На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Особенности и история создания государства Пакистан, принцип культурно-религиозной общности идеологии. Причины нестабильности жизни пакистанского общества. Характеристика военных режимов Пакистана, исламизация страны, развитие демократического процесса.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 02.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат: История общественно-политического развития современного Пакистана

Пакистан («страна правоверных мусульман») - уникальное государственное образование, впервые в мире созданное по принципу культурно-религиозной общности. В условиях поликонфессионального и многонационального состава населения Индии это движение мусульман субконтинента за создание «своего государства» носило сепаратистский характер. Наконец, в этом движении сильной была и антиколониальная составляющая общей борьбы народов Индии за независимость.
Следует также иметь в виду и социально-классовый момент, который в прошлом рассматривался нашими исследователями как главный фактор раздела Индии, а в последнее время практически полностью игнорируется, с чем тоже нельзя согласиться. Как и в других странах Востока, в Индии социально-классовые различия и противоречия приобретали религиозную и этническую форму. Обычная конкуренция и напряженность в среде земледельцев, ремесленников, лавочников и т.д. становилась ареной конфессиональных и национальных столкновений. Тем более, что в конкретной действительности страны условия для таких метаморфоз были довольно благодатными: в сельских районах, отошедших позже к Пакистану, преобладали крестьяне-мусульмане, а помещиками и особенно ненавистными ростовщиками были индусы и сикхи; слабая мусульманская интеллигенция наталкивалась на господствующие позиции интеллигенции других конфессий; мелкая и средняя мусульманская буржуазия стремилась к избавлению от конкуренции крупных торговых и промышленных групп, преимущественно индусских по конфессии и инонациональных по происхождению (главным образом гуджарато-марварийских). Широкие мусульманские массы населения надеялись на улучшение своего положения и достойную жизнь в «своем» государстве1.
Это в настоящее время, когда новые государства растут, как грибы, и возникают по самым невероятным причинам и зачастую в довольно странных формах, появление и существование Пакистана считается вполне нормальным явлением и не вызывает никаких эмоций ни у кого, кроме тех, кто до сих пор не примирился с самим фактом его самостоятельного существования. В середине же прошлого столетия, когда в колониальном мире бушевало национально-освободительное движение, создание Пакистана представлялось как отход от общей линии борьбы колониальных народов, а само его существование - как нечто неестественное и недолговременное. Особенно большое удивление вызывала уникальная территория государства - существование «двух крыльев» страны, когда одна ее часть была отделена от другой полутора тысячами километров чужого государства. Однако и в таком виде Пакистан просуществовал почти четверть века. Лишь в 1971 г. в условиях подъема бенгальского национализма и сепаратизма в его восточной провинции и при активном содействии соседней Индии Восточный Пакистан объявил себя независимым государством - Народной Республикой Бангладеш.
Но и в новых границах Пакистан продолжает существовать и следовать идеологии, заложенной при его основании. Он шагнул в новое столетие, имея определенные успехи во многих сферах деятельности общества2. Однако все это время он испытывал жесточайшее давление внешних и внутренних факторов, о чем речь пойдет дальше, что обусловило главную черту его политической жизни - гигантскую и постоянную внутреннюю нестабильность. Именно эта нестабильность вызвала к жизни многие другие, характерные для Пакистана политические феномены.
К ним, в первую очередь, следует отнести исключительно важную политическую роль армии. И дело не только в том, что вооруженные силы четырежды открыто выступали на государственно-политической арене и устанавливали военное правление, которое в целом длилось почти половину всего существования Пакистана. Но и в остальное время, в периоды «гражданско-демократических просветов» армия оставалась основной политической силой в обществе, влияющей на все процессы внутренней и внешнеполитической деятельности государства. В условиях ожесточенной борьбы основных «ветвей власти», острых столкновений партийно-политических клик армия выступала как верховный арбитр, как главная стабилизирующая сила в обществе. И лишь когда ситуация в стране достигала точки кипения, армия «выходила» из казарм и брала власть в свои руки.
Именно постоянная нестабильность Пакистана явилась первопричиной его раскола в 1971 г. Политическая неустойчивость содействовала росту экстремистских настроений, активизации деятельности исламистских военизированных организаций, усилению терроризма в стране; разумеется, все это, в свою очередь, самым негативным образом влияло на политическую ситуацию в Пакистане.
Нестабильность жизни пакистанского общества определялась огромным количеством причин экономического, социального, политического, военного, этнонационального характера, а также комплексом внешних факторов. Как известно, в 1947 г. к Пакистану отошли самые экономически отсталые районы бывшей колонии. Обладая большими сырьевыми ресурсами (прежде всего хлопком и джутом), Пакистан фактически не имел предприятий по их переработке, они были расположены на территории Индии. Последняя же испытывала огромную потребность в этом самом сырье3. Кстати, может быть, эта взаимная зависимость в чрезвычайно важной тогда экономической сфере во многом обеспечила мирный период существования двух государств в 50-е - первой половине 60-х годов. И лишь когда эта зависимость заметно ослабла в результате сооружения в Пакистане предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья, а в Индии это сырье стало выращиваться на больших территориях, начались вооруженные столкновения между соседями. Этот период продолжался вплоть до появления в обеих странах ядерного оружия, которое, по мнению многих, стало играть «сдерживающую роль» в военном противостоянии Индии и Пакистана4.
Правящие круги Пакистана были крайне слабы и экономически, и политически. Значительную их часть составляла торгово-финансовая буржуазия, переселившаяся сюда из Индии. Занятая в сфере обращения, она не была заинтересована в развитии национального производства; этнически она не была связана с основными народностями Пакистана. Пакистанская элита в отличие от индийской не имела большого опыта политической борьбы, компромиссов и маневра. Выход из возникающих сложностей она обычно искала на пути ужесточения внутреннего курса, усиления репрессий, широкого привлечения армии, вплоть до передачи ей государственного управления.
Кроме многих других внутренних причин политической неустойчивости в Пакистане, огромную дестабилизирующую роль играл внешний фактор, прежде всего - отношения Пакистана с соседями. С самых первых дней и по настоящее время между Пакистаном и Индией идет «холодная война», то прерываемая редкими потеплениями, то усиливаемая частыми обострениями напряженности, включая вооруженные конфликты. Длительными были периоды конфронтации в пакистано-афганских отношениях.
Положение «прифронтового государства», а подчас и «осажденной крепости» негативно влияло на все стороны внутренней жизни Пакистана. Наиболее значительным фактором в этой связи следует отметить милитаризацию общества в самом широком смысле этого слова. В результате на военные цели тратилась основная часть внутренних ресурсов и внешней помощи, отвлекались средства, столь необходимые для развивающейся экономики, деформировался нормальный процесс становления народного хозяйства страны в постколониальный период. Одновременно усиливался накал милитаристских настроений, шовинизма, а в последнее время - религиозного терроризма.
Сейчас Индия справедливо предъявляет Пакистану претензии за «трансграничный терроризм в Кашмире», за создание на его территории баз по подготовке исламистских боевиков. Но, думается, что какую-то долю ответственности за подобную ситуацию несет и индийская сторона благодаря ее жесткой политике в отношении соседа, неуступчивости в Кашмирской проблеме, отклонению всех компромиссных вариантов, отказу от посредничества и добрых услуг других государств и международных организаций и т.п. Все это, конечно, содействовало росту исламского экстремизма в Пакистане, умело использовалось «заинтересованными сторонами» для пропаганды идеи, что только «солдаты ислама» могут обеспечить народу Кашмира право на выражение своей воли относительно будущего родины.
Серьезной причиной политической нестабильности в Пакистане были попытки с самого начала ввести в абсолютно неподготовленную для этого среду «вестминстерскую систему управления». Первые десять лет независимости, когда делались эти попытки, были периодом полного хаоса и беспорядков, острого кризиса низов и верхов. И те, и другие не могли и не хотели жить по-старому.
Самые тяжелые последствия для страны имел уход из жизни в ранний период ее существования основателя Пакистана, популярнейшего до сих пор пакистанского политического деятеля Мохаммада Али Джинны, получившего титул «Каид-и Азам» - «Великий лидер» (умер в сентябре 1948 г.) и его преемника, первого премьер-министра Пакистана Лиакат Али-хана («Каид-и и миллат» - «Вождь нации»), убитого в октябре 1951 г. Пришедшее им на смену руководство оказалось слабым, недостаточно подготовленным к замене своих выдающихся предшественников и мало эффективным в управлении государством.
В стране нарастал политический кризис. Сильным было левое движение - рабочих, крестьян, учащихся, национально-демократических партий и организаций; левые имели довольно сильные позиции в армии (чего позже никогда не было). С другой стороны, все большая опасность росла справа, со стороны правых, религиозно-общинных, фундаменталистских сил. Для борьбы с ними властям приходилось использовать армию, вводить в различных городах военное положение5.
Осложнение внутренней обстановки не вело, как это обычно происходит, к консолидации правящей верхушки, а наоборот, ослабляло ее, усиливало внутренние расхождения, обостряло фракционную борьбу. Постоянно создавались и рушились партийные коалиции. Приходили и уходили правительства. Совершались политические убийства.
Этот период гигантской политической турбулентности закончился первым выходом армии на государственную сцену. 7 октября 1958 г. президент страны, генерал в отставке Искандер Мирза объявил об отмене Конституции, роспуске всех представительных органов и введении в стране военного положения. Ответственным за его осуществление в должности главного военного администратора был назначен главнокомандующий пакистанской армией генерал Мухаммад Айюб-хан. Через несколько дней президент И.Мирза ушел со своего поста, который занял М.Айюб-хан. Мирза, бывший кадровый военный, быстро понял, что руководить государством должен тот, кто сильней. А главная сила - армия - стояла за своим главнокомандующим. У И.Мирзы были лишь президентские полномочия, лишенные реального инструмента их осуществления. Через несколько лет примерная ситуация возникла и у М.Айюб-хана. Получив по новой Конституции в качестве президента большую власть, он, после отмены военного режима в 1962 г. опрометчиво оставил пост главкома армии. И через некоторое время, лишенный прямой поддержки вооруженных сил, которые вернулись в казармы и подчинялись уже другим начальникам, в условиях резкого обострения внутренней обстановки и роста оппозиционного движения, он не справился с обстановкой и был вынужден покинуть президентский пост, передав все полномочия главнокомандующему армией генералу Ага Мухаммаду Яхья-хану; в стране вновь было введено военное положение. Ошибку М.Айюб-хана больше не повторил ни один из его последователей.
Военный режим А.М.Яхья-хана просуществовал менее двух лет. Именно при нем произошли и раскол Пакистана, разгром армии в восточной провинции и неудачи в сражениях с индийскими войсками в западной части страны; почти 93 тыс. военных и гражданских служащих оказались в индийском плену. Взрыв негодования в стране смел режим А.М.Яхья-хана.
Ему на смену пришло гражданское правление во главе с Зульфикаром Али Бхутто, лидером Пакистанской народной партии (ПНП). Реформы, которые начал проводить З.А.Бхутто, а еще больше его щедрые обещания обеспечили режиму популярность и широкую поддержку в стране. Однако неудачи реформирования общества, резкое ухудшение мировой экономической конъюнктуры, прежде всего энергетический кризис, больно ударили по экономике Пакистана; наконец, с удивительным постоянством в рассматриваемый период происходили широкомасштабные природные катаклизмы. Все это негативно сказывалось на пакистанской экономике, материальном положении народных масс. В стране ширилось оппозиционное движение, главную силу которого впервые составили правые, религиозно-общинные партии и организации.
Попытки правительства З.А.Бхутто подавить это движение или достичь с ним компромисса, окончились неудачей. Такую же судьбу постигли и попытки обойти оппозиционеров справа, путем принятия их исламистских требований. В результате при самом просвещенном и вестернизированном пакистанском руководителе впервые ислам был объявлен государственной религией, мусульманам вменялось в обязанность изучение Корана, ахмадистскую общину объявили немусульманской сектой и зачислили в состав религиозных меньшинств, были запрещены азартные игры, потребление спиртных напитков, выходной день с воскресенья перенесли на пятницу6. Однако подобные уступки лишь поощрили фундаменталистов на борьбу с правительством под лозунгом «защиты ислама». В обстановке общей нестабильности, политического кризиса и экономических трудностей военные 5 июля 1977 г. совершили государственный переворот и взяли власть в свои руки. Начальник штаба армии (новое название прежнего главкома сухопутных сил) генерал Зия-уль-Хак стал главным военным администратором, а с сентября 1978 г. и президентом страны. Бывший глава правительства З.А.Бхутто был арестован по обвинению в причастности к политическому убийству и в апреле 1979 г. повешен.
Режим Мухаммада Зия-уль-Хака - самый длительный в истории Пакистана. Начавшись в июле 1977 г., он завершился в августе 1988 г, когда М.Зия-уль-Хак погиб в авиационной катастрофе. Это, безусловно, важный период пакистанской истории, причем не только для тогдашнего развития страны, но и для хода дальнейших событий.
Правление М.Зия-уль-Хака характерно многими действиями в различных сферах жизни пакистанского общества. В области экономики он отверг радикальный путь З.А.Бхутто, широко проводил денационализацию государственных предприятий, укреплял и развивал частное предпринимательство, усиливал частный сектор в ущерб государственному, всячески поощрял и поддерживал крупный капитал.
Важным направлением деятельности правительства М.Зия-уль-Хака явилась политика исламизации. Провозгласив своей целью создание «подлинно исламского общества», власти стали усиленно проводить «сверху» исламизацию различных сфер жизни страны: были введены мусульманские налоги закят и ушр, традиционные наказания за некоторые уголовные преступления; при Верховном суде был создан Федеральный шариатский суд, наделенный правом объявлять недействительным любой закон, противоречащий, по его мнению, принципам ислама. Были восстановлены созданные еще в колониальные времена отдельные избирательные курии для немусульман. В правительство, созданное при диктаторе, преимущественно входили представители исламистских партий, включая фундаменталистскую «Джамаат-и ислами» (такое случилось впервые за всю историю Пакистана). Все эти действия сопровождались широкой идеологической кампанией, кричащей о создании в Пакистане «подлинно исламского общества всеобщего равенства и благоденствия». Весьма распространенные в широких массах эгалитаристские настроения использовались для легитимации военного режима, расширения его социальной базы и укрепления положения. Политика исламизации обеспечивала поддержку режиму со стороны весьма влиятельных традиционалистских сил. Эта политика создавала благоприятные условия для расширения связей с богатыми мусульманскими странами Ближнего Востока, в экономической и политической поддержке которых правительство М.Зия-уль-Хака очень нуждалось.
Исламизация затронула и пакистанскую армию. М.Зия-уль-Хак поощрял насаждение в вооруженные силы исламской идеологии, стремился соединить ее догматы с военными концепциями. Прием в армию и продвижение по службе во многом зависело от «идеологической чистоты». Вот почему сейчас, когда бывшие молодые офицеры времен М.Зия-уль-Хака представляют теперь старший и высший комсостав, велик среди них процент традиционалистов (по некоторым оценкам, до 30%)7. Особенно сильны исламистские настроения в спецслужбах и в самой могущественной из них - Объединенной военной разведке (ОВР). Объясняется это тем, что именно эти организации в содружестве с фундаменталистскими партиями «курировали» афганское и кашмирское направления пакистанской политики. В Афганистане они оказывали помощь моджахедам в период пребывания там советских войск, а затем - талибам, создавали базы и лагеря для подготовки «солдат ислама» для борьбы в Афганистане и Кашмире. Подобная деятельность пакистанских спецслужб, профессиональная заинтересованность в успехах исламистов, да и просто длительное общение с ними множило в рядах этих органов сторонников традиционализма. Любопытно, что в этот же период начали усиливаться исламистские настроения в научно-технической среде, связанной с ядерной энергетикой. Видимо, это имеет корни в общем подъеме исламизма во времена М.Зия-уль-Хака, а также в укреплении убежденности, что пакистанская ядерная бомба одновременно является и «исламской».
Политический курс военного режима имел многоплановый характер. Прежде всего он отличался жесткостью и репрессивностью. Была резко ограничена политическая деятельность в стране, введена строгая цензура печати, большую часть правления М.Зия-уль-Хака были запрещены политические партии. Несоблюдение законов военного положения влекло за собой суровые наказания, антиправительственные выступления подавлялись с помощью армии (как это было во второй половине 1983 г. в Синде, когда для «наведения порядка» применялась даже авиация). Военные власти особенно стремились ослабить ведущую силу оппозиции - ПНП. Почти все ее руководители, многие активисты были заключены в тюрьмы. Как уже отмечалось, лидер партии З.А.Бхутто был казнен, возглавившие ПНП его вдова Нусрат Бхутто и дочь Беназир годы военного режима провели либо за тюремной решеткой и под домашним арестом, либо в эмиграции. Многие видные члены партии на долгие годы были лишены права заниматься политической деятельностью.
Суровые репрессии режим М.Зия-уль-Хака сочетал с усиленным политическим и социальным маневрированием. Регулярно проводились встречи руководителей страны с представителями различных групп населения - рабочих, крестьян, студентов, женщин, религиозных деятелей; на них обсуждались актуальные проблемы, стоящие перед Пакистаном. Эти встречи создавали иллюзию причастности населения страны к государственному управлению. На предприятиях были созданы трехсторонние комиссии по труду.
Захватив власть, армейское руководство в отличие от прежней практики не сразу запретило политические партии и не отменило Конституцию, а лишь «временно приостановило ее деятельность». Это создало некую «демократическую ширму» для военного режима и дало ему возможность вносить в Основной закон нужные ему поправки, которые были сохранены и после отмены военного положения. Генерал М.Зия-уль-Хак дождался, когда истек пятилетний срок президентства Ф.Е.Чоудхри, и только после этого - в сентябре 1978 г. «принял» на себя обязанности главы государства. Когда осложнялась внутриполитическая обстановка, власти объявляли о скором проведении всеобщих выборов и даже назначали их сроки, но «выпустив пар из котла», под различными предлогами отменяли голосование. В то же время регулярно проводились выборы в местные органы самоуправления, реально ничего не значившие, но придававшие «демократический» имидж режиму. В этом же плане следует рассматривать и создание в январе 1982 г. Федерального консультативного совета («Маджлис-и-шура»), члены которого назначались президентом из числа лояльных режиму политических деятелей, представителей деловых кругов, земельной аристократии, мусульманских богословов (улемов). Этот совещательный орган был представлен как наиболее соответствующий «исламской демократии».
Политическое маневрирование военных властей усиливалось по мере роста в стране оппозиции авторитарному режиму. Эти настроения проникали даже в армию - некоторые ее представители были недовольны длительным пребыванием вооруженных сил у власти и «забвением» их прямых профессиональных обязанностей; кроме того, замедление ротации на самом высшем уровне создавало препятствия для продвижения по службе старшему и среднему комсоставу. В такой обстановке власти сочли целесообразным проведение медленной, рассчитанной на годы трансформации открытой военной диктатуры в гражданский режим с представительными органами правления.
Начало этому процессу положило упомянутое выше создание «Маджлис-и-шура». Более серьезным шагом было проведение всенародного референдума 19 декабря 1984 г. К этому времени уже истек срок пребывания М.Зия-уль-Хака на президентском посту, на который он сам себя назначил. Продление срока было сделано более «тонко». Опасаясь результатов референдума в случае прямой постановки вопроса о президентстве М.Зия-уль-Хака, его организаторы нашли остроумный и беспроигрышный вариант. На референдум был поставлен вопрос об одобрении проводимой правительством Зия-уль-Хака политики исламизации. («Одобряет ли народ Пакистана процесс, начатый президентом Зия-уль-Хаком по приведению законов Пакистана в соответствие с требованиями ислама..., для защиты идеологии Пакистана, и выступает ли он за продолжение этого процесса в целях спокойной и бесконфликтной передачи власти избранным представителям народа»)8. Естественно, происламский характер вопроса не мог вызывать беспокойства власти за результат референдума в мусульманской стране, к тому же положительный ответ открывал дорогу и для демократизации страны. Широкая пропагандистская кампания довершила дело. Интересно, что в бюллетене, выдаваемом избирателям, колонка, в которой стояло слово «да», была окрашена в зеленый цвет, т.е. непосредственно перед голосованием людям еще раз напоминали «суть дела»9. При высокой по пакистанским меркам явке избирателей (почти две трети приняли участие в референдуме), почти 98% дали положительный ответ10. Результат референдума был объявлен как продление президентства Зия-уль-Хака на следующее пятилетие.
В феврале 1985 г. состоялись выборы в Национальное и законодательные собрания провинций, впоследствии их члены избрали сенат. Все эти выборы проводились на непартийной основе, в условиях военного положения; власти контролировали избирательную кампанию на всех этапах ее подготовки и проведения. Оппозиционные режиму партии и организации бойкотировали выборы. Естественно, что большинство избранных членов представительных органов было лояльно к властям; из их числа были сформированы кабинеты министров в центре и в провинциях. Премьер-министром стал малоизвестный в то время политический деятель из Синда М.Х.Джунеджо. Депутаты от правительственного большинства возродили старейшую партию Пакистана - Мусульманскую лигу, которая, таким образом, сделалась правящей. Ей противостоял блок оппозиционных партий (включая ПНП) - Движение за восстановление демократии (ДВД).
Готовясь к отмене военного положения, Зия-уль-Хак в течение 1985 г. существенно изменил некоторые статьи Конституции. Особенно важной была «восьмая поправка» к Конституции, которая серьезно расширила полномочия президента - он получил право увольнять правительство и распускать парламент, назначать губернаторов провинций и глав трех родов войск и т.д. (все эти полномочия по Конституции, принятой в 1973 г., принадлежали главе правительства, коим был тогда З.А.Бхутто). «Восьмая поправка» к Конституции объявляла законной и не подлежащей расследованию всю деятельность военного режима. 30 декабря 1985 г. военное положение в Пакистане было отменено. Возобновилось действие Конституции (с отмеченными выше изменениями). Президент Зия-уль-Хак остался на действительной военной службе и сохранил пост начальника штаба армии. Впервые в истории Пакистана в условиях гражданского правления в руках одного человека сосредоточилась высшая государственная и военная власть.
Несмотря на схожесть позиций по основным проблемам развития Пакистана, между президентом и премьер-министром наметились определенные расхождения, в частности по афганской проблеме: президент и его окружение занимали в этом вопросе более жесткую позицию. Эти расхождения проявлялись в ходе афгано-пакистанских переговоров в Женеве с участием личного представителя генсека ООН, а затем - в вопросе о выполнении достигнутого соглашения. 29 мая 1988 г. президент распустил представительные органы, отправил в отставку центральное и провинциальные правительства и возглавил созданный им новый кабинет министров. На 16 ноября были назначены всеобщие выборы также на непартийной основе. Трудно представить, как развивались бы события в Пакистане, если бы этот процесс не был прерван гибелью Зия-уль-Хака в авиакатастрофе 17 августа 1988 г.
Мы подробно остановились на этом периоде политической истории Пакистана, потому что она много дает для понимания нынешнего этапа развития страны, руководимой генералом П.Мушаррафом. Некоторые действия его предшественника сейчас буквально повторяются, другие шаги П.Мушаррафа в той или иной мере отличаются, что определяется изменением условий в стране за более чем десятилетний период.
После падения режима Зия-уль-Хака в Пакистане наступили годы демократического правления, к чему страна, как и прежде, не была готова. Не сложились принципы, нормы, традиции конституционно-парламентской системы. Не была отработана система разделения властей. Почти не действовал принцип «сдержек и противовесов», возникающие проблемы управления решались в пользу той «ветви власти», которая в данный момент была сильнее. Длительное пребывание военных у власти и резкое ограничение политической деятельности в стране обусловили огромный дефицит подготовленных к управлению кадров. За весь период «демократического просвета» между двумя диктатурами правительство возглавляли сменявшие друг друга М.М.Наваз Шариф и Беназир Бхутто. Если у первого лица был какой-то опыт государственной работы на провинци и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.