На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Кризис в Персидском заливе 19901991 гг. и сближение Турции с Ираном. Причины и положительные последствия развития турецко-иранских отношений. Роль Турции в конфликте между США и Ираном. Место иракского фактора в развитии турецко-иранских отношений.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 03.04.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат: Иракский фактор в турецко-иранских международных отношениях
турция иран международный
В силу объективных геополитических причин Турция и Иран, являющиеся соседями по нестабильному ближневосточному региону, традиционно проявляют особый интерес к развитию взаимодействия. Официальные лица обеих стран часто отмечают тот факт, что на протяжении нескольких столетий турецко-иранская граница остается линией мира и добрососедства. В качестве двух крупнейших государств своего региона Турция и Иран обладают огромным потенциалом для плодотворного сотрудничества во многих сферах. Однако различия во внутриполитическом строе и внешнеполитических установках наряду с соперничеством за региональное влияние нередко оказывают негативное воздействие на турецко-иранские отношения. Вместе с тем отношения двух стран подвержены влиянию внешних факторов, одним из важнейших среди которых оказалась иракская проблема, уже более пятнадцати лет привлекающая пристальное внимание всего мира. Для Турции и Ирана актуальность событий, связанных с Ираком, обусловлена соседством с ним, наличием в каждом из трех государств курдского меньшинства, проживающего на их сопредельных территориях, и последствиями международного вмешательства в Ирак. Влияние иракского фактора на развитие отношений Турции с Ираном можно проследить, начиная с 1990 года, когда вопрос об Ираке появился на повестке дня международного сообщества.
Кризис в Персидском заливе 1990-1991 гг. способствовал сближению Турции с Ираном, так как руководство обеих стран разделяло мнение о целесообразности поддержания диалога по иракской проблеме. Активизировались контакты на высшем уровне: в ноябре 1990 г. президент Турции Т.Озал побывал в Тегеране, а в апреле 1991 г. в Анкару приехал президент Ирана А.А.Хашеми-Рафсанджани; в этот же период министр иностранных дел Ирана дважды посещал Турцию. Обе стороны более всего беспокоило сохранение территориальной целостности Ирака, в этой сфере они проявляли полное единодушие и выступали с совместными заявлениями. В то же время Турция и Иран занимали различные позиции по характеру отношений с багдадским режимом. Турция выражала готовность сотрудничать с любым правительством, способным обеспечить стабильность в Ираке, а Иран, недавно воевавший с Ираком, категорически отказывался контактировать с представителями правящей партии «Баас».
Когда в 1991 г. С.Хусейн начал военные действия против курдов, приведшие к скоплению сотен тысяч беженцев на границе Ирака с Турцией и с Ираном, обе страны оказались объединенными общей озабоченностью. Правительства этих стран опасались, что если они примут беженцев на своей территории, иракские курды не захотят впоследствии возвращаться к себе домой, а осядут в Турции и в Иране. Подобная перспектива роста численности курдского населения в собственной стране, чреватая распространением сепаратистских настроений, не устраивала эти страны. Однако инициатива руководства Турции по созданию на севере Ирака «зоны безопасности» для беженцев под контролем международного сообщества встретила негативную реакцию со стороны Ирана. Военные самолеты США совершали полеты над «зоной безопасности», используя турецкие авиабазы, и Иран обвинял Турцию в том, что она способствовала наращиванию военного присутствия США в регионе.
Новый импульс развитию турецко-иранских отношений придали события, происходившие в Ираке после войны в Персидском заливе, когда на севере страны, над которым фактически утратило власть центральное правительство, началось активное формирование основ независимого курдского государства. Турция и Иран воспринимали перспективу создания независимого Курдистана как угрозу своим национальным интересам и опасались волнений среди собственного курдского населения, а поэтому стремились удержать ситуацию под контролем. При этом сходство позиций и понимание необходимости координации действий не означали полного сближения Турции и Ирана и не устраняли существующую между ними конкуренцию за региональное влияние.
Наоборот, иракский фактор в 90-е годы сыграл двоякую роль в развитии отношений Турции и Ирана: с одной стороны, он служил стимулом к сотрудничеству на основе общих интересов поддержания региональной стабильности и сохранения территориальной целостности Ирака; с другой, - он способствовал обострению соперничества за влияние в северном Ираке, выпавшем из-под контроля центрального правительства. Причем если Турция в своих действиях руководствовалась необходимостью борьбы с «Рабочей партией Курдистана» (РПК), воевавшей против турецкого правительства с территории Ирака, и потребностью в поставках иракской нефти, то мотивы Ирана были прежде всего связаны с конкуренцией за господство в регионе. В силу естественных причин каждая из сторон установила более тесные отношения с той из ведущих партий иракских курдов, зона влияния и базирования которой располагалась в приграничных с ней районах Ирака. То есть Турция преимущественно сотрудничала с Демократической партией Курдистана (ДПК), а Иран с Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), при этом конфликты и вооруженные столкновения между двумя курдскими партиями только закрепляли такое положение вещей.
Выборы в Национальный парламент Курдистана, состоявшиеся в северном Ираке, и формирование парламента, в 1992 г. провозгласившего своей целью создание в Ираке федерации, вызвали негативную реакцию Турции и Ирана, подписавших ряд протоколов по вопросам безопасности. В соответствии с соглашением, достигнутым 30 ноября 1993 г., в круг мер по поддержанию безопасности входило проведение раз в полгода совещаний министров иностранных дел Турции, Ирана и Сирии по курдскому вопросу.
Министры уже встречались в Анкаре в ноябре 1992 г. для обсуждения событий в северном Ираке и согласования политики в отношении националистического движения курдов на Ближнем Востоке. На этой встрече все три государства выступили против распада Ирака и против создания суверенного Курдистана, что вызвало возмущение иракских курдов. Солидарная позиция по данному вопросу была характерной чертой турецко-иранских отношений и в последующий период.
В 90-е годы самые серьезные разногласия между двумя странами наблюдались в связи с проведенными Турцией в северном Ираке с 1992 по 1997 гг. крупномасштабными военными операциями по борьбе с боевиками РПК. Действия турецкой армии неизменно подвергались критике со стороны иранского руководства, опасавшегося, что Турция приобретет слишком большое влияние в северном Ираке. Иран пытался противодействовать этому, увеличивая собственное присутствие в регионе через поддержку исламистских курдских организаций северного Ирака и упоминавшегося сотрудничества с ПСК, имели место и военные акции. Так, в ноябре 1995 г. иранская армия вошла в северный Ирак под предлогом обеспечения перемирия между воевавшими курдами. А летом 1996 г. Иран предпринял военную операцию против партизан Демократической партии иранского Курдистана, создавших базы в северном Ираке, при этом иранская армия вторглась вглубь территории Ирака на 50 км.
В свою очередь Турция с подозрением наблюдала за ростом политического и экономического влияния Ирана в иракском Курдистане, особенно в районах, подконтрольных ПСК, где была создана приграничная зона свободной торговли. Таким образом, ПСК (конфликтовавший с ДПК из-за распределения доходов от торговли с Турцией, которое держала в руках ДПК) получил собственный источник финансирования, что обеспечивало его ориентацию на Иран. Другим важным шагом Ирана в том же направлении стала организация путей сообщения между северным Ираком и Европой, ранее пролегавших только через территорию Турции. Закреплявший позиции Ирана в иракском Курдистане маршрут пролегал из подконтрольных ПСК районов по железной дороге до иранского города Урумия, а оттуда летали самолеты до немецкого Дюссельдорфа.
Проблемы в турецко-иранских отношениях возникали также из-за лагерей РПК, расположенных на территории Ирана. В августе 1992 г. (в период активизации деятельности РПК в Турции) отряды вооруженных сил Турецкой Республики, преследовавшие боевиков РПК, вторглись на территорию Ирана на 4 км. Этот факт и последовавшее за ним заявление президента Т.Озала о том, что в случае необходимости турецкая армия повторит подобную операцию, вызвали кризис в турецко-иранских отношениях. Руководство Турции продемонстрировало решимость, направив в Иран министра внутренних дел И.Сезгина «для объяснений». Прибывший в Тегеран в сентябре 1992 г. И.Сезгин представил иранскому правительству документальные свидетельства того, что РПК базируется на территории Ирана и располагает там каналами получения помощи. Ситуация, сложившаяся к этому моменту в северном Ираке, способствовала готовности сторон найти компромисс. Турция и Иран предпочли не идти на дальнейшее обострение отношений и подписали соглашение «О безопасности и сотрудничестве», создав совместный комитет по безопасности на уровне министров внутренних дел. С конца 1992 г. Иран с целью поддержания отношений с Турцией на уровне конструктивного сотрудничества стал периодически объявлять о задержании членов РПК и выдавать некоторых из них Турции. В ответ руководство Турции выдавало иранских оппозиционеров, в предоставлении убежища которым его обвинял Иран. Тем не менее, взаимные претензии сторон относительно поддержки РПК и иранских оппозиционеров не удалось полностью свести на нет подобными шагами, «обмен обвинениями» время от времени возобновлялся на протяжении всех 90-х годов. При этом в данном случае иракский фактор играл стабилизирующую роль в развитии турецко-иранских отношений, так как общие интересы, связанные с северным Ираком, вынуждали Иран принимать во внимание обеспокоенность Турции.
В результате посетивший Иран в феврале 2001 г. министр иностранных дел Турции И.Джем на встрече с президентом М.Хатами и своим коллегой К.Харрази отметил, что «в последнее время Иран оказывает Турции содействие в борьбе с РПК», и выразил желание активизировать данное сотрудничество, наладив регулярный диалог между военными и разведывательными структурами. В мае 2001 г. министр внутренних дел ТурцииС.Тантан провел в Тегеране переговоры со своим иранским коллегой А.Лари (в соответствии с договоренностью об организации подобных встреч раз в полгода). Темой обсуждения стала совместная политика в сфере безопасности. Несмотря на то, что С.Тантан в очередной раз приехал в Тегеран с информацией о поддержке, получаемой РПК в Иране, он положительно оценил проведенные встречи. На пресс-конференции по итогам переговоров два министра заявили о решении бороться с терроризмом сообща. «Совместные действия будут включать в себя взаимное предоставление информации, проведение одновременных и совместных операций, а также обмен наблюдателями», - пояснил С.Тантан. А.Лари в свою очередь подчеркнул, что между двумя министерствами не осталось необсужденных вопросов.
Стоит еще раз отметить, что ни активный диалог на высшем уровне, ни обнадеживающие заявления руководителей обеих стран не могли окончательно исключить проблему РПК с повестки дня двусторонних переговоров, так же как озабоченность Ирана турецко-американским сотрудничеством и деятельностью иранских оппозиционеров в Турции. Взаимным недоверием в данных вопросах было заражено общественное мнение двух стран, о чем свидетельствуют следующие примеры.
В апреле 2002 г. в одной из ведущих турецких газет появилась статья под названием «Турция, Иран и РПК», автор которой, Т.Акйол, отмечал, что на территории Ирана находятся базы РПК и связанные с ней организации, а один из руководителей РПК проходит лечение в г. Урумия. По утверждению автора статьи, во властных структурах Ирана наблюдается раскол по поводу РПК. Правительство Ирана выступает за выдачу террористов Турции, стремясь к развитию двусторонних отношений и к улучшению внешнеполитического имиджа Ирана. Однако демократически избранному правительству противостоят такие влиятельные структуры, как «Стражи революции», духовные лидеры и службы безопасности, пытающиеся использовать террористов в своих интересах.
В начале сентября 2002 г. иранский специалист по международным проблемам д-р Х.Ордуш в публичном выступлении по вопросам отношений Ирана с Турцией заявил, что руководство Турции делится на две группы: сторонников сближения с Ираном и тех, кто считает, что интересам Турции отвечает удаленность от него. Колебания в развитии ирано-турецких отношений связаны с переходом влияния от одной группы к другой, в то время как Иран всегда преследует одну цель: сохранение добрососедских отношений. К тому же некоторые дружественные Турции страны относятся к противникам Ирана и оказывают негативное влияние на ирано-турецкие отношения.
Вместе с тем 2002 г. стал началом нового этапа сближения Турции и Ирана, причиной которого послужило намерение США напасть на Ирак после завершения военной кампании в Афганистане. Руководство обеих стран негативно относилось к планам Америки, выступая категорически против создания независимого Курдистана, которое могло стать последствием военного вмешательства в Ирак. Аналитики в разных странах прогнозировали возможность распада Ирака на три части: шиитскую, суннитскую и курдскую, что воспринималось соседями Ирака как угроза дестабилизации региона. При этом каждая из стран имела еще дополнительные основания для тревоги: Турции предстояли тяжелые переговоры со своим давним стратегическим союзником - США, ждавшими от нее поддержки, а Иран опасался стать следующей мишенью американцев, поэтому несмотря на антагонизм с режимом С.Хусейна, ничуть не желал, чтобы его режим свергли США и заменили на прозападное правительство. К тому же крупнейшие месторождения иранской нефти и газа и основные нефтегазоносные экспортные терминалы расположены недалеко от ирано-иракской границы, что усиливало беспокойство Ирана, связанное с возможной военной операцией США.
В августе 2002 г. состоялся визит министра иностранных дел Турции Ш.Гюреля в Тегеран. Одной из важнейших тем на повестке дня переговоров были события вокруг Ирака и проблема сохранения его территориальной целостности. Стороны отметили совпадение взглядов по данному вопросу и подчеркнули неприемлемость каких-либо территориальных изменений на карте региона.
В октябре 2002 г. президент Ирана М.Хатами встретился с президентом Турции А.Сезером в Стамбуле на совещании Организации экономического сотрудничества. Главы двух государств воспользовались случаем, чтобы выразить общность взглядов на иракскую проблему, подчеркнуть необходимость поиска мирного решения и сохранения территориальной целостности страны, а также недопустимость создания независимого государства курдов, способного вызвать сепаратистские настр и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.