На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Сущность возникновения демографической проблемы, концепции ее решения. Геополитические причины сдерживания неконтролируемой миграции. Региональные проблемы, связанные с демографическим фактором. Причины, сдерживающие развитие экспансии Китая в Россию.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 21.11.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Введение
I Сущность и причины возникновения демографической проблемы
II Геополитические причины сдерживания некотролируемой миграции
III Концепции решения демографической проблемы
IV Региональные проблемы, связанные с демографическим фактором
Заключение
Литература
Введение
В современной научной литературе, касающейся положения дальневосточных территорий России относительно стран АТР, прочно закрепилось словосочетание "демографический дисбаланс". Чаще всего оно употребляется применительно к соотношению показателей численности и плотности населения на Дальнем Востоке России и в Китае. Исследователи, как правило, подчеркивают эти диспропорции, считают необходимым их учет при анализе приграничного взаимодействия, построении сценариев развития российско-китайских отношений, выработке внутренней и внешней политики.
Ряд исследователей полагают, что эта ситуация создает демографическое давление на государственную границу, грозит нарушить этносоциальный дисбаланс в регионе, вызывает алармистские настроения в общественном мнении и восприятии, способна повлиять на политику официального Пекина и провинциальных китайских властей3 При этом в качестве дополнительного приводится следующий довод: в то время как трудовые ресурсы северо-восточных провинций Китая к концу 1990-х годов достигли 44 миллионов человек, на всем Дальнем Востоке России они исчислялись цифрой в 3 миллиона".
И если вспомнить о большом числе незанятых среди трудоспособного населения в Китае, то логично предположить, что колоссальный избыток трудовых ресурсов в этой стране может обернуться катастрофой для многих категорий российских работников на внутреннем рынке труда, в первую очередь на Дальнем Востоке.
Как следствие, при оценке перспектив отношений между Россией и Китаем в приграничных районах большинство отечественных экспертов склонны рассматривать демографический фактор как первостепенный. Более того, нередко проблема демографического дисбаланса ставится в плоскость практической политики, и тогда можно услышать вопросы: не создает ли «разность демографических потенциалов» угрозу экономической, продовольственной и экологической безопасности России, ее территориальной целостности? И что должно предпринять российское правительство для улучшения демографической ситуации на Дальнем Востоке?
Цель работы: рассмотреть демографическую проблему в отношениях России и Китая.
Задачи работы:
1. Охарактеризовать сущность и основные факторы возникновения демографической проблемы
2. Выявить причины, сдерживающие развитие экспансии Китая в Россию
3. Описать основные концепции противодействия демографическому давлению Китая
4. Проанализировать региональные проблемы, связанные с демографическим фактором

I Сущность и причины возникновения демографической проблемы


Демографическая проблема представляет собой процесс некотролируемой миграции населения Китая в приграничный районы России. Причин здесь несколько, и они хорошо известны. Говоря о них, мы хотим главным образом подчеркнуть их неравноценную значимость - это фундаментальные долговременные факторы, образующие геополитическую структуру российско-китайских отношений, мы выделяем три таких фактора.
Первый из основных факторов - это огромное население Китая, существующее в условиях нехватки природных ресурсов: воды, пахотных площадей, леса, энергоносителей рядом со слабозаселенным российским Дальним Востоком - то, что получило название «демографического давления».
Некоторые российские исследователи, доказывая выгоду и отсутствие опасности для принимающей страны от присутствия китайской диаспоры, ссылаются на пример США, Канады, Австралии или Западной Европы См. напр. В. Карлусов, А. Кудин. Китайское присутствие на российском Дальнем Востоке: историко-экономический анализ // ПДВ. - 2002. - № 3.. Не следует забывать, однако, что ни одна из этих стран не имеет общей с Китае границы. К тому же США будут, надо полагать, посильнее и России, и Китая, а Канада и Австралия, случись что, могут рассчитывать на американское военно-политическое покровительство. Поэтому равняться на численность китайских общин в названных странах нам не стоит.
Перемещение даже малой части населения северо-восточных провинций Китая на российский Дальний Восток и в Сибирь способно изменить демографический баланс этих территорий настолько, что реальный суверенитет России над ними окажется под вопросом. Российский исследователь П. Я. Бакланов полагает, что «в целом рубеж безопасной миграции находится в интервале до 5 млн. человек…Если общий объем мигрантов превысит численность постоянного населения приграничного района, то возможно изменение статуса этого коренного населения и резкое возрастание этнической общности населения по обе стороны границы» Бакланов П.Я.. Географические, социально-экономические и геополитические факторы миграции китайского населения на юг Дальнего Востока. Доклад на круглом столе 28.06.1999 // Перспективы Дальневосточного региона: китайский фактор. / Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока РАН. - Владивосток, 1999. Думается, что на самом деле критическая черта проходит гораздо ниже. Не случайно царское правительство приняло политику постепенного вытеснения китайского труда, когда доля китайского населения составляла 10 - 15% от российского.
Второй из основных факторов - растущая мощь Китая («комплексная государственная мощь»), в которую, вообще говоря, входит и его гигантский демографический потенциал, но в данном случае мы имеем в виду ее военную и экономическую составляющие. «Мы не можем абстрагироваться от того, что китайское руководство намерено осуществить планомерное наращивание «совокупной государственной мощи», в том числе военного потенциала страны», - отмечает директор Института Дальнего Востока РАН М.Л. Титаренко Титаренко М.Л.. Россия лицом к Азии. - М., 1998. Стремительное наращивание могущества Китая создает разительный контраст с упадком военной и экономической мощи России, развалом экономики Дальневосточного региона и ослаблением его хозяйственных и административных связей с европейской Россией. Смягчение этого контраста в перспективе не просматривается.
Третий фактор - это обусловленный возросшими экономическими потребностями интерес Китая к использованию сырьевых богатств Сибири, а, значит, и к экспансии в эту часть России. Конечно, и в дореволюционное время китайцы охотно пользовались дарами тайги и моря на российском Дальнем Востоке, нелегально мыли золото. Но теперь ресурсные запросы Китая приобрели совершенно иные масштабы, стали делом государственной важности.
В сфере идеологии эти запросы оформились в виде концепции «северной целины», ждущей своих открывателей, неважно, из какой страны пришедших. В сфере экономики они привели к проработке крупных проектов по транспортировке нефти, газа и электроэнергии из Сибири в КНР, к договоренностям об участии китайских предприятий в финансировании программ освоения лесных ресурсов России, развития транспортной инфраструктуры и т.д.
Безусловно, такое сотрудничество может принести России замечательные результаты. Но только в том случае, если молодые российские государственные структуры и эгоистичные российские корпорации сумеют отстоять интересы страны в ходе деловых переговоров с сильной, уверенной в себе и хорошо организованной китайской стороной. Если российские переговорщики не будут деморализованы видимым превосходством партнера, славящегося своей неуступчивостью, и не поддадутся капитулянтским настроениям, имеющим свойство возникать в подобных ситуациях. Органической составной частью крупных проектов, равно как и самостоятельным направлением сотрудничества может стать использование в России китайской рабочей силы (первое подразумевается само собой). Китайская сторона придает серьезнейшее значение идее «обменивать свои финансовые и людские ресурсы на российское сырье» и активно привлекает к ней внимание российских партнеров. Так, президент Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян Цюй Вэй на одной из совместных двусторонних конференций, выражая готовность направить на российский Дальний Восток практически неограниченное количество китайских рабочих, утверждал: «Россия нуждается не в десятках или сотнях тысяч, а в миллионах китайских рабочих рук в интересах развития своей экономики. Предлагается, чтобы российское правительство поставило на повестку дня вопрос о принятии политики, поощряющей приезд китайской рабочей силы в Россию, создавало у общественности доброжелательное отношение к появлению китайской рабочей силы на российском рынке» Экспресс-информация № 6. Перспективы регионального сотрудничества России и Китая в ХХI веке/ Российская Академия Наук. Институт Дальнего Востока. - М., 2001.
Таковы глубинные геополитические факторы, индуцирующие естественную тревогу и недоверие к перспективам наших отношений с Китаем у российской общественности. Мы говорим «естественную» потому, что совокупность этих факторов в их развитии объективным и вполне понятным образом ведет к созданию ситуации, когда Пекин окажется физически в состоянии направлять хозяйственную жизнь Дальнего Востока в собственных интересах и далее, возможно, поставить вопрос о пересмотре его государственной принадлежности. Подчеркиваем: речь идет только о физической возможности, не о политических намерениях, не о политической воле. Намерения и воля китайских руководителей - совсем другое дело, они определяются отнюдь не только раскладом сил и интересов в двусторонних отношениях. Заметим также, что для Китая превращение российского Дальнего Востока в зону своей экспансии и растущего влияния означало бы своего рода возвращение на «утраченные территории», память о которых хранили и Чан Кайши, и Мао Цзэдун, и Дэн Сяопин и которая ныне воспроизводится в мировоззрении молодого поколения с помощью школьных и вузовских программ. Сегодня в трактовке китайцами своего исторического прошлого четко ощущается стремление подчеркнуть свою самостоятельность и самобытность, во имя чего при освещении истории советско-китайских отношений замалчивается или преуменьшается роль Коминтерна в создании китайской Компартии, затушевывается значение КВЖД для хозяйственного освоения Северо-Восточного Китая, приглушается роль Советской Армии в освобождении этого района страны и т.д.. Что, если эти попытки подправить историю в националистическом духе представляют собой начало пробуждения великодержавного менталитета, присущего в средние века Срединному государству? - такой вопрос возникает у многих россиян.
Такова геополитическая сторона российско-китайских отношений.

II Геополитические причины сдерживания некотролируемой миграции


Что, собственно говоря, удерживает могучий Китай от экспансии? Каковы материальные основы его миролюбия?
Способность России к сопротивлению играет здесь, по-видимому, не самую большую
роль. Китай нуждается в длительном мире прежде всего для осуществления своих масштабных программ модернизации, о чем в Пекине сделаны десятки, если не сотни заявлений. Далее, у Китая складываются сложные, противоречивые отношения с Западом, куда он стремится интегрироваться, но не ценой перерождения, к которому Запад его подталкивает, и не ценой перехода на зависимое от Запада положение в мировой политике. Поэтому Китаю нужен спокойный, желательно дружеский тыл. Для него важно, чтобы Россия не превратилась в сателлита США, чтобы в поисках тех сфер сотрудничества, где она может пригодиться Вашингтону, она не попыталась бы подчинить его интересам свою политику на китайском направлении. Как известно, в России есть серьезные политические силы, желающие этого.
Собственно говоря, и Китай нужен России, наиболее важным партнером которой являются США, в качестве надежного тыла, и эта симметричная потребность составляет один из краеугольных камней нынешнего стратегического партнерства России и КНР.
В этих условиях избранная Пекином тактика заключается в том, чтобы поддерживать с Россией дружеские и добрососедские отношения, не отталкивать ее от себя резкими движениями, проявлять терпение и не раздражаться по мелочам вроде крикливых статей в российской прессе на тему о китайской экспансии, демографической или какой-либо иной. На статьи подобного рода в Китае отвечают спокойно, например, так: "В последние годы на российском Дальнем Востоке и в прочих районах распространяются теории о "китайской угрозе" и "китайской экспансии", что вызывает определенную тревогу. Появление таких странных теорий совершенно неожиданно. Исходя из международной ситуации, можно сделать вывод, что многие западные государства не заинтересованы в сближении Китая и России, поэтому они, используя российское общественное мнение, сеют отношения вражды и раздора. С российской стороны появление таких теорий связано с ухудшением стратегического положения России в мире и изменением сложившегося соотношения государственной мощи Китая и России" Перспективы регионального сотрудничества России и Китая в ХХI веке. Экспресс-информация № 6 / Российская Академия Наук. Институт Дальнего Востока. - М., 2001.
И это, бесспорно, оптимальная для Пекина тактика. И лучшая с точки зрения интересов России, потому что другая тактика - конфронтация с Китаем - была бы для нас неизмеримо хуже. Необходимо только эту тактику правильно понимать и не растрачивать время попусту, потому что время работает на Китай. Пока Россия продолжает барахтаться в пучине тотального кризиса, ежегодно сокращающего ее население на сотни тысяч человек, мощь КНР продолжает расти.
Долго ли так может продолжаться?
Как угодно долго: названные нами мотивы китайской политики носят, бесспорно, стратегический, т.е. долговременный характер. Но - параллельно с дружбой и добрососедством - чем дальше будут продлеваться сегодняшние тенденции развития России и Китая, чем большим будет разрыв между комплексной мощью того и другого, тем более жестко будет вести себя китайская сторона и в торговле с нами, и в вопросах инвестиции своих капиталов в Сибирь и разделения продукции, и, конечно же, в том, что касается расширения доступа китайских граждан в российские пределы и предоставления им больших прав и возможностей. И в той мере, в какой российская сторона будет уступать, это будет означать наращивание вполне мирной экономической и демографической экспансии Китая.
В мае 2002 г. Китай, едва став членом ВТО, предъявил своему доверительному стратегическому партнеру в качестве одного из условий приема последнего в эту организацию требование "полностью снять барьеры по доступу на рынок услуг; обеспечить неограниченный допуск в Россию китайской рабочей силы" (другие условия - отменить российские экспортные пошлины и резко снизить импортные пошлины на промышленную продукцию в течение 2 - 3 лет). Запрос Пекина оказался, таким образом, "куда жестче требований, выдвигаемых до этого ЕС и США" Ведомости. - 23.05.2002. Правда, несколько месяцев спустя, во время визита Президента РФ В.В. Путина в КНР Китай смягчил свои условия. Однако многозначительный сигнал уже был дан.
Действия в духе ползучего экспансионизма, "подготовка демографической экспансии", - так расценили этот шаг Пекина некоторые российские специалисты, напоминая, что согласно ст. 17 Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве "Договаривающиеся стороны развивают сотрудничество в международных финансовых учреждениях, экономических организациях и форумах, а также... способствуют вступлению одной Договаривающейся стороны в те из них, членом (участницей) которых является другая Договаривающаяся сторона".
По всей видимости, зафиксированное в Договоре (ст. 16) сотрудничество в торгово-экономической и других сферах "на основе взаимной выгоды" также не будет реализоваться автоматически. Оно будет действительно взаимовыгодным только тогда, когда российская сторона сумеет настоять на этом. В остальных случаях ей не останется ничего иного, как делать хорошую мину при плохой игре, заявляя, что российская выгода все-таки соблюдена и что события "не нужно драматизировать" (чему она уже хорошо научилась, выстраивая новые партнерские отношения с США). И это, повторим еще раз, будет полновесная ползучая экспансия, сопровождаемая и прикрываемая улыбками с обеих сторон, с одной - торжествующими, с другой - натянутыми. В том числе и демографическая экспансия, для которой у Китая имеются неисчерпаемые резервы и острая экономическая потребность. При этом от Китая не потребуется даже малейшей демонстрации своей военной силы: достаточно будет факта, что у КНР она есть, а Россия ничего не может ей противопоставить.
Можно только гадать, в какой момент она начнется. Более того, разные точки отсчета можно принимать за ее начало. Сегодня китайские коммерсанты, разумно и умело пользуясь органическими пороками нашей экономики, за бесценок выкачивают из России металлы, лес, дикороссы, морепродукты, и это расценивается прессой как уже происходящая экономическая экспансия. Многие специалисты относят "китайскую угрозу" в неопределенное будущее, на десятилетия вперед, классифицируя ее как потенциальную, в отличие от ближайших, актуальных угроз, и для этого есть свои основания. Но существуют и другие классификации. Так, в докладе министерства обороны США, представленном Конгрессу 31 декабря 2001 г., угрозы Соединенным Штатам разделены на три вида: непосредственные, потенциальные и неожиданные. Китай, как отмечается, «может представлять непосредственную или потенциальную ядерную угрозу» для Америки, Россия - «неожиданную» Независимая газета 21.03.2002.
Итак, китайская иммиграция, с одной стороны, сулит нам экономическую пользу, с другой - пугает перспективой снижения нашей безопасности. И перед нами вновь, как это было в дореволюционные времена, возникает трудная задача: найти наиболее эффективную стратегию. Уклониться от выбора невозможно: уклонение уже есть выбор в пользу определенной стратегической линии, состоящей в том, чтобы пустить дело на самотек, ограничиваясь паллиативными мерами по известному принципу в сегодняшней модификации: авось, как-нибудь наладится, ведь живем же пока, слава богу, не развалились!

III Концепции решения демографической проблемы


В отношении наплыва китайцев в РФ с самого начала стихийно применялась именно такая стратегия без стратегии, политика благожелательного равнодушия, но сейчас она себя уже изжила. Не имеет сторонников и идея наглухо закрыть китайцам ворота в Россию. Их место заняла новая концепция крайнего толка, планирующая массовое переселение китайцев в Россию как неизбежный и одновременно необходимый для России принципиально новый шаг. Мы считаем нужным рассмотреть эту концепцию более или менее подробно, поскольку, как можно полагать, за ней стоят серьезные силы, способные при желании немало сделать для ее претворения в жизнь.
Автор данной концепции демограф Ж.А. Зайончковская (Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН) в результате исследований, проведенных ею с коллегами в рамках проекта Московского Центра Карнеги при финансовой поддержке Фонда Форда и Фонда Макартуров, пришла к следующим выводам.
Согласно прогнозам, в ближайшие десятилетия "Россия, испытывая постоянный дефицит рабочих рук, будет нуждаться в массовом привлечении иммигрантов, в первую очередь на непопулярные рабочие места... Только для поддержания численности населения потребуется 17,5 млн. иммигрантов (вместе с их естественным приростом)...Бывшие партнеры по Союзу могут удовлетворить перспективную потребность России в иммигрантах не более, чем наполовину. Что касается второй половины, то здесь у китайцев нет серьезных конкурентов. Поэтому китайская иммиграция объективно обусловлена взаимными интересами и России, и Китая... К середине века численность китайцев может достичь 7 - 10 млн. человек. Вполне вероятно, они станут вторым по численности народом страны, расселенным отнюдь не только на Дальнем Востоке, но и по всей территории России" Зайончковская Ж.. Возможно ли организовать переселение на Дальний Восток? // Миграция. - 1997. - № 3..
В другой статье Ж.А. Зайончковская с соавтором Г.С. Витковской отмечают, что "несоответствие между численностью населения и естественно-ресурсным потенциалом Китая объективно обусловливает экспансию китайцев" (с чем трудно спорить) и далее выводят отсюда "неизбежность масштабной китайской иммиграции в Россию" Витковская Г., Зайончковская Ж. Новая столыпинская политика на Дальнем Востоке России: надежды и реалии - eraa.ru/EraaRus/vostok.htm.
Еще один их вывод состоит в том, что "угроза китайской экспансии действительно существует. Но это одновременно и угроза, и необходимость для России, что существенно меняет дело". В частности, "освоить в сельскохозяйственном отношении хотя бы благоприятные для этого обширные пустующие просторы востока страны способна только китайская иммиграция", и "если сибирская земля не будет освоена китайцами, она так и останется неосвоенной" Там же.
А коль скоро китайская иммиграция, т.е. демографическая экспансия и неотвратима, и необходима для подъема экономики Дальнего Востока и Восточной Сибири, то сотрудничество с Китаем должно включать в себя и "широкое привлечение его рабочей силы не на временной, а на постоянной основе".
Прозвучавшие сенсационно, эти выводы превосходно написанных статей были подхвачены СМИ, в подаче которых демографическая гипотеза о 10 миллионах китайских граждан России стала звучать как освященный научным авторитетом императив, как фатальность, оставляющая россиянам единственный выход - покориться. Никто не обратил внимания, что выводы были привязаны к одному условию: "для поддержания численности населения".
Кто, однако, сказал, что главным приоритетом для государства должно быть именно поддержание численности населения любой ценой, любыми средствами, вплоть до допуска "на постоянной основе" миллионов чужаков? Приоритетом, наверное, должен быть вывод страны из кризиса, улучшение качества жизни - тогда со временем можно надеяться и на рост численности населения. Сокращение населения само по себе еще не может быть причиной для массового импорта рабочей силы. Другое дело, если сокращение по разным возрастным группам будет неравномерным, в результате чего возникает дефицит рабочих рук. Но тогда для определения размеров импорта нужно составить трудовой баланс, рассчитать количество вакантных рабочих мест в хозяйстве уже не нынешнего, а уменьшившегося населения. Надо полагать, их число будет существенно меньше, чем 17,5 млн. Но если так, тогда, может быть, для восполнения нехватки рабочих рук, по крайней мере в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, окажется достаточно миграционных резервов бывших союзных республик? Плюс, может быть, определенный контингент временных, контрактных рабочих из того же Китая, которых не придется включать в состав многомиллионного "второго по численности народа России"?
Авторы концепции утверждают, что после 2004 г. "трудоспособное население будет уменьшаться более чем по 1 млн. в год" Витковская Г., Зайончковская Ж. Новая столыпинская политика на Дальнем Востоке России: надежды и реалии - eraa.ru/EraaRus/vostok.htm. В этом случае до 2050 г., т.е. за 45 лет, потеря, очевидно, составит не менее 45 млн. чел. Речь идет, подчеркиваем, о трудоспособном населении. Между тем прогноз ООН, на который ссылаются авторы концепции, дает нам цифры тоже, конечно, малоутешительные, но куда более скромные. Мы их уже приводили: это 17,5 млн. чел. общей убыли, включая и трудоспособное население, и нетрудоспособное. Имеются и другие прогнозы, значительно отличающиеся от вышеприведенных. Спрашивается: можно ли на основании произвольно выбранного приоритета (численность населения) и столь разноречивых прогнозов переориентировать на 180 градусов миграционную (или любую другую) политику, как то рекомендует данная концепция?
Вызывает недоумение и другая особенность концепции, на наш взгляд, еще более важная: критикуя нынешнюю миграционную политику правительства за забвение экономического потенциала китайской иммиграции (на наш взгляд, критикуя не вполне обоснованно), авторы концепции сами полностью игнорируют его вторую сторону, геополитическую. Мы имеем в виду вопрос о негативных последствиях нарушения этнодемографического баланса, прежде всего на приграничных территориях. Как ни странно, авторы четко признают наличие угрозы экспансии (выше мы отметили это), а затем полностью выводят ее из рассмотрения, как будто ее не существует. Мало того, их предложения прямо открывают ворота для китайской демографической экспансии, создают условия для ее форсирования.
В рамках академической модели масштабная демографическая экспансия, вероятно, может быть представлена в виде процесса выравнивания демографических уровней, и только. В реальности же этот процесс способен привести к самым драматическим результатам, вплоть до перекройки границ. Достаточно обратиться к опыту Косово, заселявшегося переселенцами из Албании, или к опыту Абхазии, заселявшейся грузинами, чтобы увидеть, какими тяжелыми могут быть последствия.
Несмотря на эти очевидные изъяны, концепция оказалась востребованной: она была положена в основу одного из разделов доклада Сибирь и Дальний Восток в России ХХI века, подготовленного в 2001 г. под эгидой Совета по внешней и оборонной политике. В докладе воспроизведены все основные идеи и многие формулировки цитированных нами выше статей. "Китайская миграция неотвратима", "ее надо оценивать как общественно значимую и государственно приветствуемую", внешняя миграция "одна только способна улучшить половозрастную структуру населения" сибирско-дальневосточных пространств - вот некоторые из тезисов доклада. Документ был подвергнут критике в прессе Пионтковский А. Китай неотвратим // Независимая газета - 14.08.2001: отмечалось, что он отражает стремление сырьевых корпораций (о которых в докладе говорилось в самых лестных тонах) обеспечить себя дешевой рабочей силой и что реализация его установок может привести к потере Россией Дальнего Востока и Сибири. При обсуждении доклада демографический раздел вызвал самый большой шквал возмущений.
Поднятая на уровень официального документа, концепция полностью сохранила алогизм и непроясненность некоторых своих коренных положений. Так, в ней справедливо утверждается: "Сокращение населения в слабозаселенных восточных районах, особенно вдоль китайской границы, представляется одной из серьезных угроз безопасности России" Новое освоение Сибири и Дальнего Востока. - svop.ru/yuka/895shtml. Вслед за чем предлагается, как и в цитированных выше статьях, "широкое привлечение" китайской рабочей силы "на постоянной основе". После этого невозможно понять: в чем же авторы видят опасность слабой заселенности восточных районов?
Здесь же возникает и другой немаловажный вопрос: имеют ли в виду авторы концепции сохранение за миллионами новых жителей китайского гражданства или же предоставление им российского? По всей видимости, авторы все-таки имеют в виду второй вариант, коль скоро предсказывают превращение китайцев во "второй по численности народ страны".
На наш взгляд, прежде, чем призывать к реализации подобного рода замыслов, стоило бы выяснить: а захотят ли сами китайцы принять российское гражданство? Пока что такого желания не видно. "Мигранты - это люди, готовые осесть в России на длительный срок и сохранить при этом китайское гражданство", - вот что говорят китайские специалисты Перспективы регионального сотрудничества России и Китая в ХХI веке. Экспресс-информация № 6/ Российская Академия Наук. Институт Дальнего Востока. - М., 2001. А если захотят, рассчитывая получить за это какие-то привилегии - то станут ли действительно лояльными гражданами? Или своим присутствием сделают страну еще менее управляемой на всех уровнях государственной власти? И, пользуясь тесными связями с недавними соотечественниками - многочисленными родственниками и партнерами, оставшимися в Китае, придадут новые масштабы скупке по дешевым ценам сибирских сырьевых запасов - этому, ведь, российское гражданство не пом и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.