На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Специфика Национальной экономики Японии

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


АКАДЕМИЯ  УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Институт  государственной службы 
 

Кафедра теории государственного управления 
 

Специальность ГУНЭ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

РЕФЕРАТ
По курсу  «Государственное управление экономикой в условиях белорусской модели развития»
На тему: «Специфика Национальной экономики Японии» 
 
 
 
 

  
 
 
 

Слушатель          Семенчук Р.М.
группа № 4, 

220113, Минск,
ул. Белинского 4-67 
 
 
 
 
 

Минск 2007
 

Содержание 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 

     Мы  живем в такое время, когда  недостаточно одного лишь знакомства с зарубежными народами, когда  требуется не просто знание, а понимание  друг друга для успешного планирования экономического развития собственной страны.
     Чтобы познать зарубежную страну, важно  прежде всего преодолеть привычку "мерить на свой аршин'', подходить к другому  народу со своими мерками.
     Японский  опыт уже много лет активно  изучают во всех странах мира. Причем наиболее активно изучают его, в промышленно развитых странах. И это естественно. Именно много умеющие руководители хотят понять: как удалось достичь того, что называется сегодня японским "чудом"; с помощью каких методов, благодаря каким подходам японские управляющие обеспечивают производство качественной продукции и услуг; какие методы позволяют им делать это быстро, дешево; что и как делают японцы для того, чтобы захватывать все новые и новые рынки сбыта? Причем интересно то, что все те особенности управления, которые являются сегодня предметом пристального изучения, представляют собой результат деятельности японских управляющих за достаточно короткий период — после 1945 г. За эти годы японцы не только сумели в корне изменить свою традиционную организацию системы управления, но и включить в нее целесообразные элементы американского менеджмента в той мере, в какой они соответствовали системе их культурных ценностей, а также получить соответствующую "отдачу": рост валового национального продукта, крепкую иену, захват рынков и т. п.
     Условия для изучения японского опыта  управления создаются и в нашей  стране. Изданы книги российских авторов, ряд переводных работ, все больше появляется статей в средствах массовой информации, научных журналах. Это дает возможность изучать, сравнивать, оценивать.
1. Основные политико-экономические и исторические данные. Краткая историческая справка.
  Япония - государство в Восточной Азии, расположено на 4 крупных островах - Хоккайдо,  Хонсю,  Сикоку и Косю - и многочисленных прилегающих к ним мелких островах.  Территория -  372,2 тыс.км2.  Население – 125,9млн. (1995); 99,4% - японцы, остальное население - это корейцы, китайцы, американцы, айны ( потомки древнего населения страны) и т.д. Официальный язык - японский.
     Столица - Токио (около 12 млн. чел.), другие крупные города с населением свыше 1 млн. человек - Иокогама, Осака, Нагоя, Киото, Саппоро, Хиросима, Фукуока, Китакюсю. Административно-территориальное деление - 47 префектур. Следует отметить, что Япония - одно из самых густонаселенных государств в мире. В среднем на каждый квадратный километр приходится   337 человек. Официальный язык японский. Основные религии - синтоизм и буддизм. Денежная единица – иена = 100 сенам.
     Япония - конституционная  монархия.  По  конституции  император  является "символом государства и единства народа". Законодательную власть осуществляет парламент (состоит  из  палаты представителей - 512 депутатов и палаты советников - 252 депутата, имеющих срок полномочий 4 и 6 лет соответственно). Исполнительная власть принадлежит кабинету министров, который формируется премьер-министром.
     Краткая историческая справка:
     Первое  государство на территории Японии образовалось в IV в. н.э. на базе племенного союза  Ямато. С конца XII в. до середины XIX в. (с некоторыми промежутками) государственная власть находилась в руках военно-феодальных правителей – сегунов (император оставался религиозным главой государства).
     Ликвидация  режима сегуната и восстановление власти императора после буржуазной революции 1867-68 гг.  открыли новую капиталистическую эру в истории Японии.  Ряда буржуазных реформ, проведенных в течение нескольких  лет,  расчистили почву для развития капитализма.  По конституции 1889  года Япония провозглашалась монархией во главе с императором, но законодательная власть в стране осуществлялась  с  этих пор императором совместно с парламентом.  На  рубеже XIX и XX вв.  Япония вступила в стадию монополистического капитализма, ускоренными темпами шел процесс превращения ее в империалистическую державу. Усиленная милитаризация  страны  и сохранения в различных сферах жизни и в общественных отношениях ряда феодальных пережитков придали  японскому империализму военно-феодальный характер.  В 1940 году Япония заключила военный союз с гитлеровской Германией и фашисткой Италией,  направленный против СССР, а также  против США и Англии,  в 1941 г. вступила во вторую мировую войну.
       После разгрома в 1945 г.  милитаристской  Японии, решающую  роль  в котором  сыграла Советская Армия,  в  стране были проведены некоторые  демократические  преобразования.
     Принятая  в  1947 г.  конституция провозглашает  демократические права и свободы, содержит отказ от войны "как суверенного  права нации",  запрещает Японии иметь вооруженные  силы.  В  результате проведения  аграрной  реформы  большая часть помещичьих земель была за выкуп передана крестьянам.              
  Подверглись разделу крупнейшие  монополии.  Однако, власть  осталась в руках представителей буржуазии, взявшей курс на укрепление позиций монополистического  капитала.  В  нарушение  конституции в стране были созданы оснащенные современным оружием "силы самообороны",  превратившиеся ныне в регулярную армию численностью приблизительно 300 тыс. человек. 60-70-е годы характеризовались быстрыми темпами экономического развития Японии,  что позволило  ей  стать второй экономической державой капиталистического мира по объему валового национального продукта и  промышленного производства. 

2. Япония в мировом хозяйстве
     Япония -   высокоразвитая  страна.  Располагая  2,5% населения земли и 0,3%  площади,  она к настоящему времени по  своему экономическому потенциалу прочно закрепилась на   2-м после США месте в капиталистическом мире.  На сегодняшний день Япония вместе с США и Западной Европой составляет "тройку" важнейших экономических центров мира. Валовый национальный продукт Японии составляет половину от ВНП США, а размер ВНП на душу населения в 1997 финансовом году - 32610 долларов, что примерно равно аналогичному показателю в США. На долю  Японии приходится шестая часть  мирового промышленного производства.  Страна занимает первое место по производству судов, автомобилей, тракторов, металлообрабатывающего оборудования,  бытовой электронной техники,  роботов. Практически завершилась адаптация японской экономики к  "дорогой  иене". Ее экономический потенциал равен 61% американского, но по показателю производства на душу населения она превышает американский уровень. На Японию приходится 70% совокупного продукта Восточной Азии, ее ВВП, подсчитанный на базе текущих валютных курсов, в четыре раза превышает ВВП Китая. Она достигла высокого уровня технического совершенства, особенно в отдельных направлениях передовых технологий. Нынешние позиции Японии в Мировом хозяйстве — результат ее экономического развития во второй половине текущего столетия. В 1938г. на ее долю приходилось всего 3% мирового производства. В основном осуществлен переход к новой модели экономического  развития страны, ставящей  во главу угла задачу прежде всего внутреннего потребления, а не экспорта. 
     В сельском хозяйстве преобладает мелкое крестьянское  землепользование.  Обрабатывается 14,8% земельной площади. Основная  сельскохозяйственная продукция - рис.  Другие отрасли - птицеводство, производство овощей и фруктов. Развито рыболовство.
         Железные дороги - 28 тыс. км,  автодороги - свыше 1,1 млн. км, в том числе 42,8% с твердым покрытием, из них 3500 км - скоростные. Тоннаж морского торгового флота - 38 млн. бр.-рег. т.
           Основные товары  экспорта:  машины  и  оборудование, электроника,  металлы и металлоизделия, химические продукты; импорта: промышленное сырье и полуфабрикаты, топливо и продовольствие. 
           Отличительной чертой  современного  размещения производительных сил  Японии является наличие в  нем  ярко  выраженных  территориальных  диспропорций,  значительно  более острых,  чем в других основных капиталистических  странах.
  Так,  в США в 1981 г. 51,3% всей отгруженной продукции обрабатывающей промышленности было создано на 18,9%  их территории,  в  то время как в Японии 53% всей отгруженной продукции обрабатывающей промышленности  было  создано на  9%  ее территории. Территориальная концентрация производительных сил Японии впечатляет даже по сравнению с основными странами Западной Европы,  имеющие сопоставимые с ней размеры. 
     Вступив в  после  военный период с разрушенной  экономикой,  пережив затяжное и  длительное  восстановление, Япония в 50 - 60-х годах продемонстрировала быстрый рост, по своим темпам опережающий  развитие других крупных капиталистических  стран.  Темпы роста в Японии составляли в период 1960-1973 гг. 10,1% в год по сравнению с 3,9%  - в США,  4,5%  - в ФРГ,  3,1% - в Великобритании,  5,6% - во Франции, 5,0% - в Италии в тот же период. Подобное превосходство в темпах на протяжение ряда лет породило  первую волну публикаций о японском  "экономическом  чуде",  пришедшуюся на конец 60 - начало 70-х годов.  В этих работах анализировались причины,  существующие темпы сопоставлялись, экстраполировались, и на этой основе давались ошеломляющие прогнозы превращения Японии в мирового лидера. 
 

3. Феномен японской экономики.
     Хотя  разговоры о "японском чуде" в  общем почти прекратились, феномен  японской экономики продолжает вызывать повышенный интерес. В самом деле, почему страна с огромной внешнеэкономической  зависимостью, практически лишенная природных ресурсов, несмотря на все неурядицы и катаклизмы последних двух десятилетий, продолжает неуклонно укреплять свои экономические (а вместе с ними и политические) позиции на мировой арене?
     Хозяйственное развитие Японии базируется на четырёх принципах:
- Жестокое государственное регулирование, т.е. мобилизация всех ресурсов для решения приоритетных задач;
- Ярко выраженная экспортная ориентация экономики для создания мощного фонда накоплений и инвестиций (в новых индустриальных странах очень высока экспортность хозяйства);
- Широкое привлечение иностранного капитала ( в первую очередь для развития научно-технического прогресса);
- Создание крупных национальных монополий, имеющих возможности для постоянного улучшения качества продукции и конкурентной борьбы на внешних рынках.
     Перечисленные принципы не являются «изобретением» восточно-азиатских стран, они апробированы во многих странах с рыночной экономикой. «Чисто» восточно-азиатский инструмент в данной модели – широкое использование психологических (в т.ч. поведенческих) традиций населения, сформировавшихся в сложных природных и исторических условиях, на базе философских, религиозных и моральных ценностей, таких как: жесткая дисциплина; исключительное трудолюбие; удивительная аккуратность; настойчивость, терпение; минимальные потребности; ярко выраженное чувство коллективизма (противовес западному индивидуализму); преданность работодателю; подчинение и уважение старших; понимание своего места; желание учиться.
     Для Японии характерен длительный рабочий день. В среднем мужчина проводит на работе 57,7 часа в неделю, больше американцев и западноевропейцев на 10 часов.
     В компаниях не отмечаются резкие разрывы  в оплате. После вычета налогов  средний оклад директора-распорядителя  примерно в 10 раз превышает заработок самого низкооплачиваемого работника, тогда как в США — в среднем в 100 раз.
     Своеобразное  положение в трудовых отношениях занимает женская рабочая сила. Руководство  многих компаний рассматривает женский  персонал как сугубо «расходный материал». В неблагоприятных экономических условиях именно эта категория работников первой попадает под сокращение. В государственной статистике женщины проходят как домохозяйки, поэтому, когда они теряют работу, их не включают в число безработных. Данный незамысловатый прием позволяет удерживать официальные показатели безработицы на низком уровне. Средний уровень оплаты японских женщин в два раза ниже, чем мужчин. Однако японские женщины сумели совместить семью и карьеру, вследствие чего разводы в Японии очень редки.
     На  социокультурных традициях базируется система образования, подготовки и  переподготовки кадров. По этому Японии больше учёных, чем во всей Европе.
     Благодаря принятию всех этих принципов и ценностей  в начале 50-х годов, в разрушенной  и ослабленной Японии начался быстрый экономический рост, по уровню которого она обогнала все капиталистические страны. Ускорению роста способствовало:
     Во-первых, широкое обновление изношенного  и устаревшего заводского        оборудования. Теперь в Японии 2/3 оборудования – новейшее из достижений НТП. Страна расширяет собственные научно-технические исследования.
     Во-вторых, одним из решающих факторов стала  жесточайшая эксплуатация рабочего класса.
     В-третьих, государственно-монополистический  капитализм всемерно способствовал перестройке японской промышленности: государство приняло на себя значительную часть расходов по реконструкции и новому строительству предприятий, предоставила монополиям налоговые льготы и широкий кредит.
     В-четвёртых, когда расходы на армию были малы, государство имело возможность вкладывать деньги в промышленность, но под давлением реакционных сил Японии пришлось возрождать военно-промышленный комплекс, что привело к оттоку средств из хозяйства.
     Сейчас  промышленность Японии специализируется на переработке импортного сырья и разработке высоких технологий.
                 3.1. Промышленная политика послевоенной Японии.
     В период после Второй Мировой войны  Япония выделялась среди всех промышленно  развитых стран высокими темпами  прироста производства и производительности труда. Японский ВВП на душу населения увеличился в 19,5 раз. Среднегодовой темп прироста равнялся 7,7%, или был в 4 раза выше, чем в США, и в 7,7 раза выше, чем в Британии. Японская экономика только дважды — в 1975 и 1993гг. испытала сокращение производства валового продукта, обычно во время снижения экономических показателей лишь снижение темпов его роста. Важной причиной устойчивых темпов экономического роста выступала своевременная структурная перестройка экономики.
     Приоритеты  промышленной политики в послевоенной Японии последовательно и целенаправленно смещались от преимущественного развития трудоемких отраслей (легкая промышленность), затем материалоемких (металлургия, нефтехимия, автомобильная промышленность, судостроение) к наукоемким отраслям и производствам (электроника, биотехнология, новые материалы). Понимание неизбежности этих процессов пришло далеко не сразу, а смена приоритетов протекала отнюдь не безболезненно. Ведь речь шла об отраслях с весьма высоким мировым рейтингом (черная металлургия, автопромышленность), фактически созданных после войны, имеющих достаточно современные средства труда и сравнительно молодой производственный аппарат. Предстояло определить качественно новую роль и новое место этих отраслей в структуре обновляемой экономики. Для черной металлургии, способной ежегодно выплавлять более 150 млн. тонн стали, с числом занятых около 450 тыс. человек эта задача представляла значительную трудность. В то же время резко возросли темпы развития сферы услуг. За 1970 - 1985гг. доля отраслей материального производства в ВВП сократилась с 51,7% до 41,4%. Остальное составляют информационные, управленческие, финансовые услуги, здравоохранение, образование, торговля и послепродажное обслуживание, сфера досуга, социальное страхование.
     Важные  целенаправленные реформы были проведены  в социально-экономической и политической сферах. Преобразования послевоенных лет легализовали организации трудящихся, покончили с феодальными пережитками  в отношениях между трудом и капиталом. Аграрная реформа практически ликвидировала феодальное землевладение.
3.2. Экономика Японии начала 70-х годов. Идеи перехода  к иному типу экономического роста.
     В 70-е годы начался новый этап в  развитии японской экономики. Резкий рост цен на сырье и энергетические ресурсы на мировых рынках создал новую ситуацию для ресурсоемких отраслей, a начавшийся с середины 60-х годов рост реальной заработной платы начал подрывать конкурентоспособность трудоемких отраслей. До 70-х годов Япония была практически единственной среди промышленно развитых государств страной с дешевой рабочей силой. Действие прежних факторов, способствующих высоким темпам развития, выявило отставание японской промышленности, и национальное хозяйство вынуждено было переходить к энерго- и материалосберегающим технологиям, к опережающему росту наукоемких отраслей.
     Несмотря  на успехи японской экономики в начале 70-х годов, правящие круги страны сознавали, что факторы развития промышленности близки к исчерпанию и неизбежен переход к иному  типу экономического роста. В опубликованном в мае 1971г. специальном докладе "Каковы должны быть главные направления структурной и внешнеторговой политики в 70-х годах?" впервые был обоснован курс на создание новой, так называемой интеллектуалоемкой структуры производства. Переход к новому типу развития предполагался довольно плавным, если бы не "нефтяной шок" 1973 - 1974гг. Зашаталась в первую очередь одна из основ японской экономики - отлаженная система ресурсообеспечения, которая складывалась на протяжении всего послевоенного периода. Поэтому формирование новой модели оказалось весьма болезненным, особенно для энерго- и материалоемких отраслей.
     В черной металлургии первые признаки относительного неблагополучия были в  значительной степени неожиданными. К этому времени отрасль прочно занимала место признанного мирового лидера и по темпам наращивания производства, и по его технологическому уровню. Прогнозы министерства внешней торговли и промышленности оценивали перспективы черной металлургии весьма оптимистично. Например, предполагалось, что в 1975г. будет произведено 160 млн. т стали, в 1980г. - 215 млн. т, а в 1985г. - даже 300 млн. т. Однако кризис основных металлоемких отраслей - судостроения, автопромышленности, строительства - привел к резкому спаду потребления металла в стране, вызвал устойчивый спад спроса на стальной прокат и сокращение его производства. Однако некоторые компании продолжали наращивать мощности почти до конца 70-х годов, реализуя крупные инвестиционные программы, заложенные еще в предыдущий период, что обострило ситуацию. В результате, в разгар структурного кризиса загрузка мощностей в японской черной металлургии упала до невиданно низкого уровня - 62%.
     Переход к новому типу воспроизводства сопровождался  развитием самостоятельных научно-исследовательских работ. Значительно возросли усилия государства и компаний не только в прикладных, но и в фундаментальных исследованиях в таких областях, как использование атомной энергии, освоение космического пространства, разработка информационных систем. Расходы Японии на НИОКР возросли с 2,1% в 1975г. до 3,1% в 1985г. и до 2,8% национального продукта в 1994г. Особенно значительны они в электронной промышленности, точном приборостроении, достигая соответственно 6% и 5% от объема продаж этих отраслей. По объему НИОКР Япония сократила разрыв с США. Если в 1980г. японские расходы достигали только 1/3, то в 1994г. — уже 4/5 американского уровня.
     В результате произошедших сдвигов в  производстве Япония превратилась в  одного из крупнейших в мире производителей роботов (свыше 50% мирового производства), полупроводников (свыше 40%), легковых автомобилей, судов, станков, резины, стали, холодильников, стиральных машин. Сохраняя ведущие позиции в производстве традиционных товаров, она уступает только США в развитии наукоемких производств.
3.3. Экономические кризисы середины 70-х годов и начала 80-х годов.
     Энергетический  кризис 1973 г. и последовавшие за ним  мировые экономические кризисы  середины 70-х и начала  80-х  годов  очень  серьезно  отразились  на экономическом росте Японии,  продемонстрировали  высокую  степень  зависимости японской экономики от внешних рынков.  Последние  десятилетие  отмечено  резким снижением темпов роста,  достигших весьма умеренных значений,  не сопоставимых с рекордными цифрами 50-х -  начала  70-х годов.
3.4. Внешние факторы влиявшие на снижение темпов экономического роста.
         Углублению кризиса способствовали  и внешнеэкономические факторы.  На протяжении длительного периода  основой высокой конкурентоспособности  японского металла было сочетание дешевой рабочей силы и высокой производительности труда. К началу 80-х годов эти преимущества фактически были утрачены. Динамично растущие Корея, Тайвань, Индия, Китай сумели обеспечить производство более дешевой металлопродукции и потеснили лидера не только на международных рынках, но и на внутреннем рынке Японии. Кроме того, реальные возможности резкого сокращения производственных затрат за счет технической модернизации были довольно ограничены и требовали огромных капиталовложений, так как уровень японской металлургии к тому времени был один из самых передовых в мире. Например, здесь уже в конце 70-х годов полностью ликвидировали мартеновский процесс, а удельный вес непрерывного литья превысил 90%.
     Особую  остроту приобрели отношения  с США, чей обширный рынок на протяжении длительного периода был исключительно привлекательным для японских компаний. На торговлю с Японией к началу 80-х годов приходилось около трети общей суммы внешнеторгового оборота США, что способствовало росту в стране антияпонских настроений, активно подогреваемых профсоюзами. В 1985г. администрация США предприняла меры для укрепления позиций своих экспортеров на внешних рынках посредством контролируемого снижения курса доллара. Это привело к тяжелым последствиям для ведущих отраслей Японии, прежде всего черной металлургии. Резко повысились издержки производства, упала прибыльность, обострились трудности со сбытом. Японский экспорт стального проката в США за 1976 - 1987гг. упал почти с 6 млн. тонн до 1 млн. тонн в год. В целом за 1976 - 1994гг. общий объем японского экспорта металлопродукции сократился более чем в 1,5 раза.
     Ответная  реакция японского бизнеса на изменение условий включала следующие  принципиальные моменты.
            Во-первых - переход от ценовой  конкуренции на мировых рынках к неценовым методам конкурентной борьбы на основе высокого качества, хорошего обслуживания, предоставления кредита и рассрочки платежей, надежности поставок. Это, может быть, не защитило полностью японских экспортеров металла, но помогло бороться за сохранение определенной доли американского и европейского рынков в качестве своеобразного плацдарма потенциального расширения металопоставок.
     Во-вторых - ускорение автоматизации производства с целью снижения издержек в условиях обострения конкуренции, прежде всего с азиатскими "тиграми". Автоматизация и компьютеризация позволяют свести к минимуму живой труд как фактор стоимости, что обеспечивает повышение конкурентоспособности. Сравнительно высокий технологический уровень производства (большая доля непрерывных установок, высокая концентрация и комбинирование) обеспечили хорошие предпосылки для широкого использования автоматических систем контроля и управления. Эти процессы развиваются в рамках общемировой тенденции превращения информации в важнейший "общественный ресурс", использование которого формирует качественно новый уровень развития производства. В Японии сущность автоматизации осознана более глубоко, а темпы ее развития в 80-е годы были гораздо выше, чем в США и европейских странах с их сильными профсоюзами и высоким уровнем безработицы. В металлургии Японии уже к середине 80-х годов действовало около тысячи крупных систем автоматизации различного уровня - от отдельных агрегатов и цехов до единых АСУ на уровне корпорации.
     В-третьих - высокие темпы интернационализации японских корпораций, что в целом совпадает с общим направлением развития мирового хозяйства. Японские металлургические компании выносят производство в страны с дешевой рабочей силой, например, в страны Юго-Восточной Азии, превращая их в своего рода "производственную базу", либо непосредственно в те страны, которым они продают продукцию. Своего рода феноменом стало, например, внедрение японских корпораций в черную металлургию США, где доля японского капитала, по некоторым оценкам, превышает 25%.
     Хотя  эти процессы контролировались государством на основе соответствующих законов  и программ, далеко не всегда удавалось  избежать болезненных последствий  для так называемых депрессивных отраслей, к разряду которых была отнесена и черная металлургия, неуклонно терявшая рентабельность вследствие роста цен на сырьевые и энергетические ресурсы. К началу 80-х годов "излишние" производственные мощности в черной металлургии Японии оценивались в 30 - 35млн. т стали. По мнению ряда японских экономистов, хроническая недогрузка и частичное уничтожение  основного капитала в крупных отраслях, созданных в течение двух предыдущих десятилетий, являются неизбежной ценой ускоренной перестройки.
     Динамика  этого процесса во многом определяется специфическими особенностями монополистической структуры японского хозяйства. Здесь господствует несколько мощных многоотраслевых финансово-промышленных групп, вокруг которых группируется масса зависимых средних и мелких компаний. В частности, ведущие сталеплавильные концерны обычно представляют собой головную компанию, которая подчиняет группу менее крупных, но выгодных предприятий, превращая их в свои производственные цехи. Практически все крупные корпорации - это многоотраслевые комплексы. Компании-сателлиты могут вести собственную коммерческую деятельность, но под жестким финансовым контролем головной организации. Кроме того, эти компании, обычно работающие на сравнительно некрупных заказчиков (например, строительные фирмы) и выпускающие продукцию, которая по тем или иным причинам невыгодна для головной компании, весьма чувствительны к сокращению спроса и фактически принимают на себя основной удар кризиса - на них в первую очередь списываются убытки всей группировки. В то же время ведущие сталеплавильные корпорации страны имеют солидный запас прочности и отличаются хорошей способностью к выживанию как члены мощных ФПГ, тесно связанные с банковским капиталом.
     Наибольшую  сложность представляло сокращение занятых в отрасли, учитывая японские традиции, в частности систему  пожизненного найма. За 1970 - 1980гг. в металлургии было сокращено около 30% работников. "Двухслойная" структура японской промышленности позволила снизить остроту проблемы за счет перевода части увольняемых на дочерние предприятия той же компании (хотя и с потерей в оплате труда) и тем самым избежать социального взрыва. Благодаря этому черной металлургии в условиях падения спроса и сокращения производства удалось за указанный период существенно сократить трудовые затраты и даже в 1,9 раза повысить показатель производительности труда.
     Изменение экономической ситуации потребовало  соответствующей корректировки  инвестиционной политики металлургических корпораций. Впервые за послевоенный период в Японии началось сокращение производственных мощностей, и, что  наиболее важно, возросла доля затрат на модернизацию и реконструкцию. Сокращение мощностей осуществлялось по государственным пятилетним программам в рамках "Закона о чрезвычайных мерах стабилизации структурно депрессивных отраслей" (1978г.). За 1980 - 1990гг. доля затрат на модернизацию в общих отраслевых инвестициях возросла с 36% почти до 70%.
     Обострение  противоречий производственного процесса, ускорителем которых стал "нефтяной шок", стимулировало усилия по форсированию научно-технического прогресса. Из всей массы научно-технических достижений японская экономика востребовала прежде всего те, которые обеспечили модернизацию существующих технологий, усовершенствование характеристик продукции, снижение издержек. Как писал известный японский экономист М.Моритани, "НИОКР этого типа чрезвычайно хорошо подходит к японскому технологическому климату".
     Подобные  темпы  предсказываются  японскими   специалистами и на перспективу. Директор Японского центра экономических  исследований считает,  что темпы  развития  будут  сохраняться  в пределах 5%.
           Однако все познается в сравнении  -  на  общем  фоне весьма  вялого экономического развития  других капиталистических стран  даже относительно  скромные  цифры  японского  роста,  наблюдавшиеся  в  80-е годы  выглядят весьма внушительно.
3.5. Экономический рост Японии после 80-х годов.
     Данные  свидетельствуют  о  том,  что  несмотря на значительное ухудшение  положения в  мировом  капиталистическом  хозяйстве, японская экономика в 80-е  годы развивалась более высокими темпами, чем экономика стран  Западной Европы и США.  Япония по прежнему лидирует в темпах роста;  ее валовой национальный продукт превзошел  ВНП Англии  и Франции,  вместе взятых;  в 1984 г.  он составил 1233,5 млрд.  $.  Огромных масштабов достигла внешняя торговля Японии: экспорт в 1984 г. составил более 146 млн. $, импорт - более 126 млрд.  $.  Японские товары все прочнее занимают ведущие позиции на мировом рынке, вытесняя традиционно лидировавшие американские и западноевропейские  изделия и зачастую вызывая почти паническую реакцию конкурентов.
           Экономические потрясения 70-х годов  поставили Японию  перед необходимостью  нового этапа коренных   преобразований, послужили мощным стимулом к  широкому освоению материало-  и трудосберегающих  методов   производства.
     Приспособления  к  изменившимся  условиям  производства  происходит прежде всего в форме перестройки  экономических  процессов,  суть которой может быть определена как переход  к новой модели роста.  В его основе лежит переход с экстенсивных на интенсивные формы использования  главных  факторов  развития  - капитала,  рабочей силы,  сырьевых и  топливно-энергетических   ресурсов,    научно-технического  прогресса.
           Контуры новой модели наметились  уже во второй  половине 70-х  годов.  Это - снижение темпов  роста ВНП, сервизации экономики, возрастание роли научно-технического прогресса как фактора развития, повышения значения  внешнеэкономических связей.
           В 80-е  годы необходимость  ускорения перехода на новую  модель экономического развития  стала еще  более  актуальной.
3.6. Народное просвещение и продвижение
     Японская  мораль возводит в число добродетелей не только труд, но и учение. Считается, что усердный поиск новых знаний и навыков возвышает и украшает человека в любом возрасте. Со школьных лет у японцев воспитывают привычку к групповому учению. Оно рассматривается как один из видов общественной деятельности, которую желательно продолжать всю жизнь. При приеме на работу или новом назначения японец морально подготовлен к длительному периоду ученичества. Он старательно следует наказам, усердно перенимает опыт, пока сам не становится наставником для других. "Учить других всегда почетно, учиться у других — никогда не зазорно" — гласит распространенное изречение.
     Япония  располагает наиболее эффективной и массовой системой народного просвещения, утверждал Франк Гибней. Практически все японские дети получают обязательное образование в объеме девяти классов. А к началу 80-х годов Япония опередила большинство капиталистических стран по охвату молодежи полным средним образованием. Почти 90 процентов учащихся оканчивают среднюю школу второй ступени, тогда как в 1955 году до двенадцатого класса продолжали учиться лишь около 50 процентов школьников.
     Если  четверть века назад лишь 10 процентов  школьников стремились попасть в университеты и колледжи, то теперь студентами хотят стать больше трети выпускников школ. В Японии больше университетов, чем во всей Западной Европе. В стране насчитывается около двух миллионов студентов высших и средних специальных учебных заведений. (В Англии, население которой составляет половину японского, цифра эта в четыре раза ниже.)
     Для японского образа жизни "давка  у эскалатора"—очень характерная, можно сказать, символичная сцена. Чуть ли не с детских лет японец ведет отчаянную схватку со своими сверстниками. Но если ему удалось пробиться сквозь толпу и оказаться в числе счастливцев, нанятых "солидными" фирмами, соперничество на этом обрывается. Последующий жизненный путь японцы уподобляют эскалатору, то есть равномерному подъему, при котором каждый остается на своей ступеньке и сохраняет подобающее ему место.
     При японской системе найма скорость продвижения по службе определяется уровнем образования и выслугой лет. Так что молодежь после школы или после вуза оказывается как бы перед различными эскалаторами, которые движутся с неодинаковой скоростью и поднимают на разные этажи. Ключом к успешной карьере служит не диплом сам по себе. Огромную роль играет, какой именно университет человек окончил.
     Перворазрядные  коммерческие фирмы и государственные учреждения предпочитают пополнять свой персонал выпускниками перворазрядных университетов. А они, как уже говорилось, пользуются в Японии неоспоримым преимуществом перед обладателями других дипломов.
     Питомником  правящей элиты считается Токийский университет. Его выпускники —главные кандидаты на ключевые посты в стране. Они составляют 80 процентов высокопоставленных чиновников, 40 процентов ведущих бизнесменов. В деловом мире много людей, кончавших университет Кэйо, среди политических деятелей—воспитанников университета Васэда.
     Ранг  учебного заведения предопределяет и угол восхождения человека по служебной  лестнице, и уровень его личных связей на всю остальную жизнь, то есть социальный слой, в котором ему предстоит вращаться. Так что дети именитых родителей предпочитают, сдавать экзамены, скажем, в Токийский университет, по три-пять раз, чем идти во второразрядный вуз, так как после него они оказались бы на эскалаторе, который вовсе не доходит до верхних этажей.
     Все это обостряет конкуренцию среди поступающих. Существует пословица: "Будешь спать четыре часа - попадешь, будешь спать шесть часов—провалишься".
     Причем  экзаменационная горячка носит  в Японии затяжной, как бы хронический  характер. Некоторые преимущества при  поступлении в Токийский университет дают перворазрядные средние школы. Чтобы попасть в них, тоже нужно пройти трудный конкурс. Есть даже привилегированные детские сады, открывающие путь в перворазрядные начальные школы. Таким, образом, японец чуть ли не с шести лет вступает в полосу так называемого экзаменационного ада. И, разумеется, на каждом этапе состоятельные родители имеют несравненно больше возможностей хорошо подготовить своих детей к экзаменам, нанимая для них репетиторов.                 
     Одно  из самых ходких в университетской среде слово "арбайто", занесенное из немецкого языка в предвоенные времена, означает не работу вообще, а именно приработок на стороне, без которого не мыслится студенческая жизнь.
     Для абсолютного большинства японской молодежи учиться — значит одновременно подрабатывать себе на жизнь. Различие может быть лишь в том, что для одних "арбайто"—это дополнение к помощи родителей, а для других—единственный источник средств к существованию.
     Самый старый, можно сказать, классический вид "арбайто"—быть репетитором. Из-за экзаменационной горячки спрос иа них есть всегда. Но одними уроками, даже. Если давать их ежедневно, теперь не проживешь.
     Трудно  бывает в пору экзаменов, когда для  арбайто" не остается времени. Трудно в апреле и октябре, когда, кроме текущих расходов, надо вносить полугодовую плату за обучение. Однако для студента, который сам себе зарабатывает на жизнь, нет ничего хуже, чем заболеть.
     Высшее  образование в Японии стоит дорого. И хотя цена его продолжает расти, тяга к университетскому диплому не ослабевает. Ведь это—единственный канал социальной мобильности, единственный шанс подняться вверх по лестнице общественной иерархии. В Японии, по существу, имеет место финансирование высшего образования самим народом, простыми семьями, которые вкладывают в него значительную часть своих средств.
     Почти целиком за счет этих трудовых сбережений, а не за счет государственного бюджета  существуют частные японские университеты, где обучается три четверти студентов. Хотя выпускникам второразрядных вузов нет надежды подняться до верхних этажей общественной пирамиды, на определенное "подобающее место" они могут рассчитывать.       
     Люди  одного возраста, ровесники, знающие  друг друга со студенческой скамьи, по существу, поднимаются по ступеням своей карьеры плечом к плечу. Узнав, когда и какое учебное заведение человек кончал, где он работает, японец легко определяет и его нынешнее служебное положение, и его зарплату, и его перспективы.         
     В крупных частных корпорациях  и государственных учреждениях часто создаются клубы одногодков, то есть людей, принятых на работу одновременно. Все они ревниво следят за "равнением в шеренге". Выдвижение одних дает основание другим претендовать на то же самое. Возможности для этого, однако, сужаются с каждой ступенью. И как только кто-то из данного поколения получает ранг заместителя министра или члена совета директоров, всем его ровесникам по неписаной традиций надлежит подавать в отставку. 
     Как правило, это происходит в возрасте 55 лет.  Но отставка высокопоставленных сотрудников чаще всего означает не уход на покой, а "сошествие с небес" или "парашютирование" на другую должность.
     Государственные служащие "парашютируются" в частные  корпорации, связанные по роду своей  деятельности с данным министерством. Такая практика укрепляет узы между правительственным аппаратом и деловым миром. Она, в сущности, представляет собой одну из форм коррупции. Ведущие фирмы стремятся заинтересовать чиновников, с которыми они имеют дело, перспективой получения теплых местечек на склоне лет. (Обычно это посты консультантов с большими окладами и с необременительными обязанностями "поддерживать контакт" с бывшими коллегами в министерстве.) Частные компании направляют своих отставников в дочерние фирмы, причем обе стороны видят в этом выгоду для себя.
     Японцы  не случайно стремятся чуть ли не до конца дней поддерживать связи со своими бывшими одноклассниками по школе или вузу. Бывших однокурсников объединяет отнюдь не только воспоминание о студенческих временах. Даже те из них, которые, по японским представлениям, начали карьеру наиболее удачливо, то есть попали в "перворазрядные" министерства, заинтересованы общаться со своими  сверстниками в частных корпорациях и в парламенте, по возможности оказывать им услуги. Ведь государственная служба ценится не только сама по себе, но и как удобный трамплин для прыжка на командные высоты в деловом и политическом мире. Личные отношения, основанные на личном знакомстве, играют у японцев  не менее важную роль, чем официальные связи. Если чиновнику из министерства финансов нужно решить какой-то вопрос в министерстве иностранных дел, он перво-наперво обратится в чужом ведомстве к кому-то из своих знакомых (пусть даже вовсе не имеющему отношения к подобным проблемам), чтобы через него быть представленным нужному лицу. Такая личная рекомендация служит своего рода привязкой к уже существующим отношениям.
     "Эскалаторная" система продвижения по старшинству практически исключает возможности для какой-то головокружительной карьеры. Так что каждое поколение бывших одноклассников достигает ведущих постов в государственном аппарате, деловом мире или политической жизни примерно в одно и то же время, имея за плечами 25—30 лет личного знакомства и связей. Здесь, видимо, коренится одна из причин взаимного доверия и тесного взаимодействия трех полюсов японской элиты — чиновников, дельцов и политиков.
     Соотношение этих трех сил иногда сравнивают с  японской игрой в камень, ножницы  и бумагу. Каждый ее участник одновременно с другими выбрасывает вперед правую руку: или сжатую в кулак (что символизирует камень), или с двумя вытянутыми пальцами (ножницы), или с распрямленной, ладонью (бумага). Считается, что бумага сильнее камня, который она может обернуть. Камень сильнее ножниц, которые он может сломать. Ножницы сильнее бумаги, которую они могут разрезать. Стало быть, любой из трех предметов способен одерживать верх в зависимости от сочетания, в каком он окажется.
     При всех противоречиях, неизбежно возникающих  в Японии между тремя полюсами власти—чиновниками, дельцами и политиками,—они находят способы "ублажать" друг друга и потому взаимодействуют как пружины некоего единого механизма. По выражению историка Титоси Янага, японская политика— это спектакль, который сообща ставят дельцы, политики и чиновники. Большой бизнес дает сюжет пьесы и деньги на его постановку. Партия парламентского большинства разрабатывает сценарий и подбирает актеров. Государственному аппарату остается роль режиссера-постановщика и администратора.
     Что касается до народного просвещения в Японии, то, сравнивая, массою один целый народ с другим, японцы, по моему мнению, суть самый просвещённый народ во всей подсолнечной. В Японии нет человека, который бы не умел читать и писать.\ Записки капитана В. М. Головина в плену японцев в 1811, 1812, 1813 годах (Россия)
3.7. Система пожизненного найма
      Японские фирмы принимают новичков не для заполнения каких-то конкретных вакансий, а как бы впрок; по такому же принципу как армия ежегодно наполняется призывниками, которых еще предстоит обучать и распределять по частями и подразделениям. Зато для молодежи это самый драматичный момент в жизни. Ведь от первого трудоустройства зависит, удастся или им попасть в категорию штатных сотрудников или многие годы обивать пороги бирж труда, прозябать в положении поденных или сезонных рабочих. Эти своеобразные черты связаны с бытующей в Японии системой  пожизненного найма.
     Японский  труженик приходит к нанимателю, чтобы установить с ним отношения, очень похожие на пожизненный брачный контракт. Важность подобного шага в человеческой судьбе действительно сравнима только со свадьбой, с выбором спутника жизни, ибо сменить работу значит для японца примерно то же что сменить жену. Даже если это и случается, то лишь как исключение, причем исключение нежелательное.
     При первом и нередко единственном найме  на работу японец  думает не столько о зарплате, сколько о положении и престиже фирмы, с которой он связывает судьбу. Ведь жизненная орбита человека определяется в японских условиях прежде всего тем, с какой точки он ее начнет.     
     Оговоримся  сразу, что система пожизненного найма существует, лишь на крупных предприятиях, то есть охватывает примерно пятую часть рабочей силы. Но само ее существование свидетельствует, что наряду с погоней за всем ультрасовременным в области техники и технологии японские предприниматели в то же время  старательно сохраняют докапиталистические, феодальные пережитки в области производственных отношений.                      
     На  предприятиях тщательно и продуманно культивируется дух патриархальной общины. Сама система заработной платы и продвижение по службе построены так, чтобы накрепко связать судьбу человека с будущим фирмы.
     Буфером, который принимает на себя удары  в случае кризиса, служат временные и поденные, рабочие. Эта категория трудящихся образует, в Японии как бы низшую касту. Никто не гарантирует этим людям стабильной занятости—их нанимают и рассчитывают когда угодно. Им не дают надбавок за стаж, их стараются не допускать в профсоюз. Существование "людей второго сорта" помогает администрации   поддерживать антагонизм между штатными и внештатными рабочими.
     Да  и для тружеников крупных, современных  предприятий система пожизненного найма в определенном смысле оборачивается системой пожизненного рабства. Она, по существу, лишает человека возможности менять место, работа по своему желанию. На всякого, кто вздумал уйти из одной фирмы, чтобы наняться на другую, смотрят, чуть ли не как на прокаженного.
     Система пожизненного найма, практика набора рабочей силы привели к тому, что в Японии нет свободного рынка труда в подлинном смысле этого слова. Поскольку классификация рабочих рук происходит в основном внутри фирм, трудящимся нелегко узнать, где именно требуется рабочая сила их квалификации. К тому же у рабочего класса Японии еще весьма слабы связи по профессиям.
     Система пожизненного найма вынуждает японца мириться с тем, что на протяжении первых пятнадцати — двадцати лет трудовой жизни ему явно недоплачивают. При этом его пытаются убедить, что у молодого человека, дескать, и потребностей меньше. Зато, мол, потом, когда деньги будут ему гораздо нужнее, в течение последних десяти-пятнадцати лет стажа, зарплата его будет превышать фактическую производительность.
     При такой системе зарплаты японским предпринимателям выгодно, чтобы большую часть персонала составляла молодежь, к чему они и стремятся. К тому же армия наемного труда в Японии более чем на треть состоит из женщин. Зарплата их всегда остается в нижней части шкалы, ибо женщины, как правило, состоят в штатах предприятий лишь до замужества. Если они спустя несколько лет после свадьбы и возвращаются на производство, то их берут лишь на временную или поденную работу.
     С другой стороны, наниматель может не тревожиться, что ценных для фирмы специалистов переманят конкуренты. Американский делец, рассчитывавший, что в Японии он сможет нажиться на более дешевой, чем в США, рабочей силе, вдруг обнаруживает, что люди не хотят переходить к нему даже на удвоенную зарплату, ибо он не может обеспечить им то, что дает японская фирма, то есть гарантию пожизненной занятости, ежегодное повышение зарплаты за  стаж.         

     Что же заставляет японских предпринимателей придерживаться традиций, которые мешают фирме привлекать специалистов со стороны  и избавляться от ненужных людей?
  Система пожизненного найма действительно являет собой пережиток феодальной патриархальщины. Но как ни парадоксально, японский капитал сумел использовать эту систему для того, чтобы ускорить модернизацию промышленности страны.             
     1. Во-первых, система эта ставит  в преимущественное положение  новые, быстро растущие отрасли.  Ведь заново созданная фирма целиком укомплектовывается молодежью, что на первое время сокращает издержки в оплате труда. (Характерно, что в молодых отраслях японской индустрии, скажем в автомобилестроении, средний уровень зарплаты, как и средний возраст персонала, ниже, чем в сходных, но более старых отраслях—например, в судостроении.)
  2.  Во-вторых, благодаря системе пожизненного найма японские предприниматели не жалеют средств да повышение квалификации своих рабочих, на обучение их многим смежным профессиям, будучи уверены, что  плодами этих затрат воспользуется фирма.
  3.   В-третьих, именно вследствие системы пожизненного найма труженики не привыкли видеть в технических новшествах угрозу остаться без работы. Японские профсоюзы в отличие, скажем, от английских не противятся внедрению новой техники. Когда какая-нибудь профессия устаревает, фирма обеспечивает рабочим переквалификацию.
     Далее, рабочая сила в Японии действительно менее подвижна, чем в США или Англии,  в смысле перемещения ее между компаниями. Зато западные фирмы уступают японским во внутренней подвижности персонала. Японские профсоюзы в отличие от английских объединяют трудящихся не по профессиям, а по предприятиям. Это позволяет администрации маневрировать рабочей силой без каких-либо ограничений, в то время как в Англии профсоюз электриков, например, не разрешил бы использовать этих людей на каких-то других работах.
     Гибкое  использование рабочих рук, обладающих разносторонней квалификацией, помогает крупным фирмам сносить перепады экономической конъюнктуры. Порой удивляешься: отчего японские предприниматели избегают полной специализации производства, предпочитают заниматься "всем понемногу"? Зачем, скажем, судостроительному концерну иметь также производственные мощности, выпускающие оборудование для заводов химических удобрений? А дело в том, что в эти цехи легко перебросить людей с верфей, если на суда не поступит заказов.
     Чтобы пережить трудные времена, японская компания может приостановить набор  молодежи и уже за счет убыли старшего поколения сократить свои штаты. Она может также воздержаться от передачи субподрядчикам каких-то производственных операций и поручить их выполнение штатным рабочим.
     Наконец, система пожизненного найма сводит к минимуму текучесть рабочей  силы. Она способствует сохранению на предприятиях не только духа патриархальной семейственности, выгодного нанимателю, но и атмосферы терпимости, взаимной доброжелательности. Японцы шутят, что на сослуживцев надо смотреть как на родственников собственной жены: нравятся они или нет - никуда от них не денешься. А раз суждено оставаться в одном коллективе всю трудовую жизнь, нельзя забывать, что испортить отношения с человеком легче, чем снова их наладить
     В 80-х годах система пожизненного найма претерпела серьезные встряски. Во-первых, на рынок труда сократился приток молодежи с неполным средним образованием. Эти пятнадцатилетние юноши и девушки представляли собой самую желанную добычу для нанимателей. С одной стороны, они достаточно грамотны для производственного обучения, а с другой— являют собой наиболее дешевую, а стало быть, прибыльную рабочую силу.
     Но  поскольку большинство школьников учится до двенадцатого класса, а треть  выпускников средних школ стремится  продолжать образование в вузах, у предпринимателей сузились возможности  для омолаживания рабочей силы. К тому же в города почти  истощился приток сельской молодежи, которая в 50— 70-х годах соглашалась на низкую зарплату, мирилась с плохими условиями жизни, считая, что крестьянский труд и быт еще более тяжелы.
     С ростом средней продолжительности жизни японский рабочий класс заметно "поседел": почти одну треть его составляют теперь люди в возрасте 45— 65 лет. А поскольку совершенствование технологии ведет к упрощению трудовых операций, предприниматели ищут способы избавиться от пожилых рабочих, чья квалификация становится для них менее ценной.
     Многие  фирмы предлагают людям добровольно  уходить в отставку уже в 45 лет, откупаясь от них выходным пособием. Теоретически в таком возрасте еще  можно начать трудовую карьеру заново. Но практически—при японской системе пожизненного найма и малом спросе на рабочую силу—перспективы для этого ничтожны.
     Параллельно вносятся коррективы в, традиционную систему зарплаты: уменьшаются надбавки за стаж, особенно после определенного возраста; внедряются элементы сдельщины. Если в 60-х годах пятидесятилетний труженик обычно получал в Японии в три-четыре раза больше двадцатилетнего, то в 80-х годах —лишь в полтора-два раза больше, чем последний.
3.8. Практика субподрядов
     Сад камней, на мой взгляд, может символизировать собой своеобразие экономической структуры Японии, где утесы монополистического капитала, глыбы крупных заводов с ультрасовременной организацией производства и управлений возвышаются над морем песчинок —мелких и мельчайших предприятий,  основанных подчас на ручном труде надомников.
     Двойственность  экономической структуры — характерная черта Японии. Констатировать такую бесспорную истину просто. Труднее разобраться: каковы последствия своеобразного соседства утесов и песчинок?
Экономисты отмечают, что даже после рывка вперед, который Япония совершила с середины пятидесятых годов, удельный вес мелких и средних предприятий в её экономике остается значительно более высоким, чем в других развитых странах. Хотя модернизация старых и рождение новых отраслей ведет к концентрации производства, большинство японских рабочих до сих пор трудятся на средних и мелких предприятиях.
     Около 60 миллионов человек, составляющих в 80-х годах рабочую силу Японии, для наглядности можно округленно поделить на пять примерно равных частей. Лишь первая из них, занятая на крупных предприятиях, в полной мере может быть отнесена к категории современного промышленного пролетариата. Вторая часть трудится на средних предприятиях, третья — на мелких предприятиях, четвертую часть составляют люди, занятые в семейном производстве (кустари и мелкие торговцы), наконец, пятую, самую малочисленную- земледельцы и рыбаки.            
     Средние и мелкие предприятия дают почти половину промышленной продукции ведущей, индустриальной державы мира, в том числе около трети японского экспорта. Причем предприятия эти, где недостатки оборудования компенсируются интенсивностью труда, вовсе не ограничиваются выпуском потребительских или так называемых "фольклорных" товаров.
     Они вносят свой вклад почти во все отрасли промышленности, участвуют в выпуске даже сложных видов продукции, вплоть до автомобилей, цветных телевизоров и электронно-вычислительных машин.
     Возникает вопрос: Как могут мелкие и средние  предприятия соседствовать и  тем более состязаться с крупными? Разве не обречены они на неминуемую гибель в конкурентной борьбе.
     Всякий  раз, когда отраслевые ассоциации ведут  дележ рынка между ведущими фирмами, они милостиво сохраняют за мелкими и средними предприятиями "подобающую долю". Слой песчинок не исчезает. В чем же причина? Не в том ли, что каменные глыбы чувствуют себя устойчивей на такой подушке?                       
  Заинтересованность крупных корпораций в  существовании мелких и средних предприятий— одни из главных причин жизнеспособности песчинок. Для Японии характерно не размывание слоя мелких предприятий, а его подключение к производственному механизму монополий через систему многостепенных подрядов.
     Двойственная  структура японской экономики позволяет монополиям сочетать преимущества современного производства с дешевизной рабочей силы на мелких предприятиях, поставляющих наименее сложные, но зато наиболее трудоемкие детали и узлы. Нещадная эксплуатация целой цепочки субподрядчиков, вплоть до кустарей и надомников, позволяет снижать себестоимость конечной продукции, сходящей с конвейеров крупных ультрасовременных заводов.
     Мы  привыкли говорить: стихия мелкотоварного производства. Но мелкий производитель  в Японии давно уже перестал быть кустарем-одиночкой. Его рабочие руки обычно привязаны к целой системе производственных связей. Тот, кто дает ему в кредит оборудование и сырье, приобретает и его изделия.
     Внутренние  районы Японии, некогда славившиеся  шелководством, после войны обезлюдела. Тутовые плантации пришли в упадок. В горных селениях остались одни старики и старухи. Но монополистический капитал нашел способ использовать даже такие весьма слабосильные рабочие руки.
     Агенты  крупных птицефабрик предлагают престарелым крестьянам брать для выращивания цыплят. Все необходимое для этого оборудование поставляется в кредит. Рабочие монтируют на усадьбах стандартные клетки с отделениями по числу птиц, кормушки, желоба для поения. Специальные грузовички-фургоны развозят из инкубатора цыплят. Такая птицеферма не требует большого ухода, а бумажные пакеты с комбинированными кормами регулярно доставляются с фабрики.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.