, чтобы все решения принимались комитетом единогласно. Очевидно, что какие бы меры на вводились, они не должны приводить к поляризации непрофессионалов и ученых в комитете на два отдельных лагеря, нежелательно также, чтобы непрофессионалы всегда воспринимали себя как представителей специфических групповых или общественных интересов. Лучше всего функционируют те комитеты, в которых разделение на непрофессионалов и ученых - профессионалов не обнаруживает себя. Это достигается с помощью процедур, которые дают всем членам комитета уверенность, что их голоса будут услышаны, а их мнения будут уважаться.
 Оценка  протоколов исследования является сложным  делом, которое не может быть выполнено удовлетворительно, если члены комитета не имеют четких методов для обработки представляемой им массы материалов. Для обеспечения последовательности каждый протокол должен подвергаться единообразному рассмотрению на предмет его научной обоснованности, соотношения риска и пользы, адекватности информирования и процедур получения согласия. Необходимым условием является стандартизованная форма заявки. Состав и формулировки вопросов в этих формах лучше всего определяются опытным путем, когда сам комитет решает, какая информация значима для принятия решения. Все заявки должны включать в себя копии информационных листовок, бланков согласия и полную информацию о мерах для компенсации участников.
 Правильные  процедуры должны защищать не только участников, но и исследователей. Прежде всего исследователи должны иметь возможность лично посетить комитет для оправдания своего проекта до того, как он будет окончательно отвергнут. Кроме того, для комитета должна быть открыта возможность получения сторонней экспертной оценки для того, чтобы прояснить или при необходимости скорректировать его оценку приемлемости проекта. Если же его заключение остается отрицательным, должна существовать другая инстанция (например, национальный комитет по этике исследований), в которую может обратиться как соискатель, так и
 комитет, чтобы получить стороннее заключение. Если проект полностью блокируется  вследствие этических возражений, это  представляет для исследователей серьезную  проблему, однако если полностью следовать описанным выше процедурам, можно гарантировать, что аргументы будут достаточно весомыми, чтобы оправдать такой шаг, направленный на защиту интересов участников исследования. Во всех исследованиях в области здравоохранения  интересы участников должны быть превыше всего.
 В первую очередь, подотчетность комитета должна гарантироваться деклараций того, что  его решения принимаются в  соответствии с международно-признанными  руководящими правилами. Чаще всего  нормативные принципы заимствуются из Хельсинкской декларации ВМА с ее последующими пересмотренными редакциями или из руководства, выпущенного Советом международных организаций медицинских наук (СIОМS). Кроме того, в каждой стране имеются собственные изменения и уточнения к ним, сделанные правительственными учреждениями, профессиональными организациями или закрепленные законодательно. В Новой Зеландии существует национальный стандарт для комитетов по этике, совместно разрабатываемые Советом по исследованиям в здравоохранении и  Национальным консультативным комитетом по этике в здравоохранении и службой помощи инвалидам. В Австралии Национальный совет по здравоохранению и медицинским исследованиям опубликовал сборник национальных руководств для институциональных этических комитетов.
 Другая  форма подотчетности вытекает из взаимоотношений комитета с органом здравоохранения или организацией, в рамках которых он функционирует, Эти взаимоотношения являются очень тонкими. Если комитет слишком тесно связан с учреждением или органом здравоохранения, он может лишиться должной независимости в решениях и той критической роли, в которой заключается смысл его существования. В то же время комитет должен быть в соответствии с демократическими норами подотчетен перед тем, кто несет ответственность за здравоохранение в обществе или за качество управления в том учреждении здравоохранения, в котором проводиться исследование. Необходимое сочетание независимости и подотчетности может быть достигнуто с помощью системы тщательного отбора членов комитета; с помощью системы ротации членов, которая предохраняет от чрезмерного укрепления отдельных точек зрения или групповых интересов; с помощью системы отчетности, которая позволяет как органам здравоохранения, так и общественности быть в курсе деятельности комитета, не допуская при этом ни нарушения конфиденциальности, ни чрезмерного влияния на принятие им решений. Решения о том, должны ли заседания комитета быть закрытым или открытыми для публики нужно принимать, сопоставляя относительную строгость требований конфиденциальности с необходимостью отчитываться перед обществом.
 Рассуждения о процедурных аспектах, присущих деятельности этических комитетов  различных моделей и уровней, не должны заслонять главное: все  они создаются и действуют  с одной целью – защитить права  и интересы испытуемых и пациентов. Именно в этом заключается основное содержание деятельности любого этического комитета. 

 5. Этические комитеты  в России.
 Создание  этических комитетов в России началось недавно. Первоначально оно  было вынужденным — существование  аналогичных комитетов на Западе, невозможность работать с иностранными фирмами без санкций этических комитетов, необходимость работать с этими фирмами и, наконец, логика интеграции России в мировое сообщество, включающей интернационализацию ее биомедицинских связей, — вот те самые общие факторы, которые сделали появление этих комитетов неизбежным. Точные сроки, видимо, как и в других странах, назвать трудно. Документальное же оформление этических комитетов началось в 1995 году.
 В 90-е  годы в стране было создано 5 центральных  комитетов по биоэтике. Первым в 1993 году был учрежден Национальный комитет по биоэтике Российской академии наук. Затем — комитет при президиуме РАМН, при Российской медицинской ассоциации, при Ассоциации врачей и при Министерстве здравоохранения РФ. После принятия закона РФ «О лекарственных средствах» в соответствии с его 37-й статьей был создан Комитет по этике при федеральном органе контроля лекарственных средств (до этого этическая экспертиза протоколов клинических испытаний проводилась в специальной комиссии Национального комитета при РМА). Этот комитет начал свою работу осенью 2000г. Каждая организация-разработчик лекарственного средства должна обратиться в данный комитет и пройти соответствующую экспертизу. В декабре 2000 года инициативной группой медицинских работников был создан Независимый междисциплинарный комитет по этической экспертизе клинических исследований, который предполагал отвечать на различные запросы и обращения на добровольной основе. Локальные и региональные этические комитеты создаются менее активно, но количество их постепенно растет.
 Национальный  этический комитет был создан на прошедшем в октябре 1995 года Всероссийском  Пироговском съезде врачей по инициативе РМА. И. В. Богорад, член правления Российской медицинской ассоциации, главный ученый, секретарь Национального этического комитета в своем сообщении в Интернете «Национальный этический комитет - некоторые направления деятельности» приводит цитату из Положения о Национальном этическом комитете: «Национальный этический комитет Российской медицинской ассоциации является общественной экспертно-аналитической организацией, призванной осуществлять экспертную оценку проблем в области науки и практики по критериям биомедицинской этики.
 Национальный  этический комитет призван способствовать и всемерно содействовать укреплению доверия, консолидации и партнерских отношений между врачами (и всеми медицинскими работниками) и пациентами, добиваться согласия путем объективного и принципиального обсуждения сложных в морально- правовом отношении ситуаций.
 Национальный  этический комитет рассматривает  все вопросы, связанные с соблюдением  общих принципов гуманизма, нравственности и биомедицинской этики» (Богорад  И. В., 1998).
 Следует добавить, что НЭК с самого начала своего существования ведет активную работу по созданию этических комитетов разных уровней и обучению кадров, хотя упоминание об этом в целях и задачах его работы появилось позже.
 В настоящее  время к задачам НЭКа относят:
 -осуществление общественного контроля за соблюдением прав человека по критериям биомедицинской этики;
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.