На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Этнический стереотип

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 09.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


1. Понятие этнического стереотипа
В научный  обиход  понятие  «социальный  стереотип»  было  введено  Уолтером Липпманом,  который  рассматривал  его   как   упорядоченный,   схематичный, детерминированный культурой образ (или «картинку») мира в  голове  человека. Липпман выделял следующие основные причины,  по  которым  люди  прибегают  к стереотипизированию:  во-первых,  по  принципу  экономии  усилия,   они   не стремятся  реагировать  каждый  раз  по-новому  на  окружающие  явления,   а подводят их под уже имеющиеся категории;  во-вторых,  таким образом они защищают групповые ценности и свои права. Основными  свойствами  стереотипа, таким образом, являются: устойчивость (или  существование  одних  и  тех  же стереотипов у разных поколений  людей  внутри  одного  этноса),  ригидность, избирательность  восприятия  информации   и   эмоциональная   наполненность. Этнический  стереотип  в  этой  связи  можно  определить  как   «упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и  чрезвычайно  устойчивый  образ какой-либо этнической группы или общности, с легкостью  распространяемый  на
всех ее представителей» (Платонов, Почебут, 1993).
В приведенном  определении не учитывается один  важный  аспект,  связанный  с социальными стереотипами: их  существование  определяется  не  только  и  не столько представлениями  отдельного  индивида,  сколько  фактом  «группового согласия»  (Haslam,  Turner,  1998).  Австралийские  ученые  отмечают,   что исследователи  стереотипов  обычно  исходят  из  понимания  стереотипа   как индивидуального,  «частного»  явления.  Тем  не  менее,   сама   возможность возникновения и  воздействия  стереотипных  представлений  на  межличностное восприятие, а  также  интерес  к  ним  науки  и  необходимость  их  изучения определяется свойством стереотипов возникать не   просто   в   «головах» отдельных  людей,  а  в  сознании  целых  групп:  «Стереотипы  могут   стать социальными, только когда  они  разделяются  большой  группой  людей  внутри социальной   общности   –   разделение   означает    процесс    эффективного проникновения  данных  стереотипов  в  сознание  людей»  (Taijfel,  цит.  По Лебедевой, 1999). Аслам, Тернер и др. вслед  за  Тэджфелом  предлагают  свой взгляд  на  эту  проблему,  утверждая,  что   «согласованность   стереотипов является  результатом  особого  выделения   роли   групповой   идентичности, деиндивидуализации  «Я»  (самостереотипизации)  и  соответствующего  с  этим изменения восприятия и поведения». Они рассматривают  выдвижение  на  первый план  факта  принадлежности  группе  в качестве  следствия так называемой «категоризации  в  контексте»,  способствующей  унификации  взглядов  членов группы путем поддержания их представлений об  ингрупповой  сплоченности  или оказания прямого давления с целью достижения необходимого  единства.  Авторы подчеркивают, что признание факта «группового согласия» жизненно  важно  для подлинного понимания стереотипа как  явления  социального  порядка  (Haslam,
Turner, 1998).
Интересный аспект  воздействия  стереотипов  на  межличностное  и  групповое
общение затрагивает  Н. Лебедева:  она  выделяет  4  основные  характеристики
стереотипов, влияющие на коммуникативное поведение.
1. Стереотипизирование  – результат  когнитивного  «отклонения»,  вызванного
    иллюзией   связи   между   групповым   членством   и    психологическими
    характеристиками  (например,  англичане   –   консервативны,   немцы   –
    педантичны).
2. Стереотипы  влияют на способ прохождения  информации, ее отбора (например, об ингруппе обычно запоминается наиболее благоприятная информация, а  об аутгруппе – наиболее неблагоприятная).
3.  Стереотипы  вызывают  ожидания  определенного   поведения   от   других,
    индивиды  невольно пытаются подтвердить  эти ожидания.
4. Стереотипы  рождают предсказания, склонные подтверждаться (поскольку люди невольно  «отбирают»  модели  поведения других  людей,   согласные   со стереотипами) (Лебедева, 1999).
Целесообразно рассмотреть понятие «стереотип»  в соотношении  с  близкими  по смыслу категориями установки, предубеждения  и  предрассудка.  Г.  Солдатова включает эти понятия в ряд межэтнических установочных  образований,  которые «содержат эмоционально-оценочное отношение к различным этническим группам  и характеризуют уровень готовности к соответствующим поведенческим реакциям  в межэтническом общении» (Солдатова, 1998). Этнический  стереотип,  по  мнению ученого, представляет собой «в  первую  очередь,  «культурное»  образование, естественное и неизбежное до тех  пор,  пока  будут  существовать  народы  и этнические группы». В свою очередь, предубеждение и предрассудок –  это  как бы более «социальные» установки:  их  формирование  в  значительной  степени зависит  от  конкретной  общественно-исторической  ситуации».  Предубеждение характеризуется негативным  эмоциональным  зарядом  и  «соответствует  таким формам поведения  как  избегание  общения  или  уклонение  от  межэтнических контактов в определенных  сферах  жизнедеятельности».  Предрассудок  в  свою очередь  отличает  большая  концентрация  негативных   эмоций,   «чрезмерное восхваление достижений и качеств своей  нации  в  сочетании  с  высокомерным отношением  и  неприязнью  к  другим  народам».  Предрассудок   в   реальном поведении уже  не  ограничивается  стратегией  избегания,  а  проявляется  в конкретных поступках дискриминирующего характера (Солдатова, 1998).
И. Кон  рассматривает  установку  как  «определенное  направление  личности,
состояние  готовности,  тенденцию  к  определенной  деятельности,  способной
удовлетворить какие-то потребности человека»  (Кон,  1998).  Таким  образом,
установка представляет собой как бы некий  угол  зрения  или  призму,  через
которую  человек  рассматривает  мир  и  происходящие  в  нем  события.  Как
отмечает  С.  Рыжова,  «установки  формируют  стиль  отношения  человека   к
ситуациям с  ярко выраженным этническим контекстом и создают  психологическую базу для соответствующего поведения в этнонапряженной ситуации»  (Рыжова, 1994).
Согласно И. Кону, установка  связана  с  определенной  системой  ожиданий  и
эталонов, в сравнении с которыми мы рассматриваем любое явление.  Стереотип, в  свою  очередь,  является  уже  сформированным  выражением  той  или  иной социальной  установки  по  отношению  к  определенному   явлению.   И.   Кон рассматривает стереотип  как «неотъемлемый элемент обыденного  сознания», помогающий  индивиду  «ориентироваться  в   жизни»   и   «направляющий   его поведение» (это соображение имеет прямое отношение  к  представлениям  героя Ф. Сологуба о поляках и евреях).  Неизбежность  стереотипизирования  И.  Кон объясняет универсальностью  склонности  людей  рассматривать  явления  чужой культуры сквозь призму культурных традиций и ценностей  своего  собственного народа. Сам по себе этноцентризм не опасен; проблема возникает тогда,  когда реальные  или  мнимые  различия  между  людьми  возводятся   в   абсолют   и превращаются в негативную или  даже  враждебную  установку  по  отношению  к другому  народу,  которую  Кон  определяет  как  этническое   предубеждение. Стереотипы  и  предубеждения   автор   относит   не   столько   к   явлениям психологическим,  сколько  социальным:  «Чтобы  понять  природу   этнических предубеждений, нужно изучать не столько  предубежденного  человека,  сколько порождающее его общество» (Кон, 1998).
В связи с  анализом понятия «стереотип» исключительно  важным  представляется рассмотрение  стереотипизации   как   одного   из   механизмов   социального восприятия. Необходимо четко разграничивать эти понятия, тем более,  что  за стереотипом в обыденном сознании прочно закрепилась  негативная  оценка.  Но если  корни  стереотипа   уходят   в   факторы   социального   порядка,   то стереотипизация  является   прежде   всего   универсальным   психологическим процессом.   Явление   стереотипизации   обусловлено   принципом   экономии, свойственным  человеческому  мышлению,   его   способностью   двигаться   от единичных конкретных случаев  к  их  обобщению  и  обратно  к  этому  факту, понятому уже в рамках общего правила. Как пишет С.  Агеев,  «стереотипизация выполняет объективно полезную  функцию,  поскольку  грубость,  упрощенность,
схематизм –  это  оборотная  сторона  медали,  неизбежные  «издержки»  таких
необходимых для  психической регуляции  человеческой  деятельности  процессов как  селекция,  ограничение,  стабилизация,  категоризация»  (Агеев,  1989). Таким образом, ни сам стереотип, ни, тем более, процесс стереотипизации,  не могут рассматриваться как однозначно негативные  явления  социальной  жизни. Только   формирование   этнических   предрассудков   и   предубеждений,   по определению  несущих  в  себе  отрицательный  заряд  и  ведущих  к  усилению межэтнической   напряженности,    является    серьезным    препятствием    к взаимопониманию между народами.
В  механизм  формирования  стереотипов  вовлечены  не только  схематизация,
категоризация и  т.п.,  но  и  другие  когнитивные  процессы,  прежде  всего
каузальная  атрибуция,  или  приписывание  причин  поведения  и   достижений
индивидов на основании  групповой (в частности,  этнической)  принадлежности.
Люди объясняют поведение влиянием внутренних  (личностных,  субъективных)  и внешних (ситуативных, средовых, объективных) факторов. При этом они  склонны свои успехи объяснять своими внутренними качествами, а  неудачи  –  внешними обстоятельствами. Напротив,  успехи  других  чаще  объясняются внешними,  а неудачи – внутренними факторами. Этот феномен неразрывно связан с  функцией, которую  выполняет   в   психологической   структуре   личности   «Я-образ», складывающийся как  результат  взаимодействия  базовых  оценочных  отношений человека к  миру,  себе  и  другим  людям.  Эта  функция  состоит  в  защите положительной  самооценки  самыми  разнообразными  способами:  от  завышения своей самооценки до занижения оценки других.
Чрезвычайно интересна  в этой связи  проблема  происхождения  и  формирования стереотипов, уже косвенно затрагиваемая нами ранее: являются  ли  социальные стереотипы следствием  индивидуально-психологических  особенностей  человека или вызваны иными причинами. В психологии существует ряд теорий,  пытающихся по-своему ответить на этот вопрос. Одной из них является  теория  фрустрации и  агрессии,  разработанная  в  русле  необихевиоризма.   Неудовлетворенное, заблокированное   стремление   человека   создает   в   психике    состояние напряженности, фрустрации, которое в поисках разрядки  часто  находит  ее  в акте  агрессии.  На  уровне  общественной  психологии   объектом   вымещения оказывается расовая или национальная  группа.  В  рамках  психоаналитической школы   сходный  механизм  имеет  теория  проекции,  основная  идея  которой состоит в универсальности бессознательного приписывания  другим  собственных стремлений и импульсов, не совместимых с сознательной  установкой  индивида: «Разрушительная, извращенная  сторона  «человеческой  природы»,  которую  мы подавляем в самих себе, сохраняет свое влияние в жизни  «других»,  делая  их тем самым не только низшими по отношению к «нам», но  и  опасными  для  нас, для нашей культуры, расы, религии и т.д.» (Франкл, 1998).
Необъяснимым  с точки зрения  этих  двух  теорий  остается  выбор  конкретной
этнической общности в качестве «козла отпущения» или  объекта  для  проекции: обострение национальной розни в  той  или  иной  конфликтной  ситуации,  по-видимому,  может  быть  объяснено  уже   ранее  существовавшей   враждебной установкой по отношению к конкретной национальной группе.  Как  отмечает  И. Кон,  в  теориях  вымещения  и  проекции  «социальная   природа   этнических стереотипов и реальные взаимоотношения этнических  групп  остаются  в  тени. Предубеждение  оказывается  чем-то  внеисторическим   и   едва   ли   вообще
преодолимым» (Кон, 1998).
Эта же проблема касается теории «авторитарной  личности»  Т.  Адорно.  Здесь
механизм основан  на амбивалентности ранних отношений  в семье: при  строгости семейного воспитания у  ребенка  формируется  идеализированное  отношение  к родителям  вместе  с  бессознательной  враждебностью  к  ним.  Невозможность выхода  агрессии  запускает  механизм  замещения,  по  которому   негативные импульсы направляются на  другие  социальные  группы.  Так  формируется  так называемая «авторитарная  личность»,  которая  отличается  высокой  степенью конформизма к  власти  и  одновременной  подавленной  враждебностью  к  ней, скованностью  и   догматизмом   мышления,   недоверием   к   миру   и   т.д.
Авторитарность  в   рамках   этой   теории   рассматривается   как   базовая
характеристика,   автоматически   определяющая    поведение    индивида    в
межгрупповой  ситуации.  «Этническая  предубежденность,  расизм   предстают, таким   образом,   как   частные   проявления   глубинных   черт   личности, сформировавшихся в раннем детстве» (Кон, 1998).
Очевидно, что  происхождение этнических стереотипов  остается  лишь  частично объяснимым с чисто психологических позиций. Так или иначе,  представление о другой  этнической  группе  складывается  исторически  в  процессе  реальных взаимоотношений  между  двумя  этносами.  Войны,  колонизация,   опустошение земель  или,  наоборот,  отношения  сотрудничества  и   взаимного   уважения оставляют  отпечаток  в  генетической  памяти  народа,  определяя  и   через столетия  окраску  и  направленность  образов  друг  друга.   В   онтогенезе стереотип может присваиваться индивидом вне учета исторического контекста  и независимо от реального опыта личного общения  с  представителями  того  или иного  этноса.  Воспитание,  образование,  общественное   мнение,   средства массовой информации  –  вот  те  каналы,  через  которые  человек  усваивает
общественные  нормы и ценности, приобщается  к  элементам своей культуры  и формирует представления о других этносах.  Исследования  показывают,  что  в раннем   детстве   человек   еще   свободен   от   каких-либо   стереотипных
представлений  (что  автоматически   снимает   вопрос   об   их   врожденном
характере), но уже  в младшем школьном возрасте стереотипы  начинают  активно усваиваться  и  использоваться  детьми,  значительно  опережая  формирование собственных ясных представлений об этнических  группах  (Платонов,  Почебут, 1993).
«Первый слой» этнической  специфики  сознания  закладывается  еще  в  раннем сенсомоторном опыте  ребенка  вместе  с  восприятием  им  нормы  социального взаимодействия.  В.  Павленко  и  С.  Таглин  считают,  что   процесс   этот начинается с того момента, когда ребенок  начинает  воспринимать  содержание напеваемых ему колыбельных песен  (Павленко,  Таглин,  1993).  Они  отмечают также роль паремий в качестве орудий этнической спецификации  сознания:  это связано с тем, что в  народных  пословицах,  поговорках,  загадках  так  или иначе  отражаются  природные  и  социальные  условия  существования  этноса: «Отображая особенности местной флоры и фауны, ландшафта и  климата,  паремии задают индивиду образ природной среды его родины и формируют  природный  фон ассоциаций». Отражение в народном творчестве  социальных  реалий  конкретной этнической общности  формирует  «второй  слой»  этноспецифичности  сознания:
«Этим путем  в ассоциативные процессы индивида включаются  образы  и  понятия из сферы социального устройства, религии, хозяйственной  деятельности,  быта и  истории  этноса»  (Павленко,  Таглин,  1993).  К  этому  «второму   слою» относится   также   формирование    представлений    о    других    этносах, взаимоотношения с которыми являются неотъемлемой частью  легендарного  эпоса народа, его былин и сказаний.
Анализ исторических и литературных  памятников  дает  многое  для  понимания механизма формирования стереотипных представлений. Огромный интерес  в  этом плане  представляет  средневековая  дипломатическая переписка,   отражающая политические детерминанты  происхождения  тех  или  иных  (чаще  негативных) стереотипов: «Враждебное отношение к  другим  народам  было  характерно  для европейского  средневековья.  Враждебность  усиливалась,  если  речь  шла  о народах разных конфессий» (Коваленко,  1990)  Конфессиональные  противоречия между шведами и русскими, усиленные соперничеством за  освоение  территорий, обусловили  взгляд  на  русских  как  на  «язычников»  и  «нехристей»,   что объективно  не   соответствовало   действительности.   Важным   фактором   в генерировании негативных стереотипов русских можно также считать  «установку на обеспечение безопасности этноса»: «Уже в 17 веке в Швеции  господствовало представление о том, что Россия –  это  сильный  и  опасный  сосед,  основой внешнеполитического  курса  которого  является  территориальная   экспансия,
поиск жизненного пространства. В 18 веке на смену  недоверию  пришел  страх» (Коваленко, 1990).
Аналогичный   механизм   формирования   представлений   о  другом    этносе
обнаруживается  при сопоставлении образов норманна на Западе  и  на  Востоке,
что указывает  на значительные различия в отношении  к  скандинавам  в  обоих
регионах:  «В  образе  варяга  на  Руси  отсутствуют  основные  стереотипные
характеристики  норманна-врага,  сформировавшиеся  в  условиях  ожесточенной борьбы   в   викингами,   но   доминируют    представления,    обусловленные преобладанием договорных отношений со скандинавами»  (Мельникова,  Петрухин, 1990). 

2. Методы исследования этнического стереотипа 

С открытия «парадокса Ла-Пьера» в психологии начинается  серия  естественных экспериментов  по  выявлению  этнических  стереотипов.  Известна,  например, техника  Бочнера  (Bochner),  в  соответствии  с  которой  в  газету  дается несколько объявлений о  найме  квартир  от  имени  представителей  различных национальностей.    Исследователями    фиксируется    количество    звонков, поступивших по всем объявлениям, что дает возможность сделать  вывод  о  тех или иных  этнических  предпочтениях  у  арендодателей.  Аналогичен  механизм «метода  потерянных  вещей»   и   техника   «ошибочного   номера»   Гартнера (Gaertner),  с помощью которого  проверяется   готовность   людей   помочь представителям разных этнических групп при утере письма или поломке  машины. Эти  методики  позволяют  в   естественных   условиях   определить   наличие этнических стереотипов и предубеждений у довольно широкого круга  населения, и дают возможность сделать вывод о доминировании тех или  иных  предпочтений у   представителей   определенных   социальных   слоев    (при    проведении
параллельного опроса испытуемых). При такой методике  исключается  опасность социально желательных ответов или предвосхищающей  оценки,  наблюдаемых  при проведении исследований в лабораторных условиях.
Хорошим  примером  участия  средств   массовой   информации   в   проведении
этнопсихологического  исследования  может   служить   интерактивный   опрос,
проведенный по московскому телевидению в программе  «Времечко»  10  сентября 1999 г. Телезрителям  было  предложено  ответить  на  вопрос  «Кого следует выслать из Москвы: всех евреев, всех лиц кавказской национальности или  всех бандитов?». Подавляющее большинство зрителей сочло  необходимым  выслать  из Москвы лиц кавказской  национальности,  что  явно  демонстрирует  этнические «предпочтения»   значительной   части    москвичей.    Интересно    отметить определенную   иррациональность    и    ригидность    этих    представлений, демонстрируемую фактом игнорирования третьего  варианта  ответа:  «бандиты», таким образом, признаются менее опасными  и  более  приемлемыми  в  качестве соседей,  чем  «кавказцы».  При  проведении  подобного  опроса  с  некоторой регулярностью можно было  бы  проследить  динамику  в  общественном  мнении, предположительно  связанную  с  изменениями  во  взаимоотношениях  России  и кавказского   региона.   Безусловно,   выборка   отвечающих   на    подобный интерактивный опрос не может  считаться  достаточно  реперезентативной,  но, тем не  менее,  использование  полученной  информации  возможно  в  качестве индикатора уровня межэтнической напряженности и  при  выдвижении  гипотез  в научном исследовании.
Лабораторное  изучение этнических стереотипов начинается в 1933 году  в  США, когда  ученые  Д.  Катц  и К.  Брейли  предложили  студентам Принстонского университета  список  личностных  характеристик  из  84  черт,  из   которых необходимо было выбрать по пять наиболее характерных для  десяти  этнических групп. Эта методика, получившая название «приписывание  качеств»,  позволила обнаружить высокую степень согласия в  приписывании  определенных  черт  тем или иным группам. Интересно отметить, что аналогичный опрос,  проведенный  в том же университете 30 лет спустя, продемонстрировал существенные  сдвиги  в стереотипных представлениях американских студентов. Если  в  1933  году  84% учащихся Принстона назвали негров «суеверными», а 75%  -  «ленивыми»,  то  в 1967  согласованность ответов существенно   снизилась   и   проявилась   в приписывании совершенно другого  качества:  47%  респондентов  нашли  негров «музыкальными» (Haslam, Turner,  1998).  Это  лишний  раз  подтверждает  тот факт,  что  социальные  стереотипы,  несмотря   на   свою   устойчивость   и ригидность, не являются застывшими  категориями,  а  способны  изменяться  и трансформироваться  вслед  за  преобразованиями,  происходящими  в  обществе (хотя,  как уже отмечалось  выше,  этот  процесс далеко  не  линейный   и детерминирован различными факторами на микро-, мезо- и макроуровнях).
В качестве одной из  распространенных  методик  по  исследованию  этнических стереотипов   следует   назвать   метод   свободных   описаний:   испытуемым предлагается составить письменные портреты тех или иных национальных  групп, после  чего  с  применением   общечастотного   анализа   и   контент-анализа составляется список наиболее употребимых  характеристик.  Преимущество  этой методики состоит в том, что описание составляется  в  свободной  форме,  что исключает   программирующее   влияние   заранее   предложенных   в    списке характеристик.
Близким  к  методу  свободных  описаний  является  анализ  представлений  об
этнических группах  в литературе и искусстве. Начиная  с  40-х  гг.  контент-
анализ  применялся  к  американской  публицистике,   немецким  кинофильмам,
французским журналам и т.д. Но в связи с применением  этого метода  неизбежно встает проблема адекватности отражения в художественной литературе и  других видах искусства стереотипов, существующих в обыденном сознании  (Стефаненко, 1998).
Широко  применяется в этнопсихологии   ассоциативный   эксперимент,   суть
которого состоит  в анализе ассоциативных полей,  возникающих,  например,  на названия  цветов  или  стимулы-этнонимы.  Существует  также  так  называемый «цветовой тест отношения», состоящий из  трех  этапов:  вначале  испытуемому предлагается сопоставить определенные национальности с тем или иным  цветом, затем нужно проранжировать цвета в зависимости от индивидуального  вкуса,  а на  третьем   этапе   требуется   выстроить   по   иерархическому   принципу национальности. Очевидно, что этот последний шаг иллюстрирует  декларируемые предпочтения  испытуемых.   Чтобы   выяснить   реальное   положение   вещей, необходимо сопоставить ответы в третьем  туре  с  результатами  первых  двух этапов   исследования,   где,   по    мнению    авторов    методики,    были продемонстрированы истинные этнические предпочтения.
Для исследования эмоционально-оценочного компонента  этнического  стереотипа в отечественной психологии был  разработан  диагностический  тест  отношения (модификация метода семантического дифференциала).  Создавая  эту методику, авторы исходили из того, что дифференциация восприятия этнических  групп  по шкале «нравится – не нравится», как правило, ведет к тому, что одни и те  же качества, приписываемы и своей, и другой общности, могут  интерпретироваться по-разному, и добродетель одной группы рискует превратиться в порок  другой. Поэтому в ДТО из  двух  антонимов  типа  «щедрый-жадный»  выбиралось  только негативное  качество  «жадный»,  а  в  качестве   противовеса   –   «золотая середина»: «экономный». На основе  такого  принципа  подбора  были  получены шкалы,   полюса   которых   различаются   по   коннотативным   (аффективным) параметрам, в то время как их смысловые  значения  могут  расцениваться  как достаточно  близкие.  Испытуемому  предлагается  оценить   по   предложенным характеристикам   себя,    «Идеал»,    «типичного»    представителя    своей национальности и т.д.
ДТО  позволяет  измерить   следующие   параметры   этнических   стереотипов:
амбивалентность   (степень   эмоциональной    определенности    стереотипа),
выраженность (или  интенсивность:  отражает  силу  стереотипного  эффекта)  и
направленность (знак и величина общей эмоциональной  ориентации  субъекта  по отношению к данному объекту).
Дополнением  к  методу  ДТО  является   выделение   в   ответах   испытуемых
вспомогательных показателей  для  выявления  различных  характеристик  и,  в
частности,  этнических  стереотипов.  Удобной  моделью  системы   этнических
предпочтений  может служить степень совпадения  образов  этнических  групп  с образом  «Идеал».  В  числовом  выражении  данный   показатель   представлен разностью между диагностическими  коэффициентами  образа  «Идеал»  и  образа типичного представителя какой-либо национальности (Солдатова, 1998).
Помимо  перечисленных   методов   для   выявления   этнических   стереотипов
используются  также техника репертуарных решеток, шкала социальной  дистанции Богардуса,  анкетирование,  различные  способы   интервьюирования.   Главной задачей исследователя при проведении эксперимента является выбор  адекватной методики, обеспечивающей валидность и надежность  получаемых  данных.  Важно также иметь в виду, что при прямом опросе достаточно сложно выявить  наличие тех или иных этнических стереотипов, так  как  они  могут  отсутствовать  на сознательном уровне,  или  испытуемый  может  давать  социально  желательные ответы.  Поэтому  наиболее  распространенными  являются  проективные  методы
исследования, позволяющие  обойти сознательные установки  индивида,  а  также совмещение нескольких методик в рамках одного исследования. 
 
 
 
 
 
 
 

Заключение 

Рассмотренные  нами  аспекты  изучения  этнических  стереотипов  далеко   не
исчерпывают всего  разнообразия подходов и методов  исследования этой  области социальной  психологии.  Множественность   точек   зрения   на   содержание, своеобразие  и  роль  этнических  детерминант  восприятия  и  обилие  работ, посвященных этому вопросу  за  последнее  время  как  в  России,  так  и  за рубежом,  лишний  раз  демонстрируют  актуальность   и   важность   изучения особенностей межэтнического восприятия. Характер  межнациональных  отношений на современном этапе, массовые миграции, нарастание процессов  дезинтеграции при  одновременном  стремлении  человечества  к   объединению   и   стиранию государственных границ, предъявляют свои требования к выбору тем  и  методов социальной психологии.
Наиболее спорными на сегодняшний день являются такие  вопросы,  как  проблема истинности  этнического  стереотипа  и  отражения  в   нем   реальных   черт стереотипизируемой  этнической  группы,  а  также   объяснение   необычайной устойчивости и прочности представленного в стереотипе знания. Важно  понять, «каким  образом  знание  «затвердевает»,  превращается  в  догму  и   почему функционирует, даже когда доказана его  гносеологическая  несостоятельность» (Шихирев, 1999). В настоящее время эта проблема  только  поставлена  и ждет своего решения.
В рамках задач  этнической психологии, среди  которых  на  современном  этапе
выделяют:  исследование  социально-психологическ
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.