Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Монгольское завоевание руси: последствия и роль в отечественной истории

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 10.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РФ
Кафедра "Социально-политические науки"
МОНГОЛЬСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ РУСИ: ПОСЛЕДСТВИЯ И РОЛЬ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ
Реферат
Студента  группы У1-4 Хрунакова В.И.
Проверил доц. Хайлова Н.Б.
Москва  2004
ПЛАН
 

      ВВЕДЕНИЕ

     Монгольское нашествие, его последствия и роль в истории Руси всегда вызывали споры  и неоднозначные оценки у историков. Особенно сильный толчок эта полемика получила в последние годы, когда в условиях кризиса важным стал вопрос о выборе пути дальнейшего развития страны и причинах  нашего  отставания от стран Европы.
     Многие  увидели причины нашего  сегодняшнего положения в  ошибках наших  далеких предков, которые привели к завоеванию Руси монголами, давшему задний ход или остановившему развитие нашего государства, одного из самых прогрессивных и свободных по меркам того времени, и сменившему нашу геополитическую ориентацию в сторону востока. Поэтому неудивительно, что сейчас многими историками активно изучается и пересматривается именно этот период, ведь вполне возможно, что именно  он стал переломным в развитии Росси, обозначив один из главных вопросов, стоящих перед нами теперь, проблему ориентации:  Восток или Запад.
     Исходя  из актуальности данной темы, мы и выбрали  ее целью нашего исследования,  в котором  на основе анализа литературы мы попытаемся дать краткую характеристику взаимодействия и степени влияния монголов на развитие Руси. Этот  вопрос традиционен для отечественной историографии. Мнения относительно воздействия данного внешнего фактора в целом так и по отдельным вопросам расходятся вплоть до взаимоисключающих, в результате чего сформировались две фактически противоположные точки зрения, два разных пути изучения этого вопроса.
     Первый, идущий корнями к традициям и  таким историкам как Н. М. Карамзин и его продолжателю Н. И. Костомарову, утверждает значительную и всеохватывающую роль монголов в средневековой русской истории. Второй, основоположником которого был С. М. Соловьев, исходит из обратных предположений, согласно  которым главным, даже во времена ига, оставался естественный ход внутренней жизни, неподверженный, по крайней мере кардинальным образом, изменениям.
       Мы не будем делать акцент на полемике ученых во всех аспектах этой работы, а только в тех, которые с нашей точки зрения являются действительно очень спорными и неопределенными. В остальном мы ограничимся изложением точек зрения, наиболее близких самому автору.
     Более всего мы согласны с позицией Г. В. Вернадского, ушедшего от трактовки как непрерывной борьбы и поставившего на первое место исследование взаимосвязи монголов и Руси в то время, считая это ключом для понимания основных тенденций развития Руси. Примерно такого же мнения придерживается и Ю. В. Кривошеев, предполагая основным в русско-ордынских  отношениях многосторонне и многоуровневое взаимодействие и давая краткий обзор и сопоставление работ других историков. Поэтому именно эти два автора были взяты нами за основу. Остальные  авторы были рассмотрены нами, так как их работы содержат важную информацию и дополнения по отдельным вопросам, поставленным в этой работе. 
     Особенный интерес для историков и для нас в частности представляют вопросы: как отразилось монгольское владычество на экономике, как оно повлияло  на административную систему Руси, какие социальные изменения произошли в тот период и каким образом они были связаны с игом и, наконец, какую роль в целом сыграло оно в истории русского государства.
     Таким образом, вопрос о роли последствиях монгольского нашествия в русской истории представляется актуальным и интересным для изучения. Именно  поэтому он  был  выбран нами для рассмотрения в этой работе, целью  который, как уже было отмечено будет попытка выявления взаимосвязи и влияния монголов  на Русь, что давало и будет давать повод для споров еще не одному поколению историков.
ГЛАВА 1. ВЛИЯНИЕ НА  ЭКОНОМИКУ
     Традиционная  точка зрения заключается в том, что монгольское нашествие нанесло  сокрушительный удар по экономике Руси. Действительно, массовое разграбление, разорение и многочисленные разрушения нарушили течение экономической жизни. Потери были  колоссальны: по некоторым источникам погибло более 10% населения, крупнейшие города пришли в запустение,  а некоторые ремесла были забыты на годы1. Но, традиционно отмечая урон, нанесенный нашествием, мы не склонны считать,  что этот удар был катастрофичен для всех отраслей экономики, а если и был, то во многом не в  той степени,  в которой его описывают современники, находившиеся, на наш взгляд, под влиянием эмоций и не имевшие возможности делать объективные выводы.
     Это, естественно, является одним их предметов  для споров. Так Г. В. Вернадский и Н. Е. Носов отмечают города как наиболее пострадавшие в результате нашествия,  причем не только в краткосрочном, но и в долгосрочном периоде2. Н. Е. Носов пишет: «Вторая половина XIII-XIV вв. – период глубоко экономического упадка Великороссии, своеобразной аграризации большинства русских городов, резкого падения числа городских жителей, наступление деревни на город»3. Однако мы все же считаем более правильной точку зрения В. А. Кучкина, тоже соглашавшегося со страшным уроном, нанесенным нашествием, но, исходя уже не из общих предположений, а из конкретного материала, делающего вывод, что вопреки установленной даннической зависимости, градостроительная деятельность продолжалась и новые поселения возникали практически повсеместно. Аналогично, по мнению Д. Г. Хрусталева и в «экономической сфере 1238 г. рубежом не стал»4. Поэтому, касаясь монгольского влияния на экономику Руси, очень важно рассмотреть не только непосредственно урон, но и выявить результаты опосредованного влияния завоевателей

1. Сельское хозяйство.

     Мы  начнем рассмотрение экономики с  сельского хозяйства, чтобы с  самого начала показать, что воздействие  монголов было не только и не столько  отрицательным. И действительно, уже сам урон, причиненный нашествием, был не так велик, что было связано с несколькими причинами.
     Прежде  всего, необходимо отметить, что уничтожение сельского хозяйства было не выгодно монголам, так как сельское население, не отличаясь особенными профессиональными качествами, составляло большинство и,  как следствие, выплачивало основную долю собираемых с Руси налогов. Нельзя также не отметить, что русское сельское хозяйство также снабжало монгольскую армию и администрацию на непосредственно контролируемых ими территориях. То же самое можно сказать и об охотничьем и рыболовном промыслах, также не сократилось выплавка железа и добыча соли, так как большая часть разрабатывавшихся залежей находилась на нетронутых и трудно досягаемых для монголов территориях, в северной части Владимирского княжества и на новгородской территории.
     Естественно, что относительно малый ущерб  сельскому хозяйству и его  дальнейший рост на фоне разрухи в  ремесленном производстве, о чем будет сказано в дальнейшем, привел к росту его значения и превращению в главную отрасль экономики, что в дальнейшем стало одной из ее отличительных черт.
     Но, как мы говорили,  важным является не только непосредственное влияние монголов. Уже с XII века шло усиленное движение населения с юга на северо-восток из Киевского, Переславского и Черниговского княжеств на Оку и Верхнюю Волгу, в Ростово-Суздальскую землю. Начинают быстрыми темпами возникать новые города, причем именно переселенческого происхождения, о чем, собственно, свидетельствуют их названия, имеющие явное южнорусское происхождение. К примеру, имена киевских речек Лыбеди и Почайны встречаются в Рязани, во Владимире на Клязьме, Нижнем Новгороде. Напоминания о самом Киеве можно найти в названиях сел и речек: Киево, Киевцы, Киевка5. Конечно, можно подобно Соловьеву и Щапову говорить о подвижном, бродяжническом характере русской жизни, но тот же Соловьев говорит о бегстве, в котором русский человек всегда искал спасения от всех бед. Он пишет, что крестьянин «уходит от татарина, от Литвы, от тяжелой подати, от дурного воеводы»6. Действительно, хотя на Руси, в отличие от Западной Европы, было гораздо больше свободной земли, для  крестьянина обзаведение хозяйством все равно было сопряжено с тяжелым трудом, так что лишь крайний случай мог заставить его пойти на переселение.
     Исторически Южная Русь была более заселена и на протяжении веков подвержена набегам кочевников, опустошавших ее, подрывавших рост производственных сил населения и, в конце концов, оттеснивших ее от берегов Черного моря. Не меньше разоряли землю и сами князья, ходившие за полоном и нанимавшие половцев для собственных целей. К тому же захват Константинополя крестоносцами в 1204 году и сокращение лесных промыслов означало для Южной Руси большие экономические проблемы. Все это, при наличии вышеупомянутых свободных пространств, еще до монгольского нашествия приводило к оттоку населения  с юга. Монгольское же нашествие выступило здесь в качестве последнего удара и  кажется вполне закономерным тот факт, что именно на севере, уже ставшим традиционным пунктом  миграций и казавшимся наиболее безопасным, население искало спасение от набегов. Естественно, что монгольское нашествие по своему масштабу намного превосходило как набеги кочевников, так и княжеские усобицы, что не могло не повлиять на интенсивность и массовость переселения. И.М. Кулишер отмечает, что «начавшееся в XII веке запустение было завершено татарским погромом 1229-1240 гг.»7.
     После этого «старинные области Киевской Руси превращаются в пустыню со скудным  остатком прежнего населения»3. Конечно, большая часть населения была уничтожена либо уведена в плен, но факта бегства населения на север отрицать нельзя. Именно этот факт, повлекший за собой быстрый рост населения на ранее малообжитых территориях, по словам Г.В.  Вернадского, и явился причиной расчистки все больших и больших площадей лесов под пашню и увеличения производства и роли сельского хозяйства в центральной и восточной частях  страны8.

2. Торговля.

     Также само по себе монгольское нашествие не вызвало катастрофы в торговле, и причинами этому скорее всего является большой временной промежуток между непосредственно вторжением и захватом Киева и тот факт, что до Новгорода, важнейшего экономического и торгового центра Руси, монголы не дошли  вообще.
     Затрагивая  первую причину, стоит отметить, что  за те два с половиной года,  что прошли между нашествием и падением Киева, русские купцы вполне были  в состоянии переориентировать свои маршруты и подготовиться к приходу монголов. Поэтому наибольший урон торговля Руси понесла от деятельности среднеазиатских купеческих корпораций, пользовавшихся покровительством хана, стремившегося получить контроль над торговыми путями, так как международная торговля была одной из основ как непосредственно Монгольской империи, так и Золотой Орды в частности. Вполне понятно, что конкуренты им были не нужны, в результате «Киев остался перевалочной базой для товаров,  но участники этого процесса стали другими»9, русские купцы были оттеснены.
     Однако  такое положение сохранялось  не все время монгольского господства. Русские купцы, вытесненные во время правления Берке из внешней торговли корпорацией мусульманских купцов, получили возможность восстановить свои позиции при Менгу-Тимуре, проводившем политику свободной торговли. Политика его и его преемников позволила русским купцам расширить торговлю не только с Западной Европой, но и с Востоком. Известно,  что русские купцы ко времени похода Тохтамыша знали географию Золотой Орды, а еще при хане Узбеке в Сарае существовала большая русская колония, ядро которой, несомненно, составляли купцы. Также имеются неоспоримые факты, свидетельствующие об активной русской торговле с итальянскими колониями в Крыму: сурожане (Сурож – один из наиболее активных партнеров русских купцов) упоминаются в летописи 1288 г. по случаю смерти князя Владимира.  Кроме того, Москва и Тверь торговали с Литвой и Польшей, а через них с Богемией и Германией. Через  Новгород шла торговля с Ганзой10.
Хотя,  как мы уже заметили, нашествие  обошло этот город стороной, но оно, хоть и не напрямую, коснулось и его. Единственным следствием самого наступления монголов явилась приостановка торговли с Европой, вызванная необходимостью подготовки к обороне города. Это повлекло за собой обесценивание сельди, о чем известно из  сообщений английского хрониста Матвея Парижского. Но это событие незначительно по сравнению с последовавшей из-за захвата Киева и местной торговли мусульманскими корпорациями переориентацией торговых путей на Новгород, оставшимся основным выходом в Европу. В результате, в экономическом смысле,  который затем перерос в политический и культурный, Северо-Восточная Русь оказалась фактически отрезанной от южной и западной. Произошла не только переориентация торговых связей, но  и  их сокращение из-за  большей сложности новых маршрутов. Вполне естественно, что, если новые пути были сложнее старых, происходило уменьшение размеров внешней торговли в пользу внутренней. В дальнейшем это станет особенно заметно и даже превратится в  характерную черту не только экономики, но и русского меркантилизма, который в отличие от западного будет продолжать отдавать приоритет в  развитии внутренней торговле, как наиболее важной для отечественной экономики.

3. Ремесленное производство.

     Ситуации  в ремесленном производстве оказалась  во многом отличной от ситуации в сельском хозяйстве и торговле. Хотя мы и считаем, вопреки мнению некоторых историков, что города так или иначе достаточно быстро восстановились после нашествия, мы не отрицаем большие размеры нанесенного им урона. Если в сельском хозяйстве и в торговле  он был не так велик по вышеприведенным причинам, то городам был нанесен серьезный ущерб. Можно с уверенностью говорить об уничтожении Пронска, Ижеславца, Белгорода, Рязани, Коломны, Москвы, Суздаля, Владимира, Переславля, Торжка. Некоторые города навсегда прекратили свое существование, а многие навсегда  потеряли свое былое значение. Избежать разорения смогли лишь некоторые  города Северной и Западной Руси11.
     Итак, если согласиться с В. А Кучкиным, города уцелевшие начали восстанавливаться, а вместо разрушенных возникать новые и уже к концу XIII века их число  увеличивается12, но кроме урона, нанесенного разрушениями и сокращением городского населения, одно необходимо выделить особо - это захват в плен большого числа ремесленников и последующая необходимость передачи определенного их количества на службу хану. В дальнейшем это отразилось не только на экономическом, но  и на социальном развитии Руси, что, опираясь на факты, можно утверждать с большой уверенностью.
     Действительно, действия монголов привели не только к численному, но и к качественному урону населению. Сокращение численности профессиональных ремесленников привело к прекращению развития и регрессу производственной традиции. Наибольший урон был нанесен передовым по тем временам ремеслам, так как именно  они представляли наибольшую ценность для монголов. Исчезли искусство перегородчатой эмали и техника чернения, в грубой форме восстановленные лишь к XVI веку; на столетие было прекращено производство ткани. Но больше всего пострадали каменное строительство и ювелирное дело. Было утрачено искусство резьбы по камню, что отчетливо можно проследить при сравнении образцов киевского и монгольского периода: качество значительно ухудшилось, а самих каменных зданий было построено значительно меньше, чем за предыдущий век. Производство некоторых видов ювелирных украшений было полностью прекращено, ввиду отсутствия ремесленников13. Отсюда видно, как сильно было подорвано русское промышленное производство. Даже регионы, непосредственно не затронутые нашествием, такие как Новгород, пережили спад производства, сумев восстановиться лишь по прошествии полувека. Но заметное восстановление промышленного потенциала по всей Руси стало возможным лишь к середине XIV века и было связано с ослаблением Золотой Орды и, как следствие, с уменьшением монгольского контроля над Русью.
     Но  нельзя не отметить другие аспекты влияния монгольской  политики по отношению к ремеслам. Ее  последствия, как оказалось в дальнейшем,  получили свое отражение не только в непосредственном сокращении производства и числа ремесел, но и в самом экономическом устройстве. Дело в  том, что, с одной стороны, исчезновение городских ремесел повлекло за собой резкое сокращение предложения товаров, что привело к увеличению зависимости  сельских жителей от своего собственного производства и, соответственно, к возрастанию роли натурального хозяйства. С другой стороны, верхушка общества и монастыри также не имели альтернативы развитию ремесел в собственных владениях. Это вынуждало князей и бояр договариваться с ханом, чтобы тот позволил сохранить нескольких ремесленников. Так складывалась ситуация, когда немногие оставшиеся ремесленники жили и работали на князя или в церковных владениях, освобожденных от повинностей. В результате, по словам Г.В. Вернадского, при росте великокняжеских маноров ремесленники продолжали работать на хозяина, а не на рынок14. Этот рост манориальных ремесел являлся характерной чертой русской экономики XIV-XVI веков.

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ НА ПОЛИТИКУ И АДМИНИСТРАЦИЮ

2.1 Города и городское самоуправление

     Происходивший рост крупных  земельных поместий не мог не иметь более крупные последствия, прежде всего, как только что было сказано, увеличение их роли  в экономике, но не только.  Могло увеличиться и политическое значение крупных великокняжеских владений.
     По  нашему мнению, если хотя бы на первом этапе после завоевания Руси монголами можно говорить об их упадке для социальной и общественной жизни, то это также могло стать одной из причин роста относительного значения крупных земельных поместий, что в дальнейшем сильнейшим образом сказалось на всем развитии Руси. Прежде всего, это означало смещение центра политической жизни из городов в княжеские владения, кроме того, на первый план вышло сельское хозяйство и  отрасли, основанные на использовании естественных ресурсов, а вместе с ограничением монголами политических прав князей и вызванным этим ограничением их переходом к хозяйственной деятельности, привело к превращению княжеских владений в центры как политической, так и экономической жизни, а «вся концепция княжеской власти была теперь изменена наследственными традициями»15.
     В этом смысле влияние монголов вызывает очень много споров. С одной точки зрения,  исчезновение и разрушение многих русских городов в результате монгольского нашествия нанесло «сокрушительный удар городским демократическим институтам»16, широко распространенным в киевский период. Князья и бояре либо перешли на ханскую службу, приняв вассальную зависимость, либо приспособились к требованиям завоевателей, в то время как народ продолжал оказывать ожесточенное сопротивление, причем даже  не монгольской власти как таковой, а вводимым ею новым налогам, ограничениям (сопротивление проводимым переписям населения и т.п.). При этом необходимо отметить,  что основные очаги сопротивления находились в крупных городах с их давними вечевыми традициями, соответственно, так как именно вече играло в них ведущую роль, выражая мятежный дух и настроения горожан, «монголы были полны решимости ликвидировать вече  как политический институт»17. В проведении такой политики они могли положиться на помощь князей, с одной стороны желавших предотвратить народные выступления,  с другой – увеличить свою власть над городами, уменьшив значение вече. Если первая причина могла исчезнуть, по мере того как князья сами начали оказывать сопротивление монголам, то последняя сохранялась, ибо, что вполне естественно, князья, с приходом монголов получившие возможность сократить власть вече, увеличив свою собственную, хотели сохранить такой порядок вещей. Да, князья могли продолжать просить города о поддержке, но при этом подразумевали,  что власть останется в их руках. В результате вече как постоянный элемент управления было уничтожено, хотя, в кризисных ситуациях и при ослаблении княжеской власти, были попытки его возродить (захват власти жителями Москвы во время ее осады Тохтамышем), но все они были  непродолжительны и безрезультатны.
     С другой стороны, если несколько по-другому посмотреть на события того времени,  то  можно увидеть совсем другую картину, говорящую о вполне мирном сосуществовании и даже своеобразной взаимопомощи в функционировании вечевой и княжеской ветвей власти. События показывают, что князья боролись не столько с городским самоуправлением, сколько с противными городами-государствами. Наиболее ярким примером этого является деятельность Ивана Калиты, обращенная не во внутрь самого Московского княжества, а  на другие княжества с их центрами, городами. По мнению Ю.В. Кривошеева, безусловно, что в этой борьбе он и московская община противостояли и вечевым порядкам земель-соперников, в то же время, не имея в своих действиях целенаправленности против веча. Точно также нет никаких доказательств его антивечевой деятельности в самой Москве18. А.М. Сахаров приводит несколько предположений относительно того, что деятельность Ивана Калиты должна была быть для вече разрушительной. Но он основывается на том,  что в других землях, с менее сильной властью князя, «наблюдается оживление вечевых собраний горожан19», чего в Москве того времени  не происходило. Сам он видит причину этого в более энергичном укреплении княжеской власти в Москве, чем в других землях. Но из этого можно сделать вывод не столько о разрушительном характере деятельности самого Калиты, сколько о созидательном, направленном на благо московской земли и общины, вследствие чего для вече отпадет необходимость в активных действиях. Само же оно еще проявит себя и в XIV и в XV веках.
     Затрагивая  остальную Русь нельзя не отметить факты, также свидетельствующие не в пользу активной антивечевой политики русских князей. Так летопись свидетельствует, что в 1328 г. великий князь Александр Васильевич после получения ярлыка от хана вывез вечевой колокол из Владимира к себе в Суздаль, где колокол «не почаял звонити». Л.В. Черепнин, говоря об этом полулегендарном событии, пытается, не приводя каких-то доказательств, подчеркнуть, что сделано это было по приказу хана с целью подавления вечевых порядков20. Но никаких данных, указывающих на это, нет, тем более что в летописях вообще отсутствуют какие бы то ни было указания на вмешательство монголов во внутренние дела на Руси, за исключением межкняжеских отношений. В принципе, можно  вообще говорить о безразличии ханов к русским порядкам. К тому  же в самом Суздале колокол, вероятнее всего предназначался для той же функции, что и  во Владимире. Кривошеев пишет: «…от перемены мест слагаемых сумма не меняется. В данном случае такой суммой является вечевой строй21».
     Вернемся к Л.В. Черепнину. По его словам причиной снятия вечевого колокола с тверского Спасского собора было его желание подавить вечевые порядки и «тем самым помешать крамольным выступлениям горожан22». В этом он верен себе. Но в 1347 г. тверской князь Константин Васильевич велит отлить новый колокол. Это уже заставляет ученого задаться вопросом: «Не означало ли упоминание об этом акте в летописи демонстративное подчеркивание того, что князь не может нарушить право горожан собирать вече и через вече предъявлять свои требования и претензии княжеской власти23». Знак вопроса здесь можно убрать. Таким образом, поступок Ивана Калиты, как и Суздальского князя можно трактовать не как попытка уничтожения веча, а как «констатация очередной победы одной из сторон соперничающих городов-государств24»
     Исходя  из вышеизложенного нельзя сказать  о борьбе князей с таким политическим институтом как вече и народными  массами как таковыми, остается влиянии монголов, боровшимися с вече как с источником восстаний,  хотя и оно может быть не определяющим. По мнению Кривошеева причина прекращения деятельности веча лежит в глубинных процессах, происходивших тогда. Прежде всего, это относится к процессу становления и формирования Русского государства, где, по словам В.И. Сергеевича, «соединение многих отдельных волостей уничтожило ту почву, на которой могли действовать вечевые собрания»25.
2.2 Князь и княжеская администрация
     2.2.1 Положение князя
     Если  влияние монголов на городское  самоуправление вызывает споры, то воздействие монголов на институты княжеской власти является неоспоримыми, поэтому рассуждения и выводы об изменении статуса князей под воздействием, прежде всего монгольского фактора стали общим местом отечественной историографии.
     В этот период можно выделить два процесса: усиление власти великого князя и  превращение ее в самодержавную и расширение самого крупного великого княжества с образованием единого Русского государства. Оба этих процесса происходили под непосредственным влиянием монголов.
     Общеизвестно, что краеугольным  камнем монгольской  политики на Руси было поддержание политической раздробленности и предотвращение чрезмерного усиления власти какого-то одного князя. Теоретически это должно было способствовать сохранению феодальной раздробленности и ограничению княжеской власти, но сами монголы, тем не  менее, заложили основы для противоположных тенденций. И.Я. Фроянов указывает, что с приходом монголов княжеская власть получила «совсем иные основания, чем раньше26». И действительно, в киевский период общество больше развивалось на вечевых началах, при которых князья, как правило, занимали столы по приглашению веча на договорной основе. Теперь же они садились на княжение по приглашению хана, подкрепленные соответствующим ханским ярлыком,  что автоматически делало их более независимыми от веча, хотя последнее, как мы уже говорили, еще долго могло сохранять свое значение. Увеличение независимости князей внутри страны начало создавать  благоприятные условия и стало одной  из причин становления монархии. Также нужно  сказать, что  монголы, осознав невозможность сломать русские порядки и поддерживать прямой контроль над завоеванной территорией, были вынуждены действовать через русских князей, перепоручив им сбор дани и местное управление, и также то, что теперь князья нередко вынуждены были прибегать к помощи монголов, чтобы согласно ярлыку явится в город на княжение, князь мог положиться не  только на свою дружину, но и на монгольскую поддержку. Ясно,  что, получив княжество таким путем, князь теперь получал  больше власти. Такой путь, т.е. использование в своих целях отрядов кочевников, не являлся чем-то новым,  но все-таки таки мы не можем отбросить влияния монголо-татарской силы на изменение в положении князей и их взаимоотношениях во второй половине XIII-XIV вв., что в дальнейшем заложило основы для формирования самодержавия на Руси. С другой стороны, способствуя укреплению власти князя, монголы всячески препятствовали ей, понимая опасность предоставления большой власти одному человеку, поэтому они пытались уменьшить финансовые возможности и посеять семена раздора среди  князей. Здесь отчетливо  видно противоречие в их политике, но вполне возможно, что они пытались найти равновесный уровень для княжеской власти, т.к., с одной стороны, безвластный князь, фактически являвшийся их представителем на определенной территории, не смог бы осуществлять свои прямые функции, с другой, слишком большая власть делала его опасным.
     Постепенно  тенденция к усилению княжеской  власти слилась с тенденцией к  образованию единого национального  государства. Здесь  одни историки считают, что именно сами монголы способствовали этому объединению, другие полагают это невозможным, так как последнее явно было не в их интересах. Но, так или иначе, именно монгольское завоевание создало ситуацию, в которой объединение усилий всей нации стало необходимым,  и эта необходимость отлично понималась не только великими князьями, но и самим народом, активно шедшим на службу к московскому князю, казавшемуся им наиболее сильным. Задаваясь вопросом, способствовали сами завоеватели объединению Руси, можно найти двоякий ответ. Если посмотреть  на это с одной стороны, то, как мы уже говорили, ясно, что нашествие способствовало, хоть и не сразу, росту осознания необходимости единства страны, с другой, монголы явно проводили политику поддержания раздробленности  и лишь в крайнем случае позволяли князьям увеличивать пределы своих владений (к примеру,  в 1392 г. Тохтамыш, нуждаясь в военной помощи, позволил Василию I захватит нижегородское великое княжество)27, но это было скорее исключением. В целом здесь можно говорить не о пособничестве объединению Руси,  в чем я согласен с Вернадским, а об ошибках, допущенных монгольским правительством. Конечно, «признание монголами прав династии Рюрика было мудрым шагом, избавившим их от множества проблем28», облегчив для русских  принятие вассальной зависимости и позволив Рюриковичам продолжать править Русью. Но при этом монголы, выдавая ярлыки на княжение, постоянно нарушали права князей и сам киевский принцип передачи власти по генеалогическому старшинству, что, по мнению Вернадского, вело к выходу на первый план наследственной передачи власти от отца к сыну. В дальнейшем «ясное выражение постепенного развития государственной идеи можно найти в предпочтении, отданном каждым московским правителем своему старшему сыну»29. Конечно, князь как и прежде делил наследство между сыновьями, но постепенно доля старшего оказывалась все более и более превалирующей, гарантируя новому правителю главенствующее положение в своем роду. С ослаблением Орды старый принцип престолонаследия канул в лету, а новый на долгие голы вперед обеспечил единство Московского княжества и Русского государства.
     2.2.2 Княжеская администрация
     Изменения коснулись не только статуса самого князя, но и княжеской администрации, так как она оказалась, особенно в первые годы после нашествия, поставленной в зависимость от хана и, как следствие, должна была испытывать на себе непосредственное влияние монгольской системы.
Наименьшие  изменения претерпела судебная власть, так как  монголы предпочитали не вмешиваться во внутренние дела княжеств, при этом закрепив собой лишь полномочия верховного суда, но «все-таки, когда русские познакомились монгольским уголовным правом и монгольскими судами, они оказались готовы принять некоторые модели монгольской юриспруденции»30. В частности, смертная казнь телесные наказания и пытки стали применяться именно в монгольский период. Конечно, подобные меры наказания были распространены и на Европе, поэтому вполне можно предположить, что появление смертной казни, к примеру,  в Пскове, было результатом влияния западного права, но большая часть Восточной Руси все-таки больше была подвержена влиянию Орды, чем запада, поэтому влияние монгольского уголовного права, в отличие от процесса судопроизводства, вряд ли можно отрицать.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.