На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Изучение истории возникновения и деятельности группы РИО наиболее влиятельного политического объединения латиноамериканских стран. Характеристика целей, задач и функций группы. Методы укрепления механизмов региональной и субрегиональной интеграции.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 24.09.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание

    Введение
      1 История возникновения и деятельности группы РИО
        1.1 Контадорская группа
        1.2 Возникновение группы РИО
        1.3 История деятельности группы РИО
      2 Деятельность группы РИО в настоящее время
        2.1 Цели, задачи и функции группы
        2.2 Результаты деятельности группы РИО
    Заключение
    Список использованной литературы
Введение
Фундаментальные и динамичные перемены глобального характера, которые переживает мировое сообщество на рубеже веков, оказывают существенное влияние на формирование нового мироустройства. Не осталась в стороне от этого процесса и Латинская Америка. Латиноамериканские государства выступают за утверждение многополярного мира и полагают, что миропорядок XXI века должен основываться на механизмах коллективного решения ключевых проблем и, прежде всего ООН, на верховенстве права и широкой демократизации международных отношений. В то же время, в условиях регионализации мировой политики, связанной с ускорением интеграционных процессов в Северной Америке, Западной Европе, Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), Латинская Америка активно ведет самостоятельный поиск адаптации к новым геополитическим реалиям. В действиях ее дипломатии и дипломатической службы на этом направлении четко прослеживаются две взаимообусловленные тенденции. С одной стороны, латиноамериканские государства стремятся установить тесное сотрудничество с уже существующими в других регионах мира интеграционными структурами, с другой - создают основу для образования нового чисто латиноамериканского (или южноамериканского), экономического и политического союза, который бы смог стать самостоятельным центром силы, способным маневрировать в отношениях с мегаблоками будущего. В этом контексте неизмеримо возрастает роль многосторонней и коллективной дипломатии стран Латинской Америки, которые принимают полноформатное и равноправное участие в работе крупнейших мировых форумов, а также основных универсальных, региональных и субрегиональных международных организаций. В качестве приоритетов дипломатической деятельности латиноамериканских государств в многостороннем формате можно выделить следующие:
- обеспечение национальной безопасности, сохранение и укрепление суверенитета и территориальной целостности, приобретение прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе;
- воздействие на общемировые процессы в целях установления стабильного, справедливого и демократического миропорядка, основанного на нормах международного права, принципах Устава ООН;
- углубление политической и экономической региональной и субрегиональной интеграции;
- укрепление межамериканского, иберо-американского, азиатско-тихоокеанского сотрудничества и расширение связей Латинская Америка - ЕС, Латинская Америка - Восточная Азия;
- либерализация внешней торговли, урегулирование проблем внешней задолженности и участие в разработке основных современных принципов функционирования мировой финансово-экономической системы в рамках международных институтов и механизмов;
- консолидация сотрудничества по линии Юг-Юг и развитие политического диалога Север-Юг.
Целью данной дипломной работы является анализ деятельности группы РИО. Для достижения поставленной цели в дипломной работе решены следующие задачи:
1. рассмотрена деятельность Контадорской группы как предшественника группы РИО;
2. охарактеризован процесс возникновения группы РИО;
3. рассмотрена история деятельности группы РИО;
4. проанализированы цели, задачи и функции группы РИО;
5. рассмотрены основные результаты деятельности группы.
Дипломная работа написана на 40 листах и состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.
1. История возникновения и деятельности группы РИО

1.1 Контадорская группа
После войны 1982 г. в Южной Атлантике элиты стран Латинской Америки не только разочаровались в идее военно-политического сотрудничества с США на межамериканской основе, но и поменяли представления о причинах конфликтности в Западном полушарии. Они видели их не во «вмешательстве международного коммунизма». Конфликтность виделась результатом низкого уровня развития, в том числе образования и культуры, внешней зависимости, отсутствия демократических свобод, неумения наладить сотрудничество между самими латиноамериканскими странами.
В Южной и Центральной Америке помнили обидный смысл войны за Фолклендские острова, в которой одна свободная американская страна, США, блокировалась с колониальной европейской державой, Великобританией, против другой свободной американской страны, Аргентины. На волне раздражения против Вашингтона произошел всплеск интереса к налаживанию сотрудничества между латиноамериканскими странами без участия США. Это сказалось на отношении латиноамериканских стран к конфликту в Центральной Америке.
Понимая непригодность механизмов ОАГ, в которых доминировали США, для разрешения конфликта вокруг Никарагуа, латиноамериканские государства пришли к мнению о необходимости создать «чисто латиноамериканский» механизм урегулирования. В январе 1983 г. представители Мексики, Панамы, Колумбии и Венесуэлы на встрече на острове Контадора (архипелаг Лос-Перлос, Панама) достигли договоренности о создании так называемой «контадорской группы», целью которой была провозглашена нормализация ситуации в Центральной Америке на основе признания всех существующих в этой части мира правительств и устранения вмешательства всех «внешних сил». Страны «контадорской группы» предложили начать урегулирование переговорным путем, исходя из необходимости полной ликвидации всякого - в том числе американского - иностранного военного присутствия в Центральной Америке, ее демилитаризации и демократизации. Деятельность «контадорской группы» объективно была направлена прежде всего против США, но она подразумевала и отказ СССР от оказания помощи Центральноамериканским левым режимам.
С 1983 г. процесс координации внешнеполитической активности латиноамериканских государств пошел по нарастающей. В августе 1985 г. усилия «контадорской группы» поддержали Бразилия, Аргентина, Перу и Уругвая, образовавшие «группу поддержки Контадоры». Урегулированием конфликта стали заниматься уже восемь стран. В 1986 г. страны этой группы представили детальный план переговоров («Контадорская декларация»), который предусматривал проведение переговоров между всеми Центральноамериканскими странами. Его реализация могла означать взаимное признание всех Центральноамериканских правительств, включая сандинистское правительство Никарагуа.
Миротворческая деятельность латиноамериканских стран была поддержана генеральным секретарем ООН Хосе Пересом де Куэльяром, а также Движением неприсоединения и Социнтерном. В ее поддержку высказались правительства Франции, Испании, а позднее - Австрии, Голландии, Ирландии, Норвегии и Швеции, а также Европейский совет. При поддержке западноевропейских стран в 1984-1987 гг. удалось провести ряд встреч министров иностранных дел десяти государств Европейского сообщества, Испании, Португалии, пяти Центральноамериканских республик и стран «контадорской группы». Переговоры проходили в Сан-Хосе (Коста-Рика, сентябрь 1984), Люксембурге (ноябрь 1985) и Гватемала-Сити (Гватемала, февраль 1987). Соединенные Штаты в этих встречах не участвовали.
В поддержку переговорных усилий латиноамериканских стран выступил Советский Союз. С конца 1985 г. советское руководство стало ограничивать поставки вооружений в Никарагуа, вопреки просьбам правительства Д.Ортеги, чтобы побудить его пойти на переговоры в рамках той повестки дня, которую предлагала «контадорская группа».
Реакция США на «контадорский процесс» в 1983-1986 гг. была настороженной, поскольку Вашингтон добивался свержения сандинистов в Никарагуа, а не общего урегулирования в Центральной Америке, и не предполагал свертывать американское военное присутствие в этой части мира. Но опасаясь усугубить свою фактическую изоляцию в никарагуанском вопросе, Вашингтон стал менять позицию - тем более, что противостоящие правительству Д.Ортеги «контрас» так и не смогли завоевать сколько-нибудь значительного территориального плацдарма в Никарагуа, на котором они могли бы сформировать хотя бы символическое собственное «правительство». Учитывая свертывание военной помощи Никарагуа со стороны СССР, американская администрация тоже стала уменьшать поддержку «контрас». Такого рода согласие СССР и США способствовало оздоровлению обстановки в Центральной Америке.
В Сальвадоре и Гватемале летом 1984 г. начались переговоры между правительствами соответствующих стран и партизанами. В ноябре 1985 г. в Гватемале прошли президентские выборы, и была восстановлена демократическая форма правления, несмотря на доминирующую роль военных. В 1986 г. и в Гондурасе был избран новый президент, который, как и в Гватемале, продолжая зависеть от военных, все же смог проводить более гибкую политику, удалив из командования вооруженными силами наиболее реакционно настроенных генералов.
В 1986 г. сформировался механизм политических консультаций самих Центральноамериканских стран (Коста-Рики, Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Сальвадора). Он получил название «группы Эскипулас» по названию города в Гватемале, где состоялась первая встреча делегатов. В рамках группы президент Коста-Рики Оскар Ариас подготовил план мирного урегулирования в Центральной Америке, вобравший все ценное, что было ранее предложено «контадорской группой» и «группой поддержки Контадоры».
7 августа 1987 г. на второй встрече президентов Центральноамериканских стран в г. Эскипулас было подписано соглашение («Эскипулас-2»), которое официально называлось «Меры по установлению прочного и длительного мира в Центральной Америке». Соглашение предусматривало проведение всеми Центральноамериканскими правительствами политики национального примирения, объявление политических амнистий, развитие диалога с оппозицией, демократизацию общественной жизни, проведение свободных выборов, разоружение незаконных вооруженных формирований, запрещение подрывных действия против соседних стран, ведение переговоров по вопросам безопасности и сокращения вооружений, помощь беженцам и перемещенным лицам, налаживание субрегионального сотрудничества.
В развитие этих договоренностей в марте 1988 г. в Никарагуа между правительством Д.Ортеги и силами «контрас» было подписано соглашение о национальном примирении, которое предусматривало проведение в 1990 г. в стране свободных выборов, итоги которых все участники конфликта обещали признать независимо от того, какими они окажутся. Свободные президентские выборы под международным контролем в Никарагуа состоялись в феврале 1990 г. На них победила В.Чаморро. 19 апреля 1990 г. состоялось подписание соглашения о прекращении огня между «контрас» и правительственными силами. Конфликт в Центральной Америке был в основном урегулирован.
В декабре 1991 г. пять стран Центральной Америки - Гватемала, Сальвадор, Никарагуа, Коста-Рика и Гондурас - подписали «протокол Тегусигальпы». Он представлял собой рамочный договор безопасности, предусматривающий регулярное проведение пятисторонних консультаций стран-участниц. Согласно протоколу созданная еще в 1951 г. Организация Центральноамериканских государств была ликвидирована. Вместо нее было решено создать Систему Центральноамериканской интеграции, в компетенцию которой были переданы, помимо прочих, вопросы обеспечения безопасности и разрешения конфликтов в Центральной Америке, которыми прежде (с 965 г.) ведал тоже распущенный по этому поводу Центральноамериканский совет обороны.
1.2 Возникновение группы РИО
Разочарование латиноамериканских стран в США после фолклендского кризиса стимулировало их интерес к сближению на южноамериканской региональной основе - прежде всего в экономической области. Еще в июле 1986 г. Аргентина и Бразилия выступили с совместным проектом развития экономического сотрудничества и интеграции, провозгласив его открытым для присоединения других стран. В течение 1986 г. обе страны подписали 16 протоколов, касавшихся разных сторон экономического взаимодействия. Сотрудничество развивалось медленно, но успешно, что позволило расширить его рамки. В марте 1991 г. в Асунсьоне (Парагвай) Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай заключили между собой четырехсторонний договор о создании таможенного союза и общего рынка четырех стран. Новое объединение стало называться Общим рынка Юга (Mercado Comun del Cono Sur, MERCOSUR, МЕРКОСУР) или Общим рынком южного конуса. Важно иметь в виду, что договор не означал немедленного создания общего рынка, время формирования которого было отнесено к 1995 г., после чего фактически МЕРКОСУР и смог начать действовать в качестве интеграционной группировки. Но до того страны-участницы Асунсьонского договора вели напряженную подготовительную работу.
В декабре 1986 г. «контадорская группа» (Мексика, Панама, Колумбия и Венесуэла) и «группа поддержки Контадоры» (Бразилия, Аргентина, Перу и Уругвай) слились воедино, образовав теперь уже многочисленную и влиятельную «группу Рио-де-Жанейро» («группу Рио») в составе восьми государств, включая все наиболее мощные латиноамериканские государства. Ее экономическим мотором в 90-х годах и стало сотрудничество в рамках МЕРКОСУР.
Создавая новые консультативные органы, латиноамериканские страны не ставили вопрос об упразднении ОАГ. Но на практике ее функции стали сужаться таким образом, что фактически из организации панамериканского сотрудничества она постепенно превратилась в «рамочную структуру» для контактов между латиноамериканскими странами и США.
Начиная примерно с 1989 г. инициатива в разработке перспективных направлений регионального и межамериканского сотрудничества перешла к чисто латиноамериканским по составу организациям - МЕРКОСУР и «группе Рио». Наиболее важные вопросы ситуации в Латинской Америке стали предварительно рассматриваться именно в «группе Рио» и только затем передавались на обсуждение в ОАГ.
После встречи «группы Рио» в верхах в мексиканском городе Акапулько в 1987 г. было решено, что к ее компетенции будет относиться выдвижение совместных инициатив в области региональной и международной безопасности и ограничения вооружений, совершенствование региональных мер доверия и практики мирного разрешения споров, содействие развитию демократических институтов, расширение диалога с внерегиональными государствами, стимулирование интеграционных процессов внутри региона и проведение совместной политики в целях демократизации международных отношений, развитие сотрудничества в деле борьбы с преступностью, контрабандой наркотиков и терроризмом, борьба с бедностью и обнищанием. На последующих встречах «группы Рио» эти направления дополнялись.
В 1990 г. на встрече в Каракасе (Венесуэла) было принято решение открыть двери для вступления в группу всех испаноговорящих Центральноамериканских и карибских государств за исключением Кубы и для одной из англоговорящих стран Карибского бассейна (всего их имеется 19). «Группа Рио» имела основания считать себя вправе выступать от лица Латинской Америки в целом. На встрече в Картахене (Колумбия) в 1991 г. от имени «группы Рио» был выдвинут проект превращения Латинской Америки в зону мира и заявлено об отказе латиноамериканских стран от производства, приобретения и хранения ОМП.
Активность латиноамериканских стран на международной арене, интенсификация их контактов со странами Западной Европы, Канадой, Японией, государствами бассейна Тихого океана беспокоила США. К окончанию пребывания Р.Рейгана на посту президента стало ясно, что его «нажимная» политика провоцирует антиамериканизм и стимулирует латиноамериканскую солидарность против Вашингтона. Американскую администрацию тревожила и перспектива «закрытой» латиноамериканской экономической интеграции.
В русле модификации политики на латиноамериканском направлении президент Р.Рейган в феврале 1982 г., выступая в штаб-квартире ОАГ в Вашингтоне, выдвинул «инициативу для стран Карибского бассейна и Центральной Америки», в соответствии с которой американская сторона обещала открыть внутренний рынок США для товаров и услуг карибских и Центральноамериканских стран. Р.Рейган также принял обязательство содействовать введению в 2000 г. преференциального режима торговли со странами этой группы. Одновременно странам Карибского бассейна и Центральной Америки была предложена программа американской экономической помощи. «Карибская инициатива» Р.Рейгана имела ограниченный эффект для отношений Вашингтона со странами региона.
Для укрепления позиций США в Западном полушарии требовался более масштабный проект. Таковым мог оказаться в самом деле грандиозный план создания «всеамериканской зоны процветания и благополучия от Аляски до Огненной Земли» с включением в нее Канады, США, всех стран Латинской Америки и Карибского бассейна.
Выступая 27 июня 1990 г. в Белом доме, избранный президентом США в 1988 г. Дж.Буш-старший представил основные положения этого плана. Он предусматривал создание зоны свободной торговли, в рамках которой было бы обеспечено беспрепятственное передвижение товаров и услуг, рабочей силы и технологий на всем пространстве Западного полушария. В целях осуществления проекта предполагалось на базе Межамериканского банка развития создать фонд в 1,5 млрд долл., средства которого должны были гарантировать приток капиталов в латиноамериканский регион. План предусматривал возможность списания Латинской Америке четвертой части ее долга перед США, составлявшего к 1990 г. 48 млрд долл., и реструктурирование остальной - через МВФ и Всемирный банк. Благодаря финансовой привлекательности инициатива Дж.Буша была встречена странами с интересом.
Формирование нового контекста сотрудничества между латиноамериканскими странами с акцентом на экономическое развитие способствовало оздоровлению обстановки в Чили и вокруг нее. После захвата власти в стране в 1973 г. генерал А.Пиночет установил диктатуру, стоившую жизни многим противникам режима. Благодаря жесткости правления чилийское руководство смогло осуществить курс радикальных экономических реформ («шоковая терапия») в соответствии с рекомендациями американских советников чикагской школы. Реформы сопровождались падением производства и сокращением зарплат, против чего население не могло выступать в условиях диктатуры. Для оказания поддержки реформам американские корпорации направили в Чили значительные инвестиции, опираясь на которые к началу 80-х годов страна смогла продемонстрировать темпы экономического роста до 8% в год. Под давлением А.Пиночета в стране была принята новая конституция, которая позволила ему оставаться на посту президента до 1989 г. (формально он впервые занял этот пост в 1974 г.).
Однако военное правление в Чили перестало устраивать США, при поддержке которых в свое время оно было установлено. Вашингтон стал оказывать на А.Пиночета давление, стремясь заставить его отказаться от власти и восстановить нормальный ход выборного процесса. На позицию американской администрации оказывало давление общественное мнение, достоянием которого становились новые факты убийств политических противников А.Пиночета - как в самой Чили, так и на территории других стран, включая США. В марте 1988 г. генерал ушел с поста президента, сохранив за собой руководство вооруженными силами. Он заявил о передаче на референдум вопроса о своем дальнейшем пребывании в качестве главы государства. 5 октября 1988 г. состоялся референдум, 55% участников которого высказались против продления полномочий А.Пиночета. 14 декабря 1989 г. были проведены одновременные выборы президента и нового состава парламента Чили. Президентом страны стал Патрицио Айлвин Азокар.
Влияние военных продолжало оставаться в стране очень сильным. Фактически первые по-настоящему свободные выборы в Чили состоялись только в ноябре 1993 г., когда президентом страны был избран Эдуарде Фрей. А.Пиночет оставался главнокомандующим вооруженными силами Чили до марта 1998 г.
Избрание в 1989 г. в Чили первого за полтора десятилетия гражданского президента позволило латиноамериканским странам провозгласить демократию нормативным принципом своего государственного устройства. В апреле 1991 г. в столице Чили, г. Сантьяго, была созвана XXI сессия генеральной ассамблеи ОАГ, на которой принята резолюция № 1080 о внесении изменений в ее устав. В резолюции демократическое государственное устройство и соблюдение прав и свобод человека были провозглашены главными условиями обеспечения безопасности стран региона. В документе, озаглавленном «Обязательства Сантьяго в области соблюдения демократии и обновления межамериканской системы», представительная демократия была названа единственно возможной формой правления, а ее защита - первоочередной обязанностью стран-членов ОАГ. На следующей сессии резолюция была оформлена в качестве ст. 9 устава, где предусматривалось исключение из организации любой страны, нарушающей нормы представительной демократии.
ОАГ, таким образом, стала первой организацией мира, устав которой предусматривал международные санкции за действия, ранее входившие исключительно во внутреннюю компетенцию государства. Изменения в уставе ОАГ ставили под сомнение принцип невмешательства, многократно закрепленный в других ее документах. Этот сдвиг немного опередил сходные тенденции, которые после распада СССР стали энергично проявлять себя прежде всего в европейской политике. Значительная часть государств мира в самом деле начинала считать, что ценность государственного суверенитета может быть принесена в жертву интересам защиты демократии и прав человека.
1.3 История деятельности группы РИО
Став своеобразным преемником Контадорской группы, в 80-е годы внесшей весомый вклад в урегулирование конфликта в Центральной Америке, Группа Рио институционализировалась в 1986 г. и впоследствии становилась все более влиятельным действующим участником международных отношений в Западном полушарии.
О характере ее деятельности наглядно свидетельствует содержание одиннадцатой по счету встречи президентов стран-членов в г. Асунсьон в сентябре 1997 г., которая стала этапной. В основном документе - «Декларации Асунсьона о суверенитете и юридическом равенстве государств» были сформулированы общие принципы формирования нового, справедливого миропорядка, отмечена верность демократическим ценностям, уважению прав человека, которое должно распространяться и на мигрантов. Упоминание прав последних было отнюдь не случайно. Соединенные Штаты в середине десятилетия приняли ряд жестких мер по ограничению прав нелегальных мигрантов, большую часть которых составляют выходцы из Мексики и других стран региона.
Особое внимание было уделено и таким вопросам, как незаконная торговля оружием и борьба с наркотрафиком. В этой связи ряд президентов поставили вопрос об адаптации к новым условиям Межамериканского договора о взаимной помощи, подписанного еще в 1947 г. и затем неоднократно частично пересматривавшегося. В частности, отмечалось, что он должен предусматривать процесс ограничения и контроля над обычными вооружениями и разработку мер доверия в этой области.
Отдельные декларации были выработаны по проблемам защиты демократии и «односторонним мерам». Обе они заслуживают особого внимания. В первом случае речь идет о дальнейшем развитии сформулированной еще в начале десятилетия идее создания системы «коллективной безопасности демократии». В принятой в Асунсьоне декларации отмечается, что свержение законно избранного правительства либо нарушение демократических процедур в одной из стран - членов Группы Рио должно рассматриваться как угроза демократии в других странах-членах и вести к коллективным санкциям.
Привлекает внимание и подтекст декларации, свидетельствующий об осуждении «односторонних мер». Хотя в ней прямо и не упоминаются Соединенные Штаты, по сути, речь идет о практике политических и торгово-экономических санкций, к которой в 90-е годы США все чаще стали прибегать в отношениях с другими странами. В этой связи следует подчеркнуть, что окончание холодной войны, хотя и ослабило мотивацию интервенционизма США в регионе, отнюдь его не исключило, тем более что концепция однополюсного мира предполагала такую практику. Традиции вмешательства и манипулирования интересами более слабых партнеров закладывались в США еще в начале XX в. и в известном смысле стали частью их современной политической культуры, как на уровне массового сознания, так и государственной политики. Это порождало и будет в обозримой перспективе порождать стремление латиноамериканских государств совместными усилиями воспрепятствовать рецидивам вмешательства и силового давления со стороны Соединенных Штатов.
В упомянутой декларации в качестве меры, не совместимой с провозглашенными на саммите в Майами принципами межамериканских отношений, обозначен в первую очередь принятый в СИТА 12 марта 1996 г. закон Хелмса-Бертона, существенно ужесточающий торгово-экономическую блокаду Кубы и предусматривающий санкции в отношении тех иностранных компаний, которые сотрудничают с этой страной. В этой связи следует отметить, что Группа Рио уже в мае 1996г. выступила с резким осуждением закона и приняла решение обратиться в этой связи в Международный Суд в Гааге. В июне того же года на XXVI чрезвычайной сессии Генеральной ассамблеи ОАГ в Панаме по инициативе Группы Рио была принята резолюция, осудившая эту акцию Вашингтона и рекомендовавшая Межамериканскому юридическому комитету дать ей правовую оценку.
При этом деятельность Группы Рио не ограничивалась лишь рамками Западного полушария, а по сути охватывала весь спектр актуальных международных проблем. Так, на саммите в Асунсьоне обсуждалась проблема реформы ООН и, в частности, расширения числа постоянных членов Совета Безопасности (СБ). Страны-участницы подчеркнули необходимость предоставления Латинской Америке одного-двух мест постоянных членов СБ. Вместе с тем в Асунсьоне не удалось определить, какое государство конкретно будет представлять регион в этом качестве.
В данном случае сказалось достаточно настороженное отношение большинства латиноамериканских стран к претензиям Бразилии на место постоянного члена СБ. Напомним в этой связи уходящее своими корнями еще в довоенные годы традиционное соперничество Аргентины и Бразилии за лидерство в регионе и представление его интересов в международных организациях.
На встрече в верхах в Панаме (сентябрь 1998 г.) президенты 12 латиноамериканских государств вновь вернулись к теме односторонних санкций и практике экстерриториальности национального законодательства. В «Декларации Панамы» закон Хелмса-Бертона был охарактеризован как «противоречащий общепринятым правовым нормам и принципам международного сосуществования». Как грубое нарушение суверенитета, противоречащее принципам невмешательства, была охарактеризована ими и «Операция Касабланка» - комплекс карательных действий, предпринятых США на территории Мексики и ряда других стран по выявлению банковской сети по отмыванию денег наркомафией в 1996 - 1998 гг. Не отрицая необходимости борьбы с наркотрафиком, участники встречи отмечали императивный характер многосторонних усилий в этой области.
Следует отметить и внерегиональные связи Группы Рио, в частности регулярные встречи министров иностранных дел стран-членов с представителями Европейского союза. Так, на встрече в феврале 1998 г. было принято решение о проведении в июне 1999 г. в Рио-де-Жанейро первой встречи глав государств и правительств Группы Рио и Европейского союза, которая должна была поднять трансатлантический диалог на более высокую ступень.
В деятельности Группы Рио проявилась и еще одна весьма характерная черта. Испытывая мощный нажим со стороны администрации Б. Клинтона по вопросу о поддержке силовой акции НАТО против Югославии, представители Бразилии и Аргентины - на тот момент непостоянных членов Совета Безопасности ООН - проголосовали против предложенной Россией 30 марта 1999 г. резолюции, требовавшей прекращения бомбардировок и возобновления переговорного процесса. Тем не менее Группа Рио, где роль этих двух государств весьма существенна, спустя неделю выступила с совместным заявлением по Косово, в котором отметила, что НАТО действовала в обход ряда статей Устава ООН, и выразила озабоченность по поводу воздушных налетов. Этот эпизод наглядно показал, насколько увереннее чувствуют себя латиноамериканские государства, выступая совместно, чем оставаясь «один на один» с Соединенными Штатами.
Отмеченная выше тенденция к расширению сферы внешнеполитической активности латиноамериканских стран в середине 90-х годов нашла выражение в активизации связей с бывшими метрополиями - Испанией и Португалией. С 1991 г. стали проводиться ежегодные встречи глав государств и правительств стран Латинской Америки, Испании и Португалии. Их повестка постоянно расширялась, включая в себя практически весь спектр проблем современных международных отношений. В этом плане показательна шестая по счету встреча в верхах в ноябре 1996 г. в Сантьяго и Винья дель Map (Чили). Она прошла под флагом необходимости демократизации нового, постконфронтационного миропорядка. В заключительной декларации, в частности, было отмечено, что в условиях глобализации мирового развития, растущей взаимозависимости особое значение обретает приверженность государств к демократическим ценностям.
Ибероамериканское взаимодействие не сводилось лишь к политическому диалогу. На предшествовавшем пятом саммите в Барилоче (Аргентина, 1995 г.) страны сообщества учредили постоянную систему сотрудничества, нацеленного на осуществление совместных программ в области науки и техники, образования, проблем мегаполисов, поддержки индейских народностей и др.
Особенностью ибероамериканских форумов стало участие в них Кубы. Это существенно расширило сферу диалога с Ф. Кастро, в частности, по вопросам «реинтеграции» Кубы с Латинской Америкой после окончания холодной войны. Одновременно в рамках встреч на высшем уровне рядом государств ставился вопрос о необходимости политической либерализации на острове. Вместе с тем на ибероамериканских саммитах неоднократно принимались достаточно резкие по форме резолюции, осуждающие ужесточение Соединенными Штатами торгово-экономических санкций против Кубы.
На очередной встрече в верхах в г. Порто (Португалия, октябрь 1998 г.) президенты ибероамериканских стран приняли специальное обращение к «большой семерке», а также к международным финансовым организациям взять на себя часть ответственности за финансово-экономический кризис в Латинской Америке и обеспечить «прозрачность» механизмов глобального финансового регулирования. Участники совещания вновь высказались против практики дискриминационных мер, и в первую очередь Закона Хелмса-Бертона. Там же, в Порто, Гавана была официально провозглашена в качестве места проведения ибероамериканского саммита в 1999 г.
На встрече в Порто произошло еще одно знаменательное событие. Президент Перу А. Фухимори и президент Эквадора X . Мауад официально провозгласили завершение длившегося более полувека территориального спора между двумя странами по поводу прохождения границы на участке протяженностью в почти 100 км. Напомним в этой связи, что перуано-эквадорский спор, возникший после передела границы в результате войны между двумя государствами в 1941 г., на протяжении всей второй половины XX в. неоднократно приводил к вооруженным конфликтам между двумя странами и не без оснований считался одним их самых трудноразрешимых в регионе.
Относительно новым направлением внешнеполитической активности ведущих государств континента стал Азиатско-тихоокеанский регион (АТР). Если в предшествовавшие десятилетия деятельность латиноамериканских стран в этом регионе в основном сводилась к борьбе за прекращение Францией ядерных испытаний в Южной части Тихого океана, а также защите рыболовных ресурсов своих прибрежных вод, то в 90-е годы на первый план вышло стремление подключиться к новому интеграционному полюсу, формирующемуся в АТР. Своеобразным признанием растущего влияния ведущих латиноамериканских государств в мировой политике в целом и расширения их связей со странами региона стал прием Мексики и Чили в качестве полноправных членов в Ассоциацию азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). В 1997 г. в эту организацию была принята Перу. Напомним, что АТЭС в последние годы превратилась в орган, координирующий создание в АТР открытой многосторонней системы свободной торговли и инвестиций.
С начала 90-х годов происходило становление российско-латиноамериканских отношений. В первые годы оно носило достаточно противоречивый характер. Провозглашенный в тот период курс на «стратегическое партнерство» с Соединенными Штатами, а также поспешный «уход с Кубы», выразившийся в свертывании экономических связей [4], голосовании в 1992г. в ООН за резолюцию, осуждающую нарушение прав человека в этой стране, а также ряде других недружественных акций по отношению к своему бывшему союзнику, интерпретировались в регионе как утеря интереса России к Латинской Америке.
Однако были и объективные факторы, затруднявшие развитие отношений в те годы. К ним в первую очередь следует отнести выявившуюся разнонаправленность в целом схожих процессов внутренних реформ в России и ведущих государствах региона. В то время как Россия во многом в результате примененной в 1992г. «шоковой терапии» все глубже погружалась в беспрецедентный по масштабам социально-экономический кризис, такие государства, как Мексика, Бразилия, Аргентина, Чили, успешно проводили масштабную приватизацию, привлекали иностранный капитал. Более того, эти государства неоднократно ставились в пример России. Так, на встрече «большой семерки» в 1992 г. Дж. Буш предложил России «учиться» у Мексики. Все это порождало в регионе иллюзии не только быстрого присоединения к Северу, но и изменения весовых категорий в отношениях с Россией Торкунов А.В. Современные международные отношения. М., 1999..
2. Деятельность группы РИО в настоящее время

2.1 Цели, задачи и функции группы
Приоритетным направлением дипломатии всех латиноамериканских государств является укрепление механизмов региональной и субрегиональной интеграции. Наиболее представительным и влиятельным политическим объединением латиноамериканских стран стала Группа Рио (ГР).
ГР представляет собой постоянно функционирующий дипломатический механизм политических консультаций для согласования единых латиноамериканских позиций по ключевым региональным и международным проблемам. Делегации государств-членов группы участвуют в ежегодных саммитах и встречах на уровне министров иностранных дел или других отраслевых министров. Группа Рио не имеет устава, бюджета, постоянной штаб-квартиры. Функции временного секретаря выполняет страна, проводящая очередное совещание президентов, в тесном контакте с государствами, проводившими предыдущий саммит и которые будут проводить его в следующем году. На основе принципа ротации формируется координационная тройка, реализующая коллективную дипломатию ГР в ее связях с ЕС, Восточноазиатским регионом, Россией.
Основные цели и задачи деятельности группы следующие:
· утверждение принципов представительной демократии и правового государства;
· защита прав человека;
· сотрудничество по укреплению мира, международной и региональной безопасности;
· продвижение разоруженческих процессов;
· повышение роли и эффективности деятельности ООН, влияния латиноамериканских стран в ОАГ;
· реализация принципов устойчивого развития;
· либерализация международной торговли;
· ускорение региональной интеграции латиноамериканских государств во всех областях;
· борьба с незаконным оборотом наркотиков и терроризмом.
Взаимодействие латиноамериканских государств для ускорения их экономического развития и углубления процессов региональной и субрегиональной интеграции осуществляется в рамках целого ряда международных организаций. Задачи наиболее общего характера решает учрежденная в 1980 г. Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ)2, заменившая Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли (ЛАСТ), образованную в 1960 г.
ЛАИ включает: Совет министров иностранных дел (собирается раз в год); Комитет представителей, действующий на постоянной основе на уровне экспертов; Генеральный секретариат, возглавляемый Генеральным секретарем организации.
Основные направления работы ЛАИ заключаются в:
o расширении и регулировании двусторонней торговли;
o содействии взаимодополняемости национальных экономик;
o полномасштабном развитии экономического сотрудничества и создании общего рынка латиноамериканских стран.
Аналогичные задачи лежат и в основе деятельности Латиноамериканской экономической системы (ЛАЭС), созданной в 1975 г. на основе Панамского договора.
Она играет важную роль - вырабатывает общие позиции и стратегию государств Латинской Америки по экономическим и социальным вопросам в международных организациях и форумах и в переговорах с третьими странами и объединениями стран. Ее высший орган - Латиноамериканский совет, созываемый ежегодно на уровне министров иностранных дел. Координацию оперативной работы осуществляют различные комитеты и комиссии, а также Постоянный секретариат со штаб-квартирой в Каракасе (Венесуэла).
Субрегиональная политическая и экономическая интеграция в Латинской Америке осуществляется функционированием Общего рынка Южного конуса (МЕРКОСУР), Андского сообщества (АС), Центральноамериканского интеграционного сообщества (ЦАИС), Ассоциации Карибских государств (АКГ), Карибского сообщества (КАРИКОМ) и Группы Трех.
В Латинской Америке начало 90-х г.г. ознаменовалось новой расстановкой сил в «межамериканской системе» и ростом влияния стран ЛАКБ в «межамериканской системе».
Основательно подорванным оказался ее теоретический фундамент - «доктрина панамериканской солидарности», формой которой является лозунг «континентального единства», а содержанием - стремление Вашингтона возглавить и подчинить объединительные тенденции и интеграционные процессы в Латинской Америке. В политическом лексиконе латиноамериканцев, во внешнеполитических документах латиноамериканских стран постоянно фигурируют термины «латиноамериканская интеграция» и «освободительный латиноамериканизм». Эти понятия знаменуют новый подход латиноамериканцев к решению международных вопросов на основе общих интересов, отражают кризис панамериканизма, как идеологического постулата, направленного на обоснование доминирующего положения США в Западном полушарии, институционализируют создание ряда политических и экономических организаций латиноамериканских стран без участия США, таких как Латиноамериканский парламент, Андская корпорация развития, Специальная латиноамериканская координационная комиссия (СЕКЛА), Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР), Карибское сообщество (КАРИКОМ), Общий рынок Южной Америки (МЕРКОСУР), «Группа Рио» в составе 12 латиноамериканских стран, созданная с целью формировать интеграционные процессы и улучшать взаимопонимание в политической сфере, и т.д. Особо следует выделить в качестве дополнительного стимулятора латиноамериканского единства институт Ибероамериканских встреч в верхах (без участия США, но с непременным участием в качестве полноправного члена Республики Куба), ежегодно проходящих с 1991 года с обширной повесткой дня позволяющей участникам форумов затрагивать практически весь комплекс политических, экономических, социальных и правовых проблем, с которыми сталкиваются страны - участницы. Так , на У11 Ибероамериканской встрече в верхах, состоявшейся 8 - 9 ноября 1997г. на венесуэльском острове Маргарита, была подчеркнута приверженность стран - участниц курсу на всестороннее развитие демократии, подвергнут жесткой критике закон Хелмса-Бэртона, направленный на ужесточение торгово - экономической блокады Кубы, а также осуждены попытки Вашингтона по своим критериям оценивать положение с соблюдением прав человека в тех или иных странах и определять их вклад в борьбу с наркобизнесом. «Подобные формулы, - констатировал президент Мексики Эрнесто Седилья, - полезны прежде всего для государственных лидеров, которые в современных условиях должны править, хорошо понимая, что происходит в мире, и лучший способ понять это - прямые контакты с коллегами.
Деятельность указанных организаций и форумов вкупе с активностью региональных держав в ОАГ, несомненно, создает предпосылки для углубления межлатиноамериканского сотрудничества. Прямые контакты латиноамериканских представителей всех уровней без участия США на собраниях и форумах самого различного характера - концентрированное выражение тенденции к дальнейшему развитию объединительных процессов, которые имеют в странах Латинской Америки длительную и богатую событиями историю. Достаточно вспомнить многочисленные проекты лидеров борьбы за независимость Испанской Америки, направленные на объединение бывших колоний в единое образование, правовые формы которого колебались от унитарного до конфедеративного государства. После второй мировой войны эта тенденция (ее обычно называют «боливарийской» с тем, чтобы подчеркнуть ее латиноамериканскую направленность) прокладывала себе дорогу путем формирования главным образом экономических группировок. Сейчас наиболее влиятельной из них является уже упоминавшийся МЕРКОСУР - субрегиональный блок, охватывающий территорию в 12 млн. кв. км., что составляет более трех четвертей территории Южной Америки. На его долю приходится три четверти населения ЛАКБ, а ВВП приближается к 1 трлн. долларов и достигает 50% от ВВП всех государств региона. К странам учредителям (Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай) присоединились в качестве ассоциированных членов Чили (октябрь 1996г.) и Боливия (декабрь 1996г.), на которые пока еще не полностью распространяются тарифные нормы во внутризональной торговле. Согласно нормативно - юридической базе МЕРКОСУР - «Асунсьонскому договору о региональной экономической интеграции» от 26 марта 1991г. административными органами объединения являются Совет общего рынка, Группа общего рынка, Комиссия по торговле, Совместная парламентская комиссия, Социально - экономический форум и Административный секретариат. Решения принимаются только на основе консенсуса. Идея создания какой - либо наднациональной структуры по типу ЕС поддержки участников не получила. «Асунсьонский договор» гарантирует передвижение активов, услуг, капитала и , что особенно важно, отмену таможенных пошлин для его участников и учреждение общего таможенного сбора для других стран.
Стратегическая цель МЕРКОСУР, по определению его участников, - конституирование объединения в институт, способный гарантировать экономический рост на основе масштабной внутризональной торговли и эффективного использования инвестиций, повышения международной конкурентноспособности экономик субрегиона. За семь лет функционирования Общего рынка Южной Америки ему удалось добиться весьма впечатляющих результатов. «Успехи МЕРКОСУР очевидны, - констатировал Б.Н.Ельцин в июле 1998г. - Он становится важным фактором экономического роста в Латинской Америке, превращается в новый центр динамичного развития в Западном полушарии». Особенно значительны достижения МЕРКОСУР в сфере межзональной торговли. Так, за это время ее объем вырос с 3,6 млрд. долларов до 22 млрд., при том что объем торговли с другими партнерами, такими как ЕС, США и Япония не претерпел существенных изменений. В интеграционный процесс вовлечены крупнейшие промышленные компании стран - членов МЕРКОСУР. Кооперация и сотрудничество, взаимные инвестиции получили значительное распространение в машиностроительных отраслях и металлургии. По мнению специалистов тесная увязка развития этих отраслей с внешнеторговыми операциями - одна из важнейших причин динамичного роста регионального товарооборота. Предпринимаются меры по реализации объединения энергосистем и совместной эксплуатации крупных энергетических объектов, таких как бразильско - парагвайский комплекс «Итайпу» и аргентино - уругвайский - «Сальто - Гранде».
Интеграционный процесс распространяется также и на гуманитарную сферу. Заключены четырехсторонние соглашения о взаимном признании аттестатов, дипломов и других документов о среднем и высшем образовании. В июле 1998г. группа экспертов - членов МЕРКОСУР подготовила проект образца единого паспорта для граждан стран - участниц, обеспечивающий их правовой статус и гарантирующий беспрепятственный выезд за рубеж. Этот документ должен быть утвержден на предстоящей в декабре 1998г. встрече глав государств и правительств стран - участниц. Вместе с тем, как это отмечалось на форуме представителей профсоюзов стран МЕРКОСУР и ЕС, состоявшейся в Монтевидео в мае 1998г., лидерам государств - членов МЕРКОСУР следует уделить более пристальное внимание решению социальных проблем. «Процесс интеграции в рамках МЕРКОСУР принес много успехов в области торговли, - заявил секретарь Профцентра трудящихся Парагвая Педро Парра, - но социальный аспект по прежнему представляет собой очень острую проблему». Не удалось добиться решения таких вопросов, как свободное перемещение трудящихся, обеспечение социальной защиты, разработка совместных постановлений в области трудового законодательства. Кроме того, ждут решения задачи ускорения интеграционного процесса в финансовой сфере, сближения налоговых систем стран участниц и облегчения налогового бремени на неимущие слои населения.
За последние годы МЕРКОСУР перешел на более высокий интеграционный уровень и трансформировался из торговой зоны в таможенный союз. Больше того, его участники предприняли ряд шагов для превращения этого экономического сообщества в политический блок. Так, соглашения о взаимодействии с ЕС (декабрь 1995г.) и Андской группой (февраль 1997г.) закрепили официальное положение МЕРКОСУР в качестве субъекта международного права. В июне 1996г. на саммите в Потреро - де - лос - Фунес (аргентинская провинция Сан - Луис) представители МЕРКОСУР внесли в «Асунсьонский договор» статью «о демократических гарантиях», которая предусматривает санкции против ее членов в случае нарушения конституционного порядка в какой - либо стране. В этой статье фиксируется, что «действие в полном объеме демократических институтов является основным условием кооперации в рамках МЕРКОСУР, а их изменение представляет собой непреодолимое препятствие на пути этой кооперации». Побудительным мотивом разработки механизма, призванного содействовать развитию демократии в субрегионе, послужили драматические события, имевшие место в Парагвае в июне 1996г., когда мятежный генерал Лино Овьедо угрожал свергнуть законное правительство страны, возглавлявшееся тогдашним президентом Хуаном Карлосом Васмонси. И лишь в результате солидарного демарша президентов Фернандо Энрики Кардозу (Бразилия), Карлоса Менема (Аргентина) и Хулио Марии Сангинетти (Уругвай), конституционный порядок в Парагвае удалось сохранить.
На форуме в Сан - Луисе был принят еще документ политического характера - «Мальвинская декларация», в которой государства - члены МЕРКОСУР, Чили и Боливия подтвердили свою поддержку «Законным правам Аргентины на суверенитет над Мальвинским архипелагом в Южной Атлантике», что получило одобрение со стороны всех стран Латинской Америки и Карибского бассейна.
Единодушное одобрение со стороны стран ЛАКБ встретила также инициатива лидеров сообщества о создании «зоны мира» на территории МЕРКОСУР, Чили и Боливии. В «Декларации Ушуая» (Аргентина, июнь 1998г.) подчеркивается, что на указанной территории «Ни при каких условиях не будут допущены гонка вооружений или военные приготовления, угрожающие сохранению мира».
Успехи МЕРКОСУР в торгово-экономической сфере в сочетании с деятельностью по упрочению мира и развитию демократии привели к дальнейшему росту его авторитета и расширению сотрудничества со стороны Латинской Америки. Речь идет прежде всего о подготовке к подписанию в ближайшей перспективе (до 2000г.) серии договоров о свободной торговле между МЕРКОСУР и рядом латиноамериканских республик (Мексика, Колумбия, Перу, Эквадор и Венесуэла).
Главным компонентом МЕРКОСУР, его ядром и основной движущей силой интеграционного процесса является Бразилия, экономический потенциал которой превосходит совокупный потенциал всех остальных участников.
«Бразилия, - подчеркивал в своем выступлении на 52 - ой сессии ГА ООН 23 сентября 1996г. министр иностранных дел Луис Филипе Лампрейа, - это одна из крупнейших демократических стран в мире с динамичной, диверсифицированной, развивающейся экономикой, которая представляет обширные возможности для эффективных иностранных инвестиций и обладает огромным рыночным потенциалом. Одним словом, это страна, которая в состоянии поддерживать плодотворные отношения со всеми государствами на основе взаимного уважения... Мы стремимся к тому, чтобы быть движущей силой мира и континентальной интеграции».
Лидирующая роль Бразилии в системе МЕРКОСУР обусло и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.