Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


творческая работа Лирический эпос Марселя Пруста «По направлению к Свану»

Информация:

Тип работы: творческая работа. Добавлен: 10.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 

Семинар 4 

Лирический  эпос Марселя Пруста «По направлению к Свану» 
 

    Творческий  путь Марселя Пруста. История создания романного цикла  «В поисках утраченного  времени».
 
     Валентин  Луи Жорж Эжен Марсель  Пруст (фр. Valentin Louis Georges Eugene Marcel Proust; 10 июля 1871 18 ноября 1922) — французский писатель. Один из самых значительных писателей и философов XX века.
     Основное произведение Пруста — цикл «В поисках утраченного времени» (т. 1-16, 1913—1927, последние 6 томов опубликованы посмертно), состоящий из семи романов.
     Марсель Пруст родился в Париже 10 июля 1871 года в состоятельной семье: его отец, Адриан Пруст — профессор медицинского факультета, а мать, Жанна Вейль — дочь еврейского биржевого маклера.
     Весной 1880 или 1881 года Пруст испытал первый приступ астмы.[1]
     В 1882 году Пруст поступил в лицей Кондорсе. Часто отсутствовал. Выпускные экзамены на звание бакалавра он сдал в июле 1889 года, и был особо отмечен за сочинение по французскому.  Вскоре Пруст стал посещать модные литературные и художественные салоны. Учился на юридическом факультете Сорбонны, но курса не окончил. Вёл отдел салонной хроники в газете «Фигаро». Из парижских салонов особую роль в жизни Пруста сыграли три: салон госпожи Штраус (Женевьева Галеви (18491926)), вдовы Бизе; салон госпожи де Кайаве, возлюбленной Анатоля Франса; салон Мадлены Лемер (18451928)[1].
     Активное  участие в политической жизни  Пруст принял лишь однажды, в период «дела Дрейфуса» . Он подписал воззвание деятелей культуры о пересмотре приговора, уговорил Анатоля Франса также подписать этот текст. В феврале Пруст присутствует на процессе Золя [1].
     Пруст был гомосексуалом, и как полагают, имел продолжительную связь с пианистом и композитором Рейнальдо Аном.
     В годы Первой мировой войны субсидировал содержание публичного дома для гомосексуалов.
     Около 1907 года он начал работу над основным своим произведением — «В поисках утраченного времени». К концу 1911 года первая версия «Поисков» была завершена. В ней было три части («Утраченное время», «Под сенью девушек в цвету» и «Обретённое время»), и книга должна была уместиться в двух объемистых томах. В 1912 году она называлась «Перебоями чувства». Пруст не может найти издательство. В конце года отказы присылают издательства «Фаскель» и «Нувель Ревю Франсез» («Галлимар»), в начале следующего приходит отказ от «Оллендорфа». Издателем стал Бернар Грассе. Он выпустил книгу (за счёт автора), но потребовал рукопись сократить [1].
     Роман «По направлению к Свану» вышел в ноябре 1913 года и был встречен прохладно читателями и критикой. Начавшаяся война, уход Грассе на фронт и закрытие издательства (хотя уже набирался второй том), вынудили Пруста продолжить работу.
     Хотя  Пруст считал, что в 1918 году он завершил книгу, он продолжал усиленно работать, и править её до последнего дня своей жизни.

     Творчество

     Творческий  дебют Пруста состоялся в 25 лет. В 1896 году был опубликован сборник  рассказов и стихотворений «Удовольствия и сожаления». Затем, в течение нескольких лет, Марсель переводил на французский работы Джона Рёскина. В 1907 году в газете «Фигаро» была опубликована статья Пруста, в которой он пытался проанализировать понятия, впоследствии ставшие ключевыми в его творчестве — память и чувство вины.
     В 1909 году Прустом было написано эссе «Против Сент-Бёва», которое впоследствии выросло в многотомный роман, который находился в процессе написания до конца жизни Пруста.
     В истории французской литературы Пруст известен как родоначальник психологического романа.

     Интересные факты

 
     
    Гранки первого издания романа «По направлению к Свану» с правкой автора на аукционе Кристи были проданы в июле 2000 за 663 750 фунтов стерлингов (1 008 900 долларов), что является рекордной суммой для рукописи французской литературы [2].
    В 1999 году две крупнейшие сети книжных магазинов Франции провели среди своих покупателей опрос с целью выявить 50 лучших произведений XX века. Под номером 2 в этом списке фигурировал роман «В поисках утраченного времени» (на первом же месте расположился роман «Посторонний» Альбера Камю)
    В честь Пруста назван кратер на Меркурии.
 
 
    Концепция жизни и человека в творчестве Пруста. Французское общество на основании романа.
 
     Эстетические  взгляды Пруста находят выражение, прежде всего, в жанровой специфике  его обширной серии "Поиски утраченного времени" (7 романов, 1913-1927, последние 3 романа изданы посмертно). Необычность жанра прустовского произведения озадачила уже его первых читателей и критиков. То, что предлагалось их вниманию как роман, представляло, на первый взгляд, хаотическое нагромождение случайных восприятий, не связанных никаким композиционным или идейным единством. Конечно, и до Пруста в романах можно было найти впечатления от бликов солнца на колокольне, состояний сна и пробуждения, вида моря. Но никому не приходило в голову, что эти впечатления могут рассматриваться как повод для психологических открытий, могут быть опорой, фундаментом огромной эпопеи. Ряд критиков объявлял прустовский роман "просто-напросто мемуарами". В этом была доля правды.
     С одной стороны, в  жанровом отношении "Поиски утраченного времени" примыкают к таким  произведениям французской  литературы, как "Записки" герцога Сен-Симона, "Замогильные воспоминания" Шатобриана, "Исповедь" Руссо. В особенности близки они к мемуарам типа "Жизни Анри Брюлара" Стендаля и "Книги моего друга" Анатоля Франса, в которых события жизни героя далеко не всегда являются воспоминаниями автора, комбинирующего действительность и воображаемые факты в соответствии с художественным замыслом.
     Однако, если "Поиски утраченного времени" и являются мемуарами, то это мемуары  совершенно особого типа, в которых  автор, исходя из впечатлений прожитой жизни, стремится дать философское объяснение законов человеческой психики и интеллекта. Более того, помимо проблем, возникающих в сфере художественного выражения, в "Поисках" мы сталкиваемся с рядом чисто философских и психологических отступлений о времени, памяти, человеческих страстях. Эти "опыты" и "максимы" жанрово соотносятся с "Essays" Монтеня, сочинениями моралистов XVII-XVIII веков, стендалевским трактатом "О любви".      
     "Высшая реальность" может быть постигнута в самых незначительных с точки зрения "практического" разума предметах и явлениях. Понятия "главного" и "второстепенного" - "условны", "относительны". Пруст отдается безраздельно всем своим впечатлениям и эмоциям, не забывая ни одного душевного движения, зрительного или слухового восприятия. Мельчайшие подробности жизни рассказчика "Поисков", оказываются ценными и достойными внимательного изучения, в то время как где-то на втором плане происходит дело Дрейфуса или первая мировая война. Поэтому же в романе сознательно опущены или оставлены в тени наиболее важные с "практической" точки зрения события в жизни персонажей (женитьба и смерть Сванна). Задача Пруста - разыскать характерные закономерности жизни чувств, скрываемые от нас автоматизмом "обыденного" мышления. Таким образом, Пруст анализирует человеческую психику не в ее общественной обусловленности, как анализируют ее писатели критического реализма, и в первую очередь Бальзак, а в ее "истинной", "подлинной" сущности.
     Особенно  интересуют Пруста состояния, освобождающие мышление от "оков" разума. "В сторону Сванна", первый роман прустовской эпопеи, начинается с описания впечатлений полусна, полубодрствования, когда целые куски нашего прошлого воскресают с необыкновенной силой и яркостью.
     С другой стороны, эти воспоминания "уничтожают" действие времени, освобождают из-под его власти, ставят над ним. Время в прустовском романе - это время в субъективистском понимании, "реальная длительность", "духовная реальность", зависящая от изменения наших чувств и состояний: "Во время сна человек держит вокруг себя нить часов, порядок лет и миров. Он инстинктивно справляется с ними, просыпаясь, в одну секунду угадывает пункт земного шара, который он занимает, и время, протекшее до его пробуждения; но они могут перепутаться в нем, порядок их может быть нарушен" ("В сторону Сванна"). Для Пруста не существует "обычного", "практического" измерения времени, его течение должно ощущаться через эволюцию сознания героя. Даты в романе отсутствуют, и только отдельные события: дело Дрейфуса, русские сезоны, мировая война, - дают возможность соотнести действие с "общепринятой" хронологией.      
     Пруст отказывается от композиции романистов XIX века (хотя уделяет большое внимание вопросу единства произведения). Структура "Поисков" отражает процесс воспоминания: целые части возникают из случайной ассоциации восприятий, мимолетных психических состояний. Однако структура как отдельных томов, так и всей эпопеи строго продумана. Своеобразный ритм создается уже в результате повторяемости сходных чувств, суждений и восприятий. Некоторые темы, вроде тем сна, ревности, воображения, пробуждающей силы собственных имен, становятся как бы "лейтмотивами" Пруста и создают особое, "музыкальное", "вагнеровское" построение "Поисков утраченного времени". Но Пруст вносит в строение книги и сознательный, рационалистический элемент. В письме к критику Полю Судэ от 10 ноября 1919 года Пруст писал, что композиция его романа "скрыта" и "широкомасштабна", и пояснял это на одном из эпизодов "Стороны Сванна", который при появлении книги вызвал недоумение читателей как своей "неприличностью", так и тем, что он казался изолированным в общей структуре романа. Речь идет о сцене в доме композитора Вентейля, свидетелем которой пришлось стать Марселю. Значение этого эпизода делается понятным лишь по мере чтения дальнейших томов. Только тогда становится очевидным, что рассказ о м-ль Вентейль и ее подруге, равно как и повествование о странном поведении барона Шарлюса при его первой встрече с рассказчиком в романе "Под сенью девушек в цвету", совершенно необходимы как тематическое и сюжетное предварение ситуаций романов "Содом и Гоморра", "Пленница" и "Беглянка".       
 
 
 
 
 
 

    Господин  Сван в социальном и нравственном плане. Сван и Одетта.
 
     Роман «По направлению к Свану» не сразу стал одной из книг цикла «В поисках утраченного времени». Изначально она планировалась Прустом, как первая из трёх частей одноимённой книги. За ней должны были следовать «У Германтов» и «Обретённое время». Набросок этой книги был готов уже в 1909 году, а с 1910 по 1912 год Пруст работал над ее первой редакцией. Выпуская в свет в 1913 году «По направлению к Свану», Пруст уже закончил работу над книгой в целом. Из 712 страниц переданных издателю Грассэ в декабре 1912 года в том «По направлению к Свану» было включено 467 страниц. Книга вышла в свет 14 ноября 1913 года и осталась почти не замеченной критикой.[1]
     Глубокое  потрясение, испытанное Прустом в 1914 году (гибель его секретаря Альфреда Агостинелли и война), привело к существенному изменению плана романа. Объём произведения увеличился вдвое за счет частей, связанных с Альбертиной, персонажем, введенным в роман в 1914 или 1915 году.[1] 

     ОДЕТТА  (фр. Odette) - героиня эпопеи «В поисках утраченного времени» (1907-1922) М.Пруста. Так же как Марсель и Сван, О. занимает одно из основных мест в эпопее, начиная с первого романа «По направлению к Свану», и, хотя главную роль в любви Пруст отдает мужчине, «объект» любви (в данном случае любви Свана) вовсе не лишен выразительности. И если Сван - современный вариант кавалера де Грие, то О., несомненно, Манон Ле-ско XX века. В эпопее Пруста существуют как бы два образа О. Один - реальный, который вырисовывается постепенно через впечатления разных персонажей. Другой - опоэтизированный любовью Свана, увиденный во фреске Боттичелли и услышанный в музыкальной фразе из сонаты Вейтеля.
     О. - тип красивой кокотки-буржуазки, дамы полусвета, над которой полностью  довлеют законы буржуазной морали. О., в отличие от Манон или бальзаковских  дам полусвета, не способна на любовь, она не способна на страсть и даже на необдуманный поступок, который нарушит общепринятое для среднего класса представление о приличиях. О. не только заставляет Свана ревновать, что простительно, ибо, по Прусту, любви не бывает без ревности, она вываливает любовь Свана в грязи, унижает его и постоянно лжет ему, в сущности не очень скрывая свою неодолимую тягу к пороку.
     Соблюдение  приличий и тяга к пороку - вот  главное, что находит и показывает М.Пруст в образе сначала обожаемой  любовницы, а потом нелюбимой  жены Свана. 

     Замысел и неторопливое воплощение в жизнь художественной саги Пруста относятся к годам, последовавшим за смертью его матери в 1905 году.
     Когда в 1918 году появилась вторая часть "Под  сенью девушек в цвету", настроения публики переменились. Пруст получил  престижную Гонкуровскую премию, которая способствовала последующему успеху его книг. Он покончил с затворничеством, стал принимать немногих восторженных поклонников, нашел время для публикации нескольких небольших эссе, продолжая работать над разрастающимся романом. Третья часть "У Германтов" оказалась настолько длинной, что была издана двумя выпусками, первый вышел в 1920 году. Критики встретили роман благосклонно, однако отметили несовершенство архитектоники.
     Цикл  романов "В поисках  утраченного времени", наверное, можно назвать  главным произведением французского писателя. Цикл состоит из семи романов. Все семь книг объединены образом рассказчика Марселя, пробуждающегося среди ночи и предающегося воспоминаниям о прожитой жизни: о детстве, о своих родителях и знакомых, о любимых и светских друзьях, о путешествиях и светской жизни.
     "По направлению к Свану" (1913) – первый роман цикла. Образ героя — Свана — дробится на множество составляющих. Так, Сван, умный и утонченный посетитель аристократических салонов, каким он предстает на первых страницах романа в детском восприятии Марселя, и Сван — любовник Одетты, а затем увиденный уже глазами повзрослевшего Марселя, Сван, — благополучный семьянин, заискивающий перед ничтожными гостями своей супруги, и, наконец, Сван – неизлечимо больной, умирающий человек, — все это как бы разные люди. Такое построение образа отражало мысль Пруста о субъективности наших представлений о личности другого, о принципиальной непостижимости его сущности. Человек осмысливает не объективный мир, но лишь свое субъективное представление о нем. Такой подход к внутреннему миру романа отражает одну из основных особенностей психологизма самого произведения.
     Следует отметить, что произведение Пруста с трудом поддается  жанровой классификации: хотя оно прочно связано  с романической традицией, это не совсем роман, не мемуары, несмотря на углубленную автобиографичность. Метод, использованный для его создания, не только реалистический, хотя реализм и составляет здесь ядро. Он вобрал в себя свойства и принципы самых различных течений: таких приближенных во времени, как символизм и импрессионизм, и таких отдаленных, как романтизм и классицизм. Интрига в "Поисках" практически отсутствует: вместо нее функцию цементирующего вещества этой огромной конструкции, которую автор любил сравнивать с готическим собором, выполняют ощущения, приводящие в действие механизм непроизвольной памяти и связующие прошлое с настоящим. Благодаря идентичным ощущениям, сплавляющим воедино различные моменты жизни рассказчика, и еще чаще благодаря искусству психологического анализа прошлое избегает забвения и обретает спасение от смерти в искусстве.
     В "Поисках" можно выделить три больших цикла — цикл Свана, цикл Германтов и цикл Альбертины, сквозь которые прослеживается эволюция Марселя и других персонажей. Порой сложное переплетение судеб создает впечатление неуправляемого хаотического повествования, а рассмотрение одних и тех же персонажей в различных обстоятельствах и под различными углами зрения приводит как бы к расщеплению характеров на ряд изолированных, противоречащих друг другу ликов. Расщепление это производится в восприятии разных персонажей и во времени, наиболее последовательно осуществляется по отношению к людям искусства. Например, рассказчик с удивлением обнаруживает, что пошловатая личность, время от времени попадающаяся ему в одном из буржуазных салонов, и знаменитый, восхищающий его своими пейзажами художник — одно и то же лицо, что великая актриса в жизни оказывается эгоисткой, а гениальный писатель — вульгарным честолюбцем. Зато Пруст настаивает на творческой целостности людей искусства. Согласно его теории, любой художник дарит миру одну единственную индивидуальную и "неизменную" красоту и всегда является автором одного единственного произведения, как бы велика ни была в количественном отношении его творческая продуктивность, потому что и красота, и произведение живут в единстве стиля, который у истинного творца всегда тождествен самому себе и служит наиболее достоверным признаком гения и призвания. Поиском своей собственной красоты, поиском своего призвания, по существу, является "поиск утраченного времени". "В поисках утраченного времени" — это не только художественное произведение, это одновременно и эстетический трактат, который заканчивается мыслью героя о необходимости написать книгу о своей жизни.  

     "В поисках утраченного времени" — это, возможно, величайший роман двадцатого века; это размышления о природе времени, памяти, смысле человеческого существования. Вся картина, развернутая в "В поисках утраченного времени", связана с развитием Марселя, дана через его восприятие. И это восприятие непрерывно изменяется с течением лет. "Постепенно, — пишет Пруст, — действительность заставляла мою мечту сдавать одну позицию за другой". И действительность романа становится все серее и будничное. Происходит своеобразный процесс "деромантизации мира". История жизни Пруста, рассказанная в романе, превращается в историю разочарования.
     Таким образом, весьма характерно, что название романа "В поисках утраченного  времени" приобретает двусмысленный  оттенок. Это одновременно и потерянное время, ибо Пруст–пессимист считает бесплодно потерянной всю свою прожитую жизнь и утраченное уже время, которое Пруст–апологет пытается еще раз искусственно воскресить в воспоминаниях.
     Психологизм Пруста основан как  раз на воспоминаниях, размышлениях о природе  времени и памяти. Однако при этом писатель не желает, прибегая к помощи памяти как  поставщика материала, реконструировать былую реальность, но, напротив, он желает, используя все вообразимые средства – наблюдения над настоящим, размышления, психологические выкладки, – смочь воссоздать собственно воспоминания. Итак, не вещи, которые вспоминаются, но воспоминания о вещах – главная тема Пруста. Впервые память из поставщика материала, с помощью которого описывается другая вещь, сама становится вещью, которая описывается. Поэтому автор обычно не добавляет к вспоминаемому того, чего ему не хватает, он оставляет воспоминание таким, как оно есть, объективно неполным, – и тогда и возникают в призрачном отдалении изувеченные временем несчастные калеки.
     Острота и сила впечатлительности  у Пруста необычайны. Он сам говорит  о своих нервах, что они "не только не задерживают на пути к сознанию, а напротив легко допускают к нему во всей отчетливости постоянные мучительные, изнурительные жалобы самомалейших элементов нашего "я". Несомненно, такая острота граничит с явной болезненностью и, действительно, находит свое объяснение в том, что Марсель Пруст страдал жесточайшими припадками нервной астмы, так что последние десять лет своей жизни почти не выходил из комнаты, обитой пробкой. У писателя с меньшей одаренностью такая впечатлительность могла бы легко выродиться в скрупулезную и ненужную мелочность, он не сумел бы овладеть материалом. Пруста спасает эта гениальная одаренность и культурность; благодаря своему чудесному дару он господствует над материалом, побеждает его, писатель не растворяется в нем, а растворяет его в себе; поэтому–то, что у другого явилось бы источником непоправимых недостатков, ошибок и погрешностей, у Пруста становится большим и безусловным художественным достижением.  

    Роль  музыки в романе. Взаимосвязь музыки, времени, памяти.
 
     Музыка  в литературном наследии Пруста занимает значительное место, как, впрочем, и  в самой его жизни: "жить среди своих близких, среди прекрасной природы, достаточного числа книг и нот и недалеко от театра". Такую идеальную картину своей жизни нарисовал Пруст, будучи еще совсем молодым человеком, в 1886 году. Музыкальные аллюзии в романах его opus magnum чрезвычайно многочисленны: в самом начале, в первом абзаце "У Германтов", также в "Пленнице", они наполняют всю вторую часть "По направлению к Свану" ("Любовь Свана").
     "Соната  Вентейля"  
      "Музыкальная фраза", "короткая  музыкальная фраза" или еще  и так - "маленькая музыкальная фраза" - это мотив, в котором сконцентрировались все мысли и чувства Свана и Одетты, героев романа "По направлению к Свану" (точнее, второй части романа - "Любовь Свана"), Мотив этот содержится в музыкальном произведении Вентейля, композитора, вымышленного персонажа романа.
     Пруст свидетельствует  о том, что одним  из прообразов "короткой музыкальной фразы" в романе является Соната для скрипки  и фортепиано Сен-Санса. Вопрос прообраза "Сонаты Вентейля" едва ли не первым возникает у читателя романа. Его задавали самому писателю.
     Когда Пруст характеризует ее: "Фраза эта - воздушная, миротворная, веющая, как благоухание, пролетала (...) Дойдя до известного предела и выдержав секундную паузу, она круто повернула и уже другим темпом, ускоренным, частым, тоскливым, непрерывным, отрадным, повлекла его к неведомым далям. Потом вдруг исчезла. Он жаждал услышать ее в третий раз. И она появилась вновь", - то он имеет в виду, как утверждают некоторые исследователи. Балладу для фортепиано с оркестром (1881) Габриеля Форе. В ее первой части - Andante Cantabile - медленно выплывает мягкая изменчивая фраза, по характеру очень похожую, на ту, которую описывает здесь Пруст.  
       И, наконец, привлекает внимание  явный акцент Пруста на "водную  стихию" описываемой музыки (впечатление Свана о впервые услышанном произведении): струйка скрипки; всплески влаги; лиловая зыбь; проплыла перед нами; веющего во влажном вечернем воздухе; смывать своим течением, своим "сплывом"; погружающиеся в тонущие; звуковые волны. И это всего на неполных двух страницах! Это позволило увидеть в этой музыке в качестве ее прообраза "Море" Дебюсси (три симфонических эскиза). В конце концов, Пруст как бы "проговаривается" - в уста г-жи Вердюрен он вкладывает такие слова: "Вы, наверно, и не думали, что можно достичь этого на рояле. Здесь было все, но только не рояль, даю вам слово! Каждый раз я попадаюсь: мне слышится оркестр. Только это лучше оркестра, еще полнее".   
       Образ "короткой  музыкальной фразы"
     Выше  были приведены те характеристики "короткой музыкальной фразы" из Сонаты Вентейля, которые проливают свет на возможные ее прототипы. Однако нельзя оставить без внимания те описания этого вымышленного произведения, которые рисуют его поэтический художественный образ. Он складывается из мозаики этих характеристик:
      (...) из-за долгого  звука, протянутого,  точно звучащий  занавес, скрывающий  тайну рождения, выпархивает  и движется к  нему заветная  шелестящая, обособившаяся музыкальная фраза;
     (...) она, путеводная, быстрая, исчезла в клубах своего благоухания;
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.