На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Латинская Америка, история и современность

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 13.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


1. Латинская Америка
1.1 Латинская Америка: история и современность
    Исторически Латинская Америка по мере укрепления экономической, военной, финансовой мощи и политического веса США попадала под их влияние, постепенно втягивалась  в их геополитическое поле. Поэтому и сейчас США занимают в большинстве стран этого континента гегемонистское положение. «Прибирать к рукам» латиноамериканцев США начали еще в первой четверти XIX в.
    В конце 1823 г. президент Соединенных Штатов Дж. Монро обратился к конгрессу со специальным посланием, которое явилось результатом обобщения и развития теории и практики внешней политики США и получило название доктрины Монро. Эта доктрина была разработана на заседаниях американского правительства в связи со слухами об угрозе интервенции со стороны Священного союза (Россия, Австрия, Пруссия) в Латинскую Америку с целью восстановления былого господства Испании в ее американских колониях. Вот такой надуманный предлог был использован США для утверждения своей гегемонии в Южном полушарии.
    В доктрине в дипломатически завуалированной форме были заложены интересы плантаторов — рабовладельцев Юга и крупной буржуазии Севера в экспансии, создании благоприятных условий для расширения территории США и выдвижения лозунгов, теоретически оправдывающих «преимущественные права» США на американском континенте. «Преимущественные права» северного соседа сводились к простой геополитической идее: рост могущества и благосостояния страны связывался с расширением территории американских штатов.
    «Преимущественные права» США, провозглашенные в доктрине Монро, реализовались в 1824—1826 гг. против Кубы и Пуэрто-Рико, когда силами Колумбии и Мексики американцы подчинили себе кубинцев и пуэрториканцев, а в 1840-х гг. у Мексики в знак «признательности» за ее усилия по закабалению Кубы американцы отторгли Техас, Орегон и Калифорнию.
    О решении осуществлять функции «международной полицейской силы» (сначала применительно  к странам Латинской Америки) США объявили еще в 1895 г. (доктрина госсекретаря Р. Олни), подтвердили в 1904 г., когда президент Т. Рузвельт прямо заявил, что в Западном полушарии приверженность Соединенных Штатов доктрине Монро может заставить их в случае внутренних беспорядков и бессилия в латиноамериканских странах осуществлять функции «международной политической силы».
    Реализуя  эту функцию, США в начале XX в. организуют многочисленные интервенции на Кубу, в Мексику, на Гаити, в середине          века — в Доминиканскую республику, Никарагуа, в конце — в Гренаду, Панаму и другие страны. Начиная с 1950-х гг. и до конца второго тысячелетия вмешательство США в жизнь упомянутых, а также других стран континента практически не прекращалось: растущее                            национально-освободительное движение в Латинской Америке в первую очередь было направлено против бесцеремонного северного соседа и его ставленников.
    Большинство латиноамериканцев резко отрицательно относятся к доктрине Монро. По словам бывшего президента Гондураса П. Бонилья, даже «упоминание об этой... доктрине... считается в странах  Латинской Америки оскорблением их достоинства и их суверенитета и в то же время угрозой их независимости»1.
    Конец XX в., конечно, внес изменения в геополитическую систему силовых полей континента. Возникли и активизируются новые процессы в политике, экономике, которые во многом обусловлены ускорением научно-технического прогресса, формированием транснациональных компаний, т.е. глобализацией всех сфер общественной жизни планеты. Важной особенностью этих перемен является то, что в их орбиту втягиваются все страны мира. И Латинская Америка в полной мере испытывает на себе позитивное, а также и негативное воздействие новой обстановки. Страны континента, несмотря на противодействие США, ищут пути интеграции в мировую экономику. Это вызвано различными причинами:
    • внутренними причинами явились застой в экономике стран Латинской Америки (он характерен для большинства из них), неконкурентоспособность их продукции на мировом рынке, неустойчивое хозяйственное развитие, рост безработицы, инфляции, социальной напряженности и др.;
    • важнейшей внешней причиной можно назвать глобализацию мировой экономики, как одного из ключевых мирохозяйственных процессов современности.
    По  мнению экономистов и политологов, сейчас происходит качественная трансформация  мировой экономики. Так, глобализация выступает как одна из движущих сил научно-технического прогресса, обновления производства и ускорения темпов роста производительных сил, усиления взаимодействия всех форм международного экономического обмена (мировой торговли, вывоза капитала, научно-технического сотрудничества и т.д.), что положительно сказывается на экономическом развитии Латинской Америки. Но она же несет резкое обострение конкуренции во всех субрегионах континента, усиление экономической неустойчивости: учащение колебаний хозяйственной конъюнктуры, увеличение безработицы, рост банкротств, снижение оплаты труда рабочих и служащих.
    Политика  интеграции в мировую экономику  принесла народам Латинской Америки  и определенные выгоды: позволила  снизить инфляцию и возобновить  экономический рост, обеспечить сравнительно высокие темпы роста торговли (за десять лет экспорт вырос примерно в 3 раза, а импорт — в 4 раза), приток иностранного капитала за этот период составил почти              330 млрд долл.
    Однако  за фасадом видимого благополучия скрывалось много негативных явлений и тенденций: импорт по темпам роста опережал экспорт. Особенно значительным оказался дефицит внешней торговли у Бразилии, Колумбии, Перу, Доминиканской Республики. Развитие экспорта не стало мотором, двигающим внутренний экономический прогресс. Страны региона не смогли занять прочные позиции на мировом рынке. Темпы роста ВВП оказались значительно ниже, чем в 1950— 1970-х гг., когда экономика регулировалась государством — тогда рост ВВП составлял 4,8—5,3%, а в 1990-х — 2,7%. Удельный вес стран региона в мировом товарообороте к середине 1990-х гг. снизился против уровня конца 1970-х гг. на 0,5%.
    Резкое  увеличение импорта осложнило положение  национальных производителей, вызвало  волну банкротств, рост безработицы  и социальных конфликтов, особенно сильно это ударило по обрабатывающей и легкой промышленности (производство обуви, одежды, мебели, инструментов). Половина предприятий данной сферы производства обанкротилась.2
    Начался процесс деиндустриализации и структурной  перестройки экономики, т.е. продолжение политики превращения стран Латинской Америки в сырьевой придаток США, Канады, Европы.
    Под воздействием мирового рынка страны континента, за некоторым исключением, все больше ориентируются на добычу и первичную переработку минерального сырья и сельскохозяйственной продукции. Металлообработка, машиностроение, электротехника и другие сферы передового промышленного производства в большинстве стран переходят от замкнутого производственного цикла к монтажу и сборке продукции из импортных деталей и узлов. В государства Латинской Америки США переводят некоторые свои предприятия не только по экономическим, но и по экологическим причинам: это вредные производства, отходы которых отравляют окружающую среду.
 

     1.2 Россия и Латинская Америка: общее и особенное
    К концу XX в. Россия усилила внимание к Латинской Америке, Но смотреть на этот континент приходится не как на единый центр силы, а, подобно Африке, как на конгломерат разнородных стран, но с учетом их стремления к интеграции и сложившихся многосторонних организаций. Многосторонние формы взаимодействия должны подкрепляться двусторонними связями. Отношения между Россией и конкретными странами обладают своей спецификой. В основе всех связей, безусловно, должны лежать совпадающие геополитические, геостратегические интересы, включающие в себя всю гамму их составляющих.
    Определяющим  в их отношениях является тот факт, что Россия и большинство стран  Латинской Америки находятся  в сходной фазе развития и решают похожие задачи — общественной модернизации, перекройки мирохозяйственных связей. По своему экономическому весу РФ и такие региональные державы, как Бразилия, Аргентина, Мексика, оказались почти в равном положении: их голоса ведущие Западные страны слушают, но в расчет почти не принимают.
    Причины стагнации всех сфер общественной жизни Латинской Америки можно правильно осмыслить, хотя бы бегло проанализировав развитие Чили, Бразилии, Перу, Аргентины, Венесуэлы, Боливии и других стран за последние 30 лет.
    В 1973 г. в Чили пришел к власти кровавый диктатор Пиночет. При           С. Альенде государство контролировало до 90% экспорта и 2/3 всего импорта. После переворота «военные взяли на себя лишь функцию установления политической стабильности, а в экономике позволили, как и у нас при Ельцине, резвиться... мальчикам из чикагской школы»3. В Чили по рекомендации Международного валютного фонда начала действовать «шоковая терапия». Главным ее элементом была приватизация. Произошло разорение, сокращение производства и доли в ВВП предприятий обрабатывающей промышленности — ее продукция в 1982 г. составила       74% уровня 1973 г.
    Издержки  такого экономического курса оказались  сокрушительными для всех сфер жизни  страны. Внешний долг с 3,3 млрд долл. в 1973 г. вырос к середине 1990-х гг. до 21 млрд. Далее — высокая инфляция, подрыв национальной промышленности, падеж средней реальной зарплаты ниже уровня 1970 г., маргинализация обнищание населения. 60,4% всех доходов приходилось на долю 4,2% наиболее обеспеченных слоев. В середине 1990-х гг. государство снова вмешалось в управление банками и поставило под свой контроль 70% капиталов финансовой системы страны, сохраняя главенство в стратегических отраслях и ВПК. После этого чилийская экономика стала выползать из кризиса, а шаги, предпринимаемые в настоящее время правительством Чили, которое возглавляет М. Бачилет — первая             женщина-президент, позволят нарастить стране экономическую, финансовую и политическую мощь.
    Крупнейшая  страна Латинской Америки — Бразилия — имеет огромную территорию и  богатые природные ресурсы, а по численности населения она значительно перегнала Россию.
    Интересна история налаживания контактов  России и Бразилии. Русские открыли  для себя Бразилию в 1804 г. в ходе первой российской кругосветной экспедиции. Прибывший с экспедицией натуралист и географ Григорий Иванович Лангсдорф девять лет спустя вернулся туда снова, уже генеральным консулом, и организовал экспедицию внутрь страны, которая увенчалась появлением первого в Европе трактата о географии Бразилии и прибытием в Россию большого количества ящиков с образцами горных пород, флоры и фауны. Первый посол — обрусевший француз                 Борел — наладил коммерческое сообщение между двумя странами. За два года в российские порты пришло 49 кораблей с сахаром, кофе и редкими породами древесины для отделки дворцов в Петербурге. Россия экспортировала в Бразилию сталь.
    Первых  российских эмигрантов в католическую Бразилию привела... православная вера. В 1906 г. несколько групп крестьян-староверов решили увезти веру предков от феха подальше и сохранить ее в неприкосновенности среди пальм. Староверы обособили себя от коренного населения. Создали сельскохозяйственные общины, своего рода колхозы, где можно и сейчас услышать русскую речь4.
    Роль  современной Бразилии в мировой  экономике и политике практически нулевая. Согласно оценкам специалистов, Бразилия, занимающая по территории почти половину Латинской Америки, могла бы прокормить от 900 млн до 1,2 млрд человек. Но 1 апреля 1964 г. в Бразилии произошел военный переворот, и страна стала сползать в жесточайшую нищету. Социально-экономические процессы, происходящие в этой стране, описаны в прекрасных романах Ж. Амаду «Капитаны песков», «Габриела», «Пот», «Мертвое море» и др.
    Жоржи Амаду, ныне покойный, потрясающе правдиво описывает жуткую нищету нижних ступенек социальной лестницы Бразилии конца    XX в., страны, где совмещены сфера власти, права и экономики. Государству должны подчиняться все — экономика, наука и образование, право, индивидуальные свободы и т.д. Главное — это «стабильность». Но лекарством против нарушителей «стабильности» являются репрессии.
    Итак, в Бразилии к концу XX в. сложился симбиоз военно-бюрократической верхушки с крупными предпринимателями, поглощающий бюджетные средства и средства внешнего финансирования на покрытие всевозрастающих непроизводительных расходов.
    О том, что у России и Бразилии есть совместные интересы в сфере геоэкономики, финансов, высоких технологий подтвердил визит премьер-министра РФ М. Фрадкова в апреле 2006 г. Интересы двух стран  затрагивают нефтегазовую, космическую сферу, информационные технологии, а также область военно-технического сотрудничества. «Прекрасным примером реализации межгосударственных соглашений является отправка на МКС бразильского космонавта на российском носителе», — сказал глава Правительства РФ.
    В 2005 г. товарооборот России и Бразилии составил 3,5 млрд. долл. Для двух стран  людской потенциал которых составляет почти 330 млн человек, — это капля  в море. Поэтому М. Фрадков предложил  к 2010 г. увеличить его втрое. Он особо  подчеркнул, что геоэкономика оказывает большое влияние на геополитику, и если мы не сумеем расширить бизнес — контакты, то упустим политический момент.
    Во  время поездки в Бразилию речь шла о строительстве транснационального газопровода Аргентина—Бразилия—Венесуэла. Проект оценивается в 17—20 млрд долл. Кроме того, бразильская энергетика требует значительной модернизации, и опыт российских специалистов здесь будет востребован, как и инвестиции. Уровень развития энергетики в России и Бразилии позволяет говорить о перспективах реализации совместных проектов в третьих странах. М. Фрадков отметил: «Здесь есть место для поставок турбин и генераторов для будущей ГЭС в Латинской Америке, имеются возможности для совместного строительства угольных электростанций, а также взаимодействия в области добычи угля в России».
    Подводя итоги визита в Бразилию премьер-министр  РФ подчеркнул, что между Россией  и Бразилией формируется «технологический альянс», спектр тем которого начинается от энергетики, в том числе атомной, и уходит в космос, распространяется на авиастроение и даже на сельское хозяйство. Таким образом, уровень геополитического сотрудничества России со странами Латинской Америки зависит от успехов экономического сотрудничества.
    Солидный  политический и экономический вес  в Латинской Америке имеет Аргентина. В начале апреля 2006 года туда приезжал премьер-министр М. Фрадков. Как писали аргентинские газеты, «это первый визит российского премьер-министра в Аргентину за всю историю наших взаимоотношений».
    В ходе переговоров стороны пришли к выводу, что российские компании могут поставлять в Аргентину энергетическое оборудование для гидро и теплоэлектростанций, автомобили ГАЗ и КАМАЗ. Мы также готовы к кооперации с аргентинскими фирмами создавать сборочные производства российских автомобилей и дорожной техники. Кроме того, Россия готова поставлять в Аргентину сельскохозяйственную технику.
    Российский  премьер не исключил, что вслед  за бразильцем на международную космическую  станцию может полететь аргентинский космонавт. Аргентинские специалисты  и бизнесмены очень заинтересованы в развитии сотрудничества в высоких технологиях.
    Россия, в свою очередь, может позаимствовать из опыта этой страны в управлении экономической сферой. Так, в 2001 г. Аргентина  объявила дефолт и отложила выплаты  Международному валютному фонду, а уже в 2005 г. рост ВВП этой страны составил 9,1%. В 2005 г. Аргентина заняла третье место в мире по поставкам на мировой рынок мяса (вслед за Бразилией и Австралией). Объем поставок увеличился на 40% и оценивается в 1,4 млрд долл. По данным российского института конъюнктуры аграрного рынка, в 2005 г. Аргентина поставила в Россию 183 тыс. т говядины, что составляет около 1/3 импорта в нашу страну5.
    Укрепляются связи России с Венесуэлой. Начало им положило письмо от 22 марта 1856 г. президента Венесуэлы Хосе Тадео Мона-гаса императору России Александру II, в котором высказывалось пожелание открыть взаимные торговые и дружественные отношения6. Наиболее полными отношения наших стран были с 1975 по 1991 г., когда действовало известное соглашение о сотрудничестве между СССР, Венесуэлой и Кубой о поставках нефти. В 1996 г. в Венесуэлу нанес визит министр иностранных дел России Е. Примаков. Он вывел двустороннее сотрудничество на качественно новый уровень. Подтверждение этому — возобновление деятельности нефтяного четырехугольника Россия—Венесуэла—Куба—Европа. Венесуэла вновь поставляет нефть на Кубу, а Россия — в Европу. Такая координация поставок нефти и газа в начале XXI в., когда усилилось противоборство стран «золотого миллиарда» и ОПЕК, имеет большое экономическое и геополитическое значение.
 

     1.3 Латинская Америка и Россия: Проблема культурного синтеза в пограничных цивилизациях
    Наличие или отсутствие культурного синтеза - это ключевая проблема для интерпретации  процесса культурообразования не только в Латинской Америке, но и в иных пограничных (или, как их еще определяют, лиминальных, периферийных и т.д.) цивилизационных общностях, т.е. таких общностях, которые возникают на периферии стабильных, крупных цивилизаций, в зонах, где те переходят свои границы, вступая во взаимодействие с иными цивилизациями/культурами. По представлениям культурологов, зонами такого перехода западноевропейской цивилизации являются иберийская, балканская, турецкая, российская, на другом берегу Атлантики - латиноамериканская цивилизации.  

    1.3.1 Особенности пограничных цивилизаций
    Прежде  всего следует подчеркнуть научную  новизну этой тематики. В цивилизационных  исследованиях XIX века (до исследований О. Шпенглером "магической культуры" и "псевдоморфоза"), да и позже  в центре внимания, как правило, находились "классические объекты" или "классические цивилизации", понимаемые как устойчивые, завершенные в своем формировании системы. Рождение во второй половине XX века концепции многополярного мира отозвалось в цивилизационных исследованиях переносом интереса с "правильных" и статически воспринимаемых "классических объектов" на "неклассические объекты", а именно пограничные цивилизации, которые по самой своей природе отрицают возможность статического подхода. Ученые обнаруживают, что пограничные цивилизации проявляют не меньшую активность и агрессивную способность к экспансии культурных ценностей за пределы своих границ не только в сторону удаления от цивилизационного центра, но и в направлении самого центра. Более того, высокая конфликтность, напряженность, свойственные зонам цивилизационной трансгрессии, зачастую все очевидней определяют нестабильность глобальной ситуации. В то же время становится очевидным, что наука еще не располагает методологическим инструментарием, необходимым для систематического изучения пограничных культур.
    Описанная тематика активно дискутируется  в последние годы на страницах  журналов, в ряде семинаров, среди  которых следует выделить семинар  по проблемам российской цивилизации, которым руководит А. Ахиезер. В зону его интересов в типологическом плане входит и латиноамериканская цивилизационная общность.
    Один  из основных участников этого семинара И. Яковенки так обобщает свои наблюдения о различиях между "классическими" и "неклассическими" объектами.
    "Классическим объектам" свойственны:
    1) высокий уровень структурированности  идеального "тела" культуры, т.е.  ментальности и психологической  структуры базовой репрезентативной  личности, и, соответственно, высокий  уровень структурированности феноменологического поля культуры;
    2) движущие силы "классической цивилизации"  направлены как вовнутрь собственной  системы (структурирование внутреннего  пространства), так и вовне, по  направлению к иным культурам;
    3) наличие определенной интенсивной,  отчетливо маркированной доминанты, характеризующей данную цивилизацию;
    4) высокий уровень способности к саморазвитию;
    5) акцент на объективном и высокая способность к ассимиляции феноменов, происходящих из иных культур с иной исторической хронологией;
    6) высокая агрессивность; постоянная тенденция к разрушению изначального архаического культурного синкрезиса, что порождает импульсы исторической динамики.
    Для "неклассических объектов" (или  пограничных образований) характерны:
    1) низкий уровень структурированности  как идеального, так и феноменологического поля культуры; внутренние напряжения и противоречия как постоянный конститутивный фактор, определяющий природу культурообразующих механизмов и их функционирование;
    2) циклические "разрывы" процесса  формирования, регулируемые механизмом инверсии развития;
    3) синкретическая доминанта, неспособность  к саморазвитию, сосуществование  в структуре культуры феноменов,  принадлежащих различной исторической  хронологии - от архаики до современности,  постоянная активизация архаических  феноменов;
    4) акцент на субъективном, растворение  субъекта в культурном синкрезисе, экстенсивный характер, неспособность  к динамическому развитию, очень  болезненная модернизация.
    Сказанное позволяет сделать вывод: "классические цивилизации" по своей природе синтетичны, а "неклассические" - симбиотичны.
    По  определению Яковенко, в отличие  от синтетических "классических цивилизаций" пограничные - это агрегированные образования, то есть состоящие из блоков, не имеющих органической взаимосвязи. Агрегированная целостность имеет не синтетическую, а синкретическую природу, ее элементы связаны симбиотическими отношениями.7
    Следует добавить, что приведенные положения  опираются на хорошо известный историко-социологический  подход, развитый Ахиезером на материале  изучения русской цивилизации. Согласно этому подходу существуют две суперцивилизации: "современная" (в терминологии Ахиезера "либеральная"), что равнозначно цивилизации западноевропейской, и архаико-традиционалистская. Экспансия "современной" суперцивилизации в зону архаико-традиционалистских образований раскалывает их, придает им транзитивный и лиминальный характер. Комбинация архаического, традиционного и '"современного" определяет нестабильность их структуры, "раскол" и инверсию как механизмы их развития.8
    Если разграничивать эти два типа цивилизаций на уровне цивилизационного самосознания, то прежде всего становится очевидным, что для "современной" цивилизации проблема идентичности не имеет особенного значения, в то время как "жертвы" экспансии переживают ее крайне болезненно и задачу достижения, или строительства, собственной идентичности понимают как важнейшую. Пути к идентичности могут прокладываться на различных и противонаправленных основаниях: на архаико-традиционалистской базе (консервативный вариант), на модернизированной базе (прогрессистский вариант), на базе комбинирования архаико-традиционалистских и "современных" элементов. Последний вариант наиболее типичен для пограничных культур, блуждающих в лабиринтах поисков идентичности, всегда размещенной в зоне неопределенного и утопического будущего. Настоящее в восприятии этих культур характеризуется неопределенностью, фрагментаризированностью, расколом между противоборствующими традиционным и "современным" началами.
    Еще одна точка зрения принадлежит Ю. Гирину, который описывает латиноамериканскую общность в терминах В. Тернера. Согласно Тернеру, лиминальные культуры с необходимостью амбивалентны, а "лиминальный" человек ускользает из классификационной сети, он "ни то, ни се", "ни там, ни здесь", поскольку обитает в "межпространстве". Такова латиноамериканская культура, навсегда застрявшая в межцивилизационном "зазоре", онтологически децентрированная и расколотая по всему фронту.9
    Описанные подходы позволяют выстроить  ясную и логическую картину, но представляется, что добытые истины окутаны более или менее плотным облаком мистифицированности, что, видимо, связано с недостаточностью опыта изучения пограничных образований.
    Прежде  всего не может удовлетворить  преобладание статичности в осмыслении пограничных цивилизаций. Практически все, с определенными различиями, рассматривают транзитивность, незавершенность и нереализованность культурного синтеза, а следовательно, расколотость и инверсионность как имманентные и, более того, как онтологические характеристики подобных образований.
    С нашей точки зрения, это результат  методологической оптики типа флаш-бэк, когда схватывается не процесс в  целом, а определенное состояние  процесса, пусть даже и хронологически протяженное, в то время как цивилизационные  процессы следует проецировать в Большое Время, где выяснится, что транзитивные свойства суть характеристики исторические.
    Ведь  и те центральные культуры, что  образуют ядро европейской ("либеральной", "современной") цивилизации, в  свое время были периферийными, лиминальными и пограничными зонами экспансии романской (а точнее, греко-иудейско-романской) цивилизации, и только с утверждением христианства они превратились из периферийных зон в центральные. В эпоху Ренессанса центр перемещается с юга на север Европы (Англия, Голландия, Германия), где рождается Реформация, а сложная комбинация традиционного и реформированного католичества с политическими составляющими создает модернизационные импульсы и экспансию, в результате которой возникает новый ряд пограничных цивилизаций (иберийская, балканская и латиноамериканская). С такой точки зрения обнаруживается относительность характеристики "классических цивилизаций" как синтетических, а пограничных как симбиотических, если понимать их в качестве имманентных или онтологических характеристик. Западноевропейские культуры, образующие центр европейской цивилизации, до определенного исторического рубежа обладают всеми определяющими характеристиками пограничных образований, включая расколотую идентичность, фрагментарность системы культурных ценностей, инверсионную цикличность развития, напряжение бинарных оппозиций (Реформация-Контрреформация), внутренние конфликты, неоднородность цивилизационной основы, наконец, повышенную роль симбиоза как культурообразующего механизма (со времен экспансии христианства до средних веков. Ренессанса и далее).  

    1.3.2 Динамика симбиоза и синтеза
    Очевидно, что смена мест в связке центр-периферия - это общая закономерность цивилизационного процесса, а экспансия завершенных  в своем формировании цивилизаций ("классических", "синтетических") за пределы своих границ влечет за собой возникновение пограничных зон, где возникают "симбиотические" или "агрегированные" образования. В свою очередь экспансия пограничных цивилизаций развивается не только вовне, за пределы общих цивилизационных границ, но и по направлению к цивилизационному центру. По мере развития в основаниях пограничных культур нарастает удельный вес синтетических элементов и, напротив, в "классических цивилизациях" увеличивается доля симбиотических элементов. Культурный синтез не есть привилегия "классических цивилизаций", что становится очевидным при макроретроспективном анализе. И, напротив, учет макроперспективы позволяет увидеть, что симбиотичность вовсе не есть вечная характеристика пограничных цивилизаций.
    Синтетические элементы, на которых держится структурная  основа формирующейся цивилизации, ранее всего появляются не в материальной, а в идеальной базе "тела" цивилизации, но идеальное через  сферу практики культуротворчества - обладает материальной силой.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.