На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Наука в эпоху средневековья

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 07.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
Содержание 

Введение 3
1. Наука в Европе в период средневековья 4
2. Арабская средневековая наука 9
Заключение 13
Список литературы 14 

Введение

    Эпоха Средневековья, зародившаяся на развалинах и пожарищах эллинистически-римского мира, рухнувшего под безжалостным натиском полчищ варварской, все сметающей  на своем пути конницы, и завершившаяся  спустя более чем через тысячелетие  крушением феодально-крепостнического режима под ударами буржуазных революций XVI— XVIII вв., — один из величайших и  колоритнейших периодов истории  человечества. Он наполнен многообразным, богатейшим, красочным содержанием; динамичным (хотя противоречивым и  непоследовательным) развитием материальной и духовной культуры.
    «Закованное в латы» Средневековье — эпоха  одновременно и мрачная, и яркая. Она насыщена драматическими эпизодами  многовековой борьбы государств и народов, церкви и светской власти, пап и  императоров, Востока и Запада, ортодоксии и еретизма, классовыми и национально-освободительными восстаниями. Она полна изуверства, костров для малейших проявлений свободной человеческой мысли; ужасных  памятников человеческому безумию  вроде крестовых походов (вершины  средневекового экспансионизма), в  том числе детских. В то же время  она несла с собой исключительно  самобытный, имеющий некоторое особое очарование, неповторимый и даже сейчас не во всем нами понятный тип культуры. Культуры в своей сущности высоко духовной, часто личностно бескорыстной, а также импровизационной, с празднично-игровой, маскарадной формой радости и  ликования, умевшей отвлечь и  увлечь человека, такой культуры, которая  была способна и возвысить человека, и приземлить его.
    Актуальность  и теоретическая значимость изучения истории науки средних веков  объясняется тем, что Средневековье — это эпоха высокого взлета рациональной мысли, логико-теоретического поиска, успехов научной, правовой, моральной и политической мысли, выдающегося прорыва философского разума в сферу универсальных законов бытия. Средневековье дало истории культуры целую плеяду выдающихся мыслителей, философов, практиков, политиков, ученых, многие из которых отнесены к сонму героев и великих мучеников человечества.
    Цель  данной работы – рассмотреть особенности  науки периода средневековья. 
 

1. Наука в Европе в период средневековья

    К концу XII — началу XIII в. обозначился  застой в социально-экономическом  и культурном развитии стран Ближнего и Среднего Востока. Страны же Западной Европы, напротив, стали «обгонять» мусульманский Восток и Византийскую империю. В основе такого «исторического рывка» лежало развитие производительных сил (как в сельском хозяйстве, так  и в ремеслах).
    В этих условиях происходит подъем в  духовной сфере. Одним из наиболее ярких  его выражений стало возникновение  новых светских образовательных  учреждений — университетов. Еще  в XII в. был открыт университет в  Болонье, а в 1200 г. был основан Парижский университет. В XIII—XIV вв. появились университеты в других городах Западной Европы: в Неаполе (1224), Тулузе (1229), Праге (1349), Вене (1365), Гейдельберге (1385) и т.д.
    Средневековые университеты имели четыре факультета. Первый — подготовительный; он был  самым многочисленным и именовался факультетом свободных искусств. Здесь преподавали семь свободных  искусств — грамматику, риторику, диалектику (искусство вести диспуты), геометрию, арифметику, астрономию и музыку. Впоследствии этот факультет стали называть философским, а полученные знания подразделяли на философию натуральную, рациональную и моральную. Основными факультетами являлись медицинский, юридический  и теологический. Теологический  факультет считался высшим факультетом, но обычно он был наименее многочисленным.
    В XIII—XV вв. через усвоение наследия арабоязычной и древнегреческой математики (частично из Византии) формируется западноевропейская математика, накапливается важный исходный опыт рационально-теоретического анализа, который определит ее дальнейшее стремительное развитие начиная  с XVI столетия. В XIII в. в Италии появляются и широко распространяются первые серьезные  учебники математики, в которых органично  сочетаются практически значимые математические алгоритмы, процедуры с глубоким теоретическим анализом (Леонардо Пизанский (Фибоначчи).
    В XIV—XV вв. главные направления развития европейской математики — расширение понятия числа, совершенствование  алгебраической символики, формирование тригонометрии как особой отрасли  математики. В трудах Фибоначчи уже  существует ясное понимание природы  иррациональных чисел. Н. Орем вводит понятие  дробных степеней, а Н. Шюке —  отрицательных и нулевых показателей  степеней. Немецкий математик И. Мюллер (Региомонтан) в сочинении «Пять  книг о тригонометриях всякого рода»  систематически излагает тригонометрию  как целостную математическую науку  и представляет таблицы тригонометрических функций до седьмого знака.
    В период позднего Средневековья (XIV—XV вв.) постепенно осуществляется пересмотр  основных представлений античной естественно-научной  картины мира и складываются предпосылки  для создания нового естествознания, новой физики, новой астрономии, возникновения научной биологии. Такой пересмотр связан, с одной  стороны, с усилением критического отношения к аристотелизму, а  с другой стороны, с трудностями  в разрешении тех противоречий, с  которыми столкнулась схоластика в  логической интерпретации основных религиозных положений и догматов. Одно из главных противоречий, попытки  разрешения которого приводили к  «разрушению» старой естественно-научной  картины мира, состояло в следующем: как совместить аристотелевскую  идею замкнутого космоса с христианской идеей бесконечности божественного всемогущества.
    Важным  источником новых физических идей стало  «отрицательное богословие». Это такая  теологическая доктрина, которая  определяла характеристики Бога на основе абсолютной противоположности свойств  земного мира (земное смертно —  Бог бессмертен; земное конечно —  Бог бесконечен, и т.д.), а затем  искала принципы, которые бы позволяли  связать земное и божественное в  некое единство. Так, в частности  ссылки на божественное всемогущество  послужили основанием для отказа от ряда ключевых аристотелевских положений  и выработки качественно новых  образов и представлений, которые  способствовали формированию предпосылок  новой механистической картины  мира. К таким представлениям и  образам можно отнести следующие.
    Во-первых, допущение существования пустоты, но пока не абстрактной, а лишь как  нематериальной пространственности, пронизанной  божественностью (поскольку Бог  не только всемогущ, но и вездесущ, как  считали схоласты).
    Во-вторых, изменение отношения к проблеме бесконечности природы. Бесконечность  природы все чаще рассматривается  как позитивное, допустимое и очень  желательное (с точки зрения религиозных  ценностей) начало; оно как бы выражало такую атрибутивную характеристику Бога, как его всемогущество.
    В-третьих, возникает и представление о  бесконечном прямолинейном движении как следствие образа бесконечного пространства.
    В-четвертых, возникновение идеи о возможности  существования бесконечно большого тела. Образ пространственной бесконечности  постепенно перерастает в образ  вещественно-телесной бесконечности. При этом рассуждали примерно так: «Бог может создать все, в чем не содержится противоречия; в допущении  бесконечно большого тела противоречия нет; значит, Бог может его создать». Такой ход мысли приводит к  обсуждению представлений об актуальной и потенциальной бесконечности, к идее о том, что «во Вселенной нет центра, или он повсюду», и др.
    В-пятых, допущение существования среди  движений небесных тел не только идеальных (равномерных, по окружности), соизмеримых  между собой, но и несоизмеримых. Иррациональность переносилась из земного  мира в надлунный, божественный мир. В этом также виделись признаки творящей божественной силы: Бог способен творить  новое повсюду и всегда. Исключение принципиального аристотелевского различия мира небесного и мира земного  создавало предпосылки для интеграции физики, астрономии и математики.
    Качественные  сдвиги происходят также в кинематике и динамике. В кинематике средневековые  схоласты вводят понятия «средняя скорость», «мгновенная скорость», «равноускоренное движение» (они его называли «униформно-дифформное»). Мгновенную скорость в данный момент они определяют как скорость, с  какой стало бы двигаться тело, если бы с этого момента времени  его движение стало равномерным. Постепенно вызревает понятие ускорения. Схоласты уже догадываются, что путь, пройденный телом при равноускоренном  движении без начальной скорости за известный промежуток времени, равен  пути, который пройдет это же тело за то же время с постоянной скоростью, равной средней скорости равноускоренного движения.
    В эпоху позднего Средневековья в  динамике значительное развитие получила теория импетуса (лат. impetus — стремительность, напор), которая была мостом, соединявшим  динамику Аристотеля с динамикой  Галилея. Французский философ-схоласт  Жан Буридан (XIV в.) объяснял падение  тел с точки зрения теории импетуса. Он считал, что при падении тел  тяжесть запечатлевает в падающем теле импетус, поэтому и скорость его во время падения возрастает. Величина импетуса, по его мнению, определяется и скоростью, сообщенной телу, и «качеством материи» этого тела. Импетус расходуется  в процессе движения на преодоление  трения; когда импетус растрачивается, тело останавливается.
    Аристотель  считал главным параметром для любого движения расстояние до конечной точки, а не расстояние, пройденное телом  от начальной точки движения. Благодаря  теории импетуса исследовательская  мысль постепенно сосредоточивалась  на расстоянии движущегося тела от начала движения: тело, падающее под  действием импетуса, накапливает  его все больше и больше, по мере того как отдаляется от исходного  пункта. Эти выводы стали предпосылками  для перехода от понятия импетуса к понятию инерции.
    Кроме того, теория импетуса способствовала развитию и уточнению понятия  силы. Старое, античное и средневековое, понятие силы благодаря теории импетуса в дальнейшем развитии физики раздвоилось  на два понятия. Первое — то, что  И. Ньютон называл «силой» (та), понимая  под силой воздействие на тело, внешнее по отношению к движению этого тела. Второе — то, что Р. Декарт называл количеством движения, т.е. факторы процесса движения (mv), связанные с самим движущимся телом.
    Все это постепенно готовило возникновение динамики Галилея.
    Алхимия складывалась в эпоху эллинизма  на основе слияния прикладной химии  египтян с греческой натурфилософией, мистикой и астрологией (золото соотносили с Солнцем, серебро — с Луной, медь — с Венерой, и т.д.) (II—VI вв.) в александрийской культурной традиции, представляя собой форму ритуально-магического (герметического) искусства. Алхимия  — это самозабвенная попытка  найти способ получения благородных  металлов.1 Алхимики считали, что ртуть и сера разной чистоты, соединяясь в различных пропорциях, дают начало металлам, в том числе и благородным. В реализации алхимического рецепта предполагалось участие священных или мистических сил (частицы Бога или дьявола, надъестественного бытия, в котором проявления человеческого мира теряют свою силу), а средством обращения к этим силам было слово (заклинание, молитва) — необходимая сторона ритуала. Поэтому алхимический рецепт выступал одновременно и как действие, и как священнодействие.
    В средневековой алхимии (ее расцвет  пришелся на ХШ—XV вв.) выделялись две  тенденции. Первая — это мистифицированная  алхимия, ориентированная на химические превращения (в частности, ртути  в золото) и в конечном счете  на доказательство возможности человеческими  усилиями осуществлять космические  превращения (давать человеку могущество над духами, воскрешать из мертвого (палингенезия) и, наконец, искусственно создать одушевленное существо —  андроида или гомункула). В русле  этой тенденции арабские алхимики сформулировали идею «философского камня» — гипотетического  вещества, ускорявшего «созревание» золота в недрах земли; это вещество заодно трактовалось и как эликсир  жизни, исцеляющий болезни и дающий бессмертие.
    Вторая  тенденция была больше ориентирована  на конкретную практическую технохимию. В этой области достижения алхимии  несомненны. К ним следует отнести: открытие способов получения серной, соляной, азотной кислот, селитры, сплавов  ртути с металлами, многих лекарственных  веществ, создание химической посуды и  др.
    Деятельность  алхимика опиралась на некоторую  совокупность «теоретических» представлений  и образов. В их основе представление  о том, что исходное материальное начало — первичная материя —  хаотична, бесформенна и потенциально содержит в себе все тела, все  минералы и металлы. Порожденные  первоматерией тела уже не исчезают, но зато могут быть превращены друг в друга. Между первоматерией  и отдельными порожденными ею материальными  телами есть два промежуточных «звена».
    Первое  звено — всеобщие качественные начала — мужское («сера») и женское («ртуть»  или «меркурий»); в XV в. к ним добавили еще одно начало — «соль» (движение). При этом следует иметь в виду, что такие «названия ни в коем случае нельзя смешивать с общеупотребительными, так «сера» в металлах обозначает цвет, горючесть, твердость, способность  соединяться с другими металлами, тогда как «меркурий» значит блеск, летучесть, плавкость, ковкость. Что  же касается «соли», то этим именем обозначали принцип, соединяющий «серу» с «Меркурием», подобно жизненному началу, связывающему дух с телом». Второе звено —  это состояния первоэлементов: земля (твердое состояние тела), огонь (лучистое состояние), вода (жидкое состояние), воздух (газообразное состояние), квинтэссенция (эфирное состояние). Алхимики полагали, что в результате взаимодействия качественных начал и состояний  первоэлементов можно осуществлять любые трансмутации веществ.
    Среди алхимиков, наряду с шарлатанами  и фальсификаторами, было немало искренне убежденных в реальности всеобщей взаимопревращаемости веществ крупных мыслителей —  Раймунд Луллий, Арнальдо де Виланова, Альберт Великий, Фома Аквин-ский, Бонавентура  и др. Почти невозможно в Средневековье  отделить друг от друга деятельность, связанную с химией, и деятельность, связанную с алхимией.
    Особое  отношение к алхимии складывалось в системах светской и церковной  власти. С одной стороны, крупные  феодалы рассчитывали с помощью  алхимии поправить свое материальное положение и потому преклонялись перед алхимией и ее «возможностями». С другой стороны, власть имущие к  алхимии относились подозрительно. Так, римский император Диоклетиан в 296 г., опасаясь, что получение алхимиками золота ослабит его казну и экономику, приказал уничтожить все алхимические рукописи. По тем же причинам в 1317 г. папа Иоанн XXII предал алхимию анафеме. Но это не помогло, и еще много столетий (вплоть до XVIII в.) алхимия оставалась элементом европейской духовной культуры.
    В области биологии Средневековье  не дало новых идей. При этом многие античные достижения были либо утеряны, либо переинтерпретированы в религиозном  духе. Особенно это касается таких  мировоззренческих проблем, как  происхождение жизни и происхождение  человека. В рамках религиозного мировоззрения  происхождение жизни и человека рассматривались как прямое, непосредственное творение их Богом. В той или иной форме этот взгляд характерен для  всех трех мировых религий — христианства, ислама и буддизма.
    Что касается вопроса о возникновении  человечества и его первоначальной истории, то в Средневековье считалось, что об этом все уже сказано  в Библии. Попытки поставить под  сомнение эту одну из основных догм христианства рассматривались как  опаснейшая ересь и жестоко преследовались. Так, в 1450 г. на костре инквизиции был сожжен Самуил Сарс, высказавший догадку, что человечество гораздо древнее, чем об этом говорится в Библии. Религиозная концепция происхождения человека была влиятельным элементом общественного сознания в европейских странах вплоть до середины XIX в. Так, например, даже в начале XIX в. такой видный французский палеонтолог, как Жорж Кювье, из религиозных соображений отрицал существование ископаемого человека.

2. Арабская средневековая  наука

    В VII в. на обширных территориях Ближнего и Среднего Востока возникает  централизованное арабское государство  — Арабский халифат, в котором  были созданы благоприятные условия  для развития науки и культуры.2
    VIII—XI вв. – период высшего расцвета  средневековой арабо-язычной культуры  и науки. В крупных городах  открываются библиотеки с читальными  залами, помещениями для переводчиков  и переписчиков книг. Вокруг таких  библиотек со временем образуются  научные центры («дворцы мудрости»), научные общества и высшие  школы. Только в Кордовском  халифате (на территории нынешней  Испании) в XII в. функционировало  около 70 библиотек и 17 высших  школ.
    Арабоязычная  математика Средневековья органично  сочетала в себе свойственные восточной  математике алгоритмически-вычислительные подходы с теоретическими подходами, восходящими к греческой математике. Ей удалось подняться до уровня фундаментальных  проблем и получить важнейшие  научные результаты.
    Математические  достижения. Средневековая математика стран ислама органично впитала  в себя и творчески переработала древнегреческую, древневавилонскую  и индийскую математические традиции. Так, в частности, они заимствовали из Индии и широко использовали десятичную позиционную систему счисления. Она проникла по караванным путям  на Ближний Восток в эпоху Сасанидов (224-641), когда Персия, Египет и Индия  переживали период культурного взаимодействия. И уже из арифметического трактата аль-Хорезми «Об индийских числах», переведенного в XII в. на латынь, десятичная система стала известна в Европе.
    Получила  также значительное развитие (свойственная еще Древнему Востоку) традиция создания новых вычислительных приемов и  специальных алгоритмов. Так, например, аль-Каши с помощью вписанных  и описанных правильных многоугольников  вычислил число ? до 17 верных знаков.
    Развивались методы приближенного извлечения корней.
    Арабоязычные  математики умели также суммировать  арифметические и геометрические прогрессии, включая нахождение сумм вида:
    
    Получила  развитие восходящая к эллинистической  математике традиция использования  инфинитезимальных приемов (метод  исчерпывания и др.), которые поводили к понятиям интегрального исчисления. Их методы (Сабит Ибн Курра, IX в.) были равносильны вычислению интегралов
    Не  ограничиваясь методами геометрической алгебры, арабоя-зычные математики смело  переходят к операциям над  алгебраическими иррациональностями, создают единую концепцию действительных чисел путем объединения рациональных чисел и отношений и постепенно стирают грань между рациональными  числами и иррациональными. В  Европе эту идею восприняли лишь в XVI в.
    Средневековые математики стран ислама совершенствовали методы решения уравнений 2-й и 3-й  степеней; решали отдельные типы уравнений 4-й степени. В трактате аль-Хорезми  «Книга об операциях джебр (восстановление) и кабала (приведение)», по которому европейские ученые в XII в. начали знакомиться  с алгеброй, содержались систематические  решения уравнений 1-й и 2-й степени  следующих типов:
    АХ=В, Х2 + ВХ=А;
    АХ2 = В, Х2 + А = ВХ;
    АХ2 = ВХ, ВХ+А = Х2.
    Наиболее  значительным их достижением в алгебре  был «Трактат о доказательствах  задач» Омара Хайяма, посвященный  в основном кубическим уравнениям. Хайям построил теорию кубических уравнений, основанную на геометрических методах  древних. Он разделил все кубические уравнения с положительными корнями  на 14 видов; каждый вид уравнений  он решал соответствующим построением. Хайям пытался найти правило  решения кубических уравнений в  общем виде, но безуспешно.
    Если  отдельные зачаточные элементы сферической  тригонометрии были известны еще  древним грекам (например, Птолемей пользовался понятием «хорда угла»), то в систематическом виде тригонометрия  создана арабоязычными математиками. Уже в работах аль-Баттани содержится значительная часть тригонометрии, включая таблицы значений котангенса для каждого градуса.
    Историческая  заслуга средневековых математиков  стран ислама состояла и в том, что они начали глубокие исследования по основаниям геометрии. В сочинениях О. Хайяма и Насирэд-дина ат-Туси предприняты  попытки доказать постулат о параллельных, основанные на введении эквивалентных  этому постулату допущений (сумма  внутренних углов треугольника равна  двум прямым и др.). Так зарождалась  предыстория неевклидовых геометрий.
    Физика  и астрономия. Из разделов механики наибольшее развитие получила статика, чему способствовали условия экономической  жизни средневекового Востока. Интенсивное  денежное обращение и торговля, как внутренняя, так и международная, требовали постоянного совершенствования методов взвешивания, а также системы мер и весов. Это определило развитие учения о взвешивании и теоретической основы взвешивания — науки о равновесии, создание многочисленных конструкций различных видов весов. Необходимость совершенствования техники перемещения грузов и ирригационной техники в свою очередь способствовала развитию науки о «простых машинах», конструированию устройств для нужд ирригации.
    Арабоязычные  ученые широко использовали понятие  удельного веса, совершенствуя методы определения удельных весов различных  металлов и минералов. Этим вопросом занимались аль-Бируни, Хайям, аль-Хазини (XII в.). Для определения удельного  веса применялся закон Архимеда, грузы  взвешивались не только в воздухе, но и в воде. Полученные результаты были довольно точны. Например, удельный вес ртути был определен аль-Хазини в 13,56 г/см3 (по современным данным – 13,557); удельный вес серебра 10,30 г/см3 (по современным данным – 10,49), золота -19,05 г/см3 (современные данные – 19,27), меди 8,86 г/см3 (современные данные – 8,94) и т.д. Столь точные данные позволяли решать ряд практических задач: отличать чистый металл и драгоценные камни от подделок, устанавливать истинную ценность монет, обнаружить различие удельного веса воды при разных температурах, и др.
    Динамика  развивалась на основе комментирования  и осмысления сочинений Аристотеля. Средневековыми учеными стран ислама обсуждались проблема существования  пустоты и возможности движения в пустоте, характер движения в сопротивляющейся среде, механизм передачи движения, свободное  падение тел, движение тел, брошенных  под углом к горизонту. В работах  Ибн-Сины, известного в Европе под  именем Авиценна, аль-Багдади и аль-Битруджи, по сути, была сформулирована «теория  импетуса», которая в средневековой  Европе сыграла большую роль в  качестве предпосылки возникновения  принципа инерции.
    Развитие  кинематики было связано с потребностями  астрономии в строгих методах  для описания движения небесных тел. В этом направлении и развивается  аппарат кинематико-геометрического  моделирования движения небесных тел  на основе «Альмагеста» К. Птолемея. Кроме  того, в ряде работ изучалась кинематика «земных» движений. В частности, понятие  движения привлекается для непосредственного  доказательства геометрических предложений (Сабит Ибн Курра, Насирэддин ат-Туси), механические движения используются для  объяснения оптических явлений (Ибн  аль-Хайсам), изучается параллелограмм движений и т.п. Одно из направлений  средневековой арабской кинематики — применение инфинитезимальных  методов при изучении неравномерных  движений (т.е. рассмотрение бесконечных процессов, непрерывности, предельных переходов и др.), подводившее к понятию мгновенной скорости в точке.
    Существенный  вклад внесен арабоязычными учеными  стран Востока и в астрономию. Они усовершенствовали технику  астрономических измерений, значительно  дополнили и уточнили данные о  движении небесных тел. Один из выдающихся астрономов-наблюдателей аз-Зеркали (Арзахель) из Кордовы, которого считали лучшим наблюдателем XI в., составил так называемые Толедские планетные таблицы (1080); они оказали значительное влияние  на развитие тригонометрии в Западной Европе.
    Вершиной  в области наблюдательной астрономии стала деятельность Улугбека, который  был любимым внуком Тимура, создателя  огромной империи. Движимый страстью к  науке, Улуг-бек собрал свыше сотни  ученых и построил в Самарканде по тем временам самую большую в  мире астрономическую обсерваторию, имевшую гигантский двойной квадрант и много других астрономических  инструментов (азимутальный круг, астролябии, трик-ветры, армиллярные сферы и  др.). В обсерватории был создан труд «Новые астрономические таблицы», который  содержал изложение теоретических  основ астрономии и каталог положений 1018 звезд, определенных впервые после  Гиппарха с точностью, остававшейся непревзойденной вплоть до наблюдений Тихо Браге. Звездный каталог, планетные  таблицы, уточнения наклона эклиптики  к экватору, определения длины  звездного года с ошибкой в  одну минуту, годичной прецессии и  продолжительности тропического года имели большое значение для развития астрономии. Результатами наблюдений в обсерватории Улугбека долгое время  пользовались европейские ученые.
    В теоретической астрономии основное внимание уделялось уточнению кинематико-геометрических моделей «Альмагеста», устранению противоречий в теории Птолемея (в том числе  с помощью более совершенной  тригонометрии) и поиску нептолемеевских  методов моделирования движения небесных тел. Следует упомянуть  попытки согласования «Альмагеста» с моделью гомоцентрических сфер (Ибн Баджжи, Ибн-Рушд, аль-Битруджи) и разработку марагинской школой (Насирэддин ат-Туси, аш-Ширази, аш-Шатир) модели, согласно которой «земное» прямолинейное движение участвует  в движении небесных тел равноправно  с равномерным круговым, что наметило тенденцию к объединению «земной» и «небесной» механик.
    Медико-биологические  знания. Значительное и своеобразное развитие получают на средневековом  арабоязычном Востоке и медико-биологические  знания. Направления развития медико-биологических знаний: детальное изучение лекарств растительного, животного и минерального происхождения, диагностика (систематизация симптомов болезней и др.), учения о причинах болезней, о принципах лечения, профилактика заболеваний, токсикология, особенности инфекционных заболеваний, диетология, гигиена, косметология и др. Известное развитие получили также анатомия (особенно учение о строении глаза — офтальмология) и хирургия.

Заключение

    Итак, основными чертами средневековой европейской науки являются:
    1.       Рациональность - постижение явлений на основе разума и чувственного опыта.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.