На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Гражданская война в США и её влияние на международные отношения

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Белорусский государственный университет
Факультет международных отношений
Кафедра международных отношений 
 
 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа по дисциплине «История международных  отношений»
на тему: «Гражданская война в США и её влияние на международные отношения» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

              Выполнила:
              студентка 2 курса
              МО 1 группы
              Менжинская  Екатерина Владимировна 
               

              Научный руководитель:
                  Доктор  политических наук, профессор
                  Малевич Ю.И. 
                   
                   
                   
                   
                   
                   

МИНСК
2008
 

 
ВВЕДЕНИЕ.
 
 

  Я решила раскрыть в своей курсовой работе тему «Гражданская война в США и её влияние на международные отношения ». Я выбрала именно эту тему, поскольку считаю ее исторически важной и многогранной.    
    Гражданская война в Америке  закончилась больше 140 лет назад.  Однако мало, какое событие может  соперничать с ней в популярности среди американцев. Внешнеполитическая история гражданской войны в США по богатству своего содержания и многообразию воздействия на международные отношения той эпохи не уступала крупнейшим революциям мировой истории.
  О войне написаны десятки, если не сотни тысяч книг, число статей не поддается учету. Она колоссально повлияла на будущее развитие США и на будущее дипломатических отношений этой страны.
  США в период гражданской войны входили  в группу государств, имевших достаточно высокий авторитет в мировых внешнеполитических сферах и неудивительно, что события гражданской войны вызвали серьёзный резонанс на мировой политической арене.
  Конечно, внешнеполитический потенциал Соединенных  Штатов трудно было сравнивать с международным  весом великих европейских держав. Тем не менее США играли весьма активную роль в мировой политике. И внешнеполитическая история гражданской войны доказывает это.
  Гражданская война в США вызвала серьезную  перегруппировку сил в мире. С самого начала гражданской войны стало очевидным ее международное значение
  Целью моей курсовой работы является анализ внешней политики США в 1861 – 1865  годах. Как события тех лет  повлияли в целом на политический курс США и всего мирового сообщества.
  При написании курсовой работы я обращалась  к различным источникам. Это были как учебные пособия, так и художественная литература, как статьи из журналов, сайты Интернета, так и энциклопедии. Мне было не легко дать реальную оценку того времени, поскольку мешали личные притязания, как авторов книг, так и самого автора курсовой работы. 

 

      ГЛАВА 1. ПОЗИЦИЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ ДЕРЖАВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В США. 

     В начале 60-х годов внимание европейской  дипломатии было привлечено к Новому Свету в связи с начавшейся Гражданской войной в США. Она обострила давно назревавшее англо-американское торгово-промышленное соперничество (к 1861 г. США почти догнали Великобританию по тоннажу торгового флота, заняв второе место в мире по морским торговым перевозкам) и оживила планы старых колониальных держав (Испании, Франции), которые, воспользовавшись ослаблением США, стремились вновь укрепить свои колониальные позиции в Америке.[4]
     Влиятельные круги западноевропейской либеральной  буржуазии, прежде всего английской, с самого начала войны оказались  на стороне мятежников-рабовладельцев и призывали к интервенции в защиту рабства на Юге США. Такая политика по отношению к южанам была небезосновательна. Английские капиталисты стремились к уничтожению потенциально опасного противника- промышленников северо- востока. В случае победы Юга над Севером США в экономическом смысле опять превратились бы в колонию Великобритании; южные штаты были тогда почти монопольным поставщиком хлопка, без которого остановилась бы гигантская хлопчатобумажная промышленность Англии, тесно связанная, таким образом, с рабовладельцами южных штатов. Кроме того, английская буржуазия давно желала распада и ослабления США, рассчитывая тем самым еще более укрепить свою мировую торгово-промышленную монополию и облегчить колониальную экспансию Англии в тех странах Американского континента, которые США рассматривали как будущую область своего влияния. В случае победы Юга над Севером Соединенные Штаты опять превратились бы в колонию Англии. У Франции же были свои интересы в США. Император Наполеон III хотел возвратить бывшие французские колонии в США от Луизианы до Небраски, которые он надеялся захватить, как только на американскую землю вступят его вооруженные силы.
     Правительство Англии и Франции прекрасно понимало, что весь расчет южан был построен не на победе своими силами, а на помощи английских и французских интервентов. 4 марта 1858 г. один  из политических лидеров Юга сказал: «Без единого пушечного выстрела и не обнажая меча мы сможем поставить на колени весь мир, если они посмеют начать войну с нами… Что произойдёт, если в течение трёх лет не будет поставки хлопка? Я не буду подробно останавливаться на том, что каждый из вас может себе представить, но одно не подлежит сомнению: Англия сделает всё возможное и мобилизует весь цивилизованный мир, чтобы спасти Юг. Нет, вы не посмеете воевать с хлопком. Нет такой власти на земле, которая посмела бы воевать с ним. Хлопок правит миром».[4] Рабовладельцы были глубоко убеждены, что европейские страны незамедлительно признают конфедерацию и окажут ей всемерную помощь. Джефферсон Дэвис, президент конфедерации, заявлял:   «Англия признает нас, и мы накануне блестящего буду щего».[2] Это была стратегическая ошибка: главные проблемы гражданской войны в США решались на поле боя, а не зарубежными дипломатическими службами. Кроме того, лидеры мятежной конфедерации плохо знали традиции британской дипломатии, руководители которой имели все основания утверждать, что у Великобритании нет вечных друзей, но есть только вечные интересы.
     Такое настроение представителей южных земель, дало понять правительствам Англии и Франции, что на их помощь делается большая ставка.
     Пальмерстон1 и Рассел2 подталкивали южных рабовладельцев к мятежу и с нетерпением ожидали взаимного истощения сил Севера и Юга, чтобы, вмешавшись в их борьбу, продиктовать свои условия мира. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.1. ВОЕННАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ДЕРЖАВ. 

     Начавшаяся  война послужила сигналом для  проведения открытой интервенционистской политики Англии и Франции в поддержку конфедерации.
     Прошло  две недели после открытия военных действий и 28 февраля 1861 г. были получены вести о начале интервенции европейских держав в Америке.
     Не  без наущения английской дипломатии весной 1861 года Испания оккупировала республику Сан-Доминго. Это была открыто враждебная акция по отношению к правительству Линкольна. Испанцы, имея своей базой Кубу, попытались отобрать у негритянской республики Сан-Доминго восточную часть острова, которая была прежде испанской колонией. В связи со сложившейся ситуацией 2 апреля 1861 г. министр иностранных дел США обратился с письмом к испанскому послу в Вашингтоне с протестом против испанского вторжения. Но 1 июля 1861 г. испанский посол сообщил об аннексии негритянской республики.[7] Несмотря на это, правительство США предпочло выжидательную тактику в этом вопросе, так как было бы нецелесообразно разжигать новые конфликты и создавать дополнительные проблемы, в то время как гражданская война идёт полным ходом. Линкольну хватило дипломатического такта в этой сложной ситуации воздержаться от бесполезных дискуссий по проблемам Сан-Доминго. Забегая вперёд, хотелось бы отметить, что подобная политика была  характерной чертой того периода. Правительство США во главе с Авраамом Линкольном  предпочитало обходить острые углы, лишая тем самым провокаторов повода для развязывания новых войн.
     Следующим этапом интервенции европейских  государств в американские дела  было признание Англией южных  штатов воюющей стороной. Конгресс отделившихся штатов, собравшийся в  Монтгомери, обратился с открытым призывом к европейским державам организовать интервенцию. Было решено направить в Европу миссию, чтобы добиться дипломатического признания конфедерации и получить военную и экономическую помощь. В инструкциях дипломатам указывалось на необходимость подписания соответствующего соглашения в первую очередь с Англией.[1]
     Учитывая  все это, правительство Пальмерстона 13 мая 1861 г. выступило с «Королевской прокламацией о нейтралитете», в которой, формально объявила о своем нейтралитете в войне Севера и Юга. Фактически же правительство Великобритании активно поддерживало южан, готовясь к непосредственному участию в Гражданской войне на стороне Конфедерации.
     Заявляя о нейтралитете, Великобритания одновременно признавала Юг воюющей стороной, что  являлось первым шагом на пути признания Англией мятежной конфедерации как самостоятельного государства. Сразу же после опубликования прокламации английское правительство послало в американские воды свой военный флот.
     Активное  вмешательство европейских держав в американские дела продолжилось вооруженной интервенцией в Мексику, где в 1854—1860 гг. произошла буржуазная революция. Используя в качестве предлога мексиканские международные долги, Англия, Франция и Испания заключили в октябре 1861 г. в Лондоне конвенцию о военной оккупации Атлантического побережья Мексики в качестве гарантии ее кредитоспособности. Ввод войск в Мексику европейские державы оправдывали также необходимостью «обеспечить защиту интересов своих граждан» на территории этой страны.
     Цель  была очевидна: использовать гражданскую войну в США для разделения и ограбления Мексики. Очевидна была и ее антиамериканская направленность. Мексика имела большую границу с мятежной конфедерацией. Оккупация мексиканской территории позволяла выйти за границу с рабовладельцами и прорвать блокаду конфедерации, объявленную Севером. Помимо этого, высадка войск трех европейских держав в Мексике создавала удобный плацдарм на южных границах США для вооруженного вмешательства в гражданскую войну.
     В декабре 1861 г. в Мексике высадились сначала испанские, а в январе 1862 г. к ним присоединились английские и французские войска.
     Однако  вскоре интервенты перессорились: Особый интерес к Мексике пробудился у французского императора Наполеона III, захотевшего превратить эту страну, производившую треть всего мирового серебра, в сырьевой придаток своей империи. Лучшего момента для осуществления этого плана, чем время войны между Союзом и Конфедерацией нельзя было придумать. Зимой 1861-62 Наполеон III воспользовался высадкой интервенционистских войск для реализации далеко идущих планов — превратить Мексику в опорный пункт для создания «латинской империи» под протекторатом Франции в Новом Свете. На роль императора был выбран австрийский эрцгерцог Максимилиан Габсбург. Такое усиление позиций Франции в Латинской Америке не входило в расчеты Англии и Испании, поэтому уже в феврале 1862 г. обе страны подписали соглашение об отсрочке мексиканских долгов и в марте вывели свои войска из Мексики. Кроме того, агрессия против Мексики была столь вопиющим нарушением международного права, что Англия и Испания предпочли под первым же предлогом выйти из игры. Сомнительную славу пожинать лавры этой неспровоцированной агрессии они предоставили Наполеону III, который отказался последовать их примеру и ввязался в затяжную мексиканскую авантюру, окончившуюся лишь в 1867 г. полным поражением Франции. 
 
 
 
 

     1.2. ИНЦИДЕНТ С «ТРЕНТОМ». 

     В конце 1861 года над Соединенными Штатами, терпевшими многочисленные поражения на фронте, нависла угроза английской интервенции.
     В первый год гражданской войны северяне установили морскую блокаду побережья южных штатов, чтобы прекратить поставки туда оружия и стратегических товаров из Англии и Франции. Объявленная Союзом блокада Конфедерации, почти исключавшая возможность вывоза американского хлопка, вызвала сильнейшее раздражение в Европе. Несмотря на акт о нейтралитете, на английских верфях создавался довольно внушительный флот южан для прорыва блокады и английское правительство, смотрело на это сквозь пальцы.
     В ноябре 1861 года два дипломатических представителя конфедерации, Слайдель и Мэзон, направились в Англию и Францию. Они направлялись в Лондон и Париж, чтобы добиться увеличения военной помощи южанам, а то и добиться вступления Англии и Франции в войну на стороне Конфедерации.
     Сделав  пересадку в Гаване, конфедератам предстоял путь в Европу на британском пароходе «Трент». Но этой экспедиции не суждено было состояться.  
     8 ноября английский почтовый пароход  «Трент», на борту которого  находились эмиссары рабовладельцев, был обстрелян и остановлен федеральным военным кораблем «Сан-Джацинто». Дипломатов-мятежников арестовали и доставили в Бостон. Но эпизод на этом не закончился. Хотя Мэйсон и Слайделл не являлись британскими подданными, их пленение и задержание «Трента» вызвали в Лондоне самую резкую реакцию. Почти весь британский кабинет министров был за немедленный разрыв отношении с Союзом, многие настаивали на объявлении ему войны. Особенно резкую позицию заняли Пальмерстон и   Рассел.   Правительство   Великобритании заявило   президенту США протест и направило в Канаду флот и вооруженные силы, насчитывавшие около 10 тыс. человек. 1 декабря 1861 г. Рассел отправил соответствующую депешу в Вашингтон, в   которой говорилось, что если в течение семи дней федеральное правительство не выполнит требования об освобождении эмиссаров конфедерации, Великобритания разорвет дипломатические отношения с США. Этот демарш был подкреплен приказом флоту находиться в состоянии боевой готовности.
     Для США дело «Трента» было первым серьезным внешнеполитическим испытанием. Сложность ситуации определялась тем, что провокационный курс Пальмерстона сделал реальной угрозу ведения войны федеральным правительством на два фронта со всеми вытекающими из этого военными и политическими последствиями. Линкольну, не имевшему никакого практического опыта в сфере дипломатии, противостояли такие изощренные во внешнеполитических интригах деятели, как Пальмерстон и Рассел.[4] Трудности создавались и тем, что в кабинете Линкольна не было единства по вопросу о том, как должно вести себя федеральное правительство в сложной ситуации, порожденной делом «Трента».
     Противоречия, раздиравшие кабинет, были естественны, учитывая разношерстный состав федерального правительства. Особые сложности создавало то, что государственный секретарь Сьюард настойчиво требовал реализации своей идеи объявления войны Англии и ее европейским союзникам.
     Время — самый надежный критерий в оценке правильности того или иного решения. Это полностью относится и  к сфере дипломатической деятельности.
     Ни  в официальных выступлениях, ни в беседах с зарубежными дипломатами Линкольн не допустил ни одной ошибки, которую можно было бы использовать как предлог для дальнейшего обострения отношений с Англией. Нам представляется, что не был случайностью и тот факт, что Линкольн обошел молчанием инцидент с «Трентом» в своем послании конгрессу в декабре 1861 года.
     Выход из кризисной ситуации был найден довольно успешно. 8 января 1862 г. правительство  Великобритании получило информацию от своего посланника в Вашингтоне о том, что по распоряжению правительства Линкольна Мэзон и Слайделл освобождены, из заключения.
     Ознакомившись с этим документом, Рассел на следующий день, 10 января 1862 г., информировал американского посла Ч. Адамса, что правительство Ее Величества считает инцидент исчерпанным.
     Важную  роль в компромиссном решении  инцидента с «Трентом» сыграл тот факт, что федеральное правительство признало ошибочными действия Уилкса и осудило их.
     Основное, что помешало Пальмерстону перейти  грань, за которой начиналась военная катастрофа,— это решительные выступления против войны английского рабочего класса.
     Во  время дела «Трента» президент выдержал серьезный экзамен как государственный деятель и дипломат. Он продемонстрировал большое дипломатическое умение и проявил природный такт, ослабив напряженность, грозившую перерасти в тяжелейший военный конфликт. Причем важно отметить, что федеральное правительство не поступилось ни одним принципиальным вопросом.
     На  Рождество Линкольн собрал кабинет, чтобы подвести итоги дела «Трента». Были все основания считать, что правительство и страна получили хороший рождественский подарок — угроза войны с Англией миновала. На заседании кабинета по предложению Линкольна было принято решение передать оставшиеся спорные с Англией вопросы на арбитраж.
     Мэзон и Слайделл на борту английского, военного судна отправились в Англию. Инцидент с «Трентом» был исчерпан. 
 
 

     1.3 ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОПЫТКИ ВМЕШАТЕЛЬСТВА. 
 

     Но  и после разрешения дела «Трента» Англия, Франция и другие поддерживавшие их европейские державы не отказались от попыток активного вмешательства в американские дела на стороне конфедерации. Этот политический курс проявился в отношении Англии и Франции к блокаде мятежной конфедерации, объявленной правительством США, в их попытках организации посредничества в американских делах, которое на практике сводилось к оказанию всесторонней помощи мятежникам.
     В Лондоне внимательно следили за военно-политической конъюнктурой в США и использовали любую возможность, чтобы нанести ущерб федеральному правительству. В частности, стремясь ускорить оказание помощи мятежникам, правительство Великобритании заявляло, что блокада конфедерации, объявленная Севером после начала войны, неэффективна, а следовательно, незаконна. Это был очень важный вопрос, так как флот северян все более усиливался, что создавало серьезные трудности Англии и другим европейским державам при прорыве блокады.
     В Англии понимали, что отказ признать блокаду и попытки ее прорыва  будут иметь тяжелые и далеко идущие последствия, вплоть до войны  с Соединенными Штатами. Вот почему Рассел, выступая 10 марта 1862 г. в парламенте, вынужден был признать законность блокады и необходимость ее соблюдения. Он утверждал, что его задача с самого начала гражданской войны заключается в том, чтобы внимательно фиксировать события, занимать самую беспристрастную позицию и соблюдать строгий нейтралитет.
     Ни  до, ни после этого заявления Англия не соблюдала нейтралитета. Ее симпатии и всемерная поддержка полностью были на стороне мятежной конфедерации. Англии принадлежала идея форсировать посредническую миссию европейских держав для примирения в США враждующих сторон, но на основе признания независимости рабовладельческой конфедерации. Это полностью соответствовало английским интересам: раскол США фактически снимал с повестки дня вопрос о Соединенных Штатах как конкуренте Великобритании.
     Английское  правительство продолжало оказывать  прямую военную помощь мятежникам. В Англии строились корабли для конфедерации. В марте 1862 года со стапелей верфи в Ливерпуле сошел заказанный мятежниками крейсер «Флорида», который затем нанес большой ущерб судоходству северян. В июне 1862 года был построен для конфедерации еще один корабль. Посол США Адамс заявил решительный протест правительству Великобритании. Тем не менее 31 июня корабль ушел в море. Это был знаменитый в будущем крейсер «Алабама». Многочисленные протесты американского посланника Адамса против поощрения Англией пиратства категорически отвергались правительством Великобритании. Так, на один из протестов Адамса Рассел издевательски предложил ему «поймать» крейсер «Алабама».
     В июле 1862 года в британском парламенте состоялись необычные дебаты, в ходе которых было внесено предложение направить посреднические усилия Англии и других европейских держав на раздел Соединенных Штатов.
     В правящем лагере все более укреплялось  мнение, что в одиночку Великобритания не сможет добиться осуществления своих планов посредничества. 4 августа 1862 г. Рассел заявил, что любому шагу Англии в американском вопросе должна предшествовать ее договоренность о взаимных действиях с другими европейскими державами, в первую очередь с Францией и Россией.
     Обстановка  для английской и французской  дипломатии складывалась как будто бы благоприятно. Дипломатическая активность правительства США была не очень высока, и в Лондоне, как и в Париже, надеялись, что их планы вмешательства в американские дела не встретят каких-либо серьезных препятствий.
     Идея  посредничества открывала блестящие перспективы перед англо-французской дипломатией, но с ее реализацией надо было торопиться. В сентябре 1862 года готовилось опубликование Линкольном предварительной прокламации об освобождении с 1 января 1863 г. рабов, что внесло бы благоприятные коррективы во внешнеполитическое положение Севера. Посланники Англии и Франции в Вашингтоне получили инструкции предпринять необходимые дипломатические акции, чтобы обеспечить посредничество европейских держав. События развертывались, как в хорошо отрепетированном спектакле. Но неожиданно возникли осложнения, причем в самом непредвиденном месте — в Париже. Английский посланник во Франции Каули информировал Рассела, что французский министр иностранных дел Тувенель не проявил готовности для организации активных акций против федерального правительства. Главную помеху на пути реализации англо-французских планов Тувенель видел в позиции России, отвергавшей посредничество в англо-французской интерпретации. Тувенель заявил английскому посланнику, что Франция давно запросила Россию о ее отношении к планам посредничества и «натолкнулась на фактически презрительный отказ»[5].
     Руководители  МИД Англии прилагали немалые  усилия, чтобы вовлечь в посредничество Австрию, Пруссию, Испанию. Но все это не могло компенсировать отказ России участвовать в антиамериканских акциях.
     Лондон  не очень преуспел в попытках впрячь в свою дипломатическую колесницу Пруссию. Бисмарк хотел, чтобы победу в войне одержал Север и Соединенные Штаты стали сильной державой. Он считал, что это было бы в интересах Пруссии. И знал, что если это произойдет, то Республика по ту сторону Атлантики будет быстро набирать силу.
     В Лондоне вновь засомневались  в целесообразности посредничества. Пальмерстон в который уже раз заговорил о важности соответствующей совместной акции Англии, Франции и России. Все большие сомнения одолевали и Рассела, который заявил Пальмерстону, что необходимо еще раз тщательно взвесить ситуацию в Северной Америке.
     Опубликование 22 сентября 1862 г. предварительной Прокла мации об освобождении черных рабов явилось крупнейшим событием гражданской войны. Радикально настроенные круги Англии ответили на Прокламацию Линкольна резким усилением борьбы против вмешательства в американские дела. Это создало дополнительные трудности в реализации планов Пальмерстона — Рассела.
     Надежда вновь появилась у Пальмерстона и Рассела, когда 24 октября 1862 г. во Франции Друэн де Люис сменил на посту министра иностранных дел Тувенеля. Развязавшись с итальянскими делами, Наполеон III решил стать инициатором объединенного вмешательства европейских держав в американские дела. 31 октября 1862 г. император направил в Лондон и Петербург предложения выступить инициаторами заключения в США между воюющими сторонами шестимесячного перемирия, на это же время предусматривалось снятие блокады конфедерации.
     Это был план, направленный на спасение мятежников, которые в случае его осуществления могли получить из-за границы все, что им было необходимо для продолжения войны.
     После опубликования предварительной  Прокламации об освобождении рабов в Англии резко активизировалось движение в поддержку федерального правительства. Правительство Линкольна сумело выиграть еще одну важную внешнеполитическую битву: вмешательство европейских держав в американские дела на стороне мятежных рабовладельцев было сорвано.
     14 июля 1862 г. в американские посольства за границей были направлены копии проекта Прокламации об освобождении рабов. В сопроводительном документе государственного департамента к копии проекта Прокламации говорилось, что если европейские державы пойдут на вмешательство в американские дела, то федеральное правительство вынуждено будет санкционировать войну рабов. Данная оговорка свидетельствовала о том, что в Вашингтоне серьезно опасались совместного выступления европейских держав на стороне конфедерации. 
     Английское  правительство считало, что Англия и Франция должны предложить Северу и Югу заключить перемирие при условии признания отделения южных штатов. Если Вашингтон не примет этого предложения-ультиматума, Англия и Франция самостоятельно признают конфедерацию. Однако вновь камнем преткновения стала позиция России, отказавшейся от посредничества. Наполеон III был настроен более решительно, чем его министр иностранных дел, он готов был пойти на вмешательство в американские дела. Что касается английской королевы Виктории, то она придерживалась реалистической точки зрения и настаивала на совместных действиях с Австрией, Пруссией и Россией. Но, как известно, английский король царствует, но не управляет. И к голосу королевы Пальмерстон и Рассел мало прислушивались. Руководители внешней политики Англии и Франции сознавали, что без согласия России посредничество превратится в фикцию и будет решительно отвергнуто Вашингтоном. Все попытки оказать давление на Россию были безрезультатными.
     Необходимо  было учитывать и возросшие после  опубликования предварительной Прокламации выступления английской общественности против военных авантюр в США. Неблагоприятно складывалась и международная обстановка. Россия отказалась присоединиться к посредничеству в его англо-французской интерпретации. Застопорилось дело и с Францией, которая переживала острый политический кризис, завершившийся 24 октября отставкой министра иностранных дел.
     Англо-французское  согласие подрывалось и неуемным аппетитом Наполеона III в отношении Мексики. Пока агрессия против нее имела четко выраженную антиамериканскую направленность и контролировалась участием Англии в ее осуществлении, Лондон поддерживал мексиканскую авантюру. Однако осенью 1862 года стали очевидными планы французской колонизации Мексики, что вызывало серьезную обеспокоенность Лондона.
     Острейшие противоречия раздирали правящие круги  Англии по американскому вопросу, но решающее значение имел тот факт, что после опубликования предварительной Прокламации Линкольна резко активизировались выступления рабочего класса и радикальных буржуазных кругов Великобритании против вмешательства в американские дела. Правительство Англии не могло игнорировать давление общественности.
     Правящие  круги Англии, взвесив все аргументы  «за» и «против» признания конфедерации, не рискнули сделать этот роковой шаг, который означал бы начало войны с США.
     Внешняя политика Вашингтона учитывала, что, несмотря на все симпатии к рабовладельцам Юга, правящие круги Великобритании не рискнут начать военные действия против Соединенных Штатов. Международная обстановка была явно неблагоприятна для такой войны. Россия — категорически против военного вмешательства в американские дела. Франция, естественный союзник Англии по американским авантюрам, погрязнув в итальянских и мексиканских проблемах, переживала тяжелый внутренний кризис и не была готова трубить большой сбор для похода против США. В осеннее время, в период океанских штормов начинать военные действия значило обречь английские войска на серьезнейшие трудности со снабжением. Кроме того, англичане ставили на карту судьбу фактически беззащитной Канады.
     Союзники  мятежников до последнего дня войны  оказывали им всемерную военную, экономическую и дипломатическую  поддержку. Но от открытого вооруженного вмешательства в гражданскую войну в США на стороне рабовладельцев им пришлось отказаться. С каждым днем сокращались и возможности оказывать скрытую военную помощь мятежникам, так как успехи военно-морских и сухопутных сил Севера, захватывавших важнейшие порты южан, все больше стягивали железное кольцо блокады вокруг конфедерации.
     В такой обстановке 4 марта 1865 г. Речь президента развеяла последние надежды  мятежников и их союзников в Европе на возможность спасти конфедерацию с помощью дипломатических интриг. Тем временем Великобритания продолжала признавать Юг воюющей стороной, прорывала блокаду и снабжала конфедерацию всем необходимым для ведения войны.
     Мятежники умело шантажировали Англию и  Францию угрозой прекращения  войны. Эмиссары конфедерации распространяли в Европе слухи, что Англии и Франции  придется расплачиваться за свою дружественную к конфедерации позицию, что федеральное правительство сразу же после войны двинет свою миллионную армию на Север, чтобы изгнать англичан из Канады, и на Юг, чтобы вышвырнуть французов из Мексики. Правительства Англии и Франции продолжали цепляться за свой план посредничества с целью добиться для Юга мирной передышки
     Новый посол Франции в США Трелльярд  настойчиво убеждал Сьюарда в готовности Наполеона III заняться мирным урегулированием гражданской войны. Разумеется, французская дипломатия, выступив с такой инициативой, действовала далеко не бескорыстно. Она надеялась, что это окупится приемлемым для Франции решением мексиканской проблемы.
     Долго уговаривать Сьюарда принять  французское предложение не пришлось. Во второй половине декабря государственный секретарь выступил в палате представителей с речью, в которой доказывал бескорыстие французской посреднической миссии и необходимость принятия предложений Парижа. Красноречие государственного секретаря мало кого убедило. Дело шло к полному военному разгрому конфедерации, и в этих условиях принимать французский план посредничества не было никакого резона. Сьюард внес предложение признать мексиканскую империю. Чувство реальности явно изменило государственному секретарю: накануне капитуляции конфедерации мало кто решился поддержать эту инициативу. 118 членов палаты представителей проголосовали против предложения Сьюарда и только 8 — за[1].
     Более того, было принято предложение, запрещавшее  правительству вести какие-либо переговоры с иностранными государствами по этому вопросу в связи с тем, что конгресс сам занимается данной проблемой. Решение конгресса внесло полную ясность в вопрос о том, что прорабовладельческим державам Европы не удалось погреть руки на американском конфликте, попытки добиться реализации планов посредничества в интересах мятежных рабовладельцев отныне были обречены на полный провал. 
 

     ГЛАВА 2. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В США И РОССИЯ. 
 

     Гражданская война в США вызвала большой  интерес в России. Этот интерес объяснялся, прежде всего, масштабностью самого события. С начала Гражданской войны русское правительство заняло благожелательную позицию по отношению к северянам, что было проявлением дружественных связей двух держав, установившихся еще с войны за независимость США.   Лояльные отношения между Россией и США объяснялись рядом причин, главной из  которых была заинтересованность в сохранении единых и сильных Соединенных Штатов в качестве 
противовеса Англии и Франции, с которыми у России были острые экономические и политические противоречия. На позицию России большое воздействие оказывал и тот факт, что именно правительство США в период Крымской войны не только объявило о своем нейтралитете, но и своевременно предупредило Россию о готовящейся атаке соединенной англо-французской эскадрой ее дальневосточных портов. 
На протяжении всей истории США между Россией и заокеанской республикой существовали хорошие, можно даже сказать, дружественные отношения.

     Несмотря  на вполне благожелательные отношения  с Россией, в США были весьма невысокого мнения о нашей стране. Причиной тому был абсолютизм российской монархии. Но когда началась Гражданская война, президент Линкольн и госсекретарь Сьюард сознавали, что возможности США противостоять враждебности со стороны Англии и Франции во многом зависят от поддержки России. И Россия стала одной из двух европейских стран, которые безоговорочно встали на сторону Севера (второй была Швейцария).
     В основе русско-американских официальных  отношений лежали не только политические, но и экономические интересы.
     Не  только частные компании, но и официальные  круги США весьма настойчиво добивались от русского правительства согласия на прокладку межконтинентальной телеграфной линии между Америкой и Европой через Сибирь.
     В ответ на сообщение американского посланника в Петербурге Клея о том, что отношения России «продолжают носить самый сердечный характер», Сьюард напоминал ему о необходимости разрешить вопрос о межконтинентальной телеграфной линии. «Президент чрезвычайно удовлетворен доброжелательством России, — писал Сьюард, — но лишь положительное разрешение этого вопроса русским правительством послужит доказательством того, насколько искренне оно желает поддерживать близкую дружбу»[3].
     Представители деловых кругов больше всего говорили о развитии торговли между обеими странами, о военном судостроении и производстве военного снаряжения в США, о возможностях строительства железных дорог в России и т. д.
     Разумеется, экономические связи и заинтересованность в их развитии являлись положительными факторами во взаимоотношениях обеих стран.
     Дружественные заверения России нельзя было рассматривать только как дипломатические акты вежливости. Они подкреплялись соответствующими действиями со стороны России. В начале июня 1861 г. по указанию Горчакова управление морского министерства отдало приказы не салютовать флагу судов конфедеративных штатов и не признавать их документы в порядке. Это фактически означало непризнание   флага   Конфедерации   как   государства.
     Важнейшим внешнеполитическим актом, определившим отношение России к гражданской войне в США, была депеша Горчакова Стеклю от 16(28) июня 1861 г. В ней говорилось: «В течение более 80 лет своего существования Американский союз обязан своей независимостью, своим развитием и своим прогрессом согласию между его членами... Это объединение было плодотворным. Оно дало миру зрелище беспримерного в анналах истории процветания»[5].
     Значительное  внимание Горчаков уделял традиционной русско-американской дружбе: «Этот  Союз в наших глазах является не только существенным элементом мирового политического равновесия, но он, кроме того, представляет нацию, к которой наш государь и вся Россия питают самый дружественный интерес, так как две страны, расположенные на концах двух миров, в предшествующий период их развития были бы призваны к естественной солидарности интересов и симпатий, чему они уже давали взаимные доказательства...» В депеше подчеркивалось, что правительство России выступает против вмешательства во внутренние дела США. «Я не хочу,— писал Горчаков,— затрагивать ни одного из вопросов,  которые  ведут к  разделению  конфедеративные  штаты.   Не наше дело высказываться по поводу этого спора»[8].
     Это была попытка подлинно мирного посредничества, основанного на невмешательстве во внутренние дела США. На фоне враждебных действий Англии, Франции и Испании инициатива России стала дружественной демонстрацией по отношению к федеральному правительству. Так она и была воспринята официальными кругами США и американской общественностью.
     В Петербурге внимательно следили за дипломатическими интригами Лондона и Парижа вокруг проблемы посредничества. Интерес России к этому вопросу был вызван тем, что посредничество могло иметь серьезные последствия, вплоть до раскола США. А это могло нарушить всю систему мирового равновесия, привести к усилению международных позиций Англии и Франции.
     В апреле 1861 г. Горчаков заверил поверенного  США в Петербурге Д. Эпплтона, что  Россия не думает признавать Конфедерацию и встретит восстановление США с  большим удовлетворением. Этими заверениями Эпплтон был весьма доволен, а Сьюард воспринял их как дружественные.
     Позиция России имела определенное значение и в предотвращении английской интервенции. Если она непосредственно по вопросу об инциденте с «Трентом» вначале, находилась на заднем плане, то тем не менее в Лондоне были вынуждены считаться с дружественными отношениями, существовавшими между Россией и США, и опасались в особенности заключения военного союза между ними.
     Вряд  ли могут быть сомнения в том, что  политика России сдерживала интервенцию против США и сковывала действия Англии и Франции не только в данный период, но и на протяжении всей гражданской войны.
     В связи с ростом выступлений английского  народа против интервенции, прежде всего рабочего класса, правящие круги Англии могли рассчитывать на какой-либо успех своей агрессивной политики только при условии благоприятной для себя международной обстановки, в частности поддержки России.
     Конечно, дипломатическая возня Англии и  Франции по поводу вмешательства  в гражданскую войну, каков бы ни был ее исход, поддерживала мятежников и их сторонников на Севере. Еще большее значение имело то, что эти страны вооружали южан, предоставляли им финансовую и иную помощь. Сторонникам вмешательства казалось, что радикальные мероприятия Линкольна могут вызвать изменение в политике России и что склонить Россию к вмешательству в дела США могла бы скорее Франция.
     При сложившейся ситуации, полагая неэффективным  вмешательство в американские дела без участия России, Пальмерстон предпочел, чтобы инициативу в переговорах с Россией вновь взял на себя Наполеон III. Если бы его в этих переговорах постигла неудача, то английское правительство оставалось в стороне.
     31 октября 1862 г. Наполеон III сделал официальное предложение Англии и России о совместном посредничестве с целью добиться шестимесячного перемирия, снятии блокады и открытия южных портов. Горчаков немедленно отклонил это предложение, мотивируя свой отказ тем, что Россия находится в дружественных отношениях с федеральным правительством и стремится избегать какого-либо давления на него. Такой ответ не был неожиданностью для США.
     Всем  было ясно большое международное  значение отказа России на предложение  Наполеона III принять участие в посредничестве. Этим актом было сорвано давление на Союз. Позиция России оказала определенное влияние на позицию Англии, которая была вынуждена отклонить посредничество в данный момент
     Британское  правительство в ответе Наполеону  III сообщало, что одним из мотивов, вынудивших Англию отклонить французское предложение, является отказ России участвовать в коллективной акции против США.
     В 1863 г. произошло важное событие 
во внешнеполитической истории гражданской войны — визит двух российских эскадр в США. Этот визит был вызван резким обострением противоречий между Россией, с одной стороны, и Англией и Францией —с другой.

     В апреле 1863 г. Франция, Англия и Австрия направили протест правительству России в связи с польским восстанием 1863 г. Судьба польских повстанцев мало беспокоила Лондон, Париж и столицы других держав. Но это был очень удобный предлог для давления на царское правительство и далеко не в последнюю очередь именно в американском вопросе. Для императора Франции события в Польше представлялись якорем спасения, реальной возможностью отвлечь общественность страны от тяжелого кризиса, от трудностей, связанных с мексиканской авантюрой, реализация которой наталкивалась на все более серьезные проблемы.
     Россия  ответила на ноту европейских держав переводом армии на военное положение. В июне 1863 г. европейские державы направили новый протест России и потребовали созыва конгресса европейских держав для разрешения польской проблемы. Это был серьезный тревожный сигнал: против России складывалась мощная коалиция европейских держав.
     В этой сложной обстановке федеральное  правительство оказало действенную помощь России, отказавшись присоединиться к демаршу европейских держав. Несмотря на благожелательную позицию правительства США, Россия оказалась в очень затруднительном положении.
     В июле 1863 г. в Петербурге было принято решение о посылке двух российских военных эскадр в США. Одна эскадра под командованием контр-адмирала С. С. Лесовского вышла из Кронштадта и взяла курс через Атлантический океан к берегам США. Другая эскадра, которой командовал контр-адмирал А. А. Попов, направлялась через Тихий океан в Сан-Франциско.
     Прибытие  российских боевых кораблей в США оказалось весьма своевременным, ибо федеральное правительство опасалось вмешательства 
Англии и Франции в гражданскую войну.,

     Русских моряков встретили в США исключительно тепло и восторженно. Первые недели пребывания русских за океаном были до отказа заполнены многочисленными балами, пышными церемониями и торжествами. В американской столице в честь российских морских офицеров состоялся прием в Белом доме. Все эти манифестации вполне соответствовали интересам вашингтонского правительства.
     Российские  эскадры пробыли в США около  девяти месяцев. За это 
время произошел коренной перелом в ходе войны, укрепились позиции 
федерального правительства, улучшилось внешнеполитическое положение 
Союза, чему в значительной степени способствовало пребывание в США

российских  военных эскадр.
     Это событие на время приковало к  себе внимание не только США, но и всей Европы. Одни приветствовали прибытие русских эскадр, другие выражали опасение, а у третьих, главным образом в реакционных кругах Англии и Франции, оно вызывало раздражение и ненависть. При этом распространялись весьма разноречивые версии и толки, сочинялись различные догадки и домыслы о целях прибытия эскадр. Тем более, что в это же время были сосредоточены в Нью-Йоркском порту также английские и французские военные корабли. Еще больше говорили о совместной борьбе США и России против Англии и Франции, а некоторые утверждали о наличии тайного союза между Вашингтоном и Петербургом.
     Однако  несомненным было одно: визит российских эскадр способствовал разрешению трудностей, возникших во взаимоотношениях России с западными державами. Выведя свои корабли к уязвимым путям европейских морских держав, Россия получила важное дополнительное средство давления на Англию и Францию. Это давало тем больший дипломатический эффект, что обе российские эскадры базировались в дружественной державе.
     Визит российских военных эскадр в США  превратился в убедительное свидетельство дружественного отношения России к Союзу в период кризиса, который он переживал. Визит эскадр способствовал укреплению международных позиций федерального правительства, что создало дополнительные препятствия на пути реализации интервенционистских планов Англии и Франции.
     Хотя  визит русских эскадр в Америку  не имел прямого отношения к Гражданской  войне в США, он сыграл важную роль в укреплении международного положения  Севера. Государственный секретарь  США Сьюард заявлял, что хотя «...русский флот пришёл по его собственным причинам, преимущество от его присутствия было в том, чтобы убедить Англию и Францию, что он явился, чтобы защитить Соединённые Штаты от вмешательства»[7].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.