На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Источники конкурентного права Европейского Союза. Антиконкурентные соглашения, злоупотребление доминирующим положением. Недобросовестная коммерческая практика. Правовое регулирование антидемпинговых мер. Антидемпинговые правила, нормальная цена товара.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 25.10.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание

Введение

1 Источники конкурентного права Европейского Союза

2 Антиконкурентные соглашения

3 Злоупотребление доминирующим положением

4 Понятие недобросовестной коммерческой практики

5 Правовое регулирование антидемпинговых мер

Заключение

Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

Конкурентное право - это, по сути, государственное регулирование взаимоотношений хозяйственных единиц капиталистической системы; своеобразный предохранительный клапан, спасающий капиталистическую систему, как от социального взрыва, так и от окончательного превращения в мафиозную, тотально преступную систему.

И если бы механизмы регулирования конкуренции капиталистических стран были изобретены в начале ХХ века, история Европы могла бы сложиться гораздо удачнее. Конечно, история не знает сослагательного наклонения, но мы и не будем в нее вдаваться. Нам важно понять, что правовое регулирование экономики, для которого дорос Запад, - основной путь к относительной социальной гармонии. Не соглашение общественных сил, которое может быть взорвано в любой момент логикой социального развития, а разумное регулирование экономических отношений - путь к миру и общественной стабильности.

Конкурентное право ЕС - лишь верхняя часть европейского правопорядка, основа которого все еще является национальной, и таковой, видимо, останется на осязаемый исторический период. Но, будучи национальной, основа эта в каждой стране ЕС имеет свои особенности и отличия, а значит, необходима была гармонизация и своего рода кодификация конкурентного права на едином для всех европейском уровне.

Основная цель конкурентного права состоит в создании таких условий, чтобы отношения делового соперничества между партнерами различных государств - членов ЕС носили честный характер и чтобы предотвратить возможность раздела Общего рынка по линии национальных границ. А последнее вполне возможно, поскольку как деловые, так и политические круги отдельных государств остаются национально ориентированными, склонными защитить "своих", а значит ввести ограничения, способные стать помехой для свободного движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы.

1 ИСТОЧНИКИ КОНКУРЕНТНОГО ПРАВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

Конкурентное право ЕС представляет собой совокупность норм, запрещающих атиконкурентные соглашения между предприятиями и злоупотребление предприятиями их доминирующим положением. В качестве предприятий (undertakings) выступают как юридические, так и физические лица.

Для конкурентного права ЕС характерно сравнительно мягкое регулирование монополистической деятельности. Если старейшее современное антимонопольное право - американское -- построено на принципе запрета монополизации рынка и любой деятельности, ведущей к такой монополизации (ст. 2 Закона Шермана 1890 г.)11 См. подробнее: Никеров Г. И. Защита свободной конкуренции антитре-стовскими законами США. М., 1997., то нормы конкурентного права ЕС не предусматривают такого запрета. Конкурентное право ЕС сосредоточивает свое внимание преимущественно на рыночном поведении фирм. Контроль над структурой рынка, т. е. над тем, какие доли рынка имеют отдельные фирмы, играет в европейском праве меньшее значение22 Boner R. A., Krueger R. The Basics of Antitrust Policy. A. Review of Ten Nations and the European Communities. W., 1991. P. 38. В последние годы, однако, в особенности после принятия в 1989 г. Советом ЕС Регламента № 4064/89, вопросам структуры рынка, как полагает Ван Миарт, член Комиссии ЕС, ответственный за конкуренцию, уделяется все больше внимания33 Common Market Law Review. 1996. № 4. P. 720..

Такая особенность конкурентного права ЕС объясняется в основном тем, что в годы разработки и подписания Римского договора крупнейшими в мире компаниями были, главным образом, американские. Для укрепления позиций в мировой торговле европейских фирм страны -- участницы Договора были заинтересованы в том, чтобы в рамках Общего рынка существовали достаточно мощные компании. Эта причина сохраняет свое значение и в наши дни, поскольку большинство крупнейших корпораций находятся по-прежнему за пределами ЕС. К ним теперь, помимо американских, принадлежат также многие японские фирмы.

Исторически конкурентное право ЕС возникло как международное конкурентное право конфедерации ЕЭС. По мере трансформации этого объединения государств в федеративное государство, с превращением конфедеративных органов в федеративные, конкурентное право ЕС превращается постепенно из международного во внутреннее.

Источником конкурентного права ЕС является прежде всего Договор о создании ЕЭС, подписанный в Риме в 1957 г. представителями шести стран, в особенности его ст. 85 и 86, с учетом всех тех поправок, которые были внесены в него последующими соглашениями о вступлении в него еще восьми стран, а также Договором о ЕС, подписанном в Маастрихте в 1992 г.

Нормы конкурентного права содержатся также в предписаниях Совета ЕС, который, наряду с Европейским парламентом, является его законодательным органом. Среди них наибольшее значение имеют следующие: Регламент № 17 от 6 февраля 1962 г. - первое предписание по применению ст. 85 и 86 Договора; Регламент № 19/65 от 2 марта 1965 г. о применении раздела 3 ст. 85 Договора - об установлении категорий соглашений и согласованных действий (в нем речь идет об изъятиях из-под действия ст. 85); Регламент № 4064/89 от 21 декабря 1989 г. о контроле над концентрационными действиями предприятий (т. е. над слияниями предприятий и установлением контроля над ними).

Далее, нормы конкурентного права содержатся также в предписаниях и директивах Комиссии ЕС (органа, наделенного исполнительной властью и имеющего поэтому нормотворческие и квазисудебные полномочия) и в ее решениях по конкретным делам, ставших административными прецедентами. И, наконец, последний по его месту в процессе исполнения норм конкурентного права, но не по значению, источник права -- судебная практика, т. е. решения. Суда первой инстанции и Суда правосудия ЕС по конкретным делам, ставшими образцами, прецедентами, для принятия этими судами решений по аналогичным делам. Эти судебные постановления принимаются обычно по рассмотрении жалоб на решения Комиссии ЕС.

2 АНТИКОНКУРЕНТНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ

Раздел 1 ст. 85 Римского договора гласит: "Запрещается как несовместимое с Общим рынком следующее: все соглашения между предприятиями, решения ассоциаций предприятий и согласованные действия, которые могут причинить ущерб торговле между государствами-членами и которые имеют своей целью или следствием предотвращение, ограничение или искажение конкуренции в пределах Общего рынка и, в частности, которые:

а.
прямо или косвенно устанавливают цены купли-продажи и любые иные условия торговли;
б. ограничивают или контролируют производство, торговлю, техническое развитие или инвестиции;
в. делят рынки или источники снабжения;
г. предусматривают различные оговорки к одинаковым сделкам с другими торговыми партнерами, ставя их тем самым в невыгодные конкурентные условия;
д. требуют при заключении контрактов принятия другими сторонами дополнительных обязательств, которые по своей природе или в соответствии с обычаями торговли не имеют связи с предметом таких контрактов.
Вышеприведенный перечень не является исчерпывающим, и поэтому Комиссия и суды ЕС могут признать антиконкурентными и другие виды соглашений, решений и действий.
Итак, положения ст. 85 нарушаются в тех случаях, когда соглашения, решения и согласованные действия предприятий отвечают трем требованиям:
1. имеет место сговор в какой-то форме между предприятиями;
2. сговор может нанести вред торговле стран -- участниц Римского договора;
3. сговор имеет своей целью или следствием ограничение конкуренции в пределах ЕС.
Под соглашением понимают обычно и прежде всего контракт, заключенной в соответствии с нормами гражданского права. И если такой контракт предусматривает действие, запрещенное ст. 85, он является, согласно разделу 2 ст. 85, недействительным.
Так, согласно материалам дела ACF Chemiefirma NV v. Commission (1970 г.), стороны заключили контракт, устанавливавший цены и квоты на хинин. Действие контракта распространялось на страны, не входившие в состав ЕЭС. Но помимо того стороны заключили письменное "джентльменское соглашение", которое распространяло действие контракта на общий рынок. Это соглашение вместе с письменными и устными контрактами сторон были признаны Комиссией в качестве соглашения в смысле ст. 85.
По другому делу (ВР Kemi, 1979 г.) соглашение, как сочла Комиссия, хотя и не было подписано, исполнялось сторонами и поэтому также было признано Комиссией соглашением в смысле ст. 85.
Достаточно широко толкуется учреждениями ЕС также и понятие "решения ассоциаций предприятий". По делу Cementhandelaren v. Commission (1972 г.) Суд правосудия отнес к таким решениям рекомендации торговой ассоциации, несмотря на то, что они были необязательными.
Что касается "согласованных действий предприятий", то Суд правосудия ЕС в решении по делу Dyestuffs (1969 г.) определил их как «форму координации между предприятиями, которая, не достигая стадии, когда заключается соглашение, соответствующим образом названное, заменяет риски, порождаемые конкуренцией». По этому делу Суд установил три случая увеличения цен, которые были "согласованными". Свидетельством тому были встречи изготовителей красителей, а также ряд косвенных доказательств сговора. В одном случае 6 из 10 фирм, обеспечивавших 85% потребностей Общего рынка в красителях, послали по телексу в один и тот же вечер указание своим дочерним компаниям в Италии об увеличении цены. При этом они использовали часто одинаковые выражения для передачи детальных инструкций.
Согласованные действия считаются правонарушением только в случае, когда они имели своим следствием не кратковременное, а долговременное повышение цен. Таким было в 1985 г. решение Комиссии ЕС по делу Wood Pulp.
Даже соглашения между конкурентами об обмене детальной информацией относительно изменения цен или объемов производства рассматриваются как ограничение конкуренции. Но и без такого соглашения правонарушение имеет место, если между конкурентами осуществляется регулярный обмен такой информацией (дело COBELPA, 1977 г.).
Статья 85 запрещает соглашения, решения и действия, которые могут причинить ущерб торговле между странами ЕС. Как пишет профессор В. Корах, "концепция торговли очень широка и включает в себя всю хозяйственную деятельность, относящуюся к товарам и услугам, даже право торговца одного из государств-членов начинать предпринимательскую деятельность в другом государстве"11 Korah V. An Introductory Guide to EEC Competition Law and Practice. Oxford, 1990. P. 34..
Вопрос о причинении вреда торговле в рамках ЕЭС возникал по делу Consten and Grundig v. Commission, решение по которому Суд правосудия вынес в 1966 г. Согласно материалам этого дела немецкая компания "Грюндиг" договорилась с французской фирмой "Констан" о том, что последняя будет исключительным посредником (эксклюзивным дилером) первой во Франции. Немцы согласились не снабжать своей продукцией никого другого во Франции, а французы -- не торговать продукцией конкурентов "Грюндиг", содействовать продаже ее продукции, обеспечивать послепродажное обслуживание, делать прогнозы продаж и т. д. Как указал Суд, "контракт между "Грюндиг" и "Констан", не позволяя, с одной стороны, предприятиям иным, нежели "Грюндиг", ввозить продукцию "Грюндиг" во Францию и запрещая, с другой стороны, "Констан" экспортировать эту продукцию в другие страны Общего рынка, причиняет, бесспорно, ущерб торговле между государствами-членами".
Даже хозяйственная деятельность, ограниченная рамками одной страны, может быть признана учреждениями ЕС наносящей вред торговле между странами Общего рынка. Такую позицию занял, в частности, в 1972 г. Суд правосудия по делу Vereeniging van Cementhandelaren v. Commission. Истец по нему -- голландская торговая ассоциация, членами которой было большинство посредников в торговле цементом в Нидерландах, рекомендовала цены продажи цемента в этой стране. Ассоциация утверждала, что поскольку ее рекомендации не имеют отношения к вывозу цемента в другие страны, то в данном случае не могло быть речи о "причинении ущерба торговле между государствами-членами". Однако Суд не согласился с подобной аргументацией, указав, что решения ассоциации имеют своим следствием возобновление раздела рынков на национальной основе, создание тем самым препятствий межгосударственному хозяйственному взаимопроникновению, которое предусматривает договор, и охрану национального производства.
Соглашение, решение или действие становится правонарушением, если оно удовлетворяет третьему условию, указанному в ст. 85, а именно: "имеет своей целью или следствием устранение, ограничение или искажение конкуренции в пределах Общего рынка". Комиссии достаточно доказать одно: или цель, или следствие, чтобы правонарушение существовало.
По ранее упомянутому делу Consten and Grundig v. Commission имело место не только причинение вреда торговле в пределах ЕЭС, но и цель соглашения между "Грюндиг" и "Констан" была антиконкурентной. Конкуренция ограничивалась положениями этого соглашения об исключительности (эксклюзивности): "Грюндиг" не Должна была снабжать своей продукцией никого, кроме "Констан", а последняя обязывалась не торговать продукцией конкурентов немецкой компании.
При оценке противоконкурентных последствий соглашений, решений и действий предприятий учреждения ЕС должны, согласно решению Суда правосудия в 1966 г. по делу La Technigue Miniere v. Maschinenbau, проанализировать их и с правовой, и с хозяйственной точек зрения, в частности, изучить состояние соответствующего рынка; происхождение и количество продукции, ограниченное или нет, покрываемое соглашением; является ли соглашение единичным или частью серии соглашений; строгость оговорок в соглашении, направленных на охрану исключительного посредничества, и т. д.
Последствия ограничения конкуренции должны быть заметны, ощутимы. В целях прояснения положения с ощутимостью последствий Комиссия ЕЭС выпустила в 1970 г. указания по малым соглашениям. Согласно этому указанию не преследуются такие соглашения, действия которых распространяются на товары и услуги, составляющие не более 5% всего рынка подобных товаре услуг, и в которых участвуют предприятия с общим годовым товарооборотом, не превышающим 200 млн. европейских валютных единиц (экю).
В ряде случаев положения ст. 85 Римского договора не применяются. Эти случаи перечислены в разд. 3 ст. 85, который допускает как индивидуальные, так и коллективные изъятия. Этот раздел гласит: "Положения раздела 1 могут быть, однако, объявлены в качестве неприменимых в отношении:
· любого соглашения или категории соглашений между предприятиями;
· любого решения или категории решений ассоциаций предприятии;
· любого согласованного действия или категории согласованных действий, которые содействуют улучшению производства или распределению товаров либо техническому или хозяйственному прогрессу, одновременно обеспечивая потребителям справедливую долю итоговых благ, и которые
а. не налагают на соответствующие предприятия ограничений, не необходимых для достижения указанных целей;
б. не предоставляют таким предприятиям возможность устранения конкуренции в отношении существенной части соответствующей продукции".
Первоначально Комиссия ЕС была вправе предоставлять только индивидуальные изъятия, но в 1985 г. Совет ЕС Регламентом № 19/65 делегировал ей полномочия устанавливать коллективные изъятия для соглашений, предусматривающих исключительные права на распределение и покупку продукции, на лицензирование прав интеллектуальной собственности.
К 1990 г. Комиссия представила 7 групповых изъятий общего применения и особые изъятия для автодорожного, морского и воздушного транспорта. Намечалось также предоставление Комиссии полномочия на предоставление изъятия для страхового дела. Число индивидуальных изъятий было в эти годы невелико. Своего максимума оно достигло в 1988 г. -- десяти. Изъятия предоставляются Комиссией обычно на ограниченный период времени11 Ibid. P. 52; Boner R. A., Krueger R. Op. cit. P. 37..

3 ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОМИНИРУЮЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ

Статья 86 Римского договора гласит: "Любое злоупотребление одним предприятием или несколькими предприятиями доминирующим положением на Общем рынке или на существенной части его запрещается как несовместимое с Общим рынком, поскольку оно может причинить ущерб торговле между государствами-членами. Такое злоупотребление может, в частности, представлять собой:

a) прямое или косвенное установление несправедливых цен купли-продажи или иных несправедливых условий торговли;

b) ограничение производства, торговли и технического развития во вред потребителям;

c) применение различных оговорок к одинаковым сделкам с другими торговыми партнерами, ставя их тем самым в невыгодные условия;

d) подчинение заключения контрактов принятию другими сторонами дополнительных обязательств, которые по своей природе или в соответствии с обычаями торговли не имеют связи с предметом таких контрактов".

Соглашения, которые существенно ограничивают конкуренцию и оказывают влияние на межгосударственную торговлю в ЕС, запрещаются независимо от размеров предприятий, заключающих эти соглашения. Однако следует заметить, что, как правило, достигают поставленных целей (получение экономической выгоды от ограничения конкуренции) только такие соглашения, участники которых занимают в совокупности достаточно большую долю на рынке определенного товара в пределах Сообщества. В тех случаях, когда доля участников соглашения (формально подпадающего под установленный запрет) на рынке незначительна, оно не только не достигает поставленных целей (и обычно быстро распадается), но и фактически не может привести к существенному ограничению конкуренции.

На рынке возникают ситуации, когда отдельные предприятия в силу различных причин, в том числе и за счет использования новых технологий, начинают занимать доминирующее положение. Такое положение позволяет им не только получать так называемую монопольную прибыль, но и используя его преимущества, существенно ограничивать конкуренцию. Учитывая, что монопольное положение на рынке отдельных предприятий может причинять ущерб потребителю (например, в виде высоких цен) и экономики в целом (например, в виде откровенного застоя в какой-нибудь отрасли промышленности из-за отсутствия конкуренции), законодатели практически всех стран с рыночной экономикой, следуя примеру США (исторический антитрестовский закон Шермана), вводили в конкурентное законодательство нормы, в том или ином виде запрещающие злоупотребление доминирующим положением. Аналогичные нормы имеются и в конкурентном праве ЕС. Необходимо сразу же подчеркнуть, что Римский договор не запрещает занимать предприятиям доминирующее положение на рынке. Статья 86 Римского договора не содержит прямого запрета монополий или доминирующего положения на рынке. Согласно европейскому праву преследуется не сама монополия (предприятие, занимающее доминирующее положение на рынке), какой бы значительной она не была, а злоупотребление этим исключительным положением.

Римский договор не определяет, какое положение на рынке следует считать доминирующим. Параметры такого положения выводятся на основании административной и судебной практики. Так, Суд ЕС по делу United Brands определил доминирующее положение как наличие экономической мощи, которую предприятие использует для устранения эффективной конкуренции и которая дает возможность предприятию вести свои дела в значительной степени независимо от конкурентов и потребителей. Этим определением можно руководствоваться при применении статьи 86 Римского договора. Однако для установления факта доминирующего положения необходимо вычислить рыночную долю предприятия, так как эта величина является важным критерием, характеризующим такое положение. Как правило, если эта доля составляет менее 40 %, то предприятие заранее исключается из числа субъектов, занимающих доминирующее положение. В то же время рыночная доля от 65 % и выше, как правило, свидетельствует о наличии доминирующего положения. Однако высокая доля на рынке никоим образом не является единственным критерием. Если использовать названное определение Суда ЕС, то следует также иметь в виду, что предприятие может доминировать на рынке, если оно располагает возможностью действовать самостоятельно и в значительной степени игнорировать действия своих конкурентов и потребителей. Такую возможность оно может иметь в силу различных факторов, например, в случае преимущественного доступа к источникам сырья и капиталов.

Кроме этого, важны и другие критерии рыночной структуры. В частности, такие, как:

· сравнительный размер доли на рынке (в сравнении с долей конкурента);
· стабильность данной доли на рынке в последние 4-5 лет;
· потенциальная конкуренция или оценка административных и экономических барьеров, препятствующих вхождению на рынок новых предприятий.
В ряде случаев, когда рыночной доли бывает недостаточно для доказательства факта доминирующего положения предприятия на рынке, используются дополнительные факторы. Например такие, как технологическое превосходство над конкурентами, широкая известность фирменного наименования либо товарного знака, хорошо развитая сбытовая сеть, широкий набор (ассортимент) выпускаемых товаров и другие.
Для установления доминирующего положения большое значение имеет определение продуктовых и географических границ рынка. Первый шаг в этом анализе состоит в том, чтобы определить релевантный (соответствующий) рынок продукции с учетом взаимозаменяемости товаров. Это означает оценить конкурентные отношения между различными видами продукции. Например, если цена на шоколад возрастет на 5-10%, будет ли потребитель покупать больше бисквитов? Если да, то шоколад и бисквит следует отнести к взаимозаменяемым товарам, которые входят в соответствующие продуктовые границы. Суд ЕС по этому поводу, в частности, определил, что возможности конкуренции должны рассматриваться в контексте рынка, включающем всю совокупность видов продукции, которые по отношению к своим характеристикам являются особенно пригодными для удовлетворения постоянных нужд и которые лишь до некоторой степени взаимозаменяемы с другими видами продукции.
При определении географических границ рынка учитывается не только география поставок соответствующей продукции, но и такое условие доминирующего положения, как распространение этого положения на значительную часть общего рынка. Может ли, например, отдельное географическое пространство - часть любого государства-члена ЕС считаться «значительной частью» общего рынка? Это зависит от целого ряда факторов, включая характер рынка товаров, который является предметом изучения. В одном случае «значительной частью» общего рынка может считаться часть Франции, а в другом вся территория Нидерландов.
Известен случай использования доминирующего положения на рынке бананов путем ценовой дискриминации как части общей стратегии по разделению национальных рынков с целью лучшего использования рыночного влияния и устранения конкурентов.
Один из крупнейших случаев последних лет касается злоупотребления доминирующим положением компанией Tetra Pak. Tetra Pak - компания, основанная в Швейцарии, является в настоящее время крупнейшим поставщиком упаковок для напитков (молоко, соки). Норвежская компания Elopak, подавшая жалобу в Комиссию ЕС по признакам нарушения статьи 86 Римского договора, является конкурентом Tetra Pak на рынке упаковок для свежих жидкостей. Между тем Tetra Pak безусловно доминирует на рынке асептического сектора (асептические упаковочные машины, выполняющие стерилизацию коробок и заполнение их жидкостью, и асептические коробки) с долей 90% - 95%. Единственный конкурент в данном секторе - это компания PKL (5% - 10% рынка). Технологические барьеры и другие экономические барьеры на этом рынке крайне высоки. Tetra Pak может вести себя практически независимо от какого-нибудь конкурентного контроля и, следовательно, рассматриваться как доминирующая компания на данных асептических рынках. Tetra Pak имела множество стратегий по сохранению своего сильного влияния, например:
· исключение конкурентов посредством установления обязательств использовать только коробки Tetra Pak на машинах Tetra Pak;
· повышенные цены на коробки для свежих жидкостей;
· ценовая дискриминация - ценовые различия колеблются в размере от 50 до 100 % для коробок и до 400 % для машин в торговле между государствами-членами ЕС.
Комиссия по итогам рассмотрения этого дела признала упомянутые действия злоупотреблением доминирующим положением на рынке и приняла решение о наложении на компанию Tetra Pak штраф в размере 75 млн. ЭКЮ. На момент вынесения решения в качестве единицы расчета внутри Евросоюза использовалось экю

4 ПОНЯТИЕ НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ

Право ЕС содержит нормы, позволяющие промышленности государств-членов противостоять "несправедливой" международной торговой практике. Можно сказать, что эти нормы составляют новую сферу ОТП Союза, поскольку ее происхождение обычно связывают с 1984 годом, когда правительство США, возглавляемое президентом Рейганом, попыталось ограничить участие европейских компаний, использующих лицензированные США технологии, в реализации проекта строительства в СССР газопровода Сибирь -- Западная Европа, известного как сделка "газ-трубы". В ответ на это Совет ЕС принял "регламент" № 2641/84, который начал регулировать ситуации "незаконной торговой практики" иностранных гос и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.