На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Основания и способы международно-правового регулирования прав человека

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 09.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение. 

    Проблеме  становления, развития и совершенствования  механизма международно-правовой защиты прав человека уделяли внимание многие признанные теоретики права1. В то же время, как правильно заметил профессор А.В. Стремоухов: "Несмотря на научную добросовестность авторов и обстоятельность их работ, многие исследования страдают незавершенностью:
     1) в них не в полной мере  разработан понятийный аппарат  феномена международно-правовой  защиты человека;
    2) в работах недостаточно используется  системный подход в изучении этого явления;
     3) отдельные положения, касающиеся  имплементации механизма международно-правовой  защиты основных прав человека, изложенные в них, морально  и юридически устарели и требуют нового осмысления"2.
    В связи с этим сейчас выдвигается  идея разработки общечеловеческой, глобальной концепции прав человека в целом и общечеловеческой концепции формирования универсальной модели системы отношений, частью которых являются права человека 3. По всей видимости, здесь должно быть взаимодействие: не только национальные системы должны согласовываться с международной, но и последняя, продолжая развиваться, должна совершенствоваться с учетом новых достижений в системах прав человека всех стран мира.
    В настоящее время почти повсеместно  принята формула, из которой следует, что каждое государство в международно-правовом плане обязано по отношению к своим гражданам гарантировать и соблюдать основные международные стандарты в области прав человека. Это напрямую следует из того, что правовые системы государств и система международного права имеют не только качественные отличия, но и общую основу, правовую природу, принципы права и категории. С этим связана возможность международной унификации права. Одна из форм их сближения - закрепление норм международного права в качестве элемента внутригосударственной правовой системы. В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ впервые закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. Основания международно-правового  регулирования прав человека.
    С принятием 10 декабря 1948 г. Генеральной  Ассамблеей ООН Всеобщей декларации прав человека положила свое начало новая  эпоха становления международного сотрудничества государств в этой области. В число традиционных сфер международно-правового регулирования были включены вопросы, регламентация которых долгое время считалась внутренним делом отдельных стран4. Таким образом, в международном праве зародилась и начала стремительно развиваться новая самостоятельная отрасль - международное право прав человека, регламентирующая широкий ракурс отношений, оказывающих влияние на правовое положение личности.
    Весьма  очевидно, что данный процесс не мог возникнуть и проходить стихийно. Проблема сущности и содержания прав человека, их формально-правового выражения имеет глубокие корни. Будучи сначала облеченной в форму морально-политических концепций и воззрений выдающихся мыслителей древности, она постепенно приобрела широкое политическое звучание, а затем и юридическое закрепление в период революций в США, Англии и Франции. Большое значение имела в этом смысле знаменитая Декларация прав человека и гражданина, принятая Учредительным собранием Франции 26 августа 1789 г.5.
    В дальнейшем проблема прав человека получает свое выражение - "преломляясь в принципы права и развитые юридические формы, тем самым выступая в новом, в значительной степени формализованном качестве"6. Но следует отметить, что законодательная деятельность в этой области до середины XX в. велась почти исключительно на внутригосударственном уровне.
    Международно-правовую значимость проблема прав человека в  полной мере приобрела только с образованием Организации Объединенных Наций. Пренебрежение  элементарными правами и свободами личности, массовые истребления людей в период Второй мировой войны подтолкнули мировое сообщество к поиску качественно новых организационных, политических и правовых средств обеспечения основных прав и свобод в рамках совместных действий государств. Итогом этих условий стало включение в Устав ООН как всеобъемлющей международной организации по поддержанию мира и безопасности положений о необходимости осуществления международного сотрудничества "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола языка и религии" (п. 3 ст. 1 Устава)7, а также создание в рамках ее структуры специального механизма для реализации данной цели.
    Успешная  реализация этой задачи во многом зависит  и от наличия четко сконструированной организационной основы взаимодействия государств, связанной главным образом с деятельностью Организации Объединенных Наций, занимающей уникальное место в системе международных организаций и по объему полномочий, и по масштабам своего функционирования.
    Анализ  положений Устава ООН, представляющего  собой особого рода международный  договор, наглядным образом показывает, что ст. 55, п. "c", Устава прямо  предусматривает содействие "всеобщему  уважению и соблюдению прав человека и основных свобод" и требует в этой связи от государств-членов "предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией" - ст. 56 Устава.
    Но  выделенные нами направления и формы  содействия весьма многообразны. Значительная их часть непосредственно связана с разработкой и принятием нормативных актов политического и правового характера. Следует обратить внимание и на тот факт, что с Организацией Объединенных Наций связаны практически все международные универсальные акты о правах человека, принятые во второй половине XX столетия.
    Объем полномочий основных субъектов данной системы отличается значительной сложностью и многоплановостью. Однако в ее рамках довольно четко выделяются две  основные подсистемы: собственно Организация  Объединенных Наций с ее главными органами и их структурными подразделениями и подсистема находящихся в связи с ООН организаций, и прежде всего ее специализированных учреждений.
    В первой из них проблематикой, в той  или иной степени касающейся прав человека, занимаются фактически все  главные органы ООН. Однако ключевую роль в данной области, безусловно, играют Генеральная Ассамблея и Экономический и Социальный Совет. Именно на эти органы Уставом ООН возложена основная ответственность за выполнение функций Организации в деле содействия всеобщему уважению и соблюдению прав человека.
    Осуществление решений ООН и техническое  обеспечение ее деятельности принадлежит  Секретариату Организации8 в лице возглавляемого заместителем Генерального секретаря Центра по правам человека9. Центр отвечает за непосредственную реализацию политики и программ в области обеспечения прав и основных свобод человека, разработанных различными директивными органами ООН и их вспомогательными подразделениями. Общее руководство деятельностью Центра осуществляет Верховный комиссар по правам человека, который является должностным лицом Организации, "несущий под руководством и эгидой Генерального секретаря основную ответственность за деятельность ООН в области прав человека". 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 2. Способы международно-правового регулирования прав человека.
    В настоящее время права человека заняли одно из центральных мест в  международно-правовой системе и  национально-правовых системах большинства  государств современного мира, обретя статус универсальной общепризнанной политико-правовой ценности, реализация которой обеспечивается соответствующим правовым механизмом на уровне правотворчества и правоприменения. В практике национального правосудия международное право в области прав человека все более активно применяется совместно с национальным правом. Правовая система Российской Федерации в своем развитии следует общим мировым тенденциям конституционного развития и принимает меры по имплементации норм и принципов международного права в национальное право. Гарантируемые международным правом права и свободы человека одновременно являются конституционно защищаемыми ценностями. Приверженность ценности прав и свобод человека и гражданина нашла свое нормативное закрепление в форме фундаментального конституционного принципа как важнейшей основы конституционного строя (ст. 2 Конституции РФ). Конституционная имплементация международного права прав человека является основой для имплементации международного права в отрасли российского права и для включения международного права прав человека в российскую правовую систему10.
    Из  истории международного сотрудничества в области прав человека второй половины XX в. хорошо известно, что на универсальном  уровне, который формировался параллельно  с региональным, различные государства  по-разному воспринимали положения о правах человека, содержащиеся в тех или иных конвенциях. Западные государства воспринимали их как пожелания, а социалистические - в качестве имеющих обязательную юридическую силу при одновременном осознании того факта, что внутреннее законодательство социалистических государств гарантирует больший объем и больший перечень прав и свобод человека. По мере дальнейшего развития международного права прав человека в направлении упрочения контрольно-имплементационного механизма большинство государств стало воспринимать положения конвенций по правам человека не как своего рода ориентиры, а как юридические обязательства11.
    При разработке наиболее важных международно-правовых договоров учитывались практика и доктрина государств. Например, в  Пакте о гражданских и политических правах 1966 г. зафиксировано, что "никто не может быть произвольно лишен жизни". В пределах социалистической доктрины предполагалось, что термин "произвольно" должен свидетельствовать о том, что это право не является абсолютным (поскольку в СССР, как и в США, существовала смертная казнь). Термин "произвольно" понимался в смысле "незаконно, необоснованно, несправедливо". Отсутствие конкретизации в тексте самого Пакта может быть воспринято как недостаток, открывающий дорогу произвольным интерпретациям. Однако, несмотря на автономию субъектов международного сотрудничества в сфере прав человека, отсутствие конкретизаций оформлено в определенные пределы. Так, ст. ст. 5, 24, 25 Пакта об экономических, социальных и культурных правах содержат запреты на толкования - "ничто не должно толковаться как...". Аналогичная конструкция содержится и в Пакте о гражданских и политических правах (ст. ст. 5, 47). Нормы же конвенций по пресечению и предупреждению преступлений против прав человека, затрагивающих интересы всего человечества, не только имеют запретительный характер, но и не допускают разночтений.
    Имеет место и ситуация, когда те или  иные универсальные права и свободы  человека не только излагаются в региональных или универсальных документах, но и трактуются в них. Так, приложение к пересмотренной Европейской социальной хартии 1996 г. включает значительное количество трактовок тех или иных терминов, используемых в тексте Хартии. В этом контексте следует также указать на ст. 2 Конвенции о правах инвалидов, принятую резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 61/106 от 13 декабря 2006 г. и содержащую определения конвенционных понятий. Конвенционные определения способны предупредить возникновение возможных межгосударственных разногласий.
    Универсальные конвенции по правам человека предусматривают обращение государств в конвенционные органы и в Международный суд ООН. Первый случай, в частности, предусмотрен в соответствии с п. 1 ст. 10 "Межгосударственные сообщения" Факультативного протокола к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, принятого резолюцией Совета по правам человека 8/2 от 18 июня 2008 г. и учреждающего соответствующий конвенционный Комитет. В нем устанавливаются процедуры рассмотрения межгосударственных сообщений (жалоб) и оказание Комитетом добрых услуг в целях дружественного урегулирования разногласий. Споры между государствами, возникающие в процессе толкования и применения универсальных конвенций, в случаях и порядке, предусмотренных универсальными конвенциями, относятся к компетенции Международного суда ООН. Однако не все универсальные конвенции, так же как и европейские, предусматривают разрешение спора в судебной инстанции. Так, например, соответствующая статья отсутствует в Международном пакте об экономических, социальных культурных правах. Вопрос урегулирования споров обойден стороной и в недавно принятой Конвенции о правах инвалидов 2006 г. Представляется, что это обусловлено формированием практики признания обязательной юрисдикции международных судебных органов, что не требует конвенционного закрепления. Тем не менее формирование и укрепление юрисдикционных позиций международных судебных органов в сфере международно признанных прав и свобод человека базируется на конвенционном закреплении порядка передачи спора государствами-участниками. Если обратиться к ст. IX Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., то в ней устанавливается следующее правило: "Споры между Договаривающимися Сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или иного государства за совершение геноцида или одного из деяний, перечисленного в ст. III, передаются на рассмотрение Международного суда по требованию любой из сторон в споре". Из указанной статьи видно, что данная универсальная конвенция предусматривает достаточно широкий перечень споров, касающихся не только толкования, но и применения и выполнения данной Конвенции. Споры о применении и выполнении теснейшим образом связаны с толковательной квалификацией международно-правовых понятий, содержащихся в ст. II. Также они связаны с квалификацией понятий, касающихся обязательств государств, изложенных в последующих статьях. При подписании рассматриваемой Конвенции СССР сделал очень важную оговорку о том, что "для передачи того или иного спора на разрешение Международного суда необходимо в каждом отдельном случае согласие всех спорящих сторон".
    В ст. 22 Международной конвенции о  ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. сказано о том, что "любой спор между двумя или несколькими государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции, передается по требованию любой из сторон в этом споре на рассмотрение Международного суда, если стороны не договорились об ином способе урегулирования". Как и в первом случае, СССР сделал оговорку о необходимости согласия всех сторон. Статья IX Конвенции о политических правах женщин 1952 г. также предусматривает передачу не разрешенного в порядке переговоров спора в Международный суд. Это же правило предусматривается и в п. 1 ст. 29 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1975 г. В соответствии с п. 2 ст. 29 Конвенции допускается возможность оговорки о несвязанности обязательством, предусмотренным п. 1 ст. 29. Если обратиться к другим международно-правовым актам, то можно также отметить наличие возможности передачи спора, не решенного иными средствами, в Международный суд. Так, ст. IV Протокола, касающегося статуса беженцев (1966 г.), предусматривает передачу по инициативе любой из сторон неразрешенного спора в Международный суд ООН.
    Конструкция статей универсальных конвенций, посвященных  урегулированию межгосударственных споров о толковании и применении, воспроизведена и в п. 1 ст. 42 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, которая была принята Советом по правам человека резолюцией 1/1 от 29 июня 2006 г. и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 61/177 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 2006 г. Здесь предусматривается передача споров, которые не удалось разрешить путем переговоров или с помощью процедур, предусмотренных настоящей Конвенцией, по просьбе одного из этих государств на арбитраж. В случае отсутствия достижения согласия об организации арбитража по истечении шести месяцев любая из сторон имеет право передать данный спор на рассмотрение Международного суда ООН путем направления ходатайства в соответствии с его статутом.
    В международно-правовой литературе отмечается необходимость осуществления усилий, направленных на активизацию деятельности Международного суда ООН в отношении  соблюдения относящихся к правам человека международных норм и принципов. В настоящее время, например, не в полную меру используется право Международного суда выносить консультативные заключения по различным юридическим вопросам. Но "такая компетенция Суда должна быть использована в особенности в связи с многочисленными оговорками, которые за последнее время делают многие государства при ратификации различных договоров по правам человека. Такие оговорки иногда бывают несовместимы с объектом и целью того или иного договора, и соответствующие консультативные заключения Международного суда об их юридической силе способствовали бы универсальному применению международных договоров по правам человека. Их толкование и применение также могло бы быть предметом консультативных заключений Международного суда ООН". В Консультативном заключении Международного суда от 28 мая 1951 г. "Оговорки к Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него" подтверждается право на оговорку, но с учетом непротиворечия оговорки предмету и целям Конвенции. Сама же Конвенция 1948 г. рассматривается в качестве обязательной для всех государств. В их число включены и государства, которые не присоединились к ней.
    У Международного суда имеются все  возможности реагировать на нарушения  государствами своих обязательств по конвенциям и высказывать свою позицию. Как следует из Консультативного заключения от 21 июня 1971 г. на запрос Совет Безопасности ООН о том, каковы юридические последствия для государств, вытекающие из продолжающегося присутствия Южной Африки в Намибии, в нарушении резолюции 276 (1970 г.) Совета Безопасности, Суд установил следующее. Государства - участники ООН должны воздержаться от поддержания отношений с правительством Южной Африки. "Бесспорно, что официальная политика правительства Южной Африки в Намибии направлена на полное физическое разделение рас и этнических групп. Это влечет различия, ограничения, выдворения, основанные на критериях расы, цвета кожи, происхождения, национальной или этнической принадлежности и представляет собой отрицание фундаментальных прав человека"12.
    Если  обратиться к практике Международного суда по разрешению межгосударственных споров о толковании и применении конвенций по правам человека, то она  незначительна. Однако каждое такое  разбирательство имеет непреходящее значение. В Докладе Международного суда на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН к традиционным относят территориальные споры, споры о разграничении морских пространств, споры, касающиеся обращения с гражданами других государств13. В Докладе Международного суда за 2004 - 2005 гг. в качестве классического примера приводятся споры, когда одно государство жалуется на плохое обращение с одним или несколькими его гражданами в другом государстве ("Гвинея против Конго", "Конго против Франции"). Однако в упомянутом Докладе за 2007 - 2008 гг. говорится о том, что Суд рассматривает дела, касающиеся более "актуальных" вопросов, таких, как утверждение о массовых нарушениях прав человека, включая геноцид, или распоряжение общими природными ресурсами. 26 февраля 2007 г. Международный суд вынес решение по делу о применении Конвенции о преступлении геноцида и наказании за него ("Босния и Герцеговина против Сербии и Черногории"). Разбирательство по этому делу началось еще в 1993 г. Суд признал, что Сербия нарушила обязательство о предупреждении геноцида в Сребренице и обязательства по наказанию виновных. 18 ноября 2008 г. Международный суд вынес решение по делу о применении Конвенции о преступлении геноцида и наказании за него ("Хорватия против Сербии"), касающемуся совершения преступления геноцида в 1991 - 1995 гг. В целом, по мнению Председателя Международного суда ООН Р. Хиггинс, 2008 г. стал наиболее продуктивным за всю историю его существования.
    Следует отметить, что международное право  прав человека является применимым правом и при вынесении Международным судом консультативных заключений. Так, например, в качестве применимого права в Консультативном заключении от 8 июля 1996 г. относительно законности угрозы ядерным оружием и его применения в качестве применимого права указан Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Конвенция о предупреждении геноцида и наказании за него. В Консультативном заключении Международного суда от 9 июля 2004 г. относительно правовых последствий строительства стены на оккупированной палестинской территории сделан вывод о нарушении Израилем своих обязательств, предусмотренных международным гуманитарным правом и документами о правах человека. Нельзя не отметить и то, что ссылки на международные конвенции по правам человека, в частности на ст. IX Конвенции против геноцида, стали основанием для усмотрения со стороны Сербии и Черногории юрисдикции Суда в восьми делах, касающихся законности применения силы против этих государств со стороны Бельгии, Канады, Франции и т.д. Свои решения по делам "Сербия и Черногория против Бельгии", "Сербия и Черногория против Канады", "Сербия и Черногория против Франции" и др. Международный суд вынес 15 декабря 2004 г.
    Помимо  универсального института разрешения споров о толковании и применении конвенций по правам человека, как мы уже отмечали ранее, существует и региональный. Так, толкование Африканской хартии прав человека и народов 1981 г. находится в компетенции Африканской комиссии по правам человека и народов по просьбе государств или организаций, признаваемых ОАЕ (ныне - АС) (ст. 3 раздела II Африканской хартии). На уровне африканской системы защиты прав человека предусмотрен механизм рассмотрения жалоб государств друг на друга в связи с нарушением прав человека и несоблюдением взятых на себя обязательств, который аналогичен процедурам на универсальном уровне.
    Анализ  ст. 3 принятого на 19-й сессии Ассамблеи  глав государств и правительств Африканского союза от 9 июля 1998 г. Протокола к  Африканской хартии прав человека и  народов, касающегося учреждения Африканского суда по правам человека и народов, показывает аналогичность его компетенции Международного суда ООН14. Юрисдикция Суда распространяется на все переданные ему случаи и споры, касающиеся толкования и применения Хартии, данного Протокола и любых иных документов, относящихся к правам человека и признаваемых соответствующим государством. Вопрос о юрисдикции в случае спора решается самим Судом. В этом положении можно видеть близость к компетенции Международного суда ООН и компетенции Европейского суда по правам человека.
    Как отмечается в одной из специальных  работ по африканской правозащитной  системе, учрежденный в 2000 г. Африканский  союз показывает свою большую приверженность защите прав человека, чем его предшественник - ОАЕ, и демонстрирует обязательность для своих участников единой политической и правовой платформы15. Однако по большему счету этот призыв рассчитан на долгосрочную перспективу. Об отсутствии необходимой степени консолидации государств АС косвенно свидетельствует резолюция Африканской комиссии по правам человека и народов 81.ACHPR/Res.76(XXXVII)05: Resolution On The Establishment of An Effective African Court On Human And Peoples Rights. В ней содержится призыв к государствам АС активизировать свои усилия по присоединению и ратификации Протокола, учреждающего АСПЧН, и ратификации решения, принятого Ассамблеей глав государств и правительств АС в июле 2004 г. и предусматривающего объединение Суда АС и АСПЧН со всеми вытекающими отсюда последствиями.
    Особенностью  американской системы защиты прав человека, в отличие от африканской, является предоставление права жалобы на нарушения прав человека не только государствам и организациям, но и любым лицам, а также группам лиц в Межамериканскую комиссию по правам человека (ст. 44 Американской конвенции о правах человека 1969 г., вступившей в силу в 1978 г.). Право на обращение в Межамериканский суд по правам человека принадлежит государствам - участникам (и, разумеется, Комиссии) (п. 1 ст. 61 раздела II) Американской конвенции по правам человека при условии исчерпания процедур, изложенных в ст. ст. 48 - 51. Правом же обращения в Африканский суд по правам человека и народов, если осуществить сравнение, обладают помимо государств также и африканские межправительственные организации (п. 1 ст. 5 Протокола к Африканской хартии прав человека и народов, касающийся учреждения Африканского суда по правам человека). Несмотря на все различия, Межамериканский суд, так же как и Африканский, компетентен давать консультативные заключения. Субъектом консультативного запроса в Межамериканский Суд являются не только государства, но и органы, перечисленные в главе X Хартии ОАГ в редакции Протокола, подписанного в Буэнос-Айресе.
    Юрисдикция  Межамериканского суда распространяется и на все межгосударственные споры, относящиеся к толкованию и применению положений Конвенции в том случае, если стороны признали соответствующую компетенцию Суда (п. 3 ст. 62 раздела II Американской конвенции). В ст. 1 Статута Межамериканского суда по правам человека, принятого в октябре 1979 г. на девятой сессии Генеральной Ассамблеи ОАГ (Рез. N 448), Суд конституирован как автономный правоприменительный институт, цель которого - применение и толкование Американской конвенции о правах человека. В ст. ст. 61, 62, 63 Американской конвенции предусмотрена арбитражная, а в ст. 64 - консультативная юрисдикция. В соответствии со ст. 61 Правил процедуры 2003 г. Суд обладает компетенцией толкования других договоров, касающихся защиты прав человека в американских государствах. Обращение государств - участников Конвенции за консультативными заключениями в Межамериканский суд по правам человека предусматривает ст. 11 Межамериканской конвенции о предотвращении, наказании и искоренения насилия против женщин 1994 г. Статья 13 Межамериканской конвенции от насильственных исчезновений 1994 г. предусматривает право на подачу петиций и сообщений в Межамериканский суд. В Межамериканской конвенции о предотвращении и наказании пыток 1985 г. указаний на Суд не содержится, что не означает умаления его компетенции.
    Итак, на универсальном и региональном уровне сотрудничества по правам человека предусмотрены процедуры урегулирования межгосударственных споров о толковании и применении конвенций по правам человека в рамках судебных органов. Подобные споры способны политизировать международное сотрудничество в области прав человека только при условии недостаточной степени консолидированности государств - участников универсальных или региональных соглашений по правам человека. В частности, политическая составляющая является вполне очевидной в деле о применения Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (Georgia v. Russian Federation). 12 августа Грузия направила в Международный суд ООН заявление о возбуждении разбирательства против России в связи с утверждаемыми нарушениями Россией указанной Конвенции. Международный суд вынес Постановление от 2 декабря 2008 г., касающееся временных мер и подготовки к обмену возражениями. Как бы то ни было, международно-правовой институт рассмотрения и разрешения межгосударственных споров на уровне международных судебных органов является неотъемлемой составной частью современного международного правопорядка в сфере прав и свобод человека. Он призван не только гарантировать право государств на открытую демонстрацию своего видения международно - признанных прав человека, но и стать экстраординарным способом выработки ценностно-нормативного консенсуса государств в области прав и свобод человека. 
 

Список  использованных источников.
Нормативно-правовые акты и иные правовые документы:
    Доклад Международного суда (1 августа 2007 г. - 31 июля 2008 г.). Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты шестьдесят третьей сессии. Дополнение N 4 (А/63/4). Нью-Йорк, 2008. С. 62.
    Протокол, учреждающий Африканский суд по правам человека и народов, вступил в силу 25 января 2004 г.
 
Специальная литература:
    Бережнов А.Г. Права личности: некоторые вопросы теории. М., 1991. С. 173.
    Васильев Н.М. Секретариат - исполнительный механизм ООН. М.: ИМО, 1995. С. 95.
    Гаврилов В.В. ООН и права человека: механизмы создания и осуществления нормативных актов. Владивосток, 1998. С. 28.
    Гаврилов В.В. Сотрудничество государств в области прав человека и Организация Объединенных Наций // Современное государство и право. Владивосток, 1992. С. 48.
    Действующее международное право в трех томах / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. М.: МНИ МП, 1999. Т. 1. С. 317.
    Карташкин В.А. Международная защита прав человека (основные проблемы сотрудничества государств). М., 1996. С. 185.
    Толстых В.Л. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного суда ООН. М., 2004. С. 214.
    Тихомиров Ю.А. Публичное право: Учеб. для юридических факультетов и вузов. М., 1995. С. 305.
    Шеин. В.С. Права человека в России: декларации, нормы и жизнь // Государство и право. 2000. N 3. С. 37 - 50.
 
    Шестаков  Л.И. Права человека и международное  право // Международное право: Учебник / Под ред. Г.И. Тункина. М., 1994. С. 284 - 312.
 
    Стремоухов  А.В. Правовая защита человека. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2007. С. 226 - 228.

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.