На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Добро и зло

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     СОДЕРЖАНИЕ:
     Раздел  I. Добро и зло в истории этики …………………………………………………………...  2
    Раздел  II. Понятия добра и зла………………………………………………………………………... 4
                      Добро и польза ……………………………………………………………………………… 4
                      Понятие зла. Откуда  в мире зло?....................................................... 10
                      Диалектика добра  и зла ………………………………………………………………….. 16 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

     Тема:                                                       ДОБРО И ЗЛО.
      Добро и зло в истории этики.
     Добро и Зло. Сложность выработки общезначимого определения понятия добра связаны со следующими наиболее значимыми обстоятельствами: универсальная применимость этого понятия, абстрактность, сопряженность с релятивностью индивидуальных представлений, невозможность полноценного эмпирического выявления. [6.Стр.81]. Нормативно-оценочные категории морального сознания,  в предельно обобщенной форме, обозначающие, с одной стороны, должное и нравственно-положительное, благо, с другой – нравственно-отрицательное, предосудительное в поступках и мотивах людей, в явлениях социальной действительности. [2.Стр.171].
     Категории добра и зла  являются наряду с  долгом основополагающими для этики. Все этические теории в наиболее общем плане делятся на аксиологические (телеологические) и деонтологические. Аксиологические теории строятся на основе понимания добра или блага как исходной категории, определяющей высшую ценность (Аристотель, Фейербах, Мур). Так как стремление к благу составляет конечную цель деятельности, эти теории называют так же теологическими. Они, в свою очередь, могут быть разделены на аксиологически-онтологические, аксиологически-психологические и аксиологически-абсолютные. В первых благо представляется идущим от какой-то внешней самому индивиду реальности, определяется заданным образом. У Аристотеля – божественной формой, у Маркса – условиями совершенной организации общества и т.д. В аксологически-психологических теориях добро представляется заключенным в самом субъекте, в определении им самим желательного для себя состояния, долг же оказывается условием достижения такого состояния (Демокрит, Фейербах). Наконец, в аксиологически-абсолютных теориях добро представляется не выводимым ни из какой определенной реальности. [6.Стр.237]. Оно выступает в качестве исходного, элементарного понятия, постигаемого интуицией (Мур) или просто связывается с идеей Бога как абсолютного добра, особого мира ценностей, в котором заключен критерий для определения того, что есть добро (М. Шеллер). [6.Стр. 238].
     Как категория нравственного сознания добро получает наибольшее значение для телеологических этических теорий. Оно может быть определено как соответствие поведения некоторому идеалу, а также и как сам этот идеал. Собственно, таков был первоначальный смысл употребления понятия:  добро есть все то, что способствует выживанию, увеличению мощи рода, что способно дать надежную защиту от врагов. Зло соответственно – все противоположное. Под добром в античности понимались также утилитарные качества, содержащие в себе признак совершенства («добрый» конь, «добрый» глаз). [6.Стр. 238].
     Постепенно  в этических учениях было сформулировано более узкое понимание добра  – как правильного поведения. То есть к добру перестали относить такие явления, как богатый урожай, животворный дождь и т.д. После  этого категории блага и добра получили различное определение.   Благо оказалось шире морального добра. Категория же зла продолжала использоваться как противоположная и благу, и добру.
     Процесс сужения понимания добра, отнесения  его лишь к явлениям, связанными с непосредственными поступками в отношении других людей, получил завершение в христианской этике. Более узкое значение, т.е. значение недостатка добра, недолжного поведения получает в христианстве и определение зла. Это является закономерным, так как христианская доктрина сосредотачивается в основном на борьбе с внутренним злом, на том, что можно назвать борьбой с греховными помыслами. Борьба же против внешнего зла перестает иметь решающее значение, поскольку вообще весь земной мир объявляется временным, переходящим. [6.Стр. 238].
     Рассмотрение  добра и зла исключительно  в узком смысле слова, как понятий, связанных с «собственно» нравственными  характеристиками, неизбежно приводит к отделению субъект-субъектных отношений, выраженных в моральных  нормах, от отношений людей к природе.
     В истории этики возражения, направленные против узкого понимания добра, иногда получали форму полного отрицания. Так, Ницше критиковал христианское понимание добра, объявлял его носителями слабых и ничтожных, пытающихся с помощью их понимания добра защитить себя перед сильным и в каком-то смысле благородном противником, т.е. перед героем, человеком способном утверждать новые формы бытия. [6.Стр. 239]. Его критика, однако, не учитывает то, что общество действительно нуждается в некотором усредненном масштабе нравственной и правовой оценки. Оно, например, не может позволить более умелому водителю ездить по дорогам, нарушая скоростные режимы, так как это внесет беспорядок в общий транспортный поток. Кроме того, герой – это совсем не тот, кто просто делает, что хочет, невзирая на других, а наоборот, тот, кто видит счастье своей жизни, бытия в реализации совместно разделенных с другими целей. [6.Стр. 240].
     Понятия добра и зла соотносительны. Одно определяется через другое. Однако, в принципе правильно понимать добро как более субстанциальное, чем зло. Мы строим всю систему с позиции утверждения приоритета жизни над смертью. Мы не можем рассуждать с позиции безликой эволюции природы, равнодушно уничтожающей одни существа и создающей другие за счет случайных комбинаций и отбора срвершенных признаков. [6.Стр. 240].
       В интерпретации Добро и Зло в истории этики начиная с древности сталкивались материалистические и идеалистические тенденции. [2.Стр.171].
     Материалистическая тенденция связывала эти понятия с человеческими интересами и потребностями, с законами природы или с фактическими желаниями и устремлениями людей (натурализм), с наслаждением и страданием, счастьем и несчастьем человека, с реальным социальным значением действий индивидов для их совместной жизни. Идеалистическая – выводила понятия добра и зла из божественного веления или разума (и отклонений от них), из некоторых потустороннего миру сущего идей, сущностей, законов, в результате чего конфликту между добром и злом придавался метафизическо-онтологический смысл борьбы двух извечных начал в мире, или же сводила содержание данных понятий к выражению субъективных пожеланий, склонностей, симпатий и антипатий человека. Лишь марксистская философия и этика поставила анализ этих понятий на подлинную научную социально-историческую почву, связав добро и зло с конкретными противоречиями общественной действительности и их специфическим отражением в моральном сознании определенных эпох, обществ, систем, классов. [2.Стр.171].
     Мораль  руководит человеческим поведением с точки зрения противопоставления добра и зла. Мир разделяется в моральном сознании на доброе и злое, хорошее и дурное, похвальное с моральной точки зрения и заслуживающее прорицания. Все человеческие поступки оцениваются через эту дихотомию: чувство, мысль, намерение, деяние могут быть либо добрыми – соответствующими добру, либо злыми – исходящими из зла и к нему ведущими. Поэтому добро и зло – фундаментальные категории  этического сознания, от содержания которых зависят все иные этические представления. [1.Стр.181].
     Добро и Зло – понятия высокой степени обобщения, это предельные полярные характеристики человеческого мира, выражающие фундаментальные установки морального сознания. Поэтому на первых подступах к раскрытию их содержания мы сталкиваемся с ситуацией, когда о них почти нечего сказать. Добро есть добро…. Мы всегда ему рады. Зло есть зло, и никто его не хочет… Что тут добавишь? Казалось бы, все интуитивно ясно  и в то же время трудновыразимо. Впрочем, так бывает со всеми универсальными понятиями, которые выступают предпосылками нашего мышления, неявными ориентирами нашего мышления, неявными ориентирами сознания. Как же быть? Очевидно, надо дать рабочее определение интересующего нас понятия, а затем постепенно, шаг за шагом раскрывать его смысл, конкретизируя его в сопоставлении со смыслом других этических представлений. [1. Стр. 181].
     Добро и Зло – наиболее общие понятия  морального сознания, разграничивающее нравственное и безнравственное. Они  являются этической характеристикой  всякой человеческой деятельности и отношений. [4. Стр. 86].
      Понятия добра и зла.
      .  Понятие добра. Добро и польза.
     Религиозная этика истолковывает добро как  выражение воли или разума Бога (Неопротестантизм, Неотомизм), придавая тем самым интересам и воле господствующего класса вид божественного закона. По существу тот же смысл имеют различные объективно-идеалистические теории добра, выводящие его из некой недоступной познанию «сущности», либо из космического закона или мировой идеи (Гегель). Попытки материалистического объяснения добра в домарксистской этике обычно приводили к этическому натурализму; происхождение добра чаще всего усматривалось в абстрактное  в неисторической «природе человека», в его стремлении к наслаждению, счастью, психологически понимаемом интересе (Гедонизм, Эвдемонизм, Интереса теория). Но и эти теории за «естественную» природу человека вообще фактически выдавали определенный тип человека, живущего в том или ином конкретном обществе, и обосновывали, таким образом, мораль определенного класса. Общий порок всех этих теорий заключался в том, что они рассматривали понятие добро в отрыве от социально-исторических условий жизнедеятельности людей. Объективная закономерность исторического изменения и обогащения смысла, вкладываемого в это понятие, оказывалась невыясненной. Лишь марксистская этика поставила вопрос о природе и происхождении понятия «Добро» на научную почву. «Представления о добре и зле, - говорит Ф. Энгельс, - так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому». Но в этой смене представлений о добре обнаруживается определенная закономерность (Мораль). В.И. Ленин пишет, что «под «добрым» разумеется практика человека, то есть, что «мир не удовлетворяет человека, и человек своими действиями решает изменить его». В этом состоит сущность и специфика добра, в котором исторические потребности  социальной практики субъективно осмысливаются в моральном сознании людей и выражаются  в виде требования, что бы действительность согласовывалась с этим нравственным представлением.  [3. Стр. 74].
     В коммунистической нравственности понятие  добро связывается с действительными  интересами людей в современных  исторических условиях. А эти интересы в конечном счете совпадают с  исторической необходимостью победы социалистического общества над капиталистическим, с построением коммунизма. Таким образом, понятие добро в коммунистической морали в суммированном виде отражает все многообразные требования, которые предъявляются в социалистическом обществе к человеку, его действиям и мотивам, к различным социальным явлениям. [3. Стр. 74]. Поэтому содержание этого общего понятия может быть определено только через всю совокупность более конкретных моральных понятий социалистического общества – через коммунистический общественный и нравственный идеалы, принципы, моральные качества, нормы. [3. Стр. 75].
     Как же можно в самой обще форме  определить добро? [1.  Стр. 181].
     Добро – одно из наиболее общих понятий морального сознания и одна из важнейших категорий этики. Вместе со свое противоположностью – злом добро является наиболее обобщенной формой разграничения и противопоставления  нравственного и безнравственного, имеющее положительное и отрицательное моральное значение того, что отвечает содержанию требований нравственности, и того что противоречит им. [3.Стр.73].
     Добро – это нравственное выражение того, что  способствует счастью  людей. Безусловно нравственное, каковым является добро, для нас есть, говоря языком Г.Гегеля, единство себя и своего другого, т.е. нравственный синтез относительного и абсолютного, общего и единичного. [5.Стр.664].
     Добро есть то, что оценивается  положительно, рассматривается  как важное и значимое для жизни человека и общества. Добро  есть то, что позволяет  человеку и обществу жить, развиваться, благоденствовать, достигать гармонии и совершенства.    [1. Стр. 181].
     Добро, таким образом, уже в первом приближении ассоциируется с жизнью, процветанием, полнотой бытия, гармоническим взаимодействием с окружающей действительностью. Добро – это то, что хорошо, прекрасно и достойно всяческой похвалы. [1.Стр.182].
     К понятию добра очень близко по содержанию понятие блага; они нередко выступают как синонимы. В обычной речи оба слова применяются не только к нравственному поведению, но и к материальному достоинству. Мы говорим «он накопил много добра» или «там было изобилие материальных благ» [1. Стр. 182].
     Однако  благо относительно: нет ничего такого, что было бы только вредным, как и  такого, что было бы только полезным. Поэтому благо в одном отношении  может быть злом в другом. Благо для людей одного исторического периода может не быть таковым для другого периода. Блага имеют неодинаковую ценность и в разные периоды жизни индивида (например, в молодости  и в старости). Не все, что полезно одному человеку полезно другому. [4. Стр. 86].
     Этику интересуют не любые, а духовные блага, к которым относятся такие высшие моральные ценности как свобода, счастье, любовь. В этом ряду Добро – особый вид блага в сфере человеческого поведения. Смысл добра как качества поступков состоит в том,  какое отношение эти поступки имеют к благу. Поэтому все, что направлено на созидание, сохранение и укрепление блага, есть доброЗло же есть уничтожение, разрушение того, что является благом. [4. Стр. 86].
     Поскольку высшее благо – это совершенствование личности и  отношений в обществе, то все, что в действиях индивида способствует этому, есть добро; все то, что препятствует – зло. На основании этого мы можем определить критерии добра. Исходя из того, что гуманистическая этика во главу угла ставит Человека, его уникальность и неповторимость, его счастье, потребности и интересы, главным критерием добра выступает все то, что способствует проявлению подлинной сущности человека – его самораскрытию, самовыявлению, самореализации; все, что придает смысл человеческому существованию [4. Стр. 87].
     Другим  критерием добра и – одновременно – условием, обеспечивающим самореализацию человека, выступают гуманизм и все, что связано  с гуманизацией человеческих отношений.
     Таким образом, в категории добра воплощаются представления людей о наиболее положительном в сфере морали, о том, что соответствует нравственному идеалу; а в понятии зла – представления о том, что противостоит нравственному идеалу, препятствует достижению личного счастья и гуманности в отношениях между людьми.
     Добро имеет свои особенности. Во-первых, как и все моральные феномены, оно есть единство побуждения (мотива) и результата (действия). Благие побуждения, намерения, не проявившиеся в действиях, еще не есть реальное добро: это добро, так сказать, потенциальное.  Не является в полной мере добром и хороший поступок, ставший случайным результатом злонамеренных мотивов. Во-вторых, добрыми должны быть как цель, так и средства ее достижения. Даже самая благая, добрая цель не может оправдывать любые, особенно безнравственные, средства. [4.Стр.87]
     В понятии добра люди выражают свои наиболее общие интересы, устремления, пожелания и надежды на будущее, которые выступают здесь в виде абстрактной моральной идеи о том, что должно быть и заслуживает одобрения. [3.Стр.73].
     Если в безрелигиозном сознании добро (благо) рассматривается только как результат нашей оценки, то есть некой субъективной оценки, то в религии добро выступает характеристикой самого мира. Оно онтологично задано Богом. Более того, Бог сам есть Благо с большой буквы, высшее из всех возможных благ, он – источник и средоточие человеческого ценностного мира. Таким образом, облик добра предзадан человеку, предпослан ему. [1. Стр. 182].
     Понятие добра соотносится с двумя  другими понятиями – доброты  и добродетели. [1. Стр. 182].
     С помощью идеи добра люди оценивают  социальную практику и действие отдельных  лиц. В зависимости от того, что  именно подвергается оценке (поступок, моральное качество личности, взаимоотношение  людей или социальная деятельность классов, состояние общества  в целом), понятие добро приобретает форму более конкретных понятий – добродеяния (Благодеяние), добродетели, справедливости и др. [3. Стр. 73].
     Добро, и только оно, оправдывает себя и  вызывает доверие к нему. Добрый человек оправдывается своими добрыми и правыми делами. По словам И.А. Ильина, чтобы оценить доброту и постигнуть ее культурное значение, надо непременно самому испытать ее: надо воспринять луч чужой доброты и пожить в нем и надо почувствовать, как луч моей доброты овладевает сердцем, словом и делами моей жизни и обновляет ее. Но, может быть, еще поучительней испытать чужую недоброту в ее предельном выражении – вражды, злобы, ненависти и презрении, испытать ее длительно, всесторонне как систему жизни, как безнадежную, пожизненную атмосферу бытия. [3.Стр.665]
     Добрым  мы называем человека, который несет  людям добро, понятое как любовь, помощь, благоволение. Добрый не бывает агрессивным и никогда не навязывает благ, давая другим возможность свободного решения. Доброта – качество, выражающее себя в практической жизни, в поведении людей, она характеризует целостность личности. Поэтому нельзя быть «добрым в душе», но жестким, грубым, авторитарным в поведении. Такое поведение разрушает «доброту». Доброта связана со способностью поступиться собственными интересами и амбициями ради блага другого человека, она принципиально неэгоистична. [1. Стр. 182].
     Добродетель не тождественна доброте. Добродетелями  мы называем нравственно-похвальные человеческие качества, а они в разных культурах и существенно различны. [1. Стр. 182]. Так, например, главными добродетелями стоического мудреца были бесстрастие, строгость и безжалостность, мужество и неукоснительность, выполнение долга. Гордость тоже относится к стоическим  добродетелям. В противоположность этому ведущими христианскими добродетелями выступают смирение и неизбирательная сочувствующая любовь, которая обращена даже к врагам. А гордость – гордыня! – напротив, причисляется к порокам.
     В рамках одной и той же моральной  системы  разные добродетели выражают разные грани «добра».  Так, добродетелями являются одновременно смирении и мужество, доброта и строгость, щедрость и бережливость, справедливость и великодушие. Во всех культурах носителями наилучших добродетелей выступают народные герои и святые.
     Очень важно различать понятия добра и пользы. Дело в том, что начиная с ХVII-XVIII веков в Европе формируется представление о морали как о системе взаимной полезности. Между добром и практической пользой ставится знак равенства. Эти идеи получают развитие у английский авторов-утилитаристов XIX века И.Бентама и ДЖ.Ст. Милля, а затем воспроизводятся в новой форме американского прагматизма (Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи). В соответствии с этими взглядами добро есть все то, что отвечает удовлетворению какой-либо потребности человека. Полезно то, что приносит нам удовлетворение, удовольствие, счастье. [1. Стр.183].
     Сведения  добра к пользе частного субъекта (человека или группы) размывает  критерии между добром и злом. Действительно, для обретения неких благ и  удовлетворения своих потребностей может быть весьма полезно (выгодно) кого-нибудь убить или ограбить. Это поможет достичь личную цель и приведет к получении. Искомого удовольствия – богатства и власти. Однако можно ли это назвать добром? Хорошо ли подобное поведение? Может ли оно быть оценено безусловно положительно? Я полагаю вряд ли. Точно так же может быть для себя весьма полезным унижать других людей, издеваться над ними, дабы удовлетворить свое желание доминирования и самоутверждения. Однако от добра такое поведении тоже очень далеко.  Дело в том, что потребности людей весьма различны, они бывают извращенными, невротическими, и потакание им способно оборачиваться  величайшим злом для окружающих. Говоря о пользе, мы всегда спрашиваем: «Для кого?»
     В моральном сознании истинное добро – это то, что является добром для всех, для человечества как целого и для каждого индивида. Разумеется, такое добро очень абстрактно в мире, где сталкиваются потребности, желания и мнения. Идеал «добра для всех» - это регулятивная идея, нечто вроде стрелки компаса, указывающей  направление движения. «Полезное для человечества» может быть не полезным для меня. Так, например, обуздание своих неизменных влечений – жадности, похоти, зависти – это трудное и неприятное дело, но это добро для людей как рода: что было бы с культурой, если  бы все стали потакать своим темным страстям? Наверное, люди уже истребили бы друг друга в войне «всех против всех». Поэтому моральный человек укрощает свои эгоистические желания, он в определенном смысле жертвует удовлетворением собственных капризов, амбиций и хотений, следуя благу социокультурного целого. Для всеобщего добра следует иногда оступиться от своего маленького «добра», от своекорыстной пользы, добровольно принести их в жертву интересам рода и этим помочь человечеству гармонизировать социальные и моральные отношения.
     Кроме вопроса «для кого?» слово «полезно»  вызывает еще один вопрос – «для чего полезно?» [1. Стр. 184].
     Полезно делать зарядку, что бы быть здоровым. Но, значит, целью и ценностью  выступает  не сама зарядка, а здоровье! Или «полезно зарабатывать много денег». Для чего полезно? Чтобы приобрести сытую жизнь, престиж или возможность в перспективе иметь свободное время. Но деньги выступают здесь лишь как средство  для чего-то иного. Они не добро, а путь к тому, что мы в данном случае считаем добром, к каким-то иным ценностям, которые никак к самим деньгам не сводятся. Полезное по определению служебно, оно не цель, а средство. Вот почему добро и польза различны, хотя в реальной жизни одни и те же вещи могут выступать для конкретных людей и в качестве индивидуального «добра» (например, материальное благополучие), и в качестве «пользы» (то же материальное благополучие как средство для творчества, познания, самореализации и т.д.).
     В морали конкретных культур несомненным добром, которое не может быть сведено к полезности выступают высшие ценности. В религиозной морали это единение с Богом, спасение души, милосердное отношение к другим людям. За рамками религии высшей моральной ценностью являются гуманность, справедливость, любовь. Высшей моральной ценностью может быть самореализация человека, понятое как его гармоническое взаимодействие с миром, творчество благо родины.
     Высшие  ценности конкретных людей и конкретных культур различны, но в «высокой морали» добро всегда включает в себя лишь такие ориентиры, которые соединяют людей друг с другом и с универсумом как целым. Чисто эгоистические ценности не могут быть моральным добром.  Даже там, где они не связаны с материальной, приземленной выгодой и полезностью, а выражаются в стремлении к абсолютной творческой уникальности или в индивидуальном самоутверждении без учета других, они не могут быть признаны благими, так как, образно говоря, тяготеют к демонизму. [1. Стр. 185].
     Третий  момент, который отличает пользу от добра, - это бескорыстие добра. Полезное непременно должно принести благо лично мне или группе, с которой я себя индентифицирую. Поэтому отношения полезности возмездны: я делаю кому-либо полезное с расчетом на то, что получу адекватный ответ. При этом  я боюсь продешевить и получить меньше, чем отдал. Отданное другим благо должно тут же ко мне вернуться, потому что цель всей «операции» - стяжание полезного для себя. Это практично и рационально, это даже здорово и удобно, но это не добро.
     Истинное  добро творится без расчетов, из самой потребности изливать любовь дарить ее миру и людям. Таким образом, будучи связаны между собой, добро и польза весьма различны. [1.Стр.186].
      Понятие зла. Откуда в мире зло?
     Если  доброта ассоциируется у нас  с жизнью, процветанием и благоденствием для всех людей (а в пределе – для всех живых существ), то зло – это то, что разрушает жизнь и благополучие человека. Зло – всегда уничтожение, подавление, унижение. Зло деструктивно, оно ведет к распаду, к отчуждению людей друг от друга от животворящих истоков бытия, к гибели. [1.Стр.186].
     Зло по своему содержанию противоположно Добру и выражает, во-первых, наиболее обобщенные представления обо всем безнравственном, противоречащем требованиям морали; во-вторых, общую абстрактную характеристику отрицательных моральных качеств; в-третьих, оценку конкретных отрицательных поступков людей. [4.Стр.88].
     Отрицательные явления в общественной и личной жизни  людей, силы тормоза  и разрушения именуются  злом. Злая воля стремится к тому, что противоречит интересам общества. Однако диалектика истории внутренне противоречива. Зло, по Г. Гегелю, может выступать как форма, в которой проявляется не только тормозящая, но движущая сила истории. И.В. Гете отмечал, что зло выступает и как отрицание, сомнение, как необходимый момент  дерзкого движения человеческого разума к познанию истины, как  ирония над человеческими иллюзиями. Всякий новый шаг в истории является протестом против старых святынь и оценивается современниками как зло. [5.Стр.665]
     Говоря  об эмпирической жизни человека, мы должны отметить, что зло, существующее в мире, может быть разделено по крайней мере на три вида. [1.Стр.187].
     Во  первых, физическое, или природное, зло. Это все естественные стихийные силы, которые разрушают наше благополучие: землетрясения и наводнения, ураганы и извержения вулканов, эпидемии и обычные болезни. Исторически природное зло не зависело от человеческой воли и сознания, биологические и геологические процессы происходили всегда помимо людских желаний и действий. Впрочем, издревле существовали учения, утверждавшие, что именно негативные человеческие страсти, злоба, гнев, ненависть создают такие вибрации на тонких уровнях мироздания, которые провоцируют и вызывают природные катаклизмы. Таким образом, духовный мир людей оказывался существенно связанным с якобы природным злом. Подобный взгляд находил выражение и в религии, которая всегда говорила, что физические несчастья, нежданно свалившиеся на людей, - это результат Божьего гнева, ибо люди натворили столько безобразий, что последовало наказание.
     В современном мире многие явления «природного зла» оказываются уже прямо связаны с масштабной деятельностью человечества, с нарушением экологического баланса. И все-таки штормы и смерчи, ливни и засухи – прежде всего действие объективных стихий – зло неизбежное и от нас не зависящее.
     Другим  видом объективного  зла является зло в общественных процессах.  Правда, оно совершается уже с  участием человеческого сознания, и  все-таки помимо него. Так, социальное отчуждение, которое находит выражение в классовой ненависти, насилии, в тяжелых чувствах зависти, презрения, рождается из объективного процесса разделения труда, который неизбежно несет с собой частную собственность и эксплуатацию. Точно также объективное противостояние интересов, борьба за земли, источники сырья оборачивается агрессией, войнами, в которые множество людей оказываются втянуты помимо своей воли. Социальные катаклизмы разражаются так же  стихийно и неконтролируемо, как бури, и тяжелое колесо истории безжалостно проезжает по тысячам и миллионам судеб, ломая их и калеча. [1.Стр.187]. Результирующая, возникающая из взаимодействия многих воль, обнаруживает себя в исторических событиях как слепая и могучая сила, которую невозможно укротить индивидуальным усилием, невозможно ее отвести от себя. Будучи образцово нравственным, хорошим, порядочным человеком, можно волею судеб оказаться в эпицентре социального зла – на войне, в рабстве, в революции.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.