На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Смерть и бессмертие человека

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ 

УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГОРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Смерть  и бессмертие человека 

Реферат по философии 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Екатеринбург
2010
    Содержание 

    Введение……………………………………………………………………..……..………3
    1. Человек в поисках смысла……………………………………………….……………..4
    2. Проблема смерти………………………………………………………………………..6
    2.1. Смысл смерти………………………………………………………………………….6
    2.2. Трагедия и парадокс смерти…………………………….……………………………7
    3. Проблема бессмертия………………………………………………………………...…9
    3.1. Бессмертие божественного в человеке……………………………………………..10
    3.2. Бессмертие личности……………………………………………………………...…12
    Заключение…………………………………………………………………..……………15
    Список  литературы……………………………………………………………………….16 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Введение 

    Издревле  человек  ставил  перед собой вопрос, в чем сущность человеческого бытия. Многие философы и мыслители пытались ответить, для чего живет человек, для чего пришел он в этот мир, почему он умирает и что происходит с ним после смерти.
    Ориентация  греческих мыслителей на человека и  его разум тесно  связана с фундаментальной  установкой всей греческой культуры - с призывом к самопознанию. Изречение ”Познай самого  себя”,  высеченное  на  колонне  при входе  в  храм  Аполлона  в  Дельфах,  явилось  одной  из  ведущих  идей  на поворотных пунктах истории.
    Для Сократа смысл человеческой жизни  заключается в философствовании, в постоянном  самопознании,  вечном  поиске  самого  себя   путем   испытания. Преодоление неведения  предполагает  поиск  того,  что  есть  добро  и  зло, прекрасное и безобразное, истина и заблуждение.  Согласно  Платону,  счастье (блаженство) возможно лишь  в загробном мире,  когда бессмертная  душа - идеальная сущность  в  человеке  -  освобождается  от  оков  бренного  тела. Природа человека, считает Платон, определяется его душой,  точнее,  душой  и телом, но с приматом души над телом, божественного бессмертного  начала  над смертным, телесным. По учению Платона, человеческая  душа  состоит из  трех частей: первая из них выражает идеально-разумную способность, вторая - вожделяюще-волевую, третья - инстинктивно-аффектную. В зависимости от  того, какая из этих частей берет верх,  зависит  судьба  человека,  направленность его деятельности, смысл его жизни.
    На  вопрос, о чем человек должен мечтать,  Антисфен  говорил: ”О том, чтобы умереть счастливым”. ”Тот, кто хочет быть бессмертным, -  говорил  он, - должен вести благочестивую и праведную жизнь”.  ”Государства  погибают тогда, когда перестают отличать дурных от хороших”.
    В  отличие  от  славянского  язычества  (основными мировоззренческими доминантами  которого были антропоморфизация природы и натурализация человека)  и  эллинского  типа  культуры  (где  мерой  всех  вещей  являлся героизированный человек) принятое Русью христианство  диктовало  качественно иную концепцию человека. Основой всех основ и мерой всех вещей стало  высшее духовное субстанциональное первоначало.
    Через осознание своей малости,  греховности,  даже  ничтожности  перед абсолютностью идеала и в  стремлении  к  нему  человек  получил  перспективу духовного  развития,  его  сознание  становится  динамично  направленным   к нравственному совершенствованию. Совесть, нравственная  чистота,  стремление творить добро, совершать духовные подвиги становится  стержнем  личностного самосознания, поведения лучших  представителей  русского  народа,  гарантами его социального развития.  Средства  нравственного,  духовного  становления, борьбы личности против ее подавления на разных этапах средневековой  истории Руси были различны - от стремления к духовному самоуглублению  в  духе  Нила Сорского до  бунтарского  протеста  протопопа  Аввакума  в  защиту  народных традиций от их сознательного разрушения сверху.
    Проблема  человека  занимает  одно  из  центральных  мест  в  философии
    французского  Просвещения. Свое понимание человека  французские  материалисты противопоставляли религиозно-философской антропологии, решительно  отвергали дуалистическую  трактовку  природы   человека,   как   сочетания   телесной, материальной субстанции и нематериальной,  бессмертной  души.  Что  касается философов-деистов, то Руссо допускал бессмертие души и загробное  воздаяние, тогда как Вольтер отрицал, что  душа  бессмертна,  а  по  поводу того,  что возможна ли ”божественная справедливость” в загробной жизни, предпочитал хранить ”благоговейное молчание”.
    В  истолковании  человеческой  природы  Вольтер  выступил  противником Паскаля, отвергая не только его дуализм, но и главную  мысль  философа,  что человек - одно из наиболее слабых и  ничтожных  существ  в  природе,  своего рода ”мыслящий тростник”. Люди не так  жалки  и  не  так  злы,  как  полагал Паскаль,  подчеркивает  Вольтер.  Идее   же   Паскаля об  одиночестве и заброшенности  людей  он  противопоставляет  свой  тезис  о  человеке, как общественном существе, стремящемся к образованию ”культурных сообществ”.  Не приемлет Вольтер и паскалевское осуждение человеческих страстей  и  эгоизма. ”Любовь к себе”, другие влечения и страсти являются, согласно Вольтеру, первопричиной всех человеческих деяний, тем  импульсом,  который  объединяет людей, приводит к образованию процветающих городов и великих государств.
    Стремление  к последовательно материалистическому  решению проблемы человека получило яркое выражение в сочинениях Ламетри, Дидри и Гельвеция. Лейтмотивом их философской антропологии является  положение  о  материальном единстве  человека,  теснейшей   зависимости   ”способностей   души”, всех психических процессов, начиная с ощущения и кончая  мышлением,  от  нервной системы и мозга, от состояния ”телесной субстанции”. В соответствии с такой точкой зрения смерть тела рассматривалась  как  причина прекращения всей психической деятельности человека, как естественное и закономерное завершение земной жизни, единственно возможной и реальной. 
 
 

1. Человек в поисках смысла 

    В отличие от животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие от человека  вчерашнего  дня,  традиции  не  диктуют  сегодняшнему человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни  того,  что он должен, человек утратил ясное представление о том, чего же он  хочет. В итоге он либо хочет того же, чего и другие  (конформизм),  либо  делает  то, что другие хотят от него (тоталитаризм).
    Смысл должен быть найден, но не может быть создан. Создать можно  лишь субъективный смысл, простое ощущение  смысла,  либо  бессмыслицу.  Смысл не только должен,  но  и  может  быть  найден,  и  в  поисках  смысла  человека направляет его совесть. Одним словом, совесть - это орган смысла. Ее можно определить как способность обнаружить тот единственный и  уникальный смысл, который кроется в любой ситуации. Смысл - это всякий раз также и  конкретный смысл конкретной ситуации. Это всегда ”требование момента”, которое всегда адресовано конкретному человеку. И как  неповторима   каждая  отдельная ситуация, так же уникален и каждый отдельный человек.
    Каждый  день и каждый час предлагают новый  смысл,  и  каждого  человека ожидает другой смысл. Смысл есть для каждого, и для каждого существует  свой особый смысл. Из всего этого вытекает, что  смысл должен  меняться  как от ситуации к ситуации, так и от человека к человеку.  Однако  смысл  вездесущ. Нет такого человека, для которого жизнь  не  держала  бы  на  готове  какое-нибудь дело, и нет такой ситуации, в которой нам бы  не  была  предоставлена жизнью возможность найти смысл.
    Человек не только ищет смысл в силу своего стремления к смыслу, но и находит его, а именно тремя путями. Во-первых, он может  усмотреть  смысл  в действии, в создании чего-либо. Во-вторых,  он  видит смысл в том,  чтобы переживать что-то, и, наконец, он видит смысл в том, чтобы  кого-то  любить. Но даже в безнадежной ситуации, перед которой  он  беспомощен,  он способен видеть смысл.
    В жизни не существует ситуаций, которые были бы действительно лишены смысла. Это можно объяснить тем, что представляющиеся нам негативными стороны человеческого  существования  -  в  частности,  трагическая триада, включающая  в  себя  страдание, вину  и смерть,   -   также могут быть преобразованы в нечто  позитивное,  в  достижение,  если  подойти к ним с правильной позиции и с адекватной установкой.
    Осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Осуществляя же смысл, заключенный в страдании, мы реализуем  самое  человеческое в человеке. Мы обретаем зрелость, мы растем, мы перерастаем самих себя. Именно там, где мы беспомощны и лишены надежды, будучи не в состоянии изменить ситуацию, - именно там мы призваны, ощущаем необходимость измениться самим.
    Существует  определение, гласящее, что смыслы и ценности - не что иное, как реактивные образования и механизмы  защиты.  Но  являются  ли  смыслы и ценности столь относительными и субъективными, как полагают? Смысл относителен постольку, поскольку он относится к конкретному человеку, вовлеченному в особую ситуацию. Можно сказать, что смысл меняется, во-первых, от человека к человеку и, во-вторых, от одного дня к другому, даже от часа к часу. Конечно, предпочтительнее говорить об уникальности, а не об относительности смыслов.  Уникальность,  однако,  -  это  качество не только ситуации, но и жизни как целого, поскольку  жизнь  -  это  вереница уникальных  ситуаций. Человек уникален как в сущности, так и в существовании. И  жизнь каждого человека уникальна в том, что никто не может повторить ее. Нет такой вещи, как универсальный  смысл жизни, есть лишь уникальные  смыслы  индивидуальных ситуаций. Однако среди них есть и  такие,  которые  имеют  нечто общее, и, следовательно, есть смыслы, которые присущи людям определенного общества, и даже  более  того  -  смыслы,  которые  разделяются  множеством  людей  на протяжении истории. Эти смыслы и есть то,  что  понимается  под  ценностями.
    Обладание ценностями облегчает для человека поиск смысла,  по  крайней мере, в типичных ситуациях, он избавляет от принятия решений. Но, к сожалению, ему приходится расплачиваться за это облегчение, потому что отличие от уникальных смыслов, пронизывающих уникальные ситуации, может оказаться, что две ценности входят в противоречие друг с другом. А противоречия ценностей отражаются в душе человека в форме ценностных конфликтов.
    Впечатление,  что  две  ценности  противоречат  друг  другу,  является следствием того, что упускается целое измерение. Что это за  измерение?  Это иерархический порядок ценностей. По Максу Шеллеру, оценивание  имплицитно предполагает предпочтение одной ценности другой. Ранг ценности  переживается вместе с самой ценностью. Иными словами, переживание  определенной  ценности включает переживание того, что она выше  какой-то  другой.  Следовательно, приходим к  выводу, что для ценностных  конфликтов  нет  места. Однако, переживание иерархического  порядка  ценностей  не  избавляет  человека от принятия решений.
    Человек  всегда волен принять или отвергнуть ценность, которая предлагается ему ситуацией. Это справедливо также относительно иерархического порядка ценностей, которые передаются моральными и этическими традициями и нормами. Они  должны пройти проверку совестью  человека  -  если  только  он  не   отказывается подчиняться своей совести и не заглушает ее голоса.
    Смысл - это то, что имеется в виду человеком, который  задает  вопрос, или ситуацией, которая тоже подразумевает вопрос, требующий ответа. Конечно, человек свободен в ответе на вопросы, которые задает ему жизнь. Но эту свободу не следует смешивать с  произвольностью.  Ее  нужно  понимать с точки зрения ответственности. Человек отвечает за правильность ответа  на вопрос, за нахождение истинного смысла ситуации. А смысл -  это  нечто, что нужно скорее найти, чем придать, скорее обнаружить, чем придумать.
    Смыслы  не   могут   даваться   произвольно,   а   должны   находиться ответственно. Смысл следует искать  при  помощи  совести. И действительно, совесть  руководит  человеком  в  его  поиске  смысла.  Совесть  может  быть определена как интуитивная способность  человека  находить  смысл  ситуации. Кроме того, что совесть интуитивна, она  является творческой способностью. Совесть также обладает способностью обнаруживать уникальные смыслы, противоречащие принятым ценностям. Живая, ясная и точная совесть - единственное, что дает человеку возможность сопротивляться эффектам экзистенциального вакуума - конформизму и тоталитаризму. 
 
 

    2. Проблема смерти
    2.1. Смысл смерти 

    Проблема  смерти  приобретает  центральное  значение у Фрейда. И центральной является именно проблема смерти, связанная неразрывно с проблемой времени. Проблема бессмертия вторична, и она обычно неверно ставилась. Смерть есть самый глубокий и самый значительный факт жизни, возвышающий самого последнего из смертных над обыденностью и пошлостью жизни.
    Только  факт смерти ставит в глубине вопрос о смысле жизни. Жизнь в этом мире имеет смысл именно потому, что есть смерть. Смысл связан с концом. И если бы не было конца, т.е. если бы была дурная бесконечность жизни, то смысла в жизни не было бы. Смерть - предельный ужас и предельное зло - оказывается единственным выходом из  дурного  времени  в  вечность, и жизнь бессмертная и вечная оказывается достижимой лишь через смерть.
    Платон  учил, что философия есть не что  иное, как приготовление к смерти. Но беда лишь в том, что философия сама по себе не знает, как нужно умереть и как победить смерть.
    Жизнь благородна только потому, что в ней есть смерть, есть конец, свидетельствующий о том, что человек предназначен к другой, высшей жизни. В бесконечном времени смысл никогда не раскрывается, смысл лежит  в  вечности. Но между жизнью во времени и жизнью в вечности лежит бездна, через которую переход возможен только лишь путем смерти, путем  ужаса  разрыва. Гейдеггер говорил, что обыденность парализует тоску,   связанную со смертью. Обыденность вызывает лишь низменный страх перед смертью, дрожание перед ней как перед источником бессмыслицы. Смерть есть не только бессмыслица жизни в этом мире, тленность ее, но  и  знак,  идущий  из  глубины,  указывающий на существование высшего смысла жизни.
    Не  низменный страх, но глубокая тоска  и ужас, который вызывает в нас смерть, есть показатель того, что мы принадлежим не только поверхности, но и глубине, не только обыденности жизни во времени, но и вечности. Вечность же во времени не только притягивает, но и вызывает ужас и тоску. Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, что отсутствие конца во времени есть бессмыслица.
    Но  смерть есть явление жизни, она еще  по эту сторону жизни, она есть реакция жизни на требование конца во времени со стороны жизни. Смерть есть явление, распространяющееся на всю жизнь. Жизнь есть непрерывное  умирание, изживание конца во всем, постоянный суд вечности над  временем. Жизнь есть постоянная борьба со смертью и частичное умирание  человеческого тела и человеческой души.
    Время и пространство смертоносны, они  порождают разрывы, которые являются частичным переживанием смерти. Когда во времени умирают и исчезают человеческие чувства, то это есть переживание смерти. Когда  в  пространстве происходит  расставание с человеком, с домом, с городом, с садом, с животным, сопровождающееся ощущением, что, может быть, никогда их больше не увидишь, то это есть переживание смерти. Смерть наступает для нас не только тогда, когда мы сами умираем, но и тогда уже, когда умирают наши  близкие. Мы имеем в  жизни  опыт  смерти,  хотя  и  не  окончательный.  Стремление  к вечности  всего  бытия  есть  сущность жизни. И вместе с тем вечность достигается лишь путем прохождения через смерть, и смерть есть участь всего живущего в этом мире, и, чем сложнее жизнь, чем выше уровень жизни, тем более ее подстерегает смерть.
    Смерть  имеет положительный смысл. Но смерть есть вместе с тем самое страшное и единственное  зло. Всякое зло может быть сведено к смерти. Убийство, ненависть, злоба, разврат, зависть, месть  есть  смерть  и  сеяние смерти. Смерть есть на дне всякой злой страсти. Никакого другого зла,  кроме смерти и убийства не существует. Смерть есть злой результат греха. Безгрешная жизнь была бы бессмертной, вечной. Смерть есть отрицание вечности, и в этом онтологическое зло смерти, ее вражда к бытию, ее попытки вернуть творение к небытию. Смерть сопротивляется Божьему творению мира, она есть возврат к изначальному небытию.
    Смерть  отрицательно свидетельствует о силе Божьей в Мире и о Божьем смысле, обнаруживающимися в бессмыслице. Можно даже сказать, что мир осуществил бы свой безбожный замысел бесконечной (невечной) жизни,  если бы не было бы Бога, но так как есть Бог, то этот замысел неосуществим  и кончается смертью. И Сын Божий, Искупитель и  Спаситель, абсолютно безгрешный и святой, должен был принять смерть, и этим освятил смерть. Отсюда двойное отношение христианства к смерти. Христос смертью смерть попрал. В почитании креста мы почитаем смерть, освобождающую,  побеждающую смерть. Чтобы ожить, нужно умереть. В кресте смерть преображается и ведет к жизни, к воскрешению. И вся жизнь этого мира  должна быть проведена через смерть, через распятие. Без этого она не может  прийти к воскрешению, к вечности. Добро, благо есть жизнь, сила и полнота  жизни, вечность жизни. Смерть есть безумие, ставшее обыденностью.
    Живые, а не мертвые страдают, когда смерть сделает свое дело.  Мертвые больше не могут страдать; и  мы можем даже похвалить смерть,  когда она кладет конец крайней физической боли или печальному  умственному упадку. Однако неправильно говорить о смерти как о ”вознаграждении”, поскольку подлинное вознаграждение, как и подлинное наказание, требует сознательного переживания факта. В жизни каждого человека может  наступить  момент, когда смерть будет более действенной для его главных целей, чем жизнь; когда то, за что он стоит, благодаря его смерти станет более ясным и убедительным, чем если бы он поступил любым другим образом.
    Смерть - это совершенно естественное явление, она играла полезную и необходимую роль в ходе длительной биологической эволюции. Действительно, без смерти, которая придала самое полное и серьезное  значение факту выживания наиболее приспособленных, и таким образом  сделала возможным прогресс органических видов, человек вообще никогда не появился бы.
    Социальное  значение смерти также имеет свои положительные стороны. Ведь смерть делает нам близкими общие заботы и общую судьбу всех людей повсюду. Она объединяет нас глубоко прочувственными сердечными  эмоциями  и драматически  подчеркивает равенство наших конечных судеб. Всеобщность смерти напоминает нам о существенном братстве людей,  которое существует несмотря на все жестокие разногласия и конфликты,   зарегистрированные историей, а также в современных делах. 
 
 

    2.2. Трагедия и парадокс  смерти 

    Смерть, которая порождается природной закономерностью и к которой человек приговаривается биологическим процессом, есть самое  индивидуально-личное в человеке. И она есть, прежде всего, прекращение сообщений с другими людьми и с жизнью космоса. Каждый человек должен  пройти через трагедию смерти. Фрейд утверждает, что цель, к которой стремится всякая  жизнь, есть смерть. Парадокс смерти в том, что смерть есть самое страшное зло, которое больше всего страшит человека, и через это зло раскрывается выход к вечной жизни, или один из выходов. Такими парадоксами наполнена наша жизнь. Плохая бесконечность жизни как раз и делала бы человека конечным существом.
    Парадокс  смерти имеет в мире не только этическое, но и эстетическое свое  выражение. Смерть уродлива, и она есть предельное уродство, разложение, потеря лица, потеря всякого облика и лика, торжество низших элементов материального мира. И смерть прекрасна, она облагораживает последнего из смертных и ставит его на одну высоту с самыми первыми, она побеждает уродство пошлости и обыденности. Смерть - это предельное  зло, благороднее  жизни  в  этом  мире. Красота, прелесть прошлого связана с облагораживающим фактом смерти. Именно смерть очищает прошлое и кладет на него печать вечности. В смерти есть не только разложение, но и  очищение. Испытания смерти не выдерживает ничто испортившееся,  разложившееся и тленное. Это испытание выдерживает лишь вечное. Нравственный парадокс жизни и смерти выразим в этическом императиве: относись к живым, как к умирающим, к умершим относись, как к живым, т.е. помни всегда о смерти,  как о тайне жизни, и в жизни, и в смерти утверждай всегда вечную жизнь.
    Трагедию  смерти можно  сознать  лишь  при  остром  сознании  личности. Трагедия  смерти  ощутима  лишь  потому,  что  личность   переживается  как бессмертная и вечная. Трагична лишь смерть бессмертного, вечного по своему значению и назначению. Смерть  смертного,  временного совсем не трагична. Трагична смерть личности в человеке, потому что личность есть  вечная  Божья идея, вечный Божий замысел о человеке. Личность не рождается от отца и матери, личность  творится Богом. Человек в этом мире есть смертное существо. Но он сознает в себе образ и подобие Божье, личность, сознает себя принадлежащим не только к природному, но и к духовному миру. И потому человек почитает себя принадлежащим не только к природному, но и  духовному миру. И потому человек почитает себя принадлежащим к вечности и стремится к вечности. Человек бессмертен и вечен, как духовное существо, принадлежащее к нетленному миру, но он есть духовное существо не   естественно и фактически, он есть духовное существо, когда он осуществляет  себя  духовным существом,  когда  в  нем  побеждает  дух  и  духовность,   овладевает его природными элементами. Бессмертным оказывается вид, род,  а не индивидуум. Бессмертие завоевывается личностью и есть борьба  за  личность. Фихте или Гегель не знают личного человеческого бессмертия.  Человеческая  личность и ее вечная судьба приносятся в жертву идее,  ценности, мировому духу, мировому разуму и т.п.
    Материализм,  позитивизм  и  т.п.  учения  примиряются со смертью, узаконивают смерть и вместе с тем стараются забыть о  ней,  устраивая  жизнь на могилах покойников. Отношение к смерти стоическое или   буддийское бессильно перед ней и означает победу смерти, но оно  благороднее  родовых теорий, совершенно забывающих о смерти. Душевное, а не духовное отношение  к смерти  всегда  печально  и  меланхолично,  в   нем   всегда   есть   печаль воспоминания, не имеющего  силы  воскрешать.  Только  духовное  отношение  к смерти победно. Только христианство знает победу над  смертью.  Христианство учит не  столько  об  естественном  бессмертии,  не  предполагающем  никакой борьбы, сколько о воскресении, предполагающем борьбу  духовных,  благодатных сил с силами смертоносными. Учение о  воскрешении  исходит  из  трагического факта смерти и означает победу над ним,  чего  нет  ни  в  каких  учениях  о бессмертии, ни в орфизме, ни у Платона, ни в теософии.  Только  христианство прямо смотрит в глаза смерти, признает и трагизм смерти, и смысл  смерти,  и вместе с тем не примиряется со смертью и побеждает ее. Человек и  смертен  и бессмертен,  он  принадлежит  и  смертоносному  времени  и  вечности,  он  и духовное существо, и существо природное. Смерть есть  страшная  трагедия,  и смерть через смерть  побеждается  воскресением.  Но  смерть  побеждается  не природными, а сверхприродными силами.
    Ужас  смерти есть не только ужас смерти  личности,  но  и  ужас  смерти мира. Есть личный Апокалипсис и Апокалипсис мировой. Апокалипсис - есть откровение о смерти мира, хотя смерть в нем не последнее слово.  Смертен  не только человек, не только народы и культуры, но и все человечество в  целом, и весь мир, вся тварь. Апокалипсис есть не  подлежащий  рационализированию парадокс времени и вечности. Конец нашего мира наступает во времени, еще в нашем времени. Но он также есть конец нашего времени, и  потому  он  за  его пределами. Конец мира, как и каждого отдельного  человека,  есть  событие  и имманентное, и трансцендентное. Ужас и тоска и  вызываются  этим  непонятным для нас  совмещением  имманентного и трансцендентного, посюстороннего и потустороннего, времени и вечности. Для каждого из  нас и для всего мира наступает катастрофа, скачок через бездну, непостижимый выход из времени,  в самом времени совершающийся. Если бы наш греховный  мир  в  нашем  греховном времени был бесконечным, не знал конца, то это был бы такой же злой  кошмар, как и бесконечное продолжение во  времени  жизни  отдельного  человека. Это было бы торжеством бессмыслицы. Страшный  суд  над  личностью и миром во внутреннем своем понимании есть не что  иное, как обретение смысла, как установка ценностей и качеств.
    Парадокс  времени и вечности существует также и  для судьбы  личности. Бессмертная и вечная жизнь объективируется, натурализуется, и тогда  говорят о ней как о  загробном  существовании.  Но  бессмертная,  вечная  жизнь,  не объективированная  и  не натурализованная,  взятая  изнутри,   есть   жизнь принципиально иного качества, чем вся природная  и  даже  сверхприродная жизнь, она есть жизнь духовная, в которой вечность  наступает уже во времени. Вечная жизнь может раскрыться в каждом  мгновении, в глубине мгновения как вечное настоящее. Вечная жизнь не есть будущая жизнь, а жизнь настоящего, жизнь в глубине мгновения. В этой глубине мгновения происходит разрыв времени. Поэтому этически ложна та установка, которая ждет вечности в будущем, как загробного  существования,  ждет  смерти во времени, чтобы приобщиться к вечной божественной жизни. В будущем, в сущности, никогда не наступит вечности, в будущем есть лишь дурная бесконечность. Так можно представить себе лишь ад. Вечность и вечная жизнь наступает не в будущем, а в мгновении, т.е. выходе из времени, в перекрещении вечной проекции жизни во времени.
    Смерть  существует извне как некоторый  натуральный факт, наступающий  в будущем, и она означает овременение бытия,  проекцию  жизни  в  будущем.  Нопреодоление смерти и победа над ней означает не  забвение  и  не  отсутствие чувствительности к ней, а принятие ее внутрь духа, когда она  перестает  уже быть  натуральным  фактом  во  времени  и  становится  обнаружением  смысла, идущего из вечности. Смерть личная и смерть мировая, как и  смерть  наций  и цивилизаций,  как  и  смерть  исторических форм  государства,  общества и бытового уклада, означает катастрофическое напоминание  смысла  и  правды о том, что они не исполнены и искажены. Смерть наступает  для  жизни,  которая не реализует себя по божественному смыслу и божественной  правде. Смерть - не только торжество бессмыслицы, результат греха и возобладание темных сил, но и  торжество смысла, напоминание о божественной правде, недопущение неправды быть вечной. 
 
 

    3. Проблема бессмертия 

    Проблема  бессмертия - основная, самая  главная  проблема  человеческой жизни, и лишь по поверхности и легкомыслию человек об этом забывает. Иногда он хочет убедить себя, что забыл,  не  позволяет  себе  думать  о  том,  что важнее всего.  Все  религии,  начиная  с  зачаточных  религиозных  верований дикарей,  строились  в  отношении   к   смерти.   Человек   есть   существо, поставленное перед смертью в  течение  всей  своей  жизни,  а  не  только  в оследний  час  жизни.  Человек  ведет  двоякую  борьбу:  за  жизнь   и за бессмертие. Смерть есть явление еще внутри жизни, а не по ту сторону, самое потрясающее явление, пограничное с трансцендентным.
    Сильное страдание всегда ставит вопрос о  смерти  и  бессмертии.  Но  и всякое углубление жизни ставит все  тот  же  вопрос
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.