На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Китайская языковедческая традиция

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 07.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ  АГЕНТСТВО  ПО  ОБРАЗОВАНИЮ
Федеральное государственное образовательное  учреждение 
высшего профессионального образования

«ЮЖНЫЙ  ФЕДЕРАЛЬНЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ»
ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ  ИНСТИТУТ

ФАКУЛЬТЕТ  ЛИНГВИСТИКИ  И  СЛОВЕСНОСТИ

 
 
КОНРОЛЬНАЯ  РАБОТА
ПО  ТЕОРИИ ЯЗЫКА 

                    Выполнил: студент 4 курса
                    отделения славянской  и западно-европейской филологии гр. 4 Г-1
                    ЧЕРКАШИН  Р.В, 
                     
                     

г. Ростов-на-Дону
2010 год 
 
 

      Задание № 1. 

    Китайская языковедческая традиция.
 
     Китайское языкознание представляет собой  одну из немногих независимых лингвистических традиций, которая заметно повлияла на языкознание Японии и ряда других соседних с Китаем стран. Сегодня оно ориентируется преимущественно на собственную традицию описания языка.
     Китайское письмо зародилось в середине 2-го тыс. до н.э. Открытие в 1899 г. костей и черепашьих щитов с иероглифическими надписями, относящимися к 13-11 вв. до н.э. еще требует своего осмысления и, возможно, обусловит некоторую ревизию истории китайского письма.
     Иероглиф является основной графической единицей китайского письма. Он соотносится с тонированным слогом, являющимся типичным экспонентом морфемы, которая, в свою очередь, часто совпадает в своих границах со словом. С течением времени менялось в сторону упрощения начертание используемых иероглифов, одни из которых представляют собой пиктограммы и идеограммы, другие содержат в себе компоненты, дающие намек на значение слова-морфемы (семантические ключи, которых насчитывается 214) или же на звуковое значение знака (фонетики), третьи подверглись переосмыслению и потеряли связь с их первичной функцией. Иероглиф строится в виде набора стандартных и по-разному комбинирующихся черт (до 28). Общее число знаков равно приблизительно 50 тысячам. В современном письме используется до 4 – 7 тысяч знаков. Они в принципе индифферентны по отношению к звучанию слов и морфем и тождественны для записи текстов на разных диалектах. Именно по этой причине китайские иероглифы заимствовались в Японии, Корее и Вьетнаме и долго служили средством межэтнического общения в странах Юго-Восточной Азии.
       Главным объектом для китайских языковедов всегда был иероглиф, имеющий написание, чтение и значение. В связи с  изучением разных сторон иероглифа  в языкознании древнего и средневекового Китая выделялись три направления:
        
      толкование древних слов (схолиастика, возникшая намного раньше других дисциплин),
      изучение структуры и этимологии иероглифов,
      функциональная фонетика (с 5 в. н.э.).
 
       На  протяжении тысячелетий активно  развивалась лексикография. Среди  первых словарей наиболее известны "Ши Чжоу нянь" (список иероглифов для заучивания; 9 – 8 вв. до н.э. или же много позже), "Эр я" (первый систематизированный толковый словарь, группирующий материал по смысловым группам; 3 в. до н.э., с последующими дополнениями), "Фан янь" Ян Сюна (собрание слов, употреблявшихся в разных местах Ханьской империи; 1 в. до н.э. - 1 в. н.э.) и др.
     Фонетика  формируется в Китае под определенным воздействием буддизма, принесшего с  собой из Индии интерес к звучащей речи и соответственно к поэзии, рифме, мелодике и тону, а также знание принципов индийского алфавитно-слогового письма. Труды по фонетике выполняются в духе лексикографических традиций. Таковы словари рифм как наиболее обычного вида начальных сочинений по фонетике: "Шэн лэй" Ли Дэна, "Юнь цзи" Люй Цзина. Во 2 – 3 веках чтение иероглифов (и слогоморфем) начинает передаваться методом "разрезания" слогоморфем на инициали и финали (рифмы). С 5 века появляются опыты изучения тонов. Как развитая, самостоятельная наука фонетика утверждается с появлением фонетических таблиц, включающих сведения о рифме, инициалях, промежуточных гласных и тонах ("Юнь цзин", предположительно 10 век).
     Китайские языковеды 11 – 19 веков следуют основным принципам описания языка слогового  строя, сложившимся в древнее  время. Они выделяют в качестве единицы фонетического описания не отдельный звук, а слог, а внутри него инициаль (начальный согласный) и финаль, или рифму (остальную часть слога). Продолжается начатое в 5 веке изучение тонов и их роли в стихосложении.
      Появляются  в продолжение древней традиции новые словари рифм: "Гуань юнь" (1008), представляющий собой переработку словаря "Це юнь" (601). В конце 1-го тыс. создаются детальные многомерные классификации слогов в виде фонетических таблиц, помещающие каждый данный иероглиф на пересечении двух осей - инициалей и финалей, а также учитывающие характер тонов.
     В 13 веке Китай был завоеван монголами, стоявшими на более низком уровне различия и сперва враждебно относившимися  к китайской литературе. У них  не было своей письменности, для официальной переписки использовался уйгурский алфавит. В 1260 году  тибетский ученый Пагба-лама по приказу императора Хубилая создает на основе тибетского письма монгольский (так называемый квадратный) алфавит, который вводится в официальное употребление в 1269 г. Но запись текста производится в соответствии со старыми китайскими и уйгурскими обычаями сверху вниз. Квадратное письмо использовалось довольно широко (как в монгольских, так и в китайских, тибетских, санскритских, уйгурских текстах). Письмо Пагба-ламы стало своего рода международным фонетическим алфавитом. Позднее, однако, квадратное письмо вышло со временем из употребления в самом Китае, сохранившем верность традиционной иероглифике.
     В 1368 г. к власти вновь приходит китайская  династия, заинтересованная в консолидации территорий. Появляется новый китайский словарь, ориентированный на некое усредненное произношение, а не на какой-либо живой диалект и не придерживавшийся старой системы рифм. Вслед за ним создается словарь "Чжунъюань инь юнь", который порвал с традицией и ориентировался на господствующий северный диалект. В 1711 г. была завершена книга из 444 томов, посвященная сочетаниям, в которых встречается тот или иной иероглиф, с огромным множеством иллюстраций из литературы, начиная с древнейших китайских памятников.
     В 17 – 18 вв. достигла больших успехов  историческая фонетика. Она обслуживала  комментирование древних текстов, в то время как интересы поэзии по-прежнему обслуживали словари  рифм и фонетические таблицы. Предпринимается  анализ древнекитайских рифм в целях реконструкции. В конце 19 – начале 20 вв. интерес к исторической фонетике древнекитайского  языка возродился. Создание и поступательное развитие исторической фонетики представляет собой важнейшее оригинальное достижение китайского языкознания.
     Первая  попытка классификации диалектов  китайского языка предпринимается  в конце 16 или начале 18 века. Новое  развитие получает схолиастика, толкующая  значения древних слов. Руководил  составлением многотомного компилятивного сочинения такого рода Жуань Юань (1764 – 1849). В связи со схолиастикой разрабатывается текстологическая критика (Гу Яньу). Постепенно из схолиастики вычленяется грамматика, ведавшая прежде всего составлением словарей служебных слов.
     Сами  китайские ученые в раннее средневековье не проявляли интереса к другим языкам, тогда как в соседних странах интерес к китайскому языку практически не угасал. Первым контактам с европейским языкознанием способствовали миссионеры-иезуиты, издававшие на китайском языке книги о западной науке и технике.
     В 90-х гг. 19 века традиционная китайская  фонология / фонетика, не выходившая за пределы классификации слогов, исчерпала  себя. Фонетисты следующего десятилетия  знакомятся с принципами алфавитного  письма; начиная с 1892 г. появляются проекты алфавитов для китайского языка. Обсуждается проблема членимости китайского слова (и слога) на звуки. С 1958 г. в КНР действует звуковой алфавит на латинской основе, состоящий из 26 знаков (включая диграфы). Он используется в телеграфной связи, в учебниках (особенно для иностранцев). Полный же переход к алфавитному письму в настоящее время не планируется в силу чрезвычайной диалектной раздробленности и нежелательной перспективы утраты гигантского многотысячелетнего культурного наследства. Поэтому основные усилия языковедов сосредоточены на работе по упрощению начертания иероглифов.  

    Индийская языковедческая традиция.
 
     В начале 2-го тысячелетия до н.э. с  Северо-Запада в Иран и Индию вторгаются индоевропейские племена ариев, или арийцев (индоиранцев). В результате дивергенции индоиранские языки распадаются на две ветви – иранскую и индоарийскую. Носители языков первой ветви расселяются также на территориях современных Афганистана и Таджикистана.
     Об  индоарийцах мы знаем как о  носителях ведийской культуры (середина 1-го тыс. до н.э. – середина 1-го тыс. н.э.), запечатленной в передаваемых изустно религиозных текстах – ведах (Ригведа, Самаведа, Яджурведа, Атхарваведа). Стремление сохранить в чистоте язык религиозного ритуала, получивший название ведийского, явилось как раз основой для пробуждения специального интереса к проблемам языка в 1 тыс. до н.э. в среде представителей высшей касты жрецов-брахманов, исполнявших сложные культовые обряды на уже устаревающем и не всегда понятном даже в их собственном кругу языке, который считался языком богов и которому приписывалась магическая сила. Ведийский язык, служивший индийской ветви ариев, к середине 1 тыс. до н.э. практически уже вышел из употребления. Необходимы были всесторонние комментарии к ритуальным текстам.
     Складывавшаяся  в Индии под влиянием потребностей религиозного культа проблемная ситуация отличалась от тех, которые имели  место на Ближнем Востоке и  в Китае: здесь приоритет отдавался  звучащей речи, а не письму; письмо появилось  относительно поздно. Соответственно этому первоочередное внимание уделялось изучению законов мелодики, ритмики, метрики, фонетики, а также элементарному этимологизированию слов.
     Древние индийцы добились существенных успехов  в изучении звуков речи и их классификации  на основе артикуляторных признаков. Ими уже осознавалась нетождественность понятий звука речи и фонемы, у них имелись наметки понятия слогофонемы. Построенные на четкой логической основе артикуляторные классификации звуков нашли отражение в порядке следования графических знаков в буквенно-слоговых системах индийского письма, которые скорее всего восходят не к оставшемуся еще не расшифрованным протоиндскому (в основном иероглифическому), а к западносемитскому слоговому письму.
     Особенно  высокого уровня достигает разработка проблем грамматики. Вершиной грамматической мысли и образцом для множества подражаний явился труд "Аштадхьяйя" (‘Восьмикнижие') Панини (5 или 4 в. до н.э.), ставящий задачей строгую регламентацию и канонизацию санскрита, который сложился рядом с ведийским языком на другой диалектной основе и постепенно вытеснял его в религиозном обиходе. Панини постоянно обращает внимание на главные особенности ведийского и отличия от него санскрита. Описание языка следует строго синхроническому принципу: он идет от коммуникативной целеустановки и передаваемого смысла к подбору лексических морфем (корней) и затем синтаксических конструкций. Фонетические сведения растворяются в основном корпусе грамматики. Они излагаются с позиций, близких по духу современной морфонологии. Особое внимание уделяется морфологическому анализу (без разграничения словоизменения и словообразования). В грамматике Панини обращает на себя внимание чрезвычайная сжатость изложения (в целях более легкого заучивания правил наизусть). Используется изощренная система символизации языковых единиц, правил и операций. Впервые в истории лингвистики постулируется понятие "фиктивных" морфем. Синтаксис строится прежде всего как изложение совокупности сведений о функциях существительного в предложении и т.п., разбросанных в разных местах труда. Последующие грамматические труды в древней и средневековой Индии представляют собой главным образом комментарии или переработки канонизированной грамматики Панини.
     Древние индийцы обращались и к вопросам философии языка, первоначально в мифологических сказаниях и религиозных текстах, а затем в философских и грамматических трудах. Они признавали язык высшим божеством ("Ригведа"). В ведийском пантеоне выделялись боги, в ведении которых находится языковая деятельность: богиня Речи Вач, богиня священной речи Бхарати, богиня истинной речи Варуна. В индуистском пантеоне Речь (Vac) стала отождествляться с Брахманом – безличным абсолютом, мировой духовной субстанцией. Сарасвати была отведена здесь функция богини познания, мудрости и красноречия. В целом же, обсуждение проблем языка занимало представителей практически всех основных систем индийской религиозной философии: брахманизма, джайнизма, буддизма, индуизма.
     Особо широкое распространение в Индии  получили лингвофилософские идеи ведущего представителя "грамматической школы" философии Бхавртрихари (5 – 6 вв. н.э.), изложенные в знаменитом сочинении "Вакьяпадия" («О слове и предложении»). Этот мыслитель отождествлял Брахмана как высшую реальность, не имеющую начала и конца, со Словом (Словом-сущностью), из которого развертывается вся Вселенная с ее бесконечным разнообразием предметов и явлений. Вселенная есть, по его мнению; и то, что должно быть высказано (выражаемое, означаемое), и высказывающее (выражающее, означающее), а именно слова, речь.
     Он  различал три стадии, которые проходит Слово в своем развитии:
      "провидческую" (здесь речь неделима и вечна),
      "промежуточную" (здесь Слово есть ментальная и не воспринимаемая людьми сущность, хотя и имеющая как бы временную последовательность),
      "выставленную" (где наблюдается артикулируемая, звучащая речь).
     Идеи, которые легли в основу индийской  языковедческой традиции, получили распространение  далеко за пределами Индии (вместе с  распространением буддизма). Они получили дальнейшее развитие в средневековой, а также в современной Индии.  

    Арабская  языковедческая традиция.
 
     Формированию  арабского языкознания и достижению им за относительно короткое время  высокого уровня развития способствовали исторические условия, приведшие к  быстрому возвышению арабского народа. В 632 г. было основано военно-теократическое государство – Арабский халифат, границы которого необычайно быстро расширились в результате победоносного шествия арабов, завоевавших обширные территории на Ближнем и Среднем Востоке, включая значительную часть Индии, в Закавказье, Северной Африке, Испании. В процесс развития арабоязычной культуры включилось множество разных этносов. Вместе с исламом получил распространение арабский язык, принявший на себя роль языка религии, государственного управления, образования и науки. Арабский мир переживал в тот период бурное развитие естественных и гуманитарных наук. Занятию языком (и именно арабским) здесь отводилось почетнейшее место. Было распространено убеждение, что Коран продиктовал пророку сам Аллах на арабском языке, превосходящем по своим достоинствам все другие языки. Запрещалось переводить Коран на другие языки и совершать на них религиозные обряды. Забота о чистоте арабского языка возводилась в разряд важнейшей общегосударственной задачи.
     Арабское письмо возникло еще до принятия ислама. Оно имеет консонантно-буквенный характер, строки записываются справа налево (в соответствии с основными принципами западносемитского письма). Его прототипом явилось набатейское письмо, восходящее, в свою очередь, к арамейскому письму (и через него к финикийскому). Набатейское письмо использовалось арабоязычными жителями Синайского полуострова и Северной Аравии вплоть до 6 в. Собственно арабское письмо складывается в начале 6 в. в городе Хира, столице арабского Лахмидского княжества. Дальнейшее развитие оно получает в середине 7 в., при первой записи Корана (651). Во второй половине 7 в. вводятся дополнительные строчные, надстрочные и подстрочные знаки для различения сходных начертаний, для обозначения долгих и кратких гласных, удвоения согласных и отсутствия гласных. В средние века арабское письмо использовалось многими мусульманскими народами (в том числе и для записи текстов на своих языках), что приводило к возникновению новых графических систем.
     Одну  из первых попыток составить арабскую грамматику, по преданиям, предпринял Абул-Асуад ад-Дуали. Он выделил три части речи: имя, глагол и частицы, ввел знаки для кратких гласных, затрагивал вопросы словоизменения и пр. Все самое лучшее и оригинальное создается в средневековом арабском языкознании в 8 – 13 вв., т.е. до монгольских завоеваний. Арабская наука о языке существенно повлияла на разработку грамматик и словарей родных языков и общелингвистической теории во всем мусульманском мире, на становление еврейской лингвистической традиции, на становление и развитие в Европе арабистики и, наконец, на появление тюркологии в рамках арабской традиции. Арабское языкознание (особенно в лице мусульманско-испанской науки) выступило посредником между античной наукой, достижения которой оставались неизвестными в средневековой Европе до 11 – 12 вв., и европейской схоластической логикой.  

     Главнейшими из языковедческих школ, возникших  на территории нынешнего Ирака после  ее завоевания арабами, были:
    Басрийская
    Куфийская
    Багдадская
 
     Между школами Басры и Куфы постоянно  велась острая полемика по вопросам грамматики арабского языка. Басрийцы выступали  как аналогисты, носители пуристских тенденций, строгие ревнители классических норм языка Корана и поэзии. Куфийцы  же были аналитиками, допускавшими возможность целого ряда отклонений, особенно в области синтаксиса, ориентировавшимися на разговорную речь и считавшими эталоном арабской орфоэпии хиджазский диалект. Басрийцами в качестве исходной единицы для словообразования и формообразования была выбрана единица действия – масдар, а куфийцами – глагольная форма прошедшего времени.
     Первой  дошедшей до нас арабской грамматикой  является "Al-Kitab" басрийца Сибаваихи. Он подверг детальному научно-теоретическому описанию многие явления синтаксиса, морфологии, словообразования и фонетики, используя достижения многочисленных предшественников и современников. Это сочинение стало объектом многочисленных и обширных комментариев и обеспечило незыблемость авторитета Сибаваихи до наших дней.
     Арабские  ученые обычно делили грамматику на синтаксис, морфологию и фонетику и уделяли значительное внимание вопросам словообразования, а в связи с ним этимологии, благодаря которой в 11 в. высокого уровня достигла теория корня. Синтаксис и морфология представляют собой наиболее оригинальные части арабской грамматики, не имеющие источников ни в греческих, ни в индийских трудах и ориентированные на специфику именно арабского языка. Задача синтаксиса состояла в структурно-семантическом анализе предложения. В нем постулировались субъектно-предикатные отношения между двумя именами или между именем и глаголом. Различались предложения малые/элементарные и большие, образующие иерархию; предложения именные, глагольные и обстоятельственные (в зависимости от того, какое слово стоит в начале предложения, а соответственно разные виды подлежащих и сказуемых). Выделялись и детально классифицировались второстепенные члены предложения (до пяти видов дополнений, обстоятельства разных видов, "приложения"). Различались случаи формальной и виртуальной реализации флексий
     В морфологии рассматривались части  речи и особенности их формообразования, не обусловленные синтаксически. Сюда относились такие вопросы, как части  речи (имя, глагол и частицы до 27 видов), структура корня, имена и их многоаспектная классификация по разным основаниям (имена явные – существительные, прилагательные, имена скрытые – личные местоимения, имена общие – указательные и относительные местоимения и т.д.), глаголы (с детальной классификацией их форм и значений), двухпадежные и трехпадежные имена, образование относительных имен, образование композитов, образование форм числа и рода, образование деминутивов, изменения формы слова в связи с наличием слабых корневых согласных, паузальные формы и т.п. Здесь же дискутировался вопрос о масдаре.
     В фонетических разделах грамматических трудов описывались либо только артикуляции  арабских звуков, либо также их комбинаторных  изменение. Существенное влияние на арабов оказала индийская система  классификации звуков, основанная на учете места артикуляции и других артикуляторных признаков. Использовался прием сравнения звуков в артикуляторном и функциональном отношениях. Авиценна ввел понятие корреляции для установления отношений между звуками. Описывалась ассимиляция частичная и дистантная. Исследовались вопросы о взаимодействии согласных и гласных, о замене согласных, о метатезе, об утрате хамзы, об элизии, о возникновении связывающего гласного, о палатализации, веляризации, о звуковом символизме.
      Арабские  языковеды активно исследовали лексику как литературного языка, так и диалектов. Им принадлежат многообразные классификации слов (по структуре, семантике, происхождению, частотности), подсчет возможного количества корней в арабском языке, разработка правил совместимости определенных согласных в корне. Изучению подвергаются слова устаревшие, редкие, заимствованные. Различаются слова однозначные и многозначные, значения прямые и переносные. Большое внимание уделяется синонимам и омонимам. Существееные успехи были достигнуты в лексикографии. Составляются словари толковые, предметные, синонимов, редких слов, заимствований, переводные, рифм.
     Проблема  происхождения языка пользовалась широкой популярностью в арабской лингвистике и мусульманской теологии (9 – 11 вв.). Сторонники божественного происхождения языка защищали первородство арабского языка. По их мнению, язык был создан в целом Аллахом, который либо научил всему его богатству Адама, либо сообщил все его богатства в результате божественного откровения только Мухаммаду, но неполно передал его остальным пророкам и в своих основах Адаму, либо, не будучи его творцом, только вмешивается в процесс его совершенствования. Противники же утверждали, что язык есть продукт творчества мудрецов либо продукт коллективного творчества, результат соглашения между людьми. Они искали причины возникновения языка в потребности установления связи между членами общества и для выражения смысла.  

    Языкознание в Греции.
 
       Европейская культура в основных своих истоках  восходит к тому, что было создано  древними греками на протяжении большого ряда веков. Грекам мы как европейцы обязаны не только своими системами письма, но и философией языка, риторикой, поэтикой, стилистикой. Созданная греками грамматика оказалась праматерью всех европейских грамматик.
     Протогреческие  племена, среди которых особенно выделялись ахейцы и ионийцы, появляются на территории нынешней Греции. Они создают большой ряд государств, из числа которых наибольшего прогресса достигают государства на острове Крит. Здесь, у носителей минойской культуры, возникает и быстро (в течение 23 – 17 вв. до н.э.) эволюционирует от пиктографического к иероглифическому критское письмо. Оно было сходно с египетским. Около 18 в. была выработана новая система -- курсивное линейное письмо слогового типа. Критяне подчиняют себе ряд островов Эгейского моря. Они поддерживают торговые и дипломатические связи с Египтом и государствами Передней Азии.
     На  материке, где происходит складывание  элладской культуры, формирование греческих  государств началось позже, лишь с 17 в. до н.э., и шло медленнее. Только к середине 17 – концу 16 вв., при власти ахейских династий могущества достигли Микены. Ахейцами в 15--14 вв. была предпринята попытка приспособить к своему диалекту критское письмо, завершившаяся появлением слогового письма. С началом экономического и культурного роста городов-государств стал ощущаться избыток городского населения, возникла необходимость создания многочисленных колоний за пределами Греции, в том числе и в южной Италии, Сицилии, Малой Азии, на побережье Черного моря.
     Решающее  для всей греческой и европейской  цивилизации имело создание на основе финикийского письма греческого алфавита со специальными знаками для гласных (9 или 10 в. до н.э.). Древнейшие дошедшие до нас его памятники относятся  к 8 в. до н.э. Появление письменности привело к бурному росту поэтики, риторики, философии, пробудило интерес к проблемам языка.
      Высок был интерес к практическим аспектам использования языка. В 5 в. до н.э. зарождается  наука об ораторском искусстве -- риторика. Главным методом обучения языку в этот период становится чтение классических и уже устаревающих поэтических текстов с их комментированием. Так формируются зачатки филологии. Начинается деятельность по собиранию и объяснению глосс (старинных или инодиалектных слов). В связи с теорией музыки, ритмикой и метрикой  проводится интенсивное изучение звукового строя языка.
     Ценнейший вклад в развитие философии языка  и в теорию языка внес Платон. Ему принадлежит наиболее интересный для истории лингвистической мысли диалог "Кратил", центральное место в котором занимает вопрос об отношении вещи и ее наименования. В диалоге Платон сталкивает позиции Кратила (сторонника правильности имен от природы) и Гермогена (проповедующего договор и соглашение), привлекая в качестве судьи Сократа (устами которого говорит сам Платон, высказывающий немало противоречивых суждений и не принимающий полностью ни одной точки зрения). Платон признает не прямые, а отдаленные связи слова с предметом и допускает возможность употребления имен по привычке и договору. Он открывает понятие внутренней формы (мотивировки) слова, разграничивая слова непроизводные (немотивированные) и производные (мотивированные). Ему принадлежит идея об ассоциации между отдельными звуками слова и качествами и свойствами вещей (идея звукосимволизма). В последующих произведениях возрастает скепсис Платона относительно того, что слова могут служить источниками знаний о предметах, и, наоборот, более категоричными становятся утверждения о тождестве между выражаемой мыслью и словом. Платон различает слово и предложение. Высказывание рассматривается как сложное целое, служащее словесному выражению суждения. Впервые разграничиваются два его компонента - субъект и предикат. Разграничиваются имена и глаголы. Но вместе с тем отождествляются звуки и буквы, и это отождествление проходит через всю историю лингвистической мысли вплоть до 20 в. Платон признает звуковые изменения в слове. Он предпринимает первые, элементарные попытки классификации звуков (безгласные, беззвучные, средние, т.е. безгласные, но не беззвучные). Слог представляется ему единым целым. Слоги делятся на острые/высокие, т.е. ударные, и тяжелые/низкие, т.е. неударные.
     Подлинным основоположником античной языковедческой традиции был другой виднейший мыслитель  древности, Аристотель. Он обращается к проблемам языка главным образом в сочинениях о суждении, видах умозаключений, о проблемах словесных искусств. Аристотель защищает условную связь между вещью и ее именем, а также между словом и представлением, которому соответствует слово, между звуками и буквами. Вместе с тем он предупреждает об опасности злоупотреблений словами, проистекающей из их многозначности (сюда включаются и омонимия, и полисемия). Он обращает внимание на явления паронимии и омонимии как видов связи между названиями. Аристотель первым исследует типы связи значений внутри полисемичного слова, а также многозначность падежей и других грамматических форм. Им делается утверждение о соответствии значения внеязыковой реальности. Звуки речи им делятся на гласные, полугласные и безгласные. К платоновским акустическим признакам он добавляет ряд артикуляторных. Проводится различение видов ударения (острое и среднее/"облеченное"). Слог определяется не как простое сочетание звуков, а как качественно новое образование. Аристотель проводит разграничение трех "частей словесного изложения": звука речи, слога и слов разных разрядов. Он выделяет четыре разряда слов (имена, глаголы, союзы и местоимения вместе с предлогами). Правда, в определении имени  и глагола смешиваются морфологические и синтаксические критерии. Впервые осуществляется описание отдельных классов глаголов. Но значимые части слова еще не вычленяются. Аристотель указывает на случаи несовпадения предложения и суждения. В качестве типов предложений он различает утверждения и отрицания. Им признается наличие безглагольных предложений. Ему присущи зачаточные представления о словоизменении и словообразовании. Аристотелю принадлежат также многочисленные высказывания по вопросам стилистики.
     В целом греческая философия 5 - 1 вв. до н.э. сыграла значительную роль в формировании логицистского подхода к языку, который на протяжении более двух тысяч лет характеризовался острым вниманием к онтологическим и гносеологическим аспектам изучения языка, подчеркиванием приоритета функциональных критериев в выделении, определении и систематизации явлений языка, невниманием и безразличием к изменениям языка во времени и к различиям между конкретными языками, утверждением принципа универсальности грамматики человеческого языка. Философы искали гармонию между языковыми и логическими категориями.
     На  базе достижений философов и языковедческой практики в эллинистический период возникает филология, призванная изучать, готовить к критическому изданию  и комментировать памятники классической письменности. Сферой ее интересов является смысловая сторона текстов. В ее недрах создается грамматика как самостоятельная дисциплина, изучающая по преимуществу формальные аспекты языка (а не его смысловые аспекты, в отличие от философии). Она обособилась в самостоятельную науку благодаря деятельности Александрийской грамматической школы, сыгравшей гигантскую роль в закладывании основ европейской языковедческой традиции. Грамматика того времени представляет собой по существу аналог современной описательной лингвистики. С деятельностью Александрийской школы связан также расцвет лексикографии. Ими детально разрабатываются парадигмы склонения и спряжения. В александрийской школе была создана первая в европейской науке систематическая грамматика. В этом труде определяются предмет и задачи грамматики, излагаются сведения о правилах чтения и ударения, о пунктуации, приводится классификация согласных и гласных, дается характеристика слогов, формулируются определения слова и предложения, дается классификация частей речи (8 классов, выделенных главным образом на морфологической основе). Автор тщательно описывает категории имени и глагола, приводит сведения о словообразовании имен и глаголов. Он различает артикль и местоимение, выделяет предлог и наречие в самостоятельные части речи, подробно классифицирует наречия, отнеся к их числу частицы, междометия, отглагольные прилагательные.  

      Задание № 2. 

    Сравнительно-историческое языкознание 
 
       Область языкознания,  объектом которой являются родственные, т. е. генетически связанные, языки. Конкретно в сравнительно-историческом языкознании  речь идет об установлении соотношения между родственными языками и описании их эволюции во времени и пространстве. Сравнительно-историческое языкознание пользуется как основным инструментом исследования сравнительно-историческим методом.
       Предпосылки возникновения сравнительно-исторического  языкознания:
      накопление обширного и многообразного фактического материала;
      поиск нового метода изучения языков;
      открытие санскрита;
      широкое проникновение в область лингвистики естественных наук, в которых были сформированы универсальные классификации.
 
     Истоки  сравнительно-исторического языкознания  были задолго до 19 века. Идея родства  языков была высказана в трудах И. Скалигера,  Ф. Шлегеля, М. В. Ломоносова. Эта эпоха характеризовалась распространением идей историзма, интересом к выяснению родственных связей языков. Ученые того времени уже не сомневались в том, что сходство между собой германских или славянских языков объясняется общностью происхождения. Тогда же появляется идея о языковых семьях.
     В истории развития сравнительно-исторического  языкознания выделяют 3 этапа:
    I этап (начало 19 века). Становление и формирование сравнительно-исторического языкознания в трудах Ф. Боппа, Р. Раска, Я. Грима, А.Х. Востокова. На этом этапе ученые занимались сопоставлением родственных языков.
    II этап (середина 19 века). В этот период сравнительно-историческое языкознание связывают с работами А. Пота, Г. Курциуса, А. Куна, А. Шлейхера. Лингвисты занимаются реконструкцией древних, не наблюдаемых языковых состояний.
    III этап (с 70-х годов 19 века до 1910 года). Развитие млодограмматизма: А. Лескин, К. Бругман, Г. Пауль, Б. Дельбрюк. Младограмматизм является логическим завершением формирования сравнительно-исторического языкознания. В это время возросла четкость и точность реконструкций, отшлифовался сравнительно-исторический метод.
 
 
       Главным толчком для  возникновения сравнительно-исторического  языкознания  было открытие санскрита, литературного языка древней  Индии, в конце 18 века. В Калькутте, в институте восточных культур Вильям Джонс, изучив санскрит, написал: «Санскритский язык, какова бы ни была его древность, обладает удивительной структурой, более совершенной, чем греческий язык, более богатой, чем латинский, и более прекрасной, чем каждый из них, но носящий в себе настолько близкое родство с этими двумя языками как в корнях глаголов, так и в формах грамматики, то не могло быть  порождено случайностью…». Высказывание В. Джонса положило начало сравнительному языковедению:
    сходство не только в корнях, но и формах грамматики не может быть результатом случайности;
    это есть родство языков, восходящих к одному общему источнику;
    источник этот, «быть может уже не существует»;
    кроме санскрита, греческого и латинского языков, к этой же семье языков относятся и германские, и кельтские, и иранские языки.
 
       В начале 19 века независимо друг от друга  разные ученые различных стран занялись изучением родственных отношений языков: Франц Бопп, Расмус Кристиан Раск, Александр Христофорович Востоков, Август  Шлейхер, Антуан Мейе и др. Быстрое развитие сравнительно-исторического языкознания и прежде всего теории и практики сравнительно-исторических грамматик, привело к тому, что уже в середине 19 в. оно стало рассматриваться не только как самая развитая и точная гуманитарная дисциплина исторического (и сравнительного) цикла, но и как образец для ряда других наук, основанных на принципах историзма и компаративизма. Под его влиянием в языкознании оформляются такие направления, как сравнительная мифология, сравнительное право, сравнительное литературоведение.
       Сравнительно-историческое языкознание 20 века сумело сохранить  свои основные позиции и исследовании истории индоевропейских языков. В этот период индоевропеистика добилась внушительных достижений:
      введение и освоение нового языкового материала, прежде всего фонетических и морфологических данных анатолийской группы языков, что способствовало смене представлений о структуре древнего индоевропейского языка (Ф. Зоммер, Э. Форрер, В. В.  Иванов, П. Мериджи и др.);
      Доказательство исторической т генетической связи между древнейшими и более поздними языками (Х. Педерсен, Ф. Зоммер, Р. Гусмани, Г, Нойман  и др.);
      Дешифровка Греко-микенских табличек (М. Дж. Ф. Вентрис);
      Локализация пребывания носителей индоарийского языка в Передней Азии;
      Изучение синдо-меотских и таврских реликтов индоарийского на Юге России;
      Введение большого материала среднеиранских языков (Р. Готьо, Э. Бенвенист, И. Гершевич и др.);
      Описание памирских и дардских языков;
      Фундаментальные исследования тохарского языка (Э. Зиг, В. Зиглинг, Г.С. Лейн и др.);
      Изучение бедных памятниками языков иллирийского, мессапского, венетского, фракийского, фригийского, македонского (Н. Йокль, Ю. Покорный, Д. Дечев, А. Мейер и др.);
      обращение к малоизученным средиземноморским языкам в целях определения их генетической принадлежности и классификации (В.П. Нерознак);
      усовершенствование сравнительно-исторического метода.
 
       В 1948 – 1952 Моррис Сводеш создал метод  глоттохронологии, позволяющий измерять скорость языковых изменений и определять на этом основании время разделения родственных языков и степень их близости между ними. Были разработаны новые критерии внутренней реконструкции, восстановлены акценто-интонационные типы, реконструированы прошлые состояния ряда грамматических категорий.«Подверглись ревизии» представления о едином индоевропейском языке-источнике: сторонники идеи континуальности индоевропейской языковой области неолингвисты (М. Бартоли В. Пизани), идея конвергентного развития (Н.С. Трубецкой) и др.
      Получили дальнейшее изучение индоевропейские древности. Исследованию подверглись социальные, правовые, экономические институты древних индийцев (Э. Бенвенист).  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Задание № 3. 

      Иван  Александрович Бодуэн де Куртенэ. Казанская  лингвистическая  школа. 

     Иван  Александрович Бодуэн де Куртенэ (1845 – 1929) один из величайших языковедов мира, принадлежал одновременно к польской и русской науке. В науку И.А. Бодуэн де Куртенэ вступил во время  борьбы в историческом языкознании  естественного и  психологического подхода, будучи независимым по отношению к господствующим лингвистическим школам и направлениям. Он оказал влияние на многих языковедов, объединив вокруг себя многочисленных учеников и последователей, сыграл существенную роль в созревании идей синхронного структурного языкознания.
       Он  стремиться видеть сущность языка в  речевой деятельности, в речевых  актах, а не в некой абстрактной  системе. Бодуэн де Куртенэ не принимает  «археологического» подхода к языку  и призывает к изучению  прежде всего живого языка во всех его непосредственных проявлениях с обращением к прошлому лишь после основательного его исследования.      Бодуэн критически оценивает теорию «родословного древа» и механические попытки реконструкции праязыка, призывает считаться с географическими, этнографическими факторами и признавать смешанный характер каждого отдельного взятого языка.  На материале исследования флексий польского языка он устанавливает изменения по аналогии и вводит это понятие в широкий обиход. Бодуэн тщательно описывает звуковую сторону диалектов ряда славянских и литовского языка. При этом он пользуется собственной фонетической транскрипцией с множеством дополнительных знаков. Он строит первую  в мировой науке теорию фонемы. Бодуэн различает: 

      антропофонику, или собственно фонетику, занимающуюся звуками речи в физиологическом и акустическом аспектах;
      фонологию, связанную с психологией.
 
      Постулируются 2 членения речи: 

      психическое (на единицы, наделенные значением: предложения, слова, морфемы, фонемы)
      фонетическое (на слоги и звуки).
 
     Бодуэн  подчеркивает, что морфемы состоят  из фонем. Звуковые изменения в языке, по его мнению, обусловлены фонологическими (структурно-фунциональными) факторами.
     Бодуэн  де Куртенэ акцентирует роль социологии, которая должна служить объяснению жизни языка. Он подчеркивает необходимость обращения к истории общества. Он проявляет глубокий интерес к жаргонам и тайным языкам, признает реальность языков отдельных индивидов и отказывается признавать существование общенародного языка.
     Одной из главных заслуг И.А. Бодуэна де Куртенэ считается создание Казанской лингвистической школы (1875 – 1883), в состав которой входили Николай Вячеславович Крушевский, Василий Алексеевич Богородицкий, А.И. Анастасиев, А. И. Александров, Н.С. Куранов и др.
     К основным принципам Казанской школы относятся:  

      1. строгое различение звука и  буквы; 
      2. разграничение фонетической и  морфологической членимости слова;
      3. недопущение смешивания процессов,  происходящих в языке на данном  этапе его существования, и  процессов, совершающихся на протяжении длительного времени;
      4. первоочередное внимание к живому  языку и его диалектам;
      5. отстаивание полного равноправия  всех языков как объектов научного  исследования;
      6. стремление к обобщениям;
      7. психологизм.  

     Одним из выдающихся представителей Казанской школы был крупный русско-польский ученый  Николай Вячеславович Крушевский (1851 – 1887).
      Он  исследовал законы развития языка. Основной закон языка он усматривал в «соответствии  мира слов миру мыслей». Н.В. Крушевский  следовал основным принципам естественнонаучного подхода и сочетал их с индивидуально-психологическим подходом. Он верил в непреложность фонетических законов, призывая к изучению современных языков, дающих больше материала для открытия разнообразных законов. Ему принадлежит разработка идей Бодуэна де Куртенэ о переинтеграции составных элементов слова в результате процессов переразложения и опрощения основы. Им ра0зличались два вида структурных отношений между языковыми единицами – ассоциации по сходству и ассоциации по смежности. Основные работы: «Очерк науки о языке» (1883), «Очерки по языковедению. Антропофоника.» (1893).
     В работах представителей Казанской  школы предвосхищаются многие идеи структурной лингвистики, фонологии, морфологии, типологии языков, артикуляционной  и акустической фонетики. Идеи Казанской лингвистической школы оказали влияние на Ф. де Соссюра, на представителей Московской фонологической школы и Пражской лингвистической школы. Исключительно плодотворной была деятельность И.А. Бодуэна де Куртенэ и многочисленных его учеников по казанскому, петербургскому и варшавскому периодам. Сам учитель и его последователи серьезно воздействовали на формирование языкознания в 20 веке.  
 
 
 
 

      Ф.Ф. Фортунатов и Московская фонологическая школа. 

     Огромный  след в истории русского языкознания оставил Ф.Ф. Фортунатов: выдающийся ученый-лингвист, индоевропеист-компаративист, славист, индолог, литуанист, знаток многих индоевропейских языков (ведийский, санскрит, пали, греческий, латинский, старославянский, готский, литовский, армянский и др.), специалист в области сравнительно-исторической фонетики и акцентологии, орфографии, теоретической грамматики. Он создает первые в России систематические лекционные курсы индоевропейской и славянской сравнительно-исторической грамматики.
     Исследования  Фортунатова характеризуют внимание к живому языку, интерес к произведениям народного творчества. Он подчеркивает важность для истории языка изучения территориальных говоров, нередко сохраняющих черты глубокой древности. Он отказывался сводить развитие языка  к его дроблению на наречия и призывал считаться с другим направлением: сближением и соединением наречий. Фортунатов развивал идею языковых («общественных») союзов, различал внешние и внутренние факторы развития языка.
            Вокруг Ф.Ф. Фортунатова  сложилась Московская (фортунатовская) лингвистическая школа. Его учениками были: Алексей Александрович Шахматов (1864 - 1920), Григорий Константинович Ульянов (1859 - 1912), Вячеслав Николаевич Щепкин (1863—1920), Дмитрий Николаевич Ушаков (1873 - 1942) и др. Эта школа внесла большой вклад в исследования в области реконструкции праславянского языка, присущих ему тенденций к палатализации и к открытому слогу, в области праславянской акцентологии, морфологии, этимологии, лексикологии. Они разграничивали буквы и звуки, графику, орфографию и орфоэпию. Ими создавались системные описания русских говоров и первые диалектологические карты восточнославянских языков.
             Фортунатовцы строго разграничивали формы словоизменения и словообразования. Они многое сделали в разработке основ современной морфологии, заменившей "этимологию" с ее зыбкими границами между современным и историческим словообразованием, между собственно этимологией и морфологией. Был заимствован бодуэновский термин морфема. Критерий морфологического строения слова использовался в типологической классификации языков, которой был придан динамический подход. Чисто генетический подход к реконструкции древнейшего состояния языка был заменен подходом генетико-типологическим. Получил развитие теоретический синтаксис (А.А. Шахматов, А.М. Пешковский, М.Н. Петерсон). Было принято противопоставление  фонетики и фонологии (И.А. Бодуэн де Куртенэ). Наметилось разграничение сравнительно-исторической грамматики славянских языков и грамматики общеславянского языка, исторической грамматики и истории литературного языка.               
              Фортунатовская школа представляла собой школу формальной лингвистики, которая способствовала закладыванию основ лингвистического структурализма. Она  исходила не из внешних по отношению к языку категорий логики, психологии, истории, физиологии, а из фактов самой языковой системы. Эта школа оказала влияние на деятельность Московского лингвистического кружка (1915-1924), Пражской лингвистической школы, Копенгагенского лингвистического кружка, массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон).  

      Задание № 4. 

      Теория  речевых действий. 

     Теория  речевых актов (теория речевых действий) возникла в русле философии повседневного  языка. В этой теории дается систематическое представление того, что мы делаем, когда мы говорим.
     Теория  речевых актов постулирует в  качестве основных единиц человеческой коммуникации не отдельные слова  или даже предложения, а многоплановые по своей структуре определенные речевые действия (локутивные акты). Эти акты выступают в качестве носителей определенных коммуникативных заданий  и направленные на достижение определенных эффектов. Джон Серл вводит также пропозициональные акты, подразделяющиеся на акты референции, т.е отнесения к миру, и акты предикации, т.е. высказывания о мире. Основное внимание уделяется структуре иллокутивных актов, т.е. речевых действий типа утверждений, спрашивания, отдачи приказов, описаний, объяснений, извинений, принесения благодарности, поздравления, и их классификации. Эталоном стала следующая классификация Джон Серла:
    ассертивы (репрезентативы), сообщающие о положении дел и предполагающие истинностную оценку;
    директивы, побуждающие адресатов к определенным действиям;
    комиссивы, сообщающие о взятых на себя говорящим обязательствах;
    экспрессивы, выражающие определенную психическую позицию по отношению к какому-либо положению дел;
    декларативы, устанавливающие новое положение дел.
          
     Различаются прямые (первично перформативные) и  непрямые (косвенные) речевые акты. Предметом описания становятся языковые средства, служащие выявлению иллокутивных целей и функций (глаголы, в особенности перформативные, выражающие речевые намерения при условии их употребления в 1-м лице настоящего времени изъявительного наклонения и т.д.; наречия, частицы, порядок слов, интонация), а также условия коммуникации.
            В теории речевых актов сегодня отмечается наличие двух течений:
    семантически ориентированного;
    прагматически ориентированного.
 
            Теория речевых актов оказала влияние на разработку проблем коммуникативной грамматики, анализа дискурса, конверсационного анализа (особенно его немецкой разновидности - анализа разговора). В настоящее время теория речевых актов включается в широко понимаемую лингвистическую прагматику. Отмечается проникновение ее идей в работы по искусственному интеллекту.  
 

      Лингвокультурология. 

     Все языкознание пронизано культурно-историческим содержанием, т.к. своим предметом  имеет язык, который является условием, основой и продуктом культуры. Поскольку в большинстве случаев человек имеет дело не с самим миром, а с его репрезентациями, с когнитивными картинами и моделями, то мир предстает сквозь призму культуры и языка народа. Язык одному ему присущими способами ведет мысль по пути анализа мира, его оценки. Культура является прежде всего в языке. Именно она организует и формирует мысль языковой личности, формирует языковые категории и концепты.  

     Лингвокульторология – это наука, возникшая на чтыке лингвистики и культурологии и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке.
     На  данный момент выделяют3 периода в  развитии лингвокультурологии:
    I период. Период предпосылок развития науки (труды В. Гумбольта, А.А. Потебни, Э. Сепира).
    II период. Оформление лингвокультурологии как самостоятельной области исследований.
    III период. Появление фундаментальной междисциплинарной науки – лингвокультурологии.
 
     К сегодняшнему дню в лингвокультурологии  оформилось несколько направлений:
      Лингвокультурология отдельной социальной группы, этноса в какой-то яркий в культурном отношении период.
      Диахроническая лингвокультурология.
      Сравнительная лингвокультурология, исследующая лингвокультурные проявления разных, не взаимосвязанных этносов.
      Сопоставительная лингвокультурология (М.К. голованивская «Француский менталитет с точки зрения носителя русского языка»)
      Лингвокультурная лексикография, занимающаяся составлением лингвострановедческих словарей.
          
     Объект  и предмет исследования в лингвокультурологии.
            
       Объект  лингвокультурологии – исследование взаимодействия языка, который есть транслятор культурной информации, культуры с ее установками и преференциями и человека, который создает эту культуру, пользуясь языком. Объект размещается на стыке нескольких наук: лингвистики, культорологии, этнографии, психолингвистики.
       На  фоне объекта исследования можно  выделить несколько его предметов, каждый из которых также состоит  из отдельных лингвокультурологических единиц. Прежде всего это следующие:
      предмет лингвострановедения – безэквивалентная лексика и лакуны.
     Безэквивалентные  языковые  единицы – обозначения специфических для данной культуры явлений (например, гармошка, бить челом и т.д.), которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут рассматриваться как вместилища фоновых знаний. Национально-культурное своеобразие номинативных единиц может проявляться не только в наличии безэквивалетных единиц, но и в отсутствии в данном языке слов и значений, выраженных в других языках, т.е. лакунах.
      мифологизированные языковые единицы.
     В каждом конкретном фразеологизме отражается не целостный миф, а мифологема – важный для мифа персонаж или ситуация. А в основе мифа в свою очередь лежит архетип – устойчивый образ, повсеместно возникающий в индивидуальных сознаниях и имеющий распространение в культуре. К. Юнг в своей работе «Инстинкт и бессознательное» устанавливает тесную связь архетипа с мифологией. Мифология – хранилище архетипов. Таким образом, первобытный образ, названный однажды архетипом, всегда коллективен. Он является общим для отдельных народов и эпох. Например, на основе фразеологизмов с компонентом хлеб – есть чужой хлеб, жить на хлебах у кого-то, зарабатывать на хлеб и др. – лежит архетип хлеба, как символа жизни, благополучия, материального достатка.
     Обряд. Обряд тесно связан с мифами и ритуалами. Некоторые ученые выводят происхождение мифа из обряда и ритуала (К. Леви-Строс, Е.М, Мелетинский). Обряд есть освященное многовековой традицией условно-символическое действие, он складывается на основе обычая и наглядно выражает устойчивые отношения людей к природе,  друг к другу.
     Ритуал – система действий, совершаемых по строго установленному порядку, традиционным способом в определенное время.  Ритуал столь важен для человека, что существует гипотеза, будто язык возник в русле ритуала.  паремиологический фонд языка.
      Традиционно пословицы и поговорки изучались  в фольклористике как жанровые тексты. В лингвистике их изучение только начинается. В лингвокультурологии  изучаются лишь те пословицы и  поговорки, происхождение и функционирование которых неразрывно связано с историей конкретного народа или этноса.
    фразеологический фонд языка.
      Фразеологизмы всегда косвенно отражают воззрения  народа, общественный строй, идеологию (Б.А. Ларин).
    эталоны, стереотипы, символы.
     Эталоны – это то, в  чем образно измеряется мир; сущность, измеряющая свойства и качества предметов, явлений, объектов. Примерами эталонов являются: здоров как бы, толстый как бочка и т.д. Эталон содержит в себе в скрытом виде предписания, он влияет на избирательность и оценку.
      Стереотип – это тип, существующий в мире, он измеряет деятельность, поведение. Стереотипы поведения могут переходить в ритуалы. Разница между ними в том, что при реализации стереотипа человек может не осознавать целей, ради которых действие совершается.
    метафоры и образы.
     Образ – важнейшая языковая сущность, в которой  содержится основная информация о связи  слова с культурой. Традиционно под образностью понимается способность языковых единиц создавать наглядно-чувствительные представления о предметах и явлениях. Образ метафоры и фразеологизма же «считывается» по их внутренней форме – буквальному смыслу, который складывается из значений морфем, образующих слово. ВФ – это осознаваемый говорящими способ выражения значения в слове, который в разных языках представлен по-разному. Например, в русском языке «смородина» - «издавать сильный запах, смород»; белорусское соответствие «парэчкi» - мотивированно обозначением места произрастания – по речке.
    стилистический уклад языков.
     Есть  языки, где существует сильное диалектное расслоение, и языки, где различий между диалектами почти нет; есть языки, в которых стилистическая дифференциация только начинается, и языки, где эта дифференциация глубока и многоаспектна. Взаимоотношения между литературным языком и нелитературными формами определяется всем ходом развития культурной истории общества.
    область речевого этикета.
     Речевой этикет – это социально  заданные и культурно-специфические  правила речевого поведения людей  в ситуациях общения  в соответствии с  их социальными и  психологическими ролями, ролевыми и личностными отношениями.  

      Когнитивная лингвистика. 

     Когнитивная лингвистика сложилась во второй половине 1970-х годов и имела в дальнейшем значительное число последователей. В США, где это направление зародилось, его чаще называют «когнитивная грамматика», что объясняется расширительным пониманием термина «грамматика» в англоязычной лингвистике, тогда как в России нередко используется термин «когнитивная семантика».
     Главная отличительная черта когнитивной  лингвистики в ее современном виде заключается в чисто методологическом изменении познавательных установок (эвристик). Возникновение когнитивной лингвистики – это один из эпизодов общего методологического сдвига, начавшегося в лингвистике с конца в 1950-х годов и сводящегося к снятию запрета на введение в рассмотрение «далеких от поверхности», недоступных непосредственному наблюдению теоретических (модельных) конструктов.
     Приведем  пример специфики когнитивного подхода  к языковым явлениям. В начале 1970-х  годов, на заре когнитивной лингвистики, американским лингвистом У.Чейфом был опубликован цикл работ, в которых предлагалось объяснение ряда закономерностей порядка слов и интонации в английском языке, а также тесно с ними связанных грамматических категорий определенности/неопределенности и данности/новизны особенностями устройства человеческой памяти и процессами активации информации в сознании человека. Так, интонация английских повествовательных предложений, выполняющих функцию сообщения о некотором событии, и место в них обстоятельств времени соответствуют тому, из какой глубины памяти извлекается информация о сообщаемом событии и, соответственно, насколько большие когнитивные усилия приходится прилагать для такого извлечения – какова цена активации некоторой информации:
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.