Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Историческое развитие и юридическое понятие вины

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………………...3

1. Историческое развитие и юридическое понятие вины………………………5

1.1. Генезис правовых представлений по вопросам виновности………………5

1.2. Понятие вины в уголовном праве………………………………………….10

1.3. Виды и формы вины………………………………………………………...13

2. Проблемы  вины в российском уголовном  праве……………………………21

2.1. Влияние формы вины на назначение наказания………………………….21

2.2. Вопросы квалификации преступлений с двумя формами вины…………27

Заключение……………………………………………………………………….33

Список  источников и литературы………………………………………………35

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение 
 

     Данная  тема является особо актуальной в  современной науке уголовного права. Идея виновной ответственности (ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г., далее - УК РФ) является краеугольным камнем современного отечественного уголовного права.
     Но  в таком случае необходимо дальнейшее осмысление феномена вины не только как  родового понятия умысла и неосторожности (ч. 1 ст. 24 УК РФ), но и как предпосылки  наступления уголовной ответственности
     В ряде случаев квалификация содеянного обусловливается тем, с какой  формой вины совершено деяние. Наконец, устанавливая круг деяний, являющихся преступными, и их уголовно-правовые последствия, уголовный закон, бесспорно, учитывает при этом и форму вины (ст.ст. 15, 18, 30, 32, ч. 2 ст. 37, ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ч. 2 ст. 42, ч. 2 ст. 53, ст. 58, ч.ч. 4 и 5 ст. 74, п.п. «б», «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ), а потому не вызывает сомнений, что значение института вины для квалификации преступлений и определения уголовно-правовых последствий их совершения исключительно велико.
     Предметом исследования является процесс правового  регулирования уголовных правоотношений.
     Объектом  исследования являются особенности  определения вины как основания  для формирования субъективных уголовных правоотношений.
     Целью предпринятого исследования является исследование исторического развития и юридического понятия вины.
       Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:
     - рассмотрение исторического развития  понимания вины;
     - определение содержания понятия  вины;
     - рассмотрения форм и видов  вины;
     - рассмотрение проблем назначения  наказания при различных формах  и и видах вины;
     - рассмотрение вопросов ответственности  за преступления с двумя формами  вины;
     - предложить пути совершенствования законодательства.
     Методологическую  основу исследования составили метод диалектической логики, общенаучные, а также частнонаучные методы: юридические (догматический, историко-правовой, сравнительно-правовой) и конкретно-социологические (анкетирование, интервьюирование, анализ документов).
     Значительный  объем трудов, посвященных различным  аспектам феномена вины, не снижает  интерес к его исследованию и  на диссертационном уровне как в  целом (С. В. Векленко, А. В. Гребенюк,
С. В. Скляров, О.В. Стрилец), так и отдельных его сторон (С.В. Дубовиченко, В.А. Нерсесянц, Р.А Сорочкин, И.М. Тяжкова) или прикладных вопросов (А.Б. Баумштейн, ДА. Гарбатович).
     Данная  курсовая работа состоит из введения двух глав, заключения и списка литературы.
     Во  введении обоснована актуальность исследования,  определены предмет и метод исследования, сформулированы цели и задачи, определена методологическая и теоретическая основа исследования.
     Первая  глава обосновывает исторические аспекты  формирования института вины в российском уголовном праве.
     Во  второй главе выделены ключевые вопросы  характеристики вины в уголовном  праве российской Федерации.
     В заключении содержаться основные выводы по работе.
     Список  литературы содержит  32 источника. 
 

1. Историческое развитие и юридическое понятие вины

     1.1 Генезис правовых представлений  по вопросам виновности

 
     Вина (culpa, schuld, culpabilite) - это одна из наиболее используемых юридических категорий. Через такие юридические понятия, как вина, правонарушение, противоправность, раскрывается основополагающий институт права - институт юридической ответственности. Среди этих категорий вина занимает особое место.
     Для наиболее полного понимания термина  «вина» обратимся к истории вины в отечественном праве.
     В Древней Руси при помощи юридической ответственности решались задачи удовлетворения пострадавшей стороны и возмещения ущерба. Ответственность по Русской Правде наступает за сам факт нанесения «обиды» так же, как и в доклассовый период. Господствует объективное вменение, что связано со слабым развитием в ту пору общественной и законодательной мысли, которая не шла дальше внешнего явления, не доискивалась до вины, ее. Так, в феодальном государстве зарождались достаточно примитивные формы института юридической ответственности.
     Одновременно с этим в законодательстве XI - XVII вв. возросла роль государственных интересов.
     В Судебнике 1497 года было установлено, что  если у «лихого человека» не хватит имущества для удовлетворения потерпевшего, то он все же не выдается ему «на  отработки», а должен быть казнен1. Таким образом, государство приобретало все большую власть над обществом, приоритеты сдвинулись с защиты потерпевшей стороны (частных лиц) на защиту общественно-государственных интересов и государственной власти.
     В Соборном Уложении 1649 года был закреплен принцип неравной ответственности в зависимости от сословной принадлежности, как виновной, так и пострадавшей стороны. Мера ответственности при этом за одинаковые преступления была различной, за что крестьянина или мещанина вешали, за то боярского сына сажали в темницу или секли батогами.
     Развитие  теоретических положений по вопросам виновности было обусловлено провозглашением  начал индивидуальной ответственности  в российском законодательстве. Уложение 1649 года различало неумышленное, умышленное и случайное совершение деяния (прямой и косвенный умысел), в зависимости от чего дифференцировалась ответственность за содеянное правонарушение (статья 198 главы X; глава XXII и др.)2. Впервые в отечественном законодательстве были прописаны нормы освобождения от ответственности, например в случае самообороны хозяина дома, на который совершено нападение. Также Уложение содержало нормы, карающие самосуд. Подобные нормы в достаточной мере отвечали уровню развития правосознания общества, все большее значение уделялось защите общечеловеческих ценностей: жизни, здоровья, чести и достоинства граждан.
     По  мнению члена-корреспондента Академии наук СССР М.С. Строговича, основы современной  презумпции невиновности впервые были изложены в историческом источнике  права - Уставе воинском Петра I. Данная презумпция отражена в положении: «лучше 10 виновных освободить, нежели одного невиновного к смерти приговорить»3.
     Воинский  Устав Петра I 1715 года впервые в  российском праве сформировал важное условие юридической ответственности - учет психического состояния привлекаемого к ответственности лица. В отношении «умалишенных» стало применяться более легкое наказание или полное освобождение их от ответственности и наказания (арт. 195)4 в зависимости от совершенного преступления. Это оказало огромное влияние на дальнейшее развитие института виновности.
     В 1830 году была предпринята попытка  кодифицировать российское законодательство путем издания 45 томов Полного  собрания законов Российской империи. На основе этого Собрания законодательства в 1832 году был издан 15-томный Свод законов Российской империи, а в 1845 году было введено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.
     Необходимо  отметить, что дореволюционная школа  отечественного уголовного права твердо отстаивала принцип субъективного вменения, придерживаясь в основном позиции психологического понятия вины.
     В учебнике А.Ф. Кистяковского высказано  следующее мнение: «Участие воли субъекта в совершении известного преступного  действия и в происхождении его  последствия столь необходимо, что, при отсутствии его, деяние, как бы оно не было вредно, может быть только по внешней форме тождественно с преступлением, но по своему внутреннему содержанию не иметь с ним ничего общего. Итак, только то преступление считается преступным и наказуемым, которое совершено субъектом по своей воле, словом, с желанием именно его совершить»5.
     Известные правоведы Н.С. Таганцев и Н.Д. Сергеевский  считали настолько само собой  разумеющимся и установленным понимание  вины как формы психического отношения  лица к деянию, что даже не находили нужным останавливаться на общем понятии, уделяя все свое внимание разработке форм вины6. По мнению Н.С. Таганцева, «вменение лицу преступного деяния означает признание лица не только учинившим это деяние, но и виновным в этом деянии, а поэтому уголовно-ответственным; без вины нет ответственности и вменения»7.
     В послереволюционный период вина понималась как умысел или неосторожность, выразившиеся в деянии, опасном для пролетарского государства. В некоторых аналогичных документах различаются формы вины - умысел и неосторожность, допускается смягчение наказания в силу аффекта и учитываются другие субъективные моменты8. Наиболее четко сформулирован принцип вины в Положении о ротных товарищеских судах от 23 июля 1918 года: «Суд решает вопрос о вине и невинности по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, выявившихся при разборе дела, руководствуясь социалистической совестью»9.
     В 20-х годах XX века отказ от понятия  вины становится все более и более популярным: «вместо этого отжившего, ненужного, служившего интересам буржуазии понятия вины советское уголовное право выдвигает новое понятие социальной опасности преступления»10.
     Так, ни в Уголовном кодексе от 1 июня 1922 года, ни в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик от 31 октября 1934 года, ни в Уголовном кодексе от 1926 года не употребляется понятие «вина», хотя сохранен умысел (как прямой, так и косвенный) как необходимое условие уголовной ответственности. Основанием уголовной ответственности становится общественная опасность - либо субъекта, либо деяния, либо того и другого, а вменяемость, умысел и неосторожность представляются как необходимые условия применения мер наказания11.
     В послевоенные годы вопросам вины в  праве было посвящено множество работ. Их условно можно разделить на два принципиально отличных подхода к пониманию вины: психологический и оценочный.
     Сторонники  психологического подхода к понятию  вины определяли ее как психическое  отношение лица к совершенному деянию в форме умысла или неосторожности. К ним относят В.А. Владимирова, Б.А. Глинскую, В.Ф. Кириличенко, А.С. Никифорова, а также Т.Л. Сергееву, хотя последняя разделяла понятие вины в психологическом подходе, а понятие виновности в оценочном12.
     Наиболее  ярким представителем оценочной концепции вины является Б.С. Утевский. В своей монографии13 в широком смысле под виной как основанием уголовной ответственности он понимал совокупность обстоятельств, заслуживающих по убеждению суда отрицательной общественной оценки и требующих уголовной ответственности подсудимого. В качестве характеризующих признаков вины Б.С. Утевский выделял:
     - наличие совокупности субъективных  и объективных обстоятельств,  характеризующих подсудимого, совершенное  им преступление, последствия, условия и мотивы совершения им преступления;
     - отрицательную общественную (морально-политическую) оценку этих обстоятельств от  имени социалистического государства;
     - убеждение советского суда, что  действия подсудимого на основании  этой оценки должны повлечь за собой уголовную, а не какую-либо иную его ответственность14.
     Впоследствии  проблемам вины в праве было посвящено  множество работ отечественных  ученых-юристов, как криминалистов, так и цивилистов: П.С. Дагеля15, О.В. Дмитриевой16, Г.А. Злобина, Д.П. Котова, Р.И. Михеева, Г.В. Назаренко17, Б.С. Никифорова, В.А. Плотникова, А.И. Рарога, А.М. Трухина, К.Ф. Тихонова18, И.Г. Филановского19, В.А. Якушина20 и др. Однако научные труды в основном развивали уже принятую на уровне российской правовой аксиомы концепцию психологической вины.
     Таким образом, можно сделать вывод  о том, что рассмотрение вопросов вины в исторической ретроспективе  показывает, генезис данного понятия  прошел сложный исторический путь: от  признания вины как основания  для ответственности до попыток объяснить ее теоретическую сущность.

     1.2 Понятие вины в уголовном праве

 
     Институт  вины в отечественном праве свое наибольшее развитие обрел в науке  уголовного права. В соответствии с  преобладающей ныне концепцией психологической  вины21 «вина - это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и к его общественно опасным последствиям»22.
     Анализируя  приведенную дефиницию, можно сделать  вывод, что вина в праве - это искусственная  юридическая категория, имеющая собственное значение, отличное от вины в психологии, философии и иных сферах человеческих знаний, на протяжении веков изучающих проблемы вины. Вина в уголовном праве ограничена отношением лица к предусмотренным уголовным законом деяниям и их общественно опасным последствиям. Иными словами, вина в праве возможна только в отношении ценностей, охраняемых государством, в лице его законодателя.
     Тем не менее, то, что отечественная концепция вины в праве именуется психологической, вполне оправдано широким использованием психологических терминов: предвидение, сознание, осознание, желание, психическое отношение, воля, мотивы, эмоции.
     В статье 5 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) указано, что  «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».
     Вине  посвящена глава 5 УК РФ, содержащая статьи 25, 26, которые регламентируют умышленную и неосторожную форму вины, ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, предусмотрена в статье 27 УК РФ, а невиновное причинение вреда регламентировано в статье 28 УК РФ.
     Изучая  нормы УК РФ, посвященные вине, мы наблюдаем, что, как уже было указано  выше, ни в статье 5 УК РФ, ни в главе 5 УК РФ не приведено определение  терминов «вина» и «виновность», что, на наш взгляд, существенно усложняет  однозначное понимание и применение важнейшего и обязательного признака преступления. Приведенные в главе 5 УК РФ формы вины не раскрывают понятия вины и, соответственно, не раскрывают сути оснований уголовной ответственности. По мнению профессора Н.Г. Иванова23, утвердившееся в уголовном праве «понимание вины исключительно как умысла и неосторожности» представляется прочно утвердившимся заблуждением.
     Вина  в уголовном праве выступает  в двух плоскостях: с одной стороны, это необходимый признак состава  преступления и в этом качестве входит в основание уголовной ответственности (статья 8 УК РФ), с другой - также является принципом уголовной ответственности (глава 5 УК РФ).
     Сам принцип вины, закрепленный в статье 5 УК РФ, недостаточно четко сформулирован: «Лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина...», поскольку противоречит положениям, приведенным в статьях 8 и 14 УК РФ. В соответствии со статьей 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, а пункт 1 статьи 14 указывает, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания. Таким образом, какими бы общественно опасными не были действия (бездействие) лица и наступившие общественно опасные последствия таких действий (статья 5 УК РФ), но если ответственность за них не предусмотрена УК РФ, то такое лицо не может подлежать уголовной ответственности, вне зависимости от его осознания, предвидения, желания и расчетов.
     Таким образом, можно сделать ряд следующих  выводов. Доминирующей концепцией в  теоретической трактовке понятия  «вина»  выступает как категория психологическая. Вина в уголовном праве выступает в двух плоскостях: с одной стороны, это необходимый признак состава преступления и в этом качестве входит в основание уголовной ответственности (статья 8 УК РФ), с другой - также является принципом уголовной ответственности (глава 5 УК РФ). 

     1.3 Виды и формы вины 

     Отечественное законодательство выделяет две формы  вины: умысел и неосторожность24.
     Законодательное деление вины в зависимости от формы, а в уголовном праве  и форм в зависимости от их видов содержится в ст. 24 - 27 Уголовного кодекса Российской Федерации25 (далее - УК РФ), ст. 2.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях26 (далее - КоАП РФ), ст. 110 Налогового кодекса Российской Федерации27 (далее - НК РФ). Несмотря на определение форм вины, закрепленное в уголовном, административном и налоговом законодательстве, среди ученых-юристов нет единого мнения в вопросе разграничения форм вины.
     Статья 25 УК РФ определяет умысел через такие  «неюридические» понятия, как осознание, предвидение и желание. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично28.
     Аналогично  умыслу в уголовном праве определяется умысел в п. 1 ст. 2.2 КоАП РФ и в п. 2 ст. 110 НК РФ. Основное отличие от классического  значения умысла в уголовном праве  в том, что административное и  налоговое законодательство не разделяет умысел на прямой и косвенный, а также делает акцент не на общественной опасности деяния, а лишь на его противоправности.
     Рассмотрение  законодательных формулировок форм вины, как нам представляется, невозможно без определения самого понятия формы. Слово «форма» произошло от латинского «forma» - форма, вид, образ. Применительно к форме вины наиболее близкое определение формы как внешнего выражения какого-либо содержания. То есть форма вины является внешним выражением ее содержания.
     Формы вины в отечественном праве также были подтверждены изменениям в процессе эволюции содержания вины. Так, в ст. 8 действовавшего ранее Уголовного кодекса РСФСР понятие умысла трактовалось несколько уже и менее определенно - как осознание лицом общественно опасного характера своего действия или бездействия, предвидение его общественно опасных последствий и желание их наступления. Если опустить незначительные уточняющие термины, то можно выделить главное. В ранее действовавшем Кодексе термины «возможность» и «неизбежность» не употреблялись, отсутствовало деление форм вины на виды.
     Сущность  вины в российском праве традиционно  указывает на способ интеллектуального  и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими  юридическую характеристику деяния29. Конкретные сочетания интеллектуального и волевого элементов, характерные для каждой формы вины, определены в законе. Поэтому под формой вины принято понимать законодательно закрепленное сочетание интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике виновного по отношению к юридически значимым объективным свойствам противоправного деяния, во взаимодействии с внешними условиями. Соответственно и различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта, определяет форму вины, а в пределах одной формы вины - ее виды.
     В законодательном определении умысла выделяется три психологических  составляющих:
     1) осознание лицом общественно  опасного либо противоправного  характера деяния;
     2) предвидение его общественно опасных либо вредных последствий;
     3) желание либо допущение этих  последствий.
     Первые  два признака (осознание и предвидение) образуют интеллектуалистический подход к разграничению умысла, третий компонент (желание либо допущение) составляет волевой подход.
     В отношении первых двух признаков  известный исследователь вины А.И. Рарог писал: «Признаком интеллектуального  элемента прямого умысла является сознание общественно опасного характера  совершаемого деяния, то есть хотя бы общей  характеристики объекта посягательства, а также фактического содержания и социальных свойств всех составных элементов действия или бездействия. Вторым интеллектуальным признаком прямого умысла является предвидение общественно опасных последствий совершаемого деяния. Под предвидением подразумевается отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем»30. Сказанное написано в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., однако и в настоящее время не утратило своей актуальности в юридической науке.
     Практическое  значение умения различать умысел (как  прямой, так и эвентуальный) и  неосторожность (легкомыслие и небрежность) очень велико и заключается не исключительно в том, что при  установлении умысла виновного в  содеянном его следует наказать строже, а в том, что, во-первых, отдельные правонарушения могут считаться таковыми только в случае умышленных деяний правонарушителя (или исключительно с прямым умыслом в уголовной юрисдикции), а следовательно, в ряде случаев запрещенное законом поведение лица не может рассматриваться как противоправное при установлении в нем неосторожности (либо эвентуального умысла в уголовной юрисдикции), а во-вторых, в уголовном праве содеянное может признаваться приготовлением к преступлению или покушением на преступление исключительно за умышленные правонарушения, совершенные с прямым умыслом.
     Таким образом, степень вероятности наступления  негативных последствий способна влиять на вид и размер тягот и лишений, применяемых к правонарушителю. Поэтому, на наш взгляд, недопустимо при разграничении форм и видов вины руководствоваться теорией вероятности, проводя разграничение форм вины, исходя исключительно из характера предвидения вероятности наступления неблагоприятных последствий.
     Многочисленные  научные труды исследователей форм вины убеждают нас в том, что в современном праве разграничение форм и видов вины носит сбалансированный комплексный характер, основанный на интеллектуально-волевых моментах противоправного поведения31. Различие между прямым и косвенным умыслом по волевому критерию заключается в том, что при прямом умысле виновное лицо желает наступления общественно опасных последствий, при косвенном умысле - сознательно допускает их наступление, либо относится к ним безразлично.
     Рассмотрим  более подробно неосторожность как форму вины. Процесс декриминализации отдельных неосторожных деяний в уголовном праве расценивался как положительный. «В сущности, декриминализацию можно рассматривать как криминализацию «с обратным знаком», так как основанием декриминализации в значительной части является отсутствие (отпадение) оснований для криминализации того же деяния»32. Представлялась обоснованной криминализация неосторожных деяний лишь при наличии фактического существования вреда.
     Повышение значимости неосторожности как формы вины в праве (административном и уголовном) в основном принято связывать с правонарушениями техногенного характера, обусловленными научно-техническим прогрессом. В соответствии с этим есть мнение, что расширение сферы ответственности за противоправную неосторожность, дальнейшее увеличение числа соответствующих уголовно-правовых норм является социальной необходимостью33.
     Так как в условиях интенсивного технического прогресса правовое регулирование  возникающих в сфере использования  техники отношений нередко отстает  от потребностей в таком регулировании, поскольку необходимость в регулировании  становится все более очевидной, законодатель берет под правовую защиту соблюдение различного рода специальных правил, игнорирование которых чревато серьезными последствиями.
     В правовой литературе34 высказывалось мнение, что сложности в формулировании отдельных норм о неосторожных преступлениях и проблемы в их применении вызваны фактической недооценкой значения вины, как принципа права, так и в качестве обязательного признака состава любого правонарушения. Следует констатировать, что в последнее время вопросы вины в основном рассматриваются лишь на комментарийном уровне и в вузовских учебниках. И если в прежние годы учеными-криминалистами было высказано значительное количество ценных и интересных мыслей относительно неосторожной формы вины, ее содержания и особенностей, то ныне этот институт не развивается в должной мере. Учитывая распространение принципов уголовного права на иные правоотношения, исследования должны носить комплексный, системный, междисциплинарный подход.
     Рассматривать же неосторожность в качестве ответственности  без учета вины, на наш взгляд, неприемлемо. В этой связи процитируем высказывание Г.Ф. Шершеневича: «Не ясно ли, что закон разрешает случайное столкновение интересов не на почве правонарушения, а путем принудительного страхования от несчастных случаев, возлагая убытки не на виновного, а на случайного причинителя. Закон с таким же основанием мог бы возложить убытки на самого богатого человека в городе, или на богатого человека, оказавшегося в ближайшем расстоянии от несчастного случая... Раз сойдя с точки зрения правонарушения, основанного на вине, мы открываем широкие горизонты на совершенно иной социальный строй. Согласуется ли ответственность без вины с основными началами современного строя - это вопрос, на который может быть дан только отрицательный ответ»35.
     В теории права вина выступает в качестве психического отношения, однако, вероятно, неуместно вести речь о психическом отношении при описании разновидности неосторожной формы вины - небрежности. В ч. 3 ст. 26 УК РФ указано: «Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия)». Раз не предвидело - значит и психического отношения к противоправному деянию и его последствиям не было.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.