На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Изучение предпосылок международного спора вокруг Кашмира, который продолжается уже более полувека. Роль культурно-религиозного национализма в решении этого конфликта. Сочетание исламского фактора с пуштунским национализмом. Национальная борьба кашмирцев.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 01.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат: Кашмирская проблема в современном измерении

Спор вокруг Кашмира, как известно, один из самых старых в мире. Продолжающийся более полувека (в октябре 2002 г. ему исполнилось ровно 55 лет), он до конца 80-х годов прошлого века не был серьезно отягощен грузом радикального исламизма. Культурно-религиозный национализм, безусловно, играл роль с самого начала, но он присутствовал в этой проблеме опосредованно, через предполагаемое желание большинства кашмирцев, мусульман по своей конфессиональной принадлежности, присоединиться к мусульманскому Пакистану вопреки решению индусского махараджи включить княжество в состав Индийского союза. Иными словами, и первая, и вторая кашмирские войны (1947-48 и 1965 гг.) велись под флагом самоопределения для кашмирцев, т.е. они были отражением хоть и своеобразной по основанию (не культурно-лингвистическому, а культурно-религиозному), но национальной борьбы.
Религиозно-радикальная, фундаменталистская партия - кашмирская «Джамаат-и ислами» под руководством Саеда Али Шаха Гилани начала действовать активно лишь с 1962 г., и тогда же ее руководитель впервые надолго попал в заключение. Подъем кашмирского исламорадикализма следовал в дальнейшем за усилением этого течения прежде всего в Пакистане и во всем мусульманском мире. Росту популярности радикалов способствовали и репрессии властей. Так, в 1975 г. «Джамаат-и ислами» была запрещена. Это произошло в год заключения соглашения о разделе полномочий между центральными властями Индии в лице Индиры Ганди и правительством штата, которое возглавил (после долгих лет тюремного заключения и противодействия политике Дели) Шейх Абдулла, популярный мусульманский лидер Кашмира. После этого и вплоть до смерти Абдуллы в 1982 г. в штате сохранялась спокойная обстановка.
Однако этот период совпал с неспокойным развитием ситуации в прилегающем к нему исламском ареале. За военным переворотом в Пакистане в 1977 г. и начавшейся там затем кампанией по исламизации последовала исламская революция в Иране в 1979 г. и развернувшееся год спустя под логунгами «джихада» (борьбы за веру) вооруженное сопротивление властям в Афганистане. Охватившая регион исламизация привнесла фактор исламорадикализма и в национальное кашмирское движение.
Известно, что после вывода советских войск из Афганистана в 1989 г. в индийский штат Джамму и Кашмир перебралось немалое число кашмирцев-уроженцев как штата, так и контролируемых Пакистаном районов бывшего княжества. Они прошли обучение в Афганистане методам ведения партизанской войны и принимали участие в афганском джихаде. Перенеся в индийский Кашмир идеологию и практику радикального ислама (исламизма), инфильтранты способствовали серьезному осложнению ситуации. Начавшееся в декабре 1989 г. «восстание» в Кашмирской долине весной 1990 г. охватило почти все ее населенные пункты, включая главный город, столицу штата Сринагар. Подавление массовых выступлений полицейскими и военными частями Индии вызвало в мае острый кризис в отношениях между ней и Пакистаном. Постфактум утверждали, что стороны были «в пяти минутах» от крупного конфликта с применением уже тогда имевшегося в их распоряжении ядерного оружия1.
Открыто вступиться за «братьев по вере» Пакистан тогда не решился, и в течение последующих трех лет индийским силам правопорядка удалось восстановить относительное спокойствие в долине Кашмира и прилегающих к ней районах.
В 1996 г. властям штата удалось организовать выборы в местное законодательное собрание. Лидер победившей на них партии «Национальная конференция» сын Шейха Абдуллы Фарук возглавил правительство, остававшееся у власти до 2002 г. Фарук пошел на установление партнерских отношений с правящей в Индии с 1998 г. индусско-националистической «Бхаратия джаната парти» и пользовался поддержкой Дели. Что касается кашмирских экстремистов, то они перешли к тактике террора и устрашения местного немусульманского населения, а также «коллаборационистов» из числа мусульман. При этом они расширили географию своих вылазок, охватив ими как южные районы (область Джамму), так и северные (район Каргила). Непрерывная террористическая активность заставила индийские власти дислоцировать здесь на постоянной основе регулярные армейские и полицейские части численностью, по разным оценкам, от 350-400 до 700 тыс. человек.
Особенное внимание индийские военные уделяли непроницаемости установленной в 1971 г. линии контроля в Кашмире, ставшей фактической границей с Пакистаном. Именно через нее по труднодоступным, в основном северным, горным маршрутам в индийский Кашмир перебирались прошедшие в Пакистане подготовку диверсанты и агитаторы. Переходу границы способствовало то обстоятельство, что линия контроля разделила селения, где проживают нередко близкие и дальние родственники.
Обстановка на линии контроля на протяжении 90-х годов оставалась крайне напряженной. Между охранявшими ее пакистанскими и индийскими частями периодически возникали артиллерийские перестрелки. Обострение ситуации наблюдалось в августе-сентябре 1997 г. и особенно сильное - в мае-июне 1999 г.
Еще одним исключительно острым стал период с мая по июнь 2002 г., приведший к глубокому кризису в индийско-пакистанских отношениях. Непосредственным поводом для этого послужил террористический акт, совершенный боевиками против индийских солдат и мирных жителей в непосредственной близости от линии контроля в Кашмире. Индийское правительство обвинило Пакистан в прямой и косвенной поддержке террористов и привело в состояние повышенной боевой готовности сосредоточенные близ границ с Пакистаном регулярные части численностью свыше полумиллиона человек. Концентрация индийских войск вдоль границ с Пакистаном осуществлялась с декабря 2001 г., став реакцией на нападение мусульманских террористов на здание парламента в Дели.
В ответ на принятые индийским руководством в середине мая решения Исламабад привел свои войска, расположенные по линии границ, в боевую готовность, так что в противостоянии участвовало с обеих сторон, по разным подсчетам, от 800 тыс. до 1 млн. военнослужащих. Наличие у обоих государств запасов ядерного оружия и оперативно-тактических ракет привлекло к региональному кризису внимание всего мира. Посреднические усилия многих стран, в том числе и России, помогли урегулировать ситуацию. Напряжение стало явно уменьшаться после состоявшейся в начале июня в Алма-Ате (Казахстан) Конференции по мерам доверия и сотрудничеству в Азии и бесед, которые президент В.В.Путин провел вне ее официальных рамок с премьер-министром Индии А.Б.Ваджпаи и президентом Пакистана П.Мушаррафом.
В октябре 2002 г. Индия приняла решение об отводе своих войск от границы, соответствующее намерение выразил и Пакистан. Однако террористические действия исламских боевиков в Кашмире продолжают отравлять отношения между двумя странами.
Надо, впрочем, иметь в виду, что масштабы поддержки Пакистаном кашмирских экстремистов заметно уменьшились после терактов 11 сентября 2001 г. Военное руководство страны, как известно, выступило с их осуждением и присоединилось к международной антитеррористической коалиции, возглавляемой США.
В рамках новой политики Исламабад не только предоставил свою территорию для войск США и Великобритании, действующих против афганского исламистского режима «Талибан», но и поставил вне закона деятельность ряда пакистанских боевых групп и организаций, активно оперировавших в Кашмире, таких как «Харкат-уль-муджахедин», «Лашкар-и тойиба» и «Джайиш-и Мухаммад».
Хотя Дели считает поворот в политике Исламабада недостаточно решительным и (или) лицемерным, настаивая на полном прекращении им поддержки кашмирских сепаратистов, следует признать, что после сентября 2001 г. создалась в целом более благоприятная обстановка с точки зрения развития международно-политической ситуации в центре Азии. Хотя стоит оговориться, что она может вновь измениться ввиду того, что основные проблемы, связанные с существованием фронта сил исламского радикализма и культурно-религиозного национализма, не решены и в принципе трудны для разрешения.
Об этом свидетельствует вся недавняя история соединения исламизма и кашмирского национализма. Но прежде чем обратиться к ней, целесообразно коснуться особенностей Каргильского конфликта 1999 г., который многие авторы считают четвертой индо-пакистанской войной (после войн 1947-1948, 1965 и 1971 годов) на том, главным образом, основании, что в ходе боевых действий потери убитыми превысили 1 тыс. человек2.
Прямая конфронтация между вооруженными силами двух государств началась в первой декаде мая 1999 г. после того, как индийские пограничники неожиданно обнаружили группировку противника на своей стороне линии контроля на северном отрезке в районе города Каргил. Занятые противником высоты имели важное стратегическое значение. Контроль над ними позволял осуществить дальнейший маневр по захвату участка шоссейной дороги, соединяющей центр штата (Кашмирскую долину) с восточной областью Ладакх, пограничной с Китаем.
Начались бои с применением авиации и артиллерии. Пакистан, как обычно, утверждал, что он лишь поддерживал действия проникших на индийскую территорию кашмирских «муджахедов» (борцов за свободу), но вовлеченность в бои его регулярных частей не вызывает сомнений. Несмотря на потерю нескольких боевых самолетов, индийским войскам удалось оттеснить группировку противника и восстановить контроль над стратегическими высотами. В начале июля Исламабад объявил о признании линии контроля неприкосновенной и отказе от поддержки перешедших ее муджахедов. К середине июля индийским частям удалось с боями восстановить полное господство над всеми участками своей территории в Кашмире, и правительство Индии объявило о победоносном завершении военной кампании.
Однако после Каргильского кризиса ситуация в Кашмире продолжала оставаться напряженной, почти каждый день там совершались теракты, гибли люди. По наиболее распространенным оценкам, общее число жертв трагедии в Кашмире, прежде всего погибших мирных жителей, за 1989-2002 гг. превысило 37 тыс. человек, увеличившись за три с половиной последних года почти на семь тысяч.
Надо отметить, что потери среди военных и боевиков составляли меньшую часть от общего количества жертв конфликта. Согласно индийским данным, введенные в штат армейские подразделения («раштрия райфлз», т.е. национальная пехота) потеряли убитыми за 1989-1998 гг. около полутора тысяч человек, а террористы-боевики - 8-10 тысяч. В первую цифру не включены погибшие полицейские и военнослужащие спецотрядов внутренних войск3.
В то же время кашмирские оппозиционные источники приводят вдвое большую цифру общих потерь в ходе кризиса в штате, начавшегося в 1989 г., - более 70 тыс. человек.
Среди оппозиционных индийским властям сил выделяются два основных потока. Первый составляют кашмирские националисты, наследники политической линии мусульман-оппозиционеров «первого призыва». Их главная цель состоит в автономии бывшего княжества Джамму и Кашмир в составе Индии либо Пакистана, или в достижении самостоятельности в виде вполне суверенного политического образования.
Основную силу среди них долгое время представляла организация «Фронт освобождения Джамму и Кашмира», созданная в 1978 г. Фронт понес большие потери в 1989-1992 гг., когда он по существу возглавлял «национальное восстание» и потерял нескольких своих руководителей. Одно крыло этой организации занял и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.