На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Массовая миграция арабского населения в ходе первой арабо-израильской войны. Бесправное положение арабов Палестины в лагерях беженцев, их право на возвращение и механизм реабилитации. Создание международного комитета, отвечающего за выплату компенсаций.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 22.02.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат: История проблемы палестинских беженцев
В начале 1948 г. арабы составляли более двух третей населения подмандатной Палестины, в их частной собственности находилась большая часть палестинских земель. Демографическая ситуация кардинально изменилась менее чем за год в результате массовой миграции арабского населения в ходе первой арабо-израильской войны. Последствием "катастрофы", именно так называется в арабской историографии война 1948 г., стала проблема палестинских беженцев, разделенных, проживающих в соседних государствах и лишенных значительной части своего имущества.
Палестинские арабы - не единственные вынужденные переселенцы в результате передела мира в XX веке, но проблема их уникальна. Составляя всего два процента от общего числа беженцев, перемещавшихся по миру после Второй мировой войны, они до сих пор не изменили свой статус. Арабы Палестины стали единственной общиной, чьей судьбой распоряжалась международная общественность, затянув решение их проблемы на долгие десятилетия.
Во всех других случаях беженцам помогали правительства государств, в которых они искали убежища, решение находилось либо в возвращении беженцев на историческую родину, либо в интеграции в сообщества тех стран, в которых они оказались в результате вынужденного переселения. Это произошло с 8,5 млн. индийцев и сикхов, приехавших в Индию из Пакистана; 6,5 млн. мусульман, отправившихся в Пакистан из Индии; 13 млн. немцев, переселившихся из стран Восточной Европы в Германию; тысячами болгарских турок и многими другими беженцами, общее число которых составляло 4 млн.
Палестинский парадокс тем более удивителен, поскольку палестинские арабы обладали сходством языка, религии, уровня социального развития и частично - национального самосознания с народами большинства государств, в которые они прибыли. Однако единственной страной, согласившейся обеспечить натурализацию палестинских беженцев, была Иордания. Остальные арабские страны на протяжении десятилетий продолжали держать палестинцев на бесправном положении в лагерях беженцев.
ООН, которая не сумела предотвратить первую арабо-израильскую войну, столкнулась по ее окончании с широкомасштабной гуманитарной и социальной проблемой. Надежды на быстрое урегулирование достаточно скоро развеялись, проблема палестинских беженцев ежегодно со всей остротой вставала в повестку дня, но поиск ее подлинного решения тянется по сей день. Представители ООН часто выступали посредниками между не желающими идти на уступки сторонами, которые перекладывали друг на друга ответственность за произошедшее и скатывались на позиции взаимных обвинений. Ни по одному из аспектов проблемы не было согласия. Споры, основанные на идеологических разногласиях, только запутывали ситуацию, осложняя поиск практического решения проблемы, к которому стороны были готовы приступить только после выяснения отношений.
Одними из самых острых были вопросы, кто виноват в изгнании палестинцев, по какой причине палестинцы оставили свои дома и кто несет за это ответственность.
Споры велись также и об исторических правах еврейского либо арабского народа на Палестину. Так, согласно мнению арабских лидеров, до окончания Первой мировой войны ее территория была неотделимой частью окружающего арабского мира. Представители Израиля, в свою очередь, утверждали, что никогда не было такого, чтобы евреи не жили в Палестине, которая никогда не управлялась арабами.
"Палестинская национальность" арабских беженцев также стала предметом дискуссий. Требования беженцев (либо арабских лидеров, представляющих их интересы) основывались на том, что они палестинцы. Следовательно, своей целью они ставили возвращение на родину, т.е. в Палестину, как правило, подразумевая свои дома в Израиле. Представители Израиля в ответ на это утверждали, что арабский беженец из израильской Палестины практически "вернулся на родину", если он находится в арабской Палестине (не входящей в Израиль).
Весьма проблематичным был вопрос, каково число "настоящих" беженцев из той части Палестины, которая предназначалась для создания еврейского государства. Так, ЮНРВА (Управление по делам беженцев, созданное по инициативе ООН для оказания помощи беженцам), Израиль и арабские государства приводили противоречивые цифры, отражающие количество беженцев в 1948 г. От этих данных зависели размеры компенсаций. Израиль официально заявляет, что в 1948 г. его территорию покинуло 520 тыс. человек. ЮНРВА зарегистрировало 726 тыс. беженцев, а по оценкам представителей палестинцев, эта цифра достигает 900 тыс. Эти данные были подвергнуты сомнению независимыми исследователями. Согласно проведенной англичанами в декабре 1944 г. переписи населения, всего в той части Палестины, на которой было создано Государство Израиль, проживали 525.500 арабов, из них 170.430 человек - в городах, а 355.070 человек - в сельской местности. Учитывая тот факт, что примерно 150 тысяч человек остались в Израиле, а 35 тысяч - вернулись в 1949-1956 гг., общее число беженцев всех возрастов (непосредственно беженцев, не считая их родившихся впоследствии детей) составляет чуть более 340 тысяч человек.
Право беженцев на возвращение было самым острым из вопросов, затрагиваемых в обсуждениях. 19 ноября 1948 г. на третьей Генеральной Ассамблее ООН была принята резолюция № 212 (III), в 11 параграфе которой содержались основные принципы, отражающие отношение ООН к вопросу палестинских беженцев. В резолюции говорилось, что "беженцы, желающие вернуться в свои дома и жить в мире со своими соседями" ("the refugees wishing to … live at peace with their neighbours"), должны получить возможность осуществить свои намерения как можно скорее, а тем, кто решит не возвращаться, будет выплачена компенсация за оставленную собственность и возмещен ущерб "в соответствие с принципами международного права", за что будут отвечать правительства государств, затронутых проблемой.
Интерпретация 11-го параграфа стала постоянным камнем преткновения между сторонами. В резолюции говорилось о беженцах, желающих "жить в мире с соседями", таким образом, возвращение было напрямую связано с установлением мира. Формулировка "беженцам должно быть разрешено вернуться к ближайшему возможному сроку" ("the refugees … should be permitted [to return] at the earliest practicable date") означала, что только суверенное Государство Израиль может дать разрешение на возвращение и определить его сроки.
Арабы не могли принять такое условие. Так, 14 октября 1955 г. премьер-министр Египта Насер в своем интервью американской газете сказал, что "ненависть арабов очень сильна и нет никакого смысла говорить о мире с Израилем". Премьер-министр Сирии в свою очередь заявил: "Израиль - заклятый враг Сирии. Арабы не успокоятся, пока этот бесчестный враг находится на святой земле в самом сердце арабского мира".
Арабские лидеры требовали для беженцев абсолютного права на возвращение в покинутые ими дома или права на выбор между возвращением и получением компенсации. Бен-Гурион заявил, что Израиль категорически против предоставления беженцам свободы выбора, потому что такое предложение делается исключительно из расчета разрушить Израиль. По его мнению, единственно правильным и справедливым решением проблемы беженцев было их расселение "среди своего народа в странах с достаточным запасом воды и земли, нуждающихся в рабочей силе".
В своей полемике с арабскими лидерами А. Эвен, чрезвычайный и полномочный посол Израиля в ООН (а впоследствии - министр иностранных дел) выдвигал следующие аргументы против идеи возвращения (репатриации) палестинских беженцев в Израиль. Во-первых, он подчеркивал, что сам термин "репатриация" (от латинского "patria" - родина) употребляется в этой связи некорректно, так как прибытие арабских беженцев из арабских земель на неарабские не является возвращением на родину. Он говорил: ""Патриа" - не просто географическое понятие. Расселение беженцев в Израиле будет не репатриацией, а отчуждением из арабского общества; только процесс объединения с людьми, которые разделяют национальные чувства, культурное наследие и языковое своеобразие стал бы настоящей репатриацией арабского беженца".
Резолюция № 212 (III) ограничивала возвращение палестинских арабов в места их довоенного проживания двумя условиями: во-первых, возможностью практического осуществления массового возвращения, и, во-вторых, способностью арабов и евреев сосуществовать в мире. С каждым годом надежда на выполнение этих условий уменьшалась.
В 1958 г. уже более половины арабских беженцев были моложе 15 лет, т.е. во время провозглашения независимости Израиля тем, кто успел родиться, было меньше 5 лет, из чего следует, что у большей части беженцев не было памяти об Израиле.
С точки зрения руководства Израиля, в ходе репатриации палестинцы были бы вырваны из привычной среды и оказались бы на территории чужого народа, которому они враждебны. "Израилю, чьему суверенитету и безопасности угрожают окружающие его государства, предлагается увеличить число источников опасности наплывом с враждебных территорий массы людей, воспитанных в ненависти к нему", - говорил Эвен.
Фактически, едва ли не все израильские лидеры делали акцент на принадлежности палестинцев к арабской нации, но стремились ли сами арабские государства открыть объятья навстречу палестинским беженцам? Проблема палестинских беженцев искусственно раздувалась ими из политических соображений, несмотря на все социальные, экономические и культурные факторы, которые в иных условиях давно бы привели к ее решению. По словам Д. Бен-Гуриона, арабские страны относились к палестинцам не как к людям и представителям своего народа, а лишь как к оружию, с помощью которого можно нанести удар по Израилю. Эта позиция разделялась и представителем Управления ООН по делам беженцев в Иордании Ральфом Галлоуэем (Ralph Galloway), который заявил: "Очевидно, что арабские государства не хотят разрешить проблему беженцев. Они стремятся сохранить ее, как открытую рану, в качестве вызова ООН и оружия против Израиля. Арабским лидерам наплевать, выживут палестинцы или умрут".
Решения ООН не производили должного воздействия на арабских лидеров, которые не спешили оказывать помощь палестинским беженцам. Так, сирийский представитель заявил, что указания ООН не являются императивом для стран, к которым они относятся, а носят характер рекомендаций, и стороны могут их не принять, если только они не являются "правомочными и справедливыми, не затрагивающими их фундаментальные права".
Все израильские представители в ООН подчеркивали, что начиная с 1948 г., в сущности, происходил обмен населением между Израилем и арабскими странами. Израиль смог предоставить гражданство 800 тыс. иммигрантов, большая часть из которых (570 тыс.) прибыла из арабских стран, причем их число было примерно равным количеству арабов, покинувших Палестину. Евреи, прибывшие в Израиль из Ирака (125 тысяч человек), Египта (38 тысяч человек), Йемена (50 тысяч человек), Марокко (253 тысячи человек), Туниса (46 тысяч человек), Ливии (34 тысячи человек) и других арабских государств, так же, как и палестинцы, оставили в странах исхода свои дома и имущество. Израиль принял их, предоставил им гражданство, а с течением времени - жилье и возможность трудоустройства, опираясь преимущественно на собственные силы и не взывая к мировой общественности. По сравнению с интеграцией выходцев из мусульманских стран в Израиле, которая наталкивалась на значительные трудности, интеграция палестинцев в арабских странах проходила бы проще, так как в этом случае не было таких сильных различий в социальной и культурной базе. Подобные выводы делало не только руководство Государства Израиль. Отчет Исследовательской группы по вопросам европейской миграции утверждал: "Палестинские арабы обладают ближайшим сходством национального самосознания, языка, религии и социальной организации с арабами других стран, а жизненные стандарты большинства беженцев не многим отличаются от стандартов жителей государств, которые уже предоставили им убежище или предоставят его в будущем".
Израиль был готов выплатить беженцам компенсации за оставленную собственность и сотрудничать по этому вопросу с Комиссией по примирению в Палестине. Общая стоимость покинутой собственности оценивалась этой комиссией в 100 млн. долл. Израиль, с определенными ограничениями, был готов принять это как основу для переговоров, при условии что:
1. Соглашение о компенсациях приведет к миру или, по крайней мере, к прекращению арабской экономической войны против Израиля.
2. Выплаты будут производиться в соответствии с финансовым потенциалом страны. Они будут ускоряться при предоставлении Израилю международной помощи.
3. Беженцы, получившие компенсации, должны будут отказаться от требования вернуться в Израиль так же, как и от последующих финансовых претензий.
4. Соглашение будет достигнуто при удовлетворении встречных требований Израиля возместить ущерб еврейским беженцам из арабских стран и арабских частей Палестины.
Хотя израильское руководство предпочитало решать проблему арабских беженцев в рамках полного мирного урегулирования, оно было готово отдать приоритет рассмотрению вопроса беженцев.
11 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята резолюция № 194 (III), являющаяся первым и вплоть до сегодняшнего дня - основным юридическим документом, принятым ООН, на который ссылаются палестинские и иные арабские организации, утверждающие, что арабы, покинувшие территорию Палестины в 1947-1949 гг., а также их потомки, имеют право вернуться в свои дома, расположенные на территории Государства Израиль.
Согласно параграфу 3 этой резолюции, была создана Комиссия по примирению в Палестине (The Palestine Conciliation Commission) из представителей Франции, Турции и США, на которую ООН возлагала, согласно параграфу 11 той же резолюции, "ответственность за облегчение репатриации, расселения и экономической и социальной реабилитации беженцев и выплаты компенсаций". Комиссия пыталась найти конструктивное решение проблемы, сформировав рабочую группу по анализу экономической ситуации в странах Ближнего Востока во главе с американским экономистом Гордоном Клеппом (Gordon R. Clapp).
Миссия Г. Клеппа предложила несколько широкомасштабных проектов развития арабских стран для проведения работы по расселению беженцев в Сирии, на северо-западе принадлежавшего Египту Синайского полуострова, в долинах рек Ярмук и Иордан в Иордании. Именно основываясь на предложениях, содержащихся в поданном 28 декабря 1949 года докладе Г. Клеппа, Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о создании Управления по делам беженцев (United Nations Relief and Works Agency for Palestinian Refugees in the Near East, сокращенно - UNRWA) с целью проведения работы по реабилитации беженцев при содействии заинтересованных сторон. Группа Г. Клеппа предлагала широкую программу действий для обеспечения трудоустройства палестинских беженцев. Суть ее сводилась к тому, что мир и стабильность на Ближнем Востоке не могут быть достигнуты, пока огромная часть людей не получит доступ к более высокому жизненному уровню. Это было возможно лишь при всестороннем развитии экономических ресурсов Ближнего Востока, которое должно было начаться с подъема сельского хозяйства. Предполагалось, что предлагаемые программы трудоустройства палестинских беженцев будут способствовать повышению уровня экономического развития стран, на территории которых они оказались.
Если бы рекомендации 1950 г. и последующих лет были выполнены, палестинские беженцы были бы сейчас полноценными членами общества в арабских государствах, с которыми они связаны религией, языком и культурой. Руководство этих стран в свою очередь предпочло поддерживать статус беженцев, всерьез ничего не предпринимая для его изменения и облегчения положения своих собратьев, из соображений политического противостояния.
Неготовность арабских стран к какому-либо конструктивному сотрудничеству с целью решения этого вопроса десять лет спустя привела к провалу инициатив, выдвинутых тогдашним Генеральным секретарем ООН шведским дипломатом Дагом Хаммаршельдом (Dag Hammarskjold). В своем видении проблемы он выдвигал на первый план ее экономический аспект: интеграцию палестинских беженцев в экономическую жизнь Ближнего Востока он оценивал как неотъемлемую часть развития всего региона и базу для решения политических противоречий. По его мнению, перспективы выглядели довольно обнадеживающе, так как мировое сообщество было готово способствовать экономическому развитию арабских стран, а в дальнейшем экономические условия позволили бы "устранить политические и психологические препятствия в созидательной атмосфере, с чувством справедливости и реализма".
В результате Шестидневной войны израильский контроль был установлен над всей бывшей подмандатной Палестиной, над территориями, на которых проживало значительное число беженцев Войны за независимость. К ним относились Иудея и Самария, оккупированные Иорданией в 1948 г., и полоса Газы, находившаяся под контролем Египта. Шестидневная война и ее последствия придали проблеме беженцев новое измерение, создали новые проблемы.
палестинский беженец араб реабилитация
После Шестидневной войны большое число палестинцев оказалось на территориях, контролируемых Израилем. Этот факт вынуждал израильскую администрацию на деле доказать эффективность мер решения проблемы, которые она предлагала применить ранее. Политика израильского руководства по отношению к арабским беженцам, проживающим на контролируемых территориях, была довольно успешной, при этом их положение значительно улучшилось по сравнению с положением палестинцев, проживающих в арабских странах, к тому же число их конфликтов с местной администрацией было гораздо меньшим, чем с руководством арабских стран.
После 1967 г. все чаще начинают говорить не о палестинских беженцах, а о палестинском народе, переходя от требований осуществить их возвращение в Израиль к требованиям создания Палестинского государства.
Первым намерением Израиля после Шестидневной войны было наладить оказание необходимых услуг населению территорий, что относилось и к палестинским беженцам.14 июня 1967 г., спустя 4 дня после вступления в силу соглашения о прекращении огня, правительство Израиля заключило с ЮНРВА соглашение о продолжении работы Агентства. В сентябре 1967 г. при участии ЮНРВА была проведена перепись населения, согласно которой на территории Иудеи и Самарии находилось 105 654 палестинца, а в Газе - 207 250. Эти цифры были ниже, чем используемые в статистике ЮНРВА, согласно которой в 1968 г. на Западном берегу проживало 245 тыс. арабских беженцев и 265 тыс. в Газе.
Главной целью Израиля было обеспечить занятость беженцев, трудоустройство которых в основном осуществлялось за счет общественных работ, дававших палестинцам средства к существованию. Уже через некоторое время пропала необходимость бороться с безработицей посредством искусственно надуманной общественной работы, т.к. беженцы вместе с местным населением находили себе место в быстро развивающейся экономике территорий и на рынке рабочей силы Израиля.
Наряду с экономическим развитием было улучшено качество услуг, предоставляемых населению, и инфраструктуры, расширилась сеть дорог, повысился уровень здравоохранения, открывались новые школы в дополнение к школам, управляемым ЮРНВА.
В сущности, Израиль применил принципы, предлагаемые Г. Клеппом в 1949 г. и Д. Хаммаршельдом в 1959 г. Политика экономического развития и устранения искусственных барьеров привела к повышению жизненных стандартов и постепенно устранила различия между беженцами и местным населением. Процесс интеграции практически завершился на Западном берегу, подобный процесс происходил и в Газе, где, правда, из-за скопления большого числа беженцев на небольшой территории проблема усложнялась.
Министр обороны Моше Даян определил цели израильской политики по отношению к арабским беженцам как неизменность их статуса (сохранение их прав под опекой ООН) при изменении условий их проживания (при улучшении социально-экономической базы). Беженцы, как все жители территорий, могли свободно передвигаться, в том числе и по территории Израиля, и пользоваться благами, которые давала им политика "открытых мостов", проводимая руководством страны, позволяющая перемещаться с контролируемых территорий в Иорданию и заниматься торговлей. В результате политики "открытых мостов" жители Иудеи и Самарии получили возможность, как и до войны, экспортировать свою продукцию в Иорданию и через нее - в другие арабские страны; жители полосы Газы впервые получили возможность сбывать свою сельскохозяйственную продукцию на иорданском рынке.
На 24 Генеральной Ассамблее (1969) арабские лидеры преуспели в вербовке сторонников принятия следующей формулировки резолюции: "Проблема арабских беженцев возникла как результат отрицания их неотъемлемых прав по Хартии Объединенных Наций и Всеобщей декларации прав человека" и нового подтверждения "неотъемлемых и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.