На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Коммерческий подкуп

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 16.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Коммерческий подкуп
Отличие взяточничества от коммерческого подкупа
Субъект коммерческого  подкупа
Предмет коммерческого  подкупа
Действия, после которых  преступление считается совершенным
Условия, освобождающие  от ответственности
Провокация подкупа
Правовые последствия  коммерческого подкупа
В предыдущей статье мы рассмотрели правовые последствия  получения и дачи взятки (ст. 290, 291 УК РФ), настоящая же статья посвящена  вопросам соотнесения и различия коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ) и взяточничества.
Руководителям оргинизаций и кодровых служб данная статья, как мы надеемся, поможет разобраться в уголовно-правовых аспектах квалификации деяний, связанных с передачей ценностей служащим и руководителям различных негосударственных организаций в связи с исполняемыми ими обязанностями. Такие передачи в виде подарков, “обязательного” вознаграждения, а порой и откровенного подкупа нередки в коммерческой деятельности почти любой фирмы, поэтому важно правильно избирать линию своего поведения, удерживать сотрудников организации и ее руководство от неправильных и необдуманных шагов, результатом которых может быть лишение свободы и судимость.
О значимости “служебных преступлений” свидетельствует  рост их выявления и раскрываемости (в 2000 г. на 137,1 % по сравнению с 1997 г.).
Преступления против интересов службы в коммерческих и иных негосударственных организациях являются новеллой УК РФ, введенного в  действие с 1 января 1997 г., в связи с чем возникают естественные сложности в толковании, раскрытии и расследовании данных преступлений.
Статья 204 УК РФ устанавливает, что незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно  незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействие) в интересах дающего в связи  с занимаемым этим лицом служебным  положением влечет, помимо прочего, ответственность  до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 204 УК РФ). Если же подкуп давался  неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, ответственность повышается и может достигать до четырех лет лишения свободы (ч. 2 ст. 204 УК РФ).
Незаконное получение  лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного  имущества, а равно незаконное пользование  услугами имущественного характера  за совершение действий (бездействие) в интересах дающего в связи  с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. 3 ст. 204 УК РФ) наказываются, помимо прочего, лишением свободы на срок до трех лет. Получение подкупа группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, неоднократно либо если оно было сопряжено с вымогательством усиливает ответственность получившего максимально до пяти лет лишения свободы (ч. 4 ст. 204 УК РФ).
Статья 204 УК РФ построена  аналогично ст. 290 и 291 УК РФ, устанавливающим  ответственность за дачу и получение  взятки. Понятие “коммерческий подкуп”, как и понятие “взяточничество”, охватывает два самостоятельных  преступления: незаконную передачу и  получение предмета коммерческого  подкупа. Точно так же, как и  при “взяточничестве”, оба эти  преступления теоретически находятся  в состоянии “необходимого соучастия”, когда одно преступление как бы обусловливает  другое и без него быть не может.
Как и в случаях  со взяточничеством, при расследовании преступлений, связанных с коммерческим подкупом, основным вопросом является установление служебных функций лица, получившего денежные средства, имущество, иные выгоды или услуги. В статьях о взяточничестве лицо, подлежащее ответственности, именуется должностным, в случае с коммерческим подкупом – “выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации”.
В отличие от взяточничества при подкупе речь идет о получении  денег лицом, работающем именно в  негосударственной организации. Это  – основное отличие этих составов преступлений, предопределяющее различную  максимальную ответственность: за получение  взятки – 7–12 лет лишения свободы  с возможной конфискацией имущества; за получение коммерческого подкупа  – до 5 лет лишения свободы  без конфискации имущества. Следует  отметить, что ответственность за “простое” (без отягчающих обстоятельств) получение ценностей при взятке и коммерческом подкупе различается не так существенно: максимально – до трех лет лишения свободы.
Ответственность за дачу взятки значительно тяжелее, чем  за дачу коммерческого подкупа: максимально  – два года лишения свободы  при даче “простого” подкупа против трех лет при даче “простой”  взятки; максимально – четыре года лишения свободы при даче подкупа  неоднократно или не в одиночку против восьми лет при даче взятки неоднократно или за незаконные действия.
Понятие лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (далее –  служащий), раскрывается в примечаниях  к ст. 201 УК РФ.
Так, служащим признается лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные  обязанности в коммерческой организации  независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.Организационно-распорядительные обязанности в данном случае, как и при квалификации взяточничества, по своей сути сходны с отношением “власть – подчинение” (при котором полномочия лица предусматривают обязательность его указаний и принятых им решений для подчиненных сотрудников), но исполняются, естественно, в рамках коммерческой или иной негосударственной организации, влияя на поведение людей, направляя их деятельность, давая ей оценку. Они могут включать в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий. Р. – руководитель кадровой службы ООО “Полимер” – получил 1000 долл. США от своего знакомого М. за устное указание, данное подчиненным Р. по службе сотрудникам, ответственным за проведение собеседований с претендентами на вакантную должность, не обращать внимания на отсутствие у М. необходимого образования и знаний иностранного языка. Впоследствии эти действия Р. и М. были квалифицированы соответственно как получение и передача коммерческого подкупа. К административно-хозяйственным обязанностям, влияющим в большей степени на материальный и имущественный аспект деятельности организации, как и при взяточничестве, могут быть отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организации, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий; осуществление контроля за движением материальных ценностей; определение порядка их хранения и т. п.
С. – один из руководителей  общественной организации “Благотворительность”  – ежемесячно получал от К., представлявшего  интересы фирмы “Зайцев и Ко”, сверх договора и без оформления каких-либо первичных документов 500 долл. США за предоставление в субаренду указанной фирме помещения в арендуемом “Благотворительностью” здании. Впоследствии К. обратился с соответствующим заявлением в милицию, и С. был привлечен к уголовной ответственности за получение коммерческого подкупа.
Четкое отграничение одного вида функций от другого часто  затруднительно в связи с разнообразием  служебных обязанностей и реально  стоящих за ними действий лиц. Однако такое разграничение необходимо, так как способствует правильному  пониманию и оценке деятельности лица как “служебного”, но при практическом применении (на следствии и в суде) нередко не требует четкой классификации  по указанным видам.
Если в случае со взяточничеством в законе прямо указано, что ответственность ожидает и такое должностное лицо, которое, не обладая полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя, в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе, то в статье о коммерческом подкупе такого указания нет.
Представляется, что  это не случайно, так как в уголовном  праве содержится запрет на применение аналогии и расширительное толкование норм, поэтому привлекать к ответственности  за дачу и получение подкупа за способствование решению вопроса  или служебное покровительство  и попустительство в коммерческой организации не стоит.
Сам дух предпринимательства  и свободы заключения сделок, не запрещенных законом, позволяет  получать вознаграждение за решение  ряда вопросов. И если это решение (например, о продвижении по службе или о заключении сделки по совету знакомого) приносит вред деятельности организации, то такой вред охватывается понятием риска как основного  признака коммерческой деятельности.
Однако существует и другая точка зрения, согласно которой “интересы дающего” охватывают и продвижение по службе, а “связь с занимаемым служебным положением”  трактуется так же, как и при  взяточничестве, т. е. имеется в виду значимость и авторитет занимаемого  служебного положения, нахождение в  подчинении иных “служебных” лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны получателя подкупа. До настоящего времени практикой не выработана единая точка зрения на данную проблему, отсутствует она и в разъяснениях судебных инстанций. В любом случае следует иметь в виду, что такая проблема существует, а привлечение к ответственности за коммерческий подкуп (и за дачу, и за получение) возможно и в случае передачи денег за содействие в решении вопроса, опосредованно затронутого служебными обязанностями лица.
При этом, как и  в случае со взяточничеством, использование личных отношений, если они не связаны с занимаемым служебным положением, не рассматривается как использование такого положения и не влечет ответственности за подкуп.
Если бы в приведенном  выше примере Р. получил бы 1000 долл. США от М. за то, что “по-приятельски” попросил бы прямо не подчиненных  ему служащих кадрового аппарата иной коммерческой или негосударственной  организации, с которыми он находился  в дружеских отношениях, совершить  “по дружбе”, из уважения и т. д. те же самые действия, то ответственность  за коммерческий подкуп у него и  у М. не наступила бы. Однако в действиях служащих кадровых аппаратов указанных организаций можно было бы усмотреть состав другого служебного преступления – злоупотребление полномочиями.
Следует отметить, что  к “служебным”, а не должностным  лицам судебная практика на основании  ст. 113–115 ГК РФ относит служащих многочисленных государственных унитарных и  муниципальных унитарных предприятий. Несмотря на то что указанные организации распоряжаются закрепленным за ними государственным имуществом, находящемся в их хозяйственном ведении или оперативном управлении, они являются коммерческими; основная цель их деятельности – извлечение прибыли.
Установить точный и окончательный перечень всех видов  организаций, служащие которых подпадают  под понятие “служебного” лица в смысле ст. 204 УК РФ, да и других статей гл. 23 УК РФ, конечно же, невозможно. Важно знать, что это – все  организации, не являющиеся государственными или органами власти в смысле статей о взяточничестве и других должностных  преступлениях (гл. 30 УК РФ).
Н. – директор муниципального унитарного предприятия “Ремонтсервис” – за получение от предпринимателя О. денежных средств за осуществление действий в интересах дающего был признан судом первой инстанции субъектом должностного преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.
Кассационная инстанция  отменила решение нижестоящего суда, сославшись на то, что государственное  и муниципальное унитарное предприятие  – коммерческая организация и  Н., возглавляющий ее, является субъектом  преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, а не ст. 290 УК РФ.
В общем смысле под  коммерческой организацией в соответствии со ст. 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в  качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное  и муниципальное унитарное предприятие).
К иной, некоммерческой организации (в смысле ст. 204 УК РФ) судебная, а следовательно, и следственная практика в соответствии с гражданским законодательством относят потребительский кооператив, общественное объединение, религиозную организацию, благотворительные и иные фонды, а также учреждения, которые создаются собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.
Служащие таких  организаций, получающие деньги, ценности или услуги за действия или бездействие, обусловленные их организационно-распорядительными  или административно-хозяйственными обязанностями в этой организации, в случае выявления правоохранительными  органами такой передачи ценностей или оказания услуг будут нести ответственность по ст. 204 УК РФ.
Наряду с ними, согласно судебной практике, такую  ответственность будут нести  также поверенные, представляющие в  соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных  товариществ), часть акций (доли или  вклада) которых закреплена или находится  в федеральной собственности, в  случае незаконного получения ими  ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействие) в интересах дающего в связи  с занимаемым ими служебным положением.
Предметом коммерческого  подкупа (то, что передается), как  и предметом взятки, являются деньги, ценные бумаги, иное имущество. Таким  предметом при коммерческом подкупе  может быть и незаконное оказание услуг имущественного характера (в  отличие от выгод имущественного характера при взяточничестве).
В ст. 575 ГК РФ установлен запрет на дарение, за исключением обычных  подарков, стоимость которых не превышает  пяти установленных законом минимальных  размеров оплаты труда (с 1 января 2001 г. – 1000 руб. (5?200 руб.); с 1 июля 2001 г. – 1500 руб. (5?300 руб.)), государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а также в отношениях между коммерческими организациями.
Отсюда можно сделать  вывод, что пять минимальных размеров оплаты труда – это та граница, которая разделяет правомерное поведение – вручение и принятие подарка от неправомерного – дачи и получения подкупа.
В большинстве случаев  правоприменительная практика независимо от размера признает коммерческим подкупом незаконное вознаграждение “служебного” лица в следующих трех случаях:
если имело место  вымогательство этого вознаграждения;
если вознаграждение (или соглашение о нем) имело характер подкупа и обусловливало соответствующее, в т. ч. и правомерное, поведение  должностного лица;
если вознаграждение передавалось за незаконные действия.
Эту позицию подтверждает то, что согласно ст. 572 ГК РФ при наличии  встречного обязательства договор  не признается дарением, а следовательно, не может быть речи о “подарке”; налицо иные отношения, на самом деле, к сожалению, часто оказывающиеся коммерческим подкупом. Именно по этому пути ограничения действий положений ГК РФ в большинстве случаев идет правоприменительная практика.
Законодатель считает  преступным уже само получение и  передачу каких-либо ценностей либо имущественных выгод за определенное поведение “служебного лица”. Поэтому  для квалификации подкупа как  оконченного, совершенного на всю запланированную  сумму, во-первых, достаточно получения  и передачи ее части (например, 100 руб. из 100 тыс. руб.), а во-вторых, не имеет  значения, совершены ли после получения  ценностей (выгод) лицом какие-либо действия, обусловленные принятым им вознаграждением. Следствию и суду важно лишь установить, что, получая и передавая деньги, имущество или иные ценности и выгоды, участники совершаемого подкупа знали, что они даются именно за определенные действия, пусть даже законные и объективно безвредные, и желали совершения этих действий (один – прямо и однозначно за полученные ценности, услуги, а другой – как правило, тоже не без пользы или выгоды для себя).
Так, если бы в приведенном  выше примере руководитель кадровой службы ООО “Полимер” Р. был задержан с поличным при получении 100 из 1000 долл. США, обещанных ему М., то действия Р. и М. все равно должны были бы квалифицироваться как оконченное преступление – получение (передача) незаконного вознаграждения в размере 1000 долл. США.
Преступлением признается как совершение действий за полученную выгоду, так и передача ценностей  и оказание услуг после совершения интересующих подкупающего действий, даже если передающий и получающий до этого ни о чем не договаривались и получение подкупа последним даже не предполагалось. Если же ценности были переданы посреднику, отправлены по почте или перечислены на банковский счет “служебного” лица, об оказании услуги были уведомлены соответствующие исполнители, но ценности или услуги еще не были приняты “служебным” лицом, то действия дающего квалифицируются как покушение на дачу подкупа (ст. 30 и ч. 1, 2 ст. 204 УК РФ), а получателя в зависимости от степени его осведомленности и обусловленности действий или бездействия – именно подкупом.
Получение подкупа  якобы за совершение действия (бездействие), которое “служебное” лицо не может  осуществить из-за отсутствия служебных  полномочий или невозможности использовать свои обязанности, образует состав хищения  путем обмана – мошенничество. Однако в этом случае необходимо доказать умысел именно на хищение этих ценностей. Владелец ценностей, думавший, что подкупает  служащего, является потерпевшим от хищения, но одновременно он несет ответственность  за покушение на дачу подкупа, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействие) указанным лицом.
Как и при взяточничестве, случается, что лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для  передачи “служебному” лицу и, не намереваясь  этого делать, присваивает их. В  этом случае “ложного посредничества”  лицо, обманным путем присвоившее  себе деньги или иные ценности под  видом передачи подкупа, отвечает за подстрекательство к даче подкупа  и мошенничество. Действия владельца  ценностей в таких случаях  также являются покушением на дачу подкупа. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное лицо, которое  предполагалось подкупить.
Руководитель кадровой службы ООО “Полимер” Р. получил 1000 долл. США от М., пообещав последнему передать эти деньги своему знакомому  служащему кадрового аппарата ООО  “Геоцинт” Ф. за трудоустройство М. Однако Р. и не собирался передавать деньги Ф.
В действиях Р. усматриваются  признаки преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ (мошенничество).
Примечание к ст. 204 УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, передавшего ценности, оказавшего услуги, при соблюдении одного из условий:
в отношении этого  лица имело место вымогательство со стороны получателя;
если дающий добровольно сообщил о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.
Сообщение о подкупе  признается судом добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Однако не признается добровольным сообщение, сделанное в связи  с тем, что о даче взятки стало  известно правоохранительным органам: прокуратуре, органам внутренних дел. При этом следует учитывать, что  органы исполнительной власти (как  федеральные, так и местные) не имеют  права возбуждать уголовные дела, поэтому сообщение им о подкупе  не является основанием для освобождения от уголовной ответственности.
К., представлявший интересы фирмы “Зайцев и Ко”, заявил в  милицию о имевших место в прошлом фактах ежемесячной передачи им руководителю общественной организации “Благотворительность” С. сверх договора и без оформления каких-либо первичных документов 500 долл. США за предоставление в субаренду указанной фирмепомещения в арендуемом “Благотворительностью” здании. В соответствии с примечаниями к ст. 204 УК РФ К. был освобожден от уголовной ответственности.
Напомним, что вымогательством  судом и следствием признается далеко не всякое условие, которое получатель подкупа ставит перед тем, кто  к нему обращается. К вымогательству можно отнести только требование передачи ценностей или оказания услуг под угрозой совершения действий, которые могут причинить  ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие  условия, при которых он вынужден передать ценности или оказать услуги для предотвращения вредных последствий  для его обоснованных и законных интересов.
Руководитель кадровой службы ООО “Полимер” Р. отказал М. в приеме на работу в связи с отсутствием у последнего необходимого образования и знания иностранного языка, обязательных для вакантной должности, которую М. хотел занять. Однако он дал понять М., что может его трудоустроить, если тот передаст ему 1000 долл. США.
В действиях Р. не усматривается вымогательство у  М. незаконного вознаграждения, так  как последний хотел получить неположенное, его интерес не был  законным и правоохраняемым. Поэтому отказ Р. не ставил М. в условия, при которых тот был вынужден передать незаконное вознаграждение для предотвращения вредных последствий своим законным интересам.
Следует также обратить внимание на то, что указанная возможность  освобождения от уголовной ответственности  лица, дающего подкуп, вовсе не означает признания человека невиновным, так  как в примечании к ст. 204 УК РФ предусмотрены “нереабилитирующие” основания для прекращения уголовного преследования. Это значит, что в рамках уголовного дела будет считаться (а в худшем случае и отображаться в спецучетах), что лицо, давшее подкуп, совершило преступление (по классификации УК РФ – небольшой или средней тяжести), его вина доказана и признана им самим, но в силу ряда обстоятельств, свидетельствующих о слабой степени антисоциальной направленности и, следовательно, общественной опасности этого человека, он может быть исправлен без применения к нему мер наказания.
Если дача или  получение взятки происходит под  контролем правоохранительных органов, состава преступления в действиях сотрудничающего с органами не будет в связи с отсутствием умысла на получение и дачу взятки, так как его действия имеют целью выявление и фиксацию факта получения взятки должностным лицом или передачи взятки такому лицу. При коммерческом подкупе проведение оперативными подразделениями правоохранительных органов такого мероприятия, именуемого оперативным экспериментом, невозможно в связи с недостаточной тяжестью этих преступлений, на что имеется прямое указание в Федеральном законе от 12.08.95 № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”.В данной ситуации коммерческий подкуп можно сравнить с незаконной сделкой, для выявления которой используются лишь технические оперативные мероприятия по документированию данного факта или иные (кроме оперативного эксперимента), предусмотренные ст. 6 Федерального закона об оперативно-розыскной деятельности. Например, правоохранительные органы могут выявить подкуп в результате проверочной закупки или контролируемой поставки. При этом следует отметить, что при проведении любого оперативно-розыскного мероприятия, направленного на реализацию оперативной информации о факте коммерческого подкупа, у проверяемого согласно требованиям закона должен оставаться выбор между правомерным и противоправным поведением. Если по обстоятельствам дела такого выбора у него не было или для выявления коммерческого подкупа все же проводился оперативный эксперимент, можно говорить о провокации коммерческого подкупа, при которой уголовная ответственность наступает не для подкупаемого, а для “провокаторов” (как сотрудников органов правопорядка, так и для лица, дававшего подкуп).
Статья 304 УК РФ “Провокация  взятки либо коммерческого подкупа” устанавливает, что попытка передачи “служебному” лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества  или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа наказывается максимально лишением свободы на срок до пяти лет с возможным лишением права занимать определенные должности  или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Признаки провокации получения подкупа (заметим, что провокация может быть направлена только на получающего ценности), в основном сводятся к следующему. Провокацией является намеренное создание ситуации, которая подталкивает, вынуждает или способствует совершению выгодных провокатору действий (в т. ч. незаконных и преступных). Такая ситуация может быть создана в результате попытки передачи денег или имущества при свидетелях, в условиях скрытого фотографирования, при записи на магнитофон сказанных при этом слов или при иных обстоятельствах, которые должны впоследствии служить “доказательствами” получения подкупа. Одно лишь словесное предложение подкупа провокацией не является и может квалифицироваться как подстрекательство к получению взятки. Помимо этого, важно помнить, что действия при провокации подкупа совершаются провокаторами умышленно с целью искусственного создания доказательств такого получения, чтобы использовать их впоследствии для “разоблачения” или шантажа. Провокация подкупа отличается от действительного его получения в первую очередь тем, что цель подкупа (понудить “служебное” лицо совершить те или иные действия либо воздержаться от их совершения в интересах дающего) при провокации отсутствует. Кроме того, провокация всегда совершается без согласия подкупаемого, вопреки его воле.
Отсутствие согласия может выражаться в прямом отказе взять предлагаемый предмет, искреннем  возмущении, вызове свидетелей, сообщении  в милицию; но могут быть и такие  случаи, когда деньги или имущество  передаются без ведома лица, чьи  действия провоцируются (подкладывание  в карман, автомашину, шкаф или ящик; перевод денег на его счет в  банк и т. п.).
Поэтому важно, что  бы при получении подкупа имело  место тем или иным способом выраженное и зафиксированное согласие. Итак, притом что у взяточничества и коммерческого подкупа много общего, у них имеются и серьезные различия. Это и объект посягательства (интересы государственной службы и службы в коммерческой организации) и положение субъекта преступления (должностное лицо – сотрудник органа власти, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации), размеры наказаний, тяжесть последствий в виде судимости и запрещения занимать определенные должности. Также различается и порядок производства по уголовным делам об этих преступлениях. В соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ уголовное преследование за деяние против интересов службы в коммерческих и иных организациях, предусмотренное ст. 201–204 УК РФ, осуществляется на общих основаниях только в случае, если это деяние причинило вред интересам других организаций, граждан, общества или государства. Если же вред причинен исключительно интересам коммерческой организации, в которой работает выполняющее управленческие функции лицо, уголовное преследование (возбуждение и расследование дела, его передача в суд, рассмотрение, вынесение приговора) может проводиться только по заявлению или с согласия этой организации.
Если руководство ООО “Полимер” не выражает согласия (или выражает несогласие) на осуществление уголовного преследования руководителя кадровой службы Р. за получение незаконного вознаграждения в размере 1000 долл. США от М. за его трудоустройство, то Р. не может подвергаться уголовному преследованию.
Это значит, что при  отсутствии такого заявления или  согласия и тем более при выраженном несогласии организации уголовное  дело возбуждено быть не может, а возбужденное подлежит прекращению. В связи с  этим на практике возникает ряд вопросов по квалификации состава преступления. Так, законодатель не дает однозначного определения понятию вреда, его  отличия от ущерба, критериев оценки неблагоприятных последствий подкупа  в качестве вреда или иного  рода ущерба, убытка и т. д.
Также представляет интерес вопрос о том, кому этот вред может быть причинен. Однозначное на первый взгляд указание закона на то, что вред (если речь идет о том, что преследование осуществляется только по заявлению организации) причиняется только коммерческой организации, противоречит общему положению уголовного права, согласно которому общим объектом (тем, на что посягают) всех вообще преступлений являются все общественные отношения и охраняемые законом права и правомерные интересы граждан. То есть совершение любого преступления наносит вред обществу, так как запрещены под угрозой наказания только общественно вредные (что естественно), а не полезные или безвредные деяния. Такова уголовная политика любого государства.
Вероятно, в данной ситуации, указывая в примечании к  ст. 201 УК РФ на возможность причинения вреда только коммерческой организации, законодатель имел в виду так называемый “родовой объект преступления”, т. е. вред, причиненный только интересам  коммерческой службы, а вред, причиняемый  любым преступлением государству  и обществу, в данном случае не учитывается. Однако следует иметь в виду, что  из-за этой неопределенности возможны различные подходы к пониманию  проблемы, и, следовательно, решение  о возбуждении и прекращении  уголовного преследования в такой  ситуации принимается правоохранительными  органами.
Кроме того, следует  учитывать, что не может быть квалифицировано  как покушение на дачу или получение  незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.
Изъятые деньги и  другие ценности, являющиеся предметом  коммерческого подкупа и признанные веществен
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.