На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Морозовы русские миллионщики

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 10.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


НОУ ВПО  Вологодский институт бизнеса 

Кафедра   социальных и гуманитарных наук
Дисциплина   история российского предпринимательства 
 
 

Морозовы  – русские миллионщики 
 
 
 
 
 
 
 

                                         Реферативная работа студентки
                                                                3 кура финансы и кредит
                                                                          Дневной формы обучения 53Ф
                                               Золотовой О.А 

                                                              
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Вологда 2010
Содержание 

Введение
1 Родоначальник мануфактурной промышленности семьи  Морозовых
2 Главные Морозовские  мануфактуры
   2.1 Викуловичи
   2.2 Захаровичи
   2.3 Абрамовичи
   2.4 Тимофеевичи
3 Савва Морозов  – как самый выдающийся и  успешный предприниматель       семейства Морозовых.
Заключение
Список литературы
 

Введение 
 

    Обращаясь к современным проблемам формирования российского предпринимательства, можно заметить, что у многих из них есть свои корни, уходящие в глубокую древность. В числе основных факторов истории делового мира следует назвать характерную для нашей страны природно-климатическую и геополитическую ситуацию, объективно обусловленную неустойчивостью товарного спроса, а также особую роль государства в регулировании деловых отношений.
    На  протяжении всей средневековой русской  истории прослеживается тенденция  к вмешательству государства  в эти отношения. В этих условиях экономический прогресс был связан не столько с изменением типа хозяйствования, сколько с сохранением сложившейся структуры деловых отношений. Эта же особенность порождала прочные стереотипы как экономического, так и социально-психологического характера. Не удивительно, например, что конкуренция со стороны ''неуказанных'' предпринимателей (прежде всего крестьян) вносила в эту структуру расстраивающее начало, а потому преследовалась властями.
    Реформы Петра I положившие начало процесса модернизации России, стали важной вехой в истории отечественного делового мира. Однако модернизация сталкивалась в это время с мощным препятствием - крепостным правом.
    Преобразовательная  деятельность Александра II дала качественно  новое направление в развитии частного предпринимательства в стране. Набирает силу процесс формирования нового буржуазного класса, вбирающего в себя выходцев из самых разных социальных групп. Экономические и политические потрясения в начале ХХ в. вызвали дальнейшие изменения в облике деловых людей. Период думской монархии стал временем их активной консолидации, развертывания борьбы за свободу частного предпринимательства и гражданское равноправие.
    Противоречивость  реформаторской политики правительства, дополненная кризисом первой мировой войны, обусловила рост социальной напряженности. Предприниматели в переломный период оказались деморализованы антибуржуазной пропагандой, разобщены, и поэтому не смогли оказать сопротивление революции. Многовековая история деловых отношений оказалась прервана в пору их больших потенциальных возможностей, когда сотни тысяч предпринимателей могли способствовать укреплению экономической мощи страны.
    Таким образом, не только достижения, но и  неудачи деловых людей дореволионной России дают возможность более глубоко понять историческую роль частного предпринимательства, осознать взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего в судьбах отечественного делового мира. Учет этого опыта имеет как теоретическую, так и практическую значимость, способствуя духовному возрождению России и ее хозяйственному обновлению на современном этапе мирового развития. При этом важно помнить, что раскрепощение созидательных сил общества шло в нашей стране чрезвычайно сложным, противоречивым путем, на котором, как было отмечено выше, имелись свои характерные периоды. Однако общей тенденцией в развитии российского делового мира, бесспорно, являлось его постепенное вовлечение в русло общеевропейского хозяйственного и социального прогресса. Это движение было свернуто в силу незавершенности преобразовательных процессов в государственном строе России, столь долго сохранявшем роль единственного ''блюстителя'' интересов предпринимателей. И тем важнее сегодня правильно осмыслить прошлое отечественного делового мира, являющееся частью и российской, и мировой истории.
    В литературе дается такое определение  понятия ''предприниматель'': это человек ''с деловой хваткой и энергией, со специфической системой ценностей, культурой отношений и этикой''. Российское предпринимательство имело свои деловые, культурные и нравственные традиции. Многие промышленные династии дали России выдающихся коммерсантов, организаторов производства, талантливых экономистов, политиков, ученых, меценатов, деятелей культуры, журналистов.
Документы эпохи, воспоминания, переписка, газетные и журнальные статьи, живописные фотографические портреты представителей торгово-промышленного мира свидетельствуют: характеры их многосложны и противоречивы, потому и неоднозначны их поступки. Но есть черты, объединяющие российских предпринимателей, нечто главное и важное для большинства из них. По мнению их современников,  "успешным" предпринимателям присущи решительность, упорство, безошибочная интуиция, энергичность, склонность к оправданному риску, изобретательность, природная смекалка. Лучшие из них получили хорошее образование, интересовались наукой и достижениями промышленности, были людьми творческими. Среди таких имен есть имя и Саввы Тимофеевича Морозова - известного российского предпринимателя и мецената
 

      Родоначальник мануфактурной  промышленности семьи  Морозовых 

     Родоначальником мануфактурной промышленной семьи  Морозовых был крепостной крестьянин села Зуева Богородского уезда Московской губернии Савва Васильевич Морозов, который родился в 1770 г. в семье старообрядцев. О детстве его достоверных сведений нет. Известно только, что сперва он помогал отцу рыбачить, но ввиду малого заработка и из-за земельной скудости стал заниматься шелкоткацким делом. Сначала он работал ткачом на небольшой шелковой фабрике Кононова, получая на хозяйских харчах по 5 рублей ассигнациями в год.
     Когда на Савву выпал жребий идти в солдаты, он, желая откупиться от рекрутства, взял у Кононова крупный заем. Уплатить требуемый долг из получаемого жалования было трудно, и Кононов, давая деньги, желал лишь закабалить хорошего Работника. Но Савва твердо решил отделаться от долга, перешел на сдельную плату и выплатил долг, работая со всей семьей, за два года. Такой результат дал ему мысль завести свою собственную мастерскую, что он и сделал в селе Зуево в 1797 г., имея первоначальный капитал всего в 5 рублей.
     В течение следующих пятнадцати лет  благосостояние Морозовых возрастало достаточно медленно. Их процветанию очень помог великий московский пожар 1812 г., уничтоживший всю столичную ткацкую промышленность. В послевоенные годы в разоренной России ощущался громадный спрос на льняные и хлопчатобумажные изделия, миткаль и ситец. Предприятие Морозовых, сориентировавшееся на требования рынка, стало быстро богатеть. Сначала Савва сам носил в Москву выделанные им ажурные изделия и продавал их в дома именитых помещиков и обывателей.
    Потом дело расширилось и пошло настолько хорошо, что в 1820 г. (или, по другим данным, в 1823 г.) Савва Васильевич выкупился на волю вместе со всей семьей, уплатив помещику Рюмину единовременно 17 тысяч рублей. К этому времени на Морозовском предприятии уже работало 40 человек. Сделавшись хозяином, Морозов в 1830 г. основал в городе Богородске небольшую красильню и отбельню, а также контору для раздачи пряжи мастерам и принятия от них готовых тканей. Это заведение послужило началом будущей Богородско-Глуховской хлопчатобумажной мануфактуры. В 1838 г. Савва Васильевич открыл одну из крупнейших в России по размерам Никольскую механическую ткацкую фабрику, которая размещалась в большом многоэтажном каменном корпусе, а через девять лет - в 1847 г. - выстроил рядом огромный прядильный корпус. В 1850 г. уже в очень преклонном возрасте Савва Васильевич отошел от дел, передав управление сыновьям.
 

     Главные Морозовские  мануфактуры 

    У Саввы Васильевича было пять сыновей: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. О судьбе последнего известно немного, а первые четыре явились сами или через своих сыновей создателями четырех главных Морозовских мануфактур и родоначальниками четырех ветвей Морозовского рода. Все эти мануфактуры в дальнейшем жили каждая своей отдельной жизнью. (Перед революцией 1917 г. общий капитал всех семей Морозовых составлял более 110 миллионов рублей, а на их предприятиях трудилось около 54 тысяч рабочих.)  

 

     Викуловичи 

    Елисей  Савич, старший сын, старообрядец. Получил от отца капитал и земельный участок в Никольском, в 1837 организовал собственную мануфактуру с раздаточной конторой и красильной. В 1858 с помощью сына Викулы построил в Никольском первую в России самоткацкую фабрику для выработки суровых материалов. Постепенно Елисей Саввич все дела передал жене и сыну. Он был фанатичным старообрядцем Федосеевского согласия, примыкавшего к Преображенскому кладбищу в Москве. В 1830-1850 годы он являлся попечителем и хранителем капиталов одной из самых многолюдных молелен в Москве — Покровской, основал несколько молелен в Москве и Орехове (ныне город Орехово-3уево). Занимался богословскими вопросами, по его имени был назван один из старообрядческих толков («Елисова вера»). Так как фабричными делами в основном занимался его сын, Викула, эта ветвь именуется «Викуловичами».
    Викула  Елисеевич (1829-1894), соревнуясь с братьями отца, учредил в 1882 «Товарищество мануфактуры Викулы Морозова с сыновьям в местечке Никольском». Обладая слабым здоровьем, он часто ездил на лечение в Англию, постигая там ведение хлопкового дела и внедряя новейшие достижения у себя на фабрике. Его предприятие было весьма прибыльным: при средней норме прибыли в хлопчатобумажной промышленности в 1888 17,9% прибыль на фабрике Викулы Морозова составляла 31,6%, а в 1893 — 16% при средней по отрасли 8,3%. На свою фабрику во избежание беспорядков он старался принимать только рабочих-старообрядцев. Для рабочих строились казармы с бесплатным проживанием, освещением, отоплением и водоснабжением. При фабриках имелись фермы по 25-30 коров в каждой, собственные бойни, мельницы, хлебопекарни. На средства Викулы и его сыновей в Никольском были построены: образцовая больница, две фабричные школы и богадельня; с помощью английских специалистов, работавших на морозовских мануфактурах, в 1910 и 1914 были сооружены два футбольных стадиона, считавшихся в те годы лучшими в России.
    В деревне Ионово благодаря влиянию  Викулы Морозова была открыта в 1880 единственная в России легальная старообрядческая школа. В селе Саввино (ныне входит в  черту города Железнодорожный) в 1879 по инициативе Викулы Морозова было образовано новое товарищество «Саввинская мануфактура Викулы Морозова сыновей, Ивана Полякова и К», рядом с которой были построены казармы для рабочих. В храме Преображения Господня, что находилось недалеко от фабрики, был установлен фарфоровый иконостас, изготовленный на фарфоровом заводе М. С. Кузнецова, близкого друга Викулы Морозова (храм с иконостасом сохранились).
    В 1894 Викула поделил фабрики и капиталы между своими сыновьями. Родовой  дом во Введенском (ныне Подсосенском) переулке, 21, перешел к Алексею Викуловичу, известному в Москве коллекционеру предметов русской художественной старины, ему же досталось и подмосковное имение Одинцово-Архангельское. «Викуловичи» были известны своей благотворительностью. В. Е. Морозов пожертвовал на постройку городской психиатрической больницы на Канатчиковой даче (Алексеевской) 60 тыс. руб., на устройство дешевых столовых и чайных и на улучшение «продовольствия бедного класса населения» — 3 тыс. руб. Наследники из завещанных B. E. Морозовым денег внесли 3500 руб. на постройку здания богадельни при попечительстве Яузского участка. Но главным делом потомков Bикулы Морозова было строительство в Москве детской больницы, открытой в апреле 1902 и более известной как «Морозовская».
    Сын Викулы Морозова, Иван, после окончания юридического факультета университета по решению пайщиков Никольской мануфактуры становится директором ее правления. Ему принадлежал особняк в Москве (Леонтьевский переулок, 10), а также имение Иславское и конный завод, находящийся рядом. Иван Морозов занимался разведением русских рысаков. Завод, созданный на базе морозовского, существует и сейчас. Старшая из дочерей Викулы, Вера, вышла замуж за московского мебельного фабриканта П. А. Шмита. Состояние их сына, известного революционера Николая Шмита, после его гибели в Бутырской тюрьме при невыясненных обстоятельствах, попало в руки большевиков («дело о наследстве купчихи Шмит»). Праправнучкой Викулы Морозова является актриса Татьяна Лаврова.
 

     Захаровичи 

    Захар Саввич получил от отца капитал и красильное отделение Никольской мануфактуры в Богородске. В 1842 приобрел у помещика Жеребцова сельцо Глухово в Богородском уезде и перенес туда свое предприятие (ныне входит в черту города Ногинска). В 1844 открыл первое среди морозовских предприятий — Богородско-Глуховскую механическую бумагопрядильную фабрику. На ней был занято 450 рабочих. После смерти Захара Саввича предприятие было преобразовано в Товарищество Богородско-Глуховской мануфактуры. Оно стало первым торгово-промышленным товариществом в Центральном районе России. К этому времени в него уже входили отстроенные и пущенные в ход прядильная, ткацкая, красильная, белильная, красильно-отделочная фабрики и два корпуса ручного ткачества. В 1884 на мануфактуре работало уже 8,5 тыс. человек при обороте капитала в 5,5 млн. руб.
    В 1830-е гг. Морозовы создают в Глухове  крупное ниточное производство, переводят  туда две фабрики из соседнего  села Кузнецы. Это предприятие стало  крупнейшим в Московской губернии и  во всей Центрально-промышленной области  России. В 1907-08 строится Новоткацкая фабрика Глуховской мануфактуры, ставшая одной из лучших в мире. Помимо рабочих, занятых на производствах, на Морозовых трудилось 1300 ткачей-кустарей.
    Морозовы  владели 10 тыс. десятин земли, где  на 8 торфяных болотах работало ежегодно 20 тыс. человек. Компания Глуховской мануфактуры имела свою торговлю в Санкт-Петербурге, Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге. Правление находилось в Москве (Старая площадь, 8). С 1890-х гг. и до революции мануфактурой управлял Арсений Иванович, внук Захара Саввича, ему помогали сыновья — Петр и Сергей Арсеньевичи, и племянник Николай Давидович.
    Арсений Иванович (1850-1932) — наиболее интересная и примечательная личность из «богородских»  Морозовых, или «Захаровичей». Образование  Арсений Морозов получил сначала в России (старейшее Коммерческое училище), а затем в Англии — несколько лет жил в Манчестере. Прекрасно знал английский язык, владел немецким и немного французским. Сотрудничал в московском старообрядческом журнале «Церковь», где постоянно публиковал полемические материалы в защиту старой веры и освещал дела Богородской старообрядческой общины, почетным председателем которой был, иногда помещал свою переписку с официальными лицами (вплоть до министров и самого премьер-министра П. А. Столыпина) по вопросам, затрагивающим интересы старообрядцев. Сам до конца дней оставался ярым приверженцем старой веры. Был прирожденным математиком, в уме свободно манипулировал огромными цифрами, вплоть до семизначных. Прекрасно играл в шахматы. Был знатоком живописи, имел множество картин: полотна И. К. Айвазовского, И. И. Левитана, Переплетчикова, Жуковского, Ф. С. Рокотова; две скульптуры — бюст Екатерины II работы Ф. И. Шубина и римскую скульптуру Колумба, стоившую огромных денег. Сейчас бывшая коллекция А. И. Морозова находится в запасниках краеведческого музея Ногинска.
    Для строительства своего дома, дома сыновей, а также одной из фабрик Морозов  пригласил в Богородск модного  тогда архитектора А. В. Кузнецова. В городе работал также и еще  один известный архитектор — И. Е. Бондаренко. Благодаря Морозовым Богородск (Ногинск) стал городом русского модерна. В Богородске строились мужские и женские училища. В Глухове благодаря стараниям Арсения Морозова к началу Первой мировой войны сформировался уникальный социально-бытовой комплекс, включавший жилые дома, больничный городок, школы и училища, церкви, клуб приказчиков, библиотеку, фабричные лавки и магазины, а также огородные плантации для выращивания различных овощей. Жилые дома, построенные Морозовым для рабочих и служащих Глуховской мануфактуры, до сих пор используются по назначению. Для рабочих были построены 4-этажные казармы Т-образной формы с вентиляцией, канализацией, воздушным отоплением. Служащие жили в двухэтажных деревянных домах. Существовала и привилегированная улица, где жили иностранные специалисты и отечественные инженеры. Практически во всех домах, включая деревянные, была канализация. Для детей рабочих была открыта фабрично-заводская школа.
    Известен  был Арсений Морозов и как  храмосозидатель. Когда царским манифестом от 17 апреля 1905 старообрядцам была предоставлена свобода вероисповедания, он занялся возведением храмов: в одном лишь Богородске и его предместьях было построено 4 старообрядческих храма, а в Богородском уезде — около 15 (сохранился один, в полуразрушенном виде). Печальная участь забвения постигла и знаменитый Морозовский хор, созданный по инициативе Арсения и проповедовавший древнерусскую певческую культуру. Концерты хора проходили в залах Москвы и Петербурга. Несомненным показателем успеха были выпущенные тогда грампластинки типа «Гранд» и «Гигант» (частично сохранившиеся).
    Арсений Морозов прожил 82 года, собственного дома в Москве у него не было. После  революции у него отняли все, остаток  дней доживал в одном из домов  рядом с построенной им же церковью в Богородске. Похоронен на Рогожском кладбище. Могила утеряна. Давид Иванович — брат Арсения, был строителем железнодорожной ветки, отходящей от основной, Москва—Владимир, до Глухова, с конечной станцией Захарово (по имени деда, 1885; существует и поныне).
    Николай Давидович Морозов, племянник Арсения  Ивановича, долгое время руководил  делами Глуховской мануфактуры (был  одним из директоров) и прославил  ее. Николай Морозов часто бывал  в Англии, хорошо изучил английское хлопчатобумажное производство и знания применил на Глуховской мануфактуре. В Азовско-Донском банке он удачно купил акции Л. Кноппа. С помощью Н. Д. Морозова компания купила в Петербурге фабрику Бэка, изготавливавшую тонкие номера пряжи, и в Глухове начали вырабатывать «изящные» изделия для городского населения, конкурировавшие с заграничными (с 1911). Перед Первой мировой войной, когда в текстильной промышленности начался кризис из-за крупных неплатежей и злоупотребления тех, кто хотел нажиться на скидках, Н. Д. Морозов стал бороться с этим.
    В 1906 он купил имение Льялово (неподалеку от современного г. Зеленограда), снес все старые строения и построил огромную деревянную виллу в стиле модерн, купленную на Парижской выставке, за ней вскоре закрепилось название «Морозовка». После революции усадьбу национализировали и разместили в ней дом отдыха ЦИК. Основное здание усадьбы сгорело в годы войны. С 1991 усадьба «Морозовка» находится в ведении Газпрома. После революции Н. Д. Морозов эмигрировал в Америку, где и скончался. В эмиграции носил фамилию Фрост (мороз).
    Константин  Васильевич Морозов, внук Захара Морозова, был одним из директоров правления  Глуховской мануфактуры и членом Дома призрения и ремесленного образования  бедных детей в Петербурге. В Москве (Гончарный переулок) на свои средства основал бесплатный ночлежный дом на 1300 человек; в 1904 по духовному завещанию наследники К. В. Морозова передали в бюджет города 175 тыс. руб.
 

     Абрамовичи 

    Абрам Савич отделиться от отца со своим делом не успел, хотя формально считается основателем морозовской ветви «Абрамовичей», или «тверских» Морозовых. Основанием фабрики в Твери по просьбе уже пожилого Саввы Васильевича занимался его младший сын Тимофей. Устав «Тверской мануфактуры» был утвержден в 1859, Тимофей Саввич руководил ею до 1871, а затем она перешла к детям Абрама Саввича — Абраму и Давиду. Правление мануфактуры находилось в Москве (улица Варварка, 9). Дом с монограммой над парадным входом сохранился. Тверская фабрика представляла собой огромное хозяйство. В 1878 на ней перерабатывалось 212 тыс. пудов хлопка, работало почти 6 тыс. человек.
    Фабрика выпускала миткаль, бумазею, сатин, рубчик, бязь, коленкор, мадаполам, ситец  — всего 27 видов различных текстильных  изделий 49 сортов. Продукция морозовской  фабрики пользовалась большим спросом. Изделия продавались в Москве, на Нижегородской, Ирбитской и Урюпинской ярмарках, большое количество товаров шло на Украину, в Среднюю Азию, Сибирь, в Крым, на Кавказ. В 1865 на Московской мануфактурной выставке изделия фабрики были отмечены большой серебряной медалью, на Всероссийской выставке в Петербурге в 1870 — государственным гербом. В 1863 владелицей мануфактуры после смерти Абрама Абрамовича стала его вдова, Варвара Алексеевна. При ней мануфактура становится крупнейшей не только в Тверской губернии, но и во всей России. При Варваре Морозовой и ее сыне, Иване Абрамовиче, при фабриках строятся казармы для рабочих улучшенной планировки, желающие могли жить в отдельных домиках на 4 семьи, при домиках имелись участки земли с садом и огородом. Были возведены также школа, рассчитанная на 1500 учащихся, с 4-годичным курсом обучения, больница на 80 кроватей, родильный приют, колыбельная (то есть ясли и детский сад), богадельня. Для рабочих, больных туберкулезом, в Гаграх был построен санаторий. По инициативе Ивана Морозова на территории фабричного городка было построено здание Народного театра. Этот своеобразный «город в городе» со всеми перечисленными постройками сохранился до наших дней.
    К 1917 на мануфактуре перерабатывалось около 600 тыс. пудов хлопка, выпускалось более полумиллиона пудов готовой пряжи. Ситцевая фабрика выпустила более 60,1 млн. метров готовых тканей. На всех производствах Тверской мануфактуры было занято 17,8 тыс. человек. При фабриках находилось 11 благотворительных заведений, которые пользовались отчислениями Морозовых до 1918. При детском приюте с 1913 по 1920 организовывались продовольственные дни для детей прислуги, надзирателей и служащих. Морозовы оказывали помощь также учебным заведениям и учащимся Твери.
    Варвара Алексеевна Морозова, урожденная Чудова (1848-1917), православная, похоронена на Ваганьковском кладбище. Личность, безусловно, яркая, талантливая, наделенная к тому же деловитостью, способностью к коммерческим делам. Управление Тверской мануфактурой вела твердой рукой, отличалась сильной волей и независимым характером. Известна в Москве своей благотворительной деятельностью. На ее средства была создана Тургеневская библиотека-читальня, которая давала «возможность пользоваться книгами тем слоям городского населения, которым по состоянию их средств существующие библиотеки недоступны». Бесплатная читальня была открыта в 1885, на ее создание и строительство здания было затрачено 50 тыс. руб. По названию этой библиотеки была названа и примыкающая к ней площадь — Тургеневская.
    В 1883 от тяжелой психической болезни  скончался муж Варвары Морозовой, Абрам Абрамович. В память о нем  Варвара Алексеевна строит психиатрическую  клинику, положившую начало формированию клинического городка на Девичьем поле в районе Большой и Малой Пироговских улиц. Затраты на строительство и оборудование клиники составили более 500 тыс. руб. Клиника носила имя Абрама Морозова (с 1938 — им. С. С. Корсакова). В том же клиническом городке на средства, собранные по инициативе Морозовой, был построен Институт для лечения опухолей, или Раковый институт, названный «морозовским» (открыт в 1903). На постройку и обзаведение института Морозова вместе со своими сыновьями пожертвовали 150 тыс. руб. Ныне — онкологический НИИ им П. А. Герцена.
    В 1897 в арендованном здании на Пречистенке В. А. Морозова открыла общедоступные бесплатные вечерние курсы для рабочих при техническом обществе и привлекла в качестве преподавателей видных ученых и деятелей искусства — И. М. Сеченова, C. Н. Реформатского, А. И. Южина-Сумбатова, А. С. Голубкину и др. В 1908 для курсов было построено здание в Нижнем лесном (ныне Курсовом) переулке (сохранилось).
    В 1901 в ведение города было передано созданное Варварой Алексеевной  училище для мальчиков, где, помимо общеобразовательных предметов, дети изучали столярное или слесарное ремесло. Курс был 4-летний. Это училище стало первым учебным заведением в только что учрежденной системе профессиональных училищ в Москве (до этого училища были платными, что лишало возможности детей беднейших жителей Москвы получать профессиональное образование). На его постройку Морозовой было затрачено 150 тыс. руб. В 1897 ею была пожертвована сумму в 10 тыс. руб. на постройку здания женского начального училища (оба здания училищ сохранились). Большую роль сыграла В. А. Морозова и в издании газеты «Русские ведомости». Жила Варвара Алексеевна в доме на Воздвиженке, 14 (особняк сохранился). В зале особняка, вмещавшем более 200 человек, собирался цвет московской интеллигенции. Здесь бывали А. П. Чехов, В. Г. Короленко, П. Д. Боборыкин, Г. И. Успенский, В. Я. Брюсов  .
    Рядом (Воздвиженка, 16) находился дом младшего сына Варвары Морозовой, Арсения, не принимавшего участия ни в родовом  текстильном деле, ни в благотворительности. Красавец, балагур, страстный охотник, он удивил Москву постройкой неординарного сооружения — замка в испано-мавританском стиле. Критиковавшим его старшим братьям Арсений провидчески сказал: «Мой дом вечно будет стоять, а с вашими картинами неизвестно что еще будет» (сохранился, известен как «Дом дружбы»).
    Старшие братья Арсения были коллекционерами  картин. Михаил Морозов собрал великолепную коллекцию западной живописи, хотя в его собрании находилось немало картин знаменитых русских художников, таких, как В. И. Суриков, И. И. Левитан, В. Г. Перов, К. А. Коровин, В. А. Серов. Серовым были написаны портреты Михаила, его брата Ивана, жены брата и детей Михаила Абрамовича. Всего в коллекции М. Морозова насчитывалось 60 икон, 10 скульптур и около 100 картин. После смерти М. Морозова его вдова, Маргарита Кирилловна, в соответствии с желанием мужа передала собранную им коллекцию в дар Третьяковской галерее. Семья Михаила Морозова жила в особняке на Смоленском бульваре (дом 26/6, сохранился). Интересна судьба супруги М. Морозова — Маргариты Кирилловны, урожденной Мамонтовой — женщины необыкновенной красоты, «активной деятельницы музыкальной, философской и издательской деятельности Москвы», хозяйки салона, ставшего одним из интеллектуальных центров города. Занималась благотворительностью: на протяжении многих лет материально поддерживала композитора А. Н. Скрябина, помогала Русскому музыкальному обществу, одним из директоров которого являлась, на ее финансовую помощь опирался С. П. Дягилев, организуя в Париже концерты русской музыки. Немало средств было переведено М. К. Морозовой на счет Религиозно-философского общества, объединившего в своем составе созвездие русских мыслителей «серебряного века» — Н. А. Бердяева  ,С. Н. Булгакова, В. Ф. Эрна, П. А. Флоренскогои др. С глубоким уважением отзывался о Морозовой Василий Розанов.Одним из ее очень близких друзей был поэт Андрей Белый — Маргарите Кирилловне посвящены многие строки в симфонии «Кубок метелей» и поэме «Первое свидание».
    У Михаила Абрамовича и Маргариты  Кирилловны было четверо детей — 2 дочери и 2 сына. Один из них, Михаил Михайлович, известен как шекспировед, театровед, преподавал в ГИТИСе и МГУ. Его детский портрет «Мика Морозов» (Третьяковская галерея), написанный Серовым, считается одним из лучших семейных портретов Морозовых.Иван Абрамович Морозов — средний сын Варвары Алексеевны, был не только прекрасным управляющим Тверской мануфактурой, но получил известность в Москве как один из самых выдающихся коллекционеров-меценатов.
    По  инициативе младшего сына Абрама Саввича, Давида Абрамовича Морозова, в Москве (в Шелапутинском переулке, 5) была открыта богадельня для призрения «бедных престарелых или лишившихся по болезни возможности к труду лиц обоего пола всех сословий, с отделением для приюта малолетных детей, сирот, обоего же пола». На устройство и содержание богадельни и приюта имени Д. А. Морозова им было передано Купеческому обществу 500 тыс. руб. (открыта в 1892, архитектор М. И. Никифоров).
    На  богадельню давали деньги и другие члены семьи. Поэтому здесь были палата имени Николая Давыдовича, койка имени Феодосьи Ермиловны (жены Ивана Саввича), женская стипендия имени Саввы Тимофеевича. В 1913 в богадельне призревались 243 человека. В одном из флигелей Морозовского владения работало 3-е Рогожское женское начальное училище. В советское время в здании бывшей богадельни находился родильный дом им. Клары Цеткин. В настоящее время здание находится в полуразрушенном состоянии.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.