На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Гражданская война в России, ее последствия и уроки

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Московский  Государственный Университет 

ФАКУЛЬТЕТ УПРАВЛЕНИЯ 

Специальность: «Международные отношения»
Форма обучения: очная
Реферат
по учебной  дисциплине
«Отечественная история»
на тему: «Гражданская война в России, ее последствия и уроки »
Группа / курс          ____1___ 

Студентка               _________                Иванова Евгения Васильевна
                                    (подпись)                                     

Преподаватель       _________              Матросова Татьяна Борисовна -
                                 (подпись)                 доктор исторических наук,                                                                                                                        
                                                                  доцент 
 
 

 Оценка                   _________                                  
                                                        
                                                                      Москва
2011 

Содержание 

Введение
    Этапы боевых действий
    1.1. Начальный этап интервенции
    1.2.  Боевые  действия в конце 1918 – начале 1919 гг
    1.3.  Решающие  сражения гражданской войны
    1.4.  Советско-польская  война
    1.5.  Завершение  гражданской войны и интервенции
2. Политика  белых
     2.1.  Идеология белых
     2.2.  Действия белых
3. Почему победили  большевики?
Заключение
Список использованной литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
Гражданская война 1918-1920 гг. продолжает оставаться одним из важнейших событий отечественной  истории. Она оставила неизгладимый след в памяти народов России, ее последствия и сегодня ощущаются  в политической, экономической и  духовной сферах жизни нашего общества.
Тема  гражданской войны занимает особое место в исторической и художественной литературе, брошюрах, статьях, документальных публикациях и художественных кинолентах, в театре, на телевидении, в песенном творчестве...
Достаточно  сказать, что истории гражданской  войны посвящено около 20 тыс. книг и научных статей. В то же время  нужно заметить, что у многих наших  современников сформировались неоднозначные  и нередко искаженные представления  об этой трагической странице истории. 

За рубежом  писались воспоминания, научные труды, слагались оды в честь героев и мучеников белого движения. Воспевались  их отвага, преданность долгу, верность несчастной Родине в борьбе с извергами-большевиками, готовность нести мученический крест  через подвалы Лубянки и застенки Одесского губчека.
Итак, гражданскую  войну видели, отражали, изучали  с двух противоположных сторон –  со стороны победителей и со стороны  побежденных. С обеих сторон допускались  искажения, тенденциозность. Это естественно  и неизбежно. Мудрые римляне давно  подметили простую истину: “Времена меняются, и мы меняемся вместе с  ними”. 
 
 
 

    Этапы боевых действий
        Начальный этап интервенции
              В январе 1918 г. Румыния, пользуясь гражданской войны слабостью советского правительства, захватила Бессарабию. В марте—апреле 1918 г. на территории России появились первые контингенты войск Англии, Франции, США и Японии (в Мурманске и Архангельске, во Владивостоке, в Средней Азии). Они были невелики и не могли заметно влиять на военную и политическую ситуацию в стране. В то же время противник Антанты — Германия — оккупировала Прибалтику, часть Белоруссии, Закавказья и Северного Кавказа. Немцы фактически господствовали и на Украине: они свергли буржуазно-демократическую Центральную Раду, помощью которой воспользовались при оккупации украинских земель, и в апреле 1918 г. поставили у власти гетмана П.П. Скоропадского.
    В этих условиях Верховный совет Антанты  решил использовать 45-тысячный Чехословацкий  корпус, находившийся (но согласованию с Москвой) в его подчинении. Он состоял из пленных солдат-славян австро-венгерской армии и следовал по железной дороге во Владивосток  для последующей переброски во Францию.
    Согласно  договору, заключенному 26 марта 1918 г. с  советским правительством, чехословацкие  легионеры должны были продвигаться «не как боевые подразделения, а  как группа граждан, располагающая  оружием, чтобы отражать вооруженные  нападения контрреволюционеров». Однако во время продвижения участились их конфликты с местными властями. Поскольку боевого оружия у чехов и словаков было больше, чем предусматривалось соглашением, власти решили его конфисковать. 26 мая в Челябинске конфликты переросли в настоящие сражения, и легионеры заняли город. Их вооруженное выступление было тут же поддержано военными миссиями Антанты в России и антибольшевистскими силами. В результате в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке — везде, где находились эшелоны с чехословацкими легионерами, — была свергнута советская власть. Одновременно во многих центральных губерниях России крестьяне, недовольные продовольственной политикой большевиков, подняли бунт (по официальным данным, только крупных антисоветских крестьянских восстаний было не менее 130).
    Социалистические  партии (главным образом правые эсеры), опираясь на десанты интервентов, Чехословацкий  корпус и крестьянские повстанческие  отряды, образовали ряд правительств:
    Комитет членов Учредительного собрания в Самаре, Верховное управление Северной области  в Архангельске, Западно-Сибирский комиссариат в Новониколаевске (ныне Новосибирск), Временное сибирское правительство в Томске, Закаспийское временное правительство в Ашхабаде и др. В своей деятельности они пытались дать «демократическую альтернативу» как большевистской диктатуре, так и буржуазно-монархической контрреволюции. Их программы включали требования созыва Учредительного собрания, восстановления политических прав всех без исключения граждан, свободы торговли и отказа от жесткой государственной регламентации хозяйственной деятельности крестьян с сохранением ряда важных положений советского Декрета о земле, налаживания «социального партнерства» рабочих и капиталистов при денационализации промышленных предприятий и т. д.
    В сентябре 1918 г. в Уфе прошло совещание представителей ряда антибольшевистских правительств демократической и социалистической ориентации. Пол давлением чехословаков, угрожавших открыть фронт большевикам, они учредили единое Всероссийское правительство — Уфимскую директорию во главе с лидерами эсеров Н.Д. Авксентьевым и В.М. Зензиновым. Вскоре Директория обосновалась в Омске, где на должность военного министра был приглашен известный полярный исследователь и ученый, бывший командующий Черноморским флотом адмирал А.В. Колчак. Эсеры, идя на блок с вчерашним противником, рассчитывали, что популярность Колчака в армейских и флотских кругах позволит ему объединить разрозненные воинские формирования, действовавшие против красных на просторах Сибири и Урала. Но офицеры в своем большинстве не желали какого-либо компромисса с социалистами. Они, по свидетельству Колчака, «относились совершенно отрицательно к Директории. Они говорили, что Директория — это есть повторение того же самого Керенского, что Авксентьев — тот же Керенский, что, идя по тому же пути, который пройден уже Россией, он неизбежно приведет ее снова к большевизму и что в армии доверия к Директории нет».
    Правое, буржуазно-монархическое крыло противостоящего  большевикам лагеря в целом еще  не оправилось в то время от разгрома своего первого послеоктябрьского  вооруженного натиска на них (чем  во многом и объяснялась «демократическая окраска» начального этапа гражданской  войны со стороны антисоветских  сил). Белая Добровольческая армия, которую после гибели генерала Л.Г. Корнилова в апреле 1918 г. возглавил генерал А. И. Деникин, оперировала па ограниченной территории Дона и Кубани, Лишь казачьей армии атамана П.Н. Краснова удалось продвинуться к Царицыну и отрезать хлебные районы Северного Кавказа от центральных областей России, а атаману А.И. Дутову — захватить Оренбург.
    Положение советской власти к исходу лета 1918 г. стало критическим. Почти три  четверти территории бывшей Российской империи находилось под контролем  различных антибольшевистских сил, а также оккупационных австро-германских войск.
    Вскоре, однако, на главном фронте (Восточном) происходит перелом. Советские войска под командованием И.И. Вацетиса и С.С. Каменева в сентябре 1918 г. перешли  там в наступление. Первой пала Казань, затем Симбирск, в октябре —  Самара. К зиме красные подошли  к Уралу. Были отражены и попытки  генерала П.Н. Краснова овладеть Царицыном, предпринятые в июле и сентябре 1918г.

      1.2. Боевые действия в конце 1918 — начале 1919 гг.

    Осенью 1918г. серьезно изменилась международная  обстановка. Германия и ее союзники потерпели полное поражение а мировой войне и в ноябре сложили оружие перед Антантой. В Германии и Австро-Венгрии произошли революции. Руководство РСФСР 13 ноября аннулировало Брестский мирный договор, и новые правительства этих стран были вынуждены эвакуировать свои войска из России. В Польше, Прибалтике, Белоруссии, на Украине возникли буржуазно-национальные правительства, которые тут же приняли сторону Антанты.
    Поражение Германии высвободило значительные боевые контингента Антанты и  одновременно открыло для нее  удобную и короткую дорогу к Москве из южных районов. В этих условиях в антантовском руководстве возобладало намерение разгромить Советскую Россию силами собственных армий. «Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю, — воинственно заявлял в обращении к правительствам союзных стран верховный главнокомандующий войсками Антанты маршал Ф. Фош,— вам нужно дать мне соответствующий приказ, особых трудностей нам не представится и вряд ли придется долго воевать. Несколько сот тысяч американцев, действуя совместно с добровольческими отрядами британских и французских армий, с помощью современных железных дорог могут легко захватить Москву»1.
    В конце ноября 1918 г. объединенная англо-французская  эскадра в 32 вымпела (12 линкоров, 10 крейсеров  и 10 миноносцев) появилась у черноморских берегов России. В Батуме и Новороссийске высадились английские десанты, в Одессе и Севастополе — французские. Общая численность сосредоточенных на юге России боевых сил интервентов была доведена к февралю 1919 г. до 130 тыс. человек. Значительно увеличились контингента Антанты на Дальнем Востоке и Сибири (до 150 тыс. человек), а также на Севере (до 20 тыс. человек).
    Не  без давления Антанты одновременно происходит и перс-группировка сил  в стане российских противников  большевизма. К исходу осени 1918 г. вполне выявилась неспособность умеренных  социалистов провести в обстановке острейшего гражданского противостояния провозглашенные ими демократические  реформы, сформировать собственные  боеспособные воинские части. На практике их правительства оказывались под  все большим контролем консервативных, правых сил, утрачивали поддержку трудящихся и в конечном счете вынуждены были уступить свое место — где мирно, а где в результате военного переворота — открытой белогвардейской диктатуре.
    В Сибири 18 ноября 1918 г. к власти пришел адмирал А. В. Колчак. Разогнав Директорию, он провозгласил себя Верховным правителем России (о подчинении ему вскоре заявили остальные руководители белого движения). На севере с января 1919 г. главенствующую роль начал играть генерал Е. К. Миллер, на северо-западе — генерал Н.Н. Юденич. На юге укрепляется  диктатура командующего Добровольческой  армии А.И. Деникина, который в  январе 1919г. подчинил себе Донскую армию  генерала П.Н. Краснова и создал объединенные Вооруженные силы юга России.
    Ход событий показал, однако, полную безнадежность  планов антантовских стратегов опереться в России преимущественно на собственные штыки. Встречая упорное сопротивление местного населения и красноармейских частей, испытывая на себе интенсивную большевистскую пропаганду, военнослужащие западных экспедиционных корпусов отказывались от участия в борьбе с советской властью. Дело дошло до их революционных выступлений против интервенции, открытых восстаний. Наиболее крупным из них был мятеж матросов на французских кораблях, стоявших на рейдах Одессы и Севастополя. Опасаясь полной большевизации своих войск, Верховный совет Антанты приступил в апреле 1919 г. к их срочной эвакуации. Через год на территории нашей страны — и то на дальних ее окраинах — оставались лишь японские интервенты.
    Красная армия отбила предпринятые тогда  же наступления белогвардейцев на Восточном  и Южном фронтах: колчаковская армия пыталась в ноябре—декабре 1918 г. продвинуться к Вятке и далее на север для соединения с архангельской группировкой интервентов, а генерал П.Н. Краснов в январе 1919 г. в последний' раз бросил казачьи полки на красный Царицын. В конце 1918 — начале 1919 гг. власть коммунистов утвердилась на большей части Украины, Белоруссии и Прибалтики. На освобожденных территориях без промедления провозглашаются новые советские республики: Эстонская (ноябрь 1918 г.; официальное название — Эстляндская трудовая коммуна), Латвийская и Литовская (декабрь 1918г.), Белорусская (январь 1919г.).

    1.3. Решающие сражения  гражданской войны

    Весной 1919г. Россия вступает в третий, самый  тяжелый этап гражданской войны. Верховный совет Антанты разработал план очередного военного похода. На сей  раз, как отмечалось в одном из его секретных документов, интервенция  должна была «выражаться в комбинированных  военных действиях русских антибольшевистских сил и армий соседних союзных  государств».
    Ведущая роль и предстоящем наступлении отводилась белым армиям, а вспомогательная — поискам малых пограничных государств — Польши. Финляндии, а также Эстонии, Латвии, Литвы, буржуазные правительства которых продолжали удерживать под своим контролем незначительные территории. Все они получили щедрую экономическую и военную помощь Англии, Франции и США. Только колчаковцам и деникинцам было передано за зиму 1918/1919 гг. около миллиона винтовок, несколько тысяч пулеметов, около 1200 орудии, танки и самолеты, боеприпасы и обмундирование на несколько сотен тысяч человек. Руководитель снабжения колчаковской армии английский генерал А. Нокс имел все основания заявить, что «каждый патрон, выстреленный русским солдатом в большевиков, сделан в Англии»2. Да и как могло быть иначе, если другой подданный британской короны, военный министр У. Черчилль, без обиняков разъяснял: «Ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело»3.
    Военно-стратегическая обстановка заметно обострилась  на всех фронтах.
    Буржуазные  правительства Эстонии, Латвии и  Литвы быстро реорганизовали свои армии и перешли к активным наступательным действиям. В течение 1919 г. советская власть в Прибалтике была ликвидирована, 18-тысячная армия Н.Н. Юденича обрела надежный тыл для операций против Петрограда. Но это не помогло генералу. Юденич дважды (весной и осенью) пытался овладеть городом, но всякий раз неудачно.
    В марте 1919 г. хорошо вооруженная 300-тысячная армия А. В. Колчака развернула наступление  с востока, намереваясь соединиться  с деникинцами для совместного удара на Москву. Захватив Уфу, колчаковцы с боями пробивались к Симбирску, Самаре, Воткинску, но были вскоре остановлены Красной Армией. В конце апреля советские войска под командованием С.С. Каменева и М.В. Фрунзе перешли в наступление и летом продвинулись в глубь Сибири. К началу 1920 г. колчаковцы были окончательно разбиты, а сам адмирал арестован и расстрелян по приговору Иркутского ревкома.
    Летом 1919 г. центр вооруженной борьбы переместился на Южный фронт. 3 июля генерал А. И. Деникин издал свою известную  «московскую директиву», и его  армия в 100 тыс. штыков и сабель начала движение к центру страны. К середине осени она захватила Курск  и Орел. Но уже к концу октября войска Южного фронта (командующий А. И. Егоров) разгромили белые полки, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Остатки деникинской армии, во главе которых в апреле 1920 г. встал генерал П.Н. Врангель, укрепились в Крыму.

    1.4. Советско-польская  война

     25 апреля 1920 г. польская армия,  снаряженная на средства Франции,  вторглась в пределы Советской  Украины и 6 мая захватила Киев. Глава польского государства маршал Ю. Пилсудский вынашивал план создания «Великой Польши» от Балтийского моря до Черного, включающей немалую часть литовских, белорусских и украинских земель, в том числе никогда не управлявшихся Варшавой. Этому авантюристическому плану не суждено было сбыться. 14 мая началось успешное контрнаступление войск Западного фронта (командующий М.Н. Тухачевский), 26 мая — Юго-Западного фронта (командующий А. И. Егоров). В середине июля они вышли к рубежам Польши.
    12 июля министр иностранных дел  Великобритании лорд Д. Керзон отправил ноту советскому правительству — фактически ультиматум Антанты с требованием остановить наступление Красной Армии против Польши. В качестве линии перемирия предлагалась так называемая «линия Керзона», проходившая в основном по этнической границе расселения поляков. В случае непринятия требований, подчеркивал Керзон, державы Антанты «сочтут себя обязанными помочь польской нации защитить свое существование всеми средствами, имеющимися в их распоряжении». В ответ Москва затеяла сложную дипломатическую игру, затягивая время и вовсе не собираясь отказываться от своих планов относительно Польши.
    Политбюро ЦК РКП(б), явно переоценив собственные силы и недооценив силы противника, поставило перед главным командованием Красной Армии новую стратегическую задачу: с боями войти на территорию Польши, взять ее столицу и создать все необходимые военно-политические условия для провозглашения в стране власти Советов. Оперативно формируется советское правительство Польши — Временный революционный комитет в составе Ф.Э. Дзержинского, Ф.М. Кона, Ю.Ю. Мархлевского и др. По заявлению самих большевистских вождей, в целом это была попытка продвинуть «красный штык» в глубь Европы и тем самым «расшевелить западно-европейский пролетариат», подтолкнуть его на мировую революцию4.
    Попытка эта закончилась катастрофой. Войска Западного фронта в августе 1920 г. были наголову разбиты под Варшавой и откатились назад.
    В чем же причины столь беспрецедентного по масштабам поражения красных? Они по своему характеру распадаются  на собственно военно-стратегические и политические:
    — наступление советских армий  изначально развивалось по двум расходящимся линиям (Западный фронт — на Варшаву, Юго-Западный — на Львов), что затрудняло координацию их действий и заметно  ослабляло силу боевого натиска  на поляков. Попытка исправить положение  и перебросить часть войск  с львовского направления на главное, варшавское, было предпринято слишком  поздно;
    — серьезную ошибку допустил командующий  Западным фронтом, в недавнем прошлом  гвардейский подпоручик М.Н. Тухачевский. Он не учел, что основные силы противника находятся не на острие его удара, а на фланге (юго-восточнее Варшавы). Это позволило польским войскам, руководимым опытным французским генералом М. Вейганом, нацелить ответный удар в самое уязвимое место атакующих армий и быстро выйти им в тыл;
    — неверный анализ политической ситуации в Польше. Московские стратеги исходили из того, что по мере продвижения  Красной Армии к Варшаве будет  нарастать волна «классовой солидарности»  польских рабочих и крестьян. Произошло  же прямо противоположное. Русские  солдаты воспринимались практически  всеми слоями польского общества не в качестве освободителей от «гнета помещиков и капиталистов», а  как захватчики, стремящиеся вновь  закабалить Польшу. Это вызвало невиданный всплеск патриотических чувств миллионов  людей, решивших отстаивать свободу  своей страны до конца.
    «Операция эта была несравнимая и несравненная, — вспоминал председатель Реввоенсовета  Л.Д. Троцкий, до конца жизни сохранявший  иллюзорную веру в то, что где-то в промышленной глубинке Польши тлели  в дни войны очаги «пролетарской  солидарности». — Наступление армии  во много десятков штыков и сабель без остановок и дневок... Войска входят сначала в территории сочувственные, затем колеблющиеся, затем с ярко враждебным окружением. Тяжелый тыл  все более и более отстает, и в конце концов движется героический фронт, оторванный от своего тыла. Куда он движется? Он ищет нового тыла, новый тыл являет сочувствующая пролетарская Польша, стало быть, остановиться между покинутым старым тылом и не достигнув нового тыла нельзя, ибо за Бугом они утеряли сочувствие, в Ломже и Сувалках не нашли. Стало быть, они должны были торопиться до тыла, до очагов, где им сочувствуют, поддержат их. И та основная политическая задача, которая была дана, и логика самой военной операции говорили, что остановиться мы никак не могли... Когда мы в сомнамбулическом состоянии приблизились к Варшаве, где революционного подъема не было, а был создан кулак, контрреволюционный, руководимый французами, он ударил нас метко и ловко, и получилась одна из величайших катастроф, которые когда-либо мы переживали на наших военных фронтах»5.
    В октябре воюющие стороны заключили  перемирие, а в марте 1921 г. — мирный договор. По его условиям к Польше отошла значительная часть земель на западе Украины и Белоруссии.

    1.5. Завершение гражданской  воины и интервенции

    В разгар советско-польской войны к  активным действиям на юге перешел  генерал П.Н. Врангель. С помощью  суровых и интервенции мер, вплоть до публичных расстрелов деморализованных офицеров, и опираясь на поддержку  Франции, генерал превратил разрозненные деникинские дивизии в дисциплинированную и боеспособную Русскую армию. В июне 1920 г. из Крыма был высажен десант на Дон и Кубань, а главные силы врангельцев брошены на Донбасс. 3 октября началось наступление Русской армии в северо-западном направлении на Каховку.
    Сам П.Н. Врангель хорошо понимал, что предпринятые из последних сил боевые операции не спасут белый Крым. Им двигали  иные чувства, о которых он поведал  в доверительной беседе с одним  из идеологов белого дела В. В. Шульгиным; «Если уж кончать, то, по крайней  мере, без позора. Когда я принял командование, дело было очень безнадежно. Но я хотел хоть остановить это позорите, это безобразие, которое происходило... Уйти, но хоть, по крайней мере, с честью. И спасти, наконец, то, что можно»6.
      Наступление врангелевских войск было отбито, а в ходе начатой 28 октября операции армии Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе полностью овладели Крымом. 14—16 ноября 1920 г. армада кораблей под Андреевским флагом покинула берега полуострова, увозя на чужбину разбитые белые полки и десятки тысяч гражданских беженцев. Тем самым П.Н. Врангель спас их от беспощадного красного террора, обрушившегося на Крым сразу после эвакуации белых.
    В европейской части России после  взятия Крыма был ликвидирован последний  белый фронт. Военный вопрос перестал быть главным для Москвы, но боевые действия на окраинах страны продолжались еще много месяцев.
    Политика  «советизации», провалившаяся в  Польше, с успехом была проведена, при опоре на полки Красной  Армии и вооруженные формирования местных коммунистов, в буржуазных республиках Закавказья: в Азербайджане (апрель 1920 г.), Армении (ноябрь 1920 г.), Грузии (февраль — март 1921 г.). В районах  Средней Азии, где практически  отсутствовал промышленный пролетариат  и крестьянское (дехканское) население находилось под сильным влиянием феодально-патриархальных настроений, создаются Народные советские республики: в феврале 1920 г. — Хорезмская (столица Хива), в октябре 1920 г. — Бухарская. В их правительства, помимо коммунистов, входили на вторых ролях представители национальной буржуазии.
    Красная Армия, разгромив Колчака, вышла  весной 1920 г. к Забайкалью. Дальний  Восток находился в это время  в руках Японии. Чтобы избежать столкновения с ней, правительство  Советской России способствовало образованию в апреле 1920 г. формально независимого «буферного» государства — Дальневосточной Республики (ДВР) со столицей в г. Чите. Вскоре армия ДВР начала военные действия против белогвардейцев, поддерживаемых японцами, и в октябре 1922 г. заняла Владивосток, полностью очистив Дальний Восток от белых сил и интервентов. После этого было принято решение о ликвидации ДВР и включении ее в состав РСФСР.  
 
 
 
 

    Политика  белых

    2.1. Идеология белого  движения

    Официально  суть этой идеологии определялась ее творцами как «непредрешенчество». Вожди белого дела не «предрешали», т.е. не провозглашали заранее и формально не навязывали народу свою позицию по ключевым вопросам о будущей форме государственности России и ее социально-экономическом строе. Окончательное разрешение этих вопросов, по их публичным заверениям, оставалось после ликвидации советской власти за «соборной волей народа».
    «Непредрешенчество», указывал позднее А. И. Деникин, было «результатом прямой необходимости». Оно давало различным антибольшевистским силам, участвовавшим в белом движении, «возможность сохранять плохой мир и идти одной дорогой, хотя и вперебой, подозрительно оглядываясь друг на друга, враждуя и тая в сердце — одни республику, другие монархию, одни Учредительное собрание, другие Земский собор, третьи «законноприемственность». Удобная и легковесная, ни к чему не обязывающая «непредрешенческая» кладь, надеялись белые вожди, не обременит армии на их пути к Москве, а «если там, — следует еще одно признание Деникина, — при разгрузке произошло бы столкновение разномыслящих элементов, даже кровавое, то оно было бы, во всяком случае, менее длительным и изнурительным для страны, чем большевистская неволя»7.
    Однако  удержаться вождям белого движения в  рамках «непредрешения» никак не удавалось, ибо, по их собственным словам, «жизнь стихийным напором выбивала из этого русла, требуя немедленного разрешения таких коренных государственных вопросов, как национальный, аграрный и другие».

    2.2. Действия белых  правительств

    Все белые правительства поспешили  отменить большевистский Декрет о земле. Что же они предлагали крестьянам взамен? В апреле 1919 г. правительство  адмирала А.В. Колчака издало Декларацию о земле, где объявлялось о  праве крестьян, обрабатывающих чужую  землю, снять с нее урожай. Обещая затем наделить землей «безземельных  и малоземельных крестьян», правительство  выражало готовность «вознаградить  прежних владельцев» и грозно предупреждало: «Впредь никакие  самовольные захваты ни казенных, ни общественных, ни частновладельческих  земель допускаться не будут, и все  нарушители чужих земельных прав будут предаваться суду». Венчало  Декларацию заявление о том, что  «в окончательном виде вековой земельный  вопрос будет решен Национальным собранием». Эта колчаковская Декларация была таким же топтанием на месте, как в свое время аграрная политика Временного правительства. Она не давала ничего определенного ни крестьянам Сибири, не знавшим гнета помещика, ни хлеборобам других районов страны.
    Еще меньше могли удовлетворить крестьянство действия правительства, возглавляемого А,И. Деникиным. Своим постановлением оно потребовало предоставить владельцам захваченной земли треть всего урожая. Кроме того, в нем признавалась необходимость «сохранения за собственниками их прав на землю», допускалась передача крестьянам лишь малой части помещичьей пашни, и то «обязательно за выкуп».
    Спустя  годы белые генералы провал своей  аграрной политики на юге России старались  объяснить «классовым эгоизмом помещиков». Крупные землевладельцы, писал Деникин, насильно восстанавливали «при поддержке  воинских команд свои имущественные  права, сводя личные счеты и мстя крестьянам», до предела накалив  тем самым обстановку в деревне. Но фактически вся вина помещиков  заключалась лишь в одном: они  слишком торопились провести в жизнь  то, что провозглашено было самим  «царем Антоном», как называли в народе Деникина.
    Генерал П.Н. Врангель стремился в максимальной степени учесть печальный опыт социально-экономической  политики А.В. Колчака и А.И. Деникина. Но и он не решился серьезно затронуть  помещичье землевладение. В его  «Приказе о земле» (май 1920 г.) за прежними владельцами сохранялась «часть земли», однако ее точный размер не устанавливался, а должен был «в каждом отдельном  случае» определяться «местными  земельными учреждениями», находившимися  под контролем белых властей, иначе говоря — тех же помещиков.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.