На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Модерн на страницах русских журналов

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 16.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки Российской Федерации
Югорский  государственный университет
Институт  истории языка и культуры народов  Югры
Кафедра истории 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа по дисциплине «Художественна критика»
Тема: «Модерн на страницах русских журналов» 
 
 
 
 
 

Выполнила: студент гр.3660
Ускова  Е.П.
«___» ____________2009г.
Руководитель:
Лебедева  Н.И
«___» ____________2009г 
 
 
 

Ханты-Мансийск
2009 год
     Содержание 

Введение

Глава   1.    Стиль и формирование новой картины мира и идеала личности

1.1 Общая  характеристика стиля «модерн»: понятие и зарождение
1.2 Модерн  в зарубежном и русском искусстве  рубежа ХІХ-ХХ веков
Глава 2. Художественная критика стиля модерн по статьям русских художественных журналов.
2.1 Размышления о русском модерне.
2.2 Памяти модерна.

Заключение

Литература

Приложение 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение. 

     Искусство с давних лет является неотъемлемой частью жизни людей. В нем укреплялись духовные ценности и усилия людей разных эпох и времен.
     Произведения  искусства воспринимаются не только сознанием, они оказывают большое эмоциональное воздействие на личность в целом, пробуждая эстетические потребности. Характер художественной культуры зависит, прежде всего, от социально-политического строя общества. Им определяются не только идейное содержание художественных произведений, но и направленность самих художников, а, следовательно, и судьбы искусства.
     Искусство как форма общественного сознания тесно связана с идеологией. Но поскольку идейный строй произведений искусства выражается, как правило, не непосредственно, а опосредствованно, специфически присущим искусству художественным языком, то идейный их смысл не всегда раскрывается сразу.
     На  рубеже ХІХ-ХХ вв. философы и художники разрушили «музейные стены», вывели произведения искусства в реальную жизнь, наполнили ими окружение. На Западе изобразительное искусство постепенно охватило сферу дизайна, превращая каждую промышленную вещь в эстетически совершенную. Работы модернистов заметно отличались от произведений искусства, ранее созданных человечеством: «чистое» творчество проявило себя в произведениях станковых, которые материализовали подсознательные, интуитивные движения, выявляя иррациональное в противовес логизированному созданию вещей.
     Искусство модернизма не создавалось какой-либо определенной группой художников; его направления возникали в разные годы, в разных странах; в рядах модернистов оказывались художники, писатели, поэты, подчас не знавшие друг друга и не связанные между собой общими стремлениями и идеалами. Многочисленные модернистские направления не были связаны и национальными традициями искусства своих стран. Разбросанные по разным странам, разделенные десятилетиями, модернистские течения связаны между собой одним: их объединяет антиреалистический метод. Это в свою очередь определяет общность решения эстетических проблем в различных направлениях модернизма. Модерн как стиль просуществовал недолго и был забыт на многие годы. В последнее время, протест против засилья техницизма, рутинности, практицизма привел к появлению новой волны интереса к модерну, что обусловливает актуальность темы работы.
      Актуальность  работы обусловлена необходимостью расширить и углубить культурологические представления о природе и сущности стиля модерн. Выбор темы задан востребованностью эстетических принципов этого стиля в настоящее время, когда остро встает проблема формирования среды человека, эстетизации быта, целью которой является стремление привнести "красоту" в жизнь.
      В последние годы качество осмысления модерна поднялось на новую ступень. Всесторонний интерес к искусству модерна, к духовной атмосфере его эпохи, философии, принимает бурный, и в какой-то степени, всеобщий характер. На новом уровне начинается открытие, и освоение универсализма эпохи модерна, наследие которого в течение почти столетия было от нас сокрыто. Во всей полноте оно приходит к нам только сегодня.
      Степень изученности проблемы рассматривается  в рамках историографического исследования. В настоящее время существует много литературы о стиле модерн. Чаще всего она посвящена стилю  в целом, его общей характеристике. Исследователи касаются искусствоведческих проблем, обращаются к анализу творчества отдельных художников модерна, однако всеобъемлющего эстетико-культурологического исследования этой проблемы не существует. 
 
 

      Основная  цель предпринятой работы – проанализировать характерные черты стиля «модерн» и рассмотреть стиль с точки зрения художественной критики.
    В качестве отдельных задач будут рассмотрены следующие вопросы:
    общая  характеристика стиля модерн;
    модерн в зарубежном и русском искусстве ХІХ - нач. ХХ в.;
    каким видят модерн русские художественные критики.
      Изучению  модерна посвятил себя критик М. Михайлов. Модерн, в его понимании освобожденный от традиций, порожден веком, отрешенным от исторических задач. Иную точку зрения выражает о модерне В. Серебровский, который с большим пониманием и любовью пишет о прекрасном своеобразии модерна и его влиянии на все виды искусства.
      Томас Элиот пишет о модерне: «В моем начале – мой конец, в моем конце – мое начало».
          Юлия Кисина в  своей статье «Памяти модерна» пишет, что начинается эпоха умеренного психоза и аккуратной шизофрении, эпоха разрозненности и коммерции, эпоха самостоятельного предметного мира, следовательно - эпоха женственная.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1. Стиль и формирование  новой картины мира и идеала человека 

      1.1 Общая характеристика  стиля «модерн»: понятие  и зарождение 

     «Модерн» (от французского moderne, новейший, современный) в литературе справочного характера определяется как «стилевое направление в европейском и американском искусстве конца 19 – начале 20 веков.».
     Как отмечает В. Серебровский, - появление  этого стиля объясняют разными  причинами: и «волевым усилием» нескольких художников, и объективными причинами  – усталостью уходящего 19 века, и  общим декадансом европейской культуры («Закат Европы»), и связанной с этим утратой «большого стиля». Однако сами представители этого направления и примыкавшие к ним критики называли свой стиль арнуво во Франции, югенд штиль – в Германии, т.е. – молодым искусством.
     В России слово «новый» было, со свойственным русским уважением к Западу, переведено на иностранное – модерн – и так и осталось в истории русского искусства.[2]
     Характерным для представителей этого стиля  являлось их уверенность, что они  устремлены в будущее и как  бы порывают с традицией 19 века и, прежде всего, с бытовым реализмом, салонным классицизмом. Они тосковали по «стилю», и они создали его. Эти художники мечтали покинуть башню из слоновой кости «чистого» искусства, разрушить стену, разделяющую искусство «высокое» и прикладное, окружающее повседневный быт человека, и сделать последнее красивым и стильным. Они хотели выйти на улицы, построить новые дома, расписать стены невиданными доселе фресками, украсить мозаикой. И это им удалось.
     Хотя  по продолжительности модерн просуществовал недолго (всего 20-30 лет), влияние его в то время на все виды художественной деятельности огромно. Следы модерна можно найти во всем: в архитектуре, в живописи, в монументальном искусстве, в книжной графике, плакате, рекламе, дизайне, одежде. От огромного общественного здания до дверной ручки, от монументальной мозаики до изящной вазы на столе, от живописного полотна до ложки и вилки – все это носило на себе отпечаток этого стиля, если за дело брались художники, архитекторы, дизайнеры модерна. Им было дело до всего. Для них не существовало ничего низкого, что не смогли бы они с помощью своей неуемной фантазии превратить в произведение искусства. Все к чему прикасалась рука художника, должно было стать прекрасным, каким являются природные формы, перед которыми эти художники преклонялись.[2]
     Конец 19 века характерен значительно возросшим  интересом Запада к Востоку в  отношении культурных ценностей  последнего. Многие восточные вещи становятся предметами коллекционирования, изучения и даже подражания. Появляются первые научные переводы восточных философских и религиозных трактатов, возникают химерические восточно-западные религии. Европейские философы начинают употреблять такие понятия как «нирвана», «карма» и т.д. В общем, увлечение Востоком носило поверхностный характер. Европейцы не до конца понимали своеобразие восточной культуры, ее музыку, театр. Но были люди, которые настолько влюбились в искусство Востока, что их восхищение перешло в практику, в дело их жизни. Японские гравюры, которые впервые появились в Париже в виде упаковочной бумаги для различных японских безделушек, произвели настоящий переворот в сознании некоторых молодых художников. Они поняли и приняли сам принцип восточной живописи и графики. Во многом это определило возникновение такого неожиданного стиля как модерн, который, по образному определению В. Серебровского, - вышел из кокона европейских традиций в виде экзотической европейской бабочки. Эта бабочка облетела все страны Европы и, перелетев океан, добралась даже до Америки.
     Каждая  национальная школа придавала лицу модерна разное выражение, поскольку нет европейской страны, где не было бы своего собственного стиля модерн. И в то же время есть нечто общее, что объединяет все эти «модерны» и делает их почти неразличимыми, что позволяет говорить об общеевропейском художественном направлении.
     Этим  «общим» является ряд черт, которые  и сделали его столь привлекательным. Условно это черты следующие: эклектизм, романтизм, чувственность, декоративность. Первые три признака унаследованы в основном от Европы, последний – из Азии. [2] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      1.2 Модерн в зарубежном и русском искусстве рубежа ХІХ-ХХ веков. 

     В конце 19 века блестящая плеяда французских  живописцев-импрессионистов совершила  подлинный переворот в европейской  живописи. Среди выдающихся художников – Ренуар, К. Моне, Э. Мане, Дега, Писсарро, Сислей, Сезанн и другие. В группе импрессионистов была даже одна женщина – Берта Моризо.
     Полотна будущих импрессионистов вначале  мало отличались от традиционного реалистического  искусства. Франко-прусская война 1870 года разбросала молодых живописцев только начинающих вырабатывать свой стиль. Ренуар, Моне, Дега, были призваны в армию; Сезанн уезжает в Эстаку, где увлеченно пишет пейзажи, постепенно высветляя свою палитру. Сислей, Писсарро, а позже Моне создают интересные пейзажи в Англии, а затем в Голландии. Если раньше в творчестве Моне и Ренуара ощущалось заметное воздействие Курбе, то в этот период в их творчестве угадываются черты, которые вскоре будут определены как импрессионизм. [5]
     Известный критик модерна М. Михайлов писал: «Модерн освобожденный, кастрированный от традиций, героической идейности и идейного экстаза, нервно-сухой, <...> он удивительным образом включил в себя поклонение низшим инстинктам нашей природы, создал культ низших организмов мира, стилизуя их и тем, уравнивая с человеком и его жизнью». Новый стиль порожден веком, «отрешенным от исторических задач и внимания к каким бы то ни было идеалам», — веком «самообожания и преклонения перед тем, что звучит хоть какой-нибудь самостоятельностью <...> Ничего вдохновенного, ничего возвышающего, уносящего воображение ввысь к небу — все говорит о земле и ничтожестве, о материи в состоянии или хаотичности, или мрака, или разложения <...>».
     Примерно  у 1872 году художники вновь собираются во Франции и работают в окрестностях Парижа и полностью посвящают себя поискам ярких и чистых сочетаний цвета. Пленэр был подлинным наслаждением для живописцев. Они, прежде всего, стремились передать впечатление игры цвета и света, которыми наполнена природа. [4]
     Примерно  через два года поисков, увлеченной, напряженной работы наступает период объединения. Новое направление  живописи находит полное развитие, которое завершается первой публичной  демонстрацией работ этих художников. Первая выставка импрессионистов познакомила зрителей с их искусством, но не принесла им ни моральной поддержки, ни ожидаемого материального успеха. Огорченные неудачей некоторые художники перестали выставляться в последующих выставках импрессионистов.
     Десятилетие с 1870 по 1880 год – наиболее плодотворный период развития импрессионизма. После долгих поисков настала пора радостного творчества, раскрывающегося во всей широте. В этот период гармонического развития импрессионизма Моне, Ренуар, Камиль Писсарро, Сислей создали картины, свидетельствующие о тонкой передаче окружающего мира. Художники черпали свое вдохновение в самых разных картинах природы: в потоках воды, в шуме листвы деревьев, в красоте цветов, в мерцании красок неба, в залитых солнцем фигурах современников, занятых повседневными делами. Пейзажи импрессионистов прозрачны, светлы и поразительно звонки в цветовой характеристике природы. Они нашли то удивительное сочетание красок, когда последние накладывались одна на другую, местами просвечивая сквозь последующий слой, наложенный на поверхности просохшей фактуры полотна, создавали неповторимую гармонию цвета, наиболее выразительную для раскрытия именно такого состояния природы.
     Как уже отмечалось ранее, в 90-х годах  в искусстве Германии возникает  югендстиль. Основатели немецкого модерна – художники новаторы Отто Экман, Петер Беренс, Август Эндель. Они считали, что все созданное человеком, является искусством. Основные черты югендстиля состоят в показе человеческих страстей (например, весьма популярен был мотив поцелуя). Знаменитый «Поцелуй» П. Беренса (1898) стал одним из первых решений этого мотива. Поместив в центре две головы, что слились воедино, художник окутал их волосами, превратив их в узор, орнамент. Очень часто художники изображают юных героев (Ф. Ходлер, «Весна», подчеркивая мотив пробуждения чувств и становление жизненных сил. Объединение разных «живых» форм проявляется в частом изображении сатиров, кентавров, сфинксов. Этому стилю присуще и изображение отдельных частей природы (цветок, листок, птичка, бабочка, которые выступают как определенное понятие, символ). Особенно любимыми птицами были лебедь и фазан: один символ обреченности, второй – солнечности. Входящие в орнамент стилизованные цветы, птицы, поверхности воды, зеркал и пр. были очень распространенными.[5]
     Югендстиль  не ограничился одним жанром. Активно  возводятся новые здания, вокзалы  с декором в югендстиле. Архитектура  этих строений тяготеет к открытости и «выставочности». Это было началом  пути к современной архитектуре  и искусству бытовых вещей. Именно югендстиль стремился объединить полезность и художественную форму. Бытовые «мелочи», одежда, мебель, саквояжи, кошельки – все это обновлялось. Распространяется мода и на металлические предметы: мебель, посуда, женские украшения, которые в послушных руках мастера передают игру теней, сочетают в себе восточный орнамент и европейскую форму.
     Художники модерна ничего не знали о глубинной  сути восточного искусства. Они ничего не понимали в восточной философии, но каким-то интуитивным образом  почувствовали самую суть восточного искусства. Именно как художники. Заслуга художников модерна заключается в том, что они увидели восточную красоту, что было доступно далеко не всем.
     Известно  достаточно много презрительных  высказываний того времени о восточном  искусстве, которое трактовалось порой как безобразное. Известно, что даже великий Сезан, стараясь видимо унизить живопись Гогена, назвал его картины «плоскими китайскими картинками». Следует сказать, что многие художники модерна, завороженные Сезаном, пошли именно за ним, а модерн с его восточными привязанностями был вытеснен кубизмом, конструктивизмом, футуризмом.
     Остановимся теперь на русском модерне, ибо он имеет свою, ярко выраженную русскую  «физиономию». Примат художественных образов и форм, косвенно выражающих содержание современности, над формами ее непосредственного отображения – основная отличительная черта искусства конца ХІХ - начала ХХ в.[5]
     Вступление  русского капитализма в империалистическую стадию своего развития, которое падает на 90-е годы, оказало решающее влияние на все сферы духовной жизни общества. Критическое отношение художников к действительности трансформируется, приобретая форму поиска красоты и гармонии. Сознание же того, что эта красота не является порождением этого буржуазного мира «пользы», а создана талантом и художественной фантазией художника, сказалась не только в тяготении к сказочным, аллегорическим или мифологическим сюжетам, но и в самой структуре художественной формы, переводившей образы внешней реальности в область фольклорных представлений, воспоминаний о прошлом или непредвиденных предощущений будущего.[5]
     Оппозиционность искусства прозы буржуазных отношений приобретает не столько нравственно-эстетическую и социальную окраску, сколько собственно эстетическую: главное зло, которое приносит с собой буржуазный мир – равнодушие к красоте, атрофия чувства прекрасного. В воспитании этого чувства всеми доступными искусству средствами видится теперь гуманистическая миссия художника. Большая роль в этом процессе принадлежала группам художников «Мир искусства», яркими представителями которой были художники А. Бенуа, В. Серов, М. Врубель и др. и «Голубая роза» (Борисов-Мусатов, Сарьян, Кузнецов, Судейкин).  Вообще русский модерн не отличается такой чистотой стиля как западноевропейский, и поэтому достаточно трудно определить, кто есть кто среди художников, даже объединенных в отдельные группы. Более четко модерн представлен в творчестве Сомова, Головина, Бакста, Борисова-Мусатова, Рериха и Врубеля. Правда, что касается книжной и журнальной графики, то тут наши художники были гораздо ближе к классическому модерну.
     Важной  особенностью данного периода является выравнивание прежде неравномерного развития отдельных видов искусства: рядом  с живописью становится архитектура, декоративно-прикладное искусство, книжная графика, скульптура, театральная декорация.
     В архитектуре, в короткий период господства стиля модерн, наиболее полно воплотившем  основные тенденции, жанры, направления  развития русского модерна, был Ф.О. Шехтель. Творчество этого мастера  охватывает, по существу все виды архитектурного строительства – частные особняки, доходные дома, здания торговых фирм, вокзалов.[5]
     Типичным  и наиболее совершенным образцом раннего модерна в Росси является особняк Рябушинского в Москве, построенный  Шехтелем в 1900-1902 гг. Архитектор уходит от традиционных заданных схем построения, утверждая в планировке здания принцип свободной асимметрии. Каждый из фасадов особняка скомпонован по-своему. Здание представляет собой сочетание пластично, скульптурно трактованных объемов, образующих уступчивую композицию. Это свободное развитие объемов в пространстве демонстрирует свойственный модерну принцип уподобления архитектурной постройки органической форме. Характерным приемом модерна является применение в застеклении окон цветных витражей. Здание опоясывает широкий мозаичный фриз со стилизованными изображениями ирисов, объединяющий разнохарактерные по композиции фасады.
     Прихотливо-капризные  извивы линий являются одним из самых  распространенных орнаментальных мотивов  модерна. Многократно повторяясь в рисунке мозаичного фриза, в ажурных переплетах оконных витражей, в узоре уличной ограды и балконных решеток, этот мотив особенно богато разыгран в декоративном убранстве интерьера, достигая своего апогея в причудливой форме мраморных перил, мраморной же лестницы, трактованных в виде взметнувшейся и опадающей волны.[5]
     Оформление  интерьеров - мебель и декоративное убранство также выполнены по проектам Шехтеля. Чередование сумрачно-затененных и светлых пространств, разнообразие фактурных контрастов, обилие материалов, дающих причудливую игру отраженного света (мрамор, стекло, полированное дерево), окрашенный свет оконных витражей, наконец, причудливая конфигурация пространственных ячеек и асимметричное расположение дверных проемов, многократно изменяющее направление светового потока – все это свидетельствует о стремлении к преображению реальности в особый романтический мир.
     Сферой  наиболее эффективного, уже не только визуального, а универсального преображения действительности становится в то время театр. Театр просто нуждался в модерне, а модерн нуждался в театре. Модерн насквозь театрален, если под театральностью понимать иллюзию жизни. И театр, в свою очередь – это всегда игра. Оба они – и театр, и модерн – склонны к романтизму, синтетичны. Театр объединяет музыку, живопись, актера, а модерн стремиться свести воедино архитектуру, живопись, прикладное искусство.[5]
     Русские художники первыми почувствовали  эту родственность и ринулись на подмостки, заполнив сцену не только своими роскошными декорациями, но и своим человеческим, личностным началом.
     Вершиной  достижения модерна – классическим выражением его идеи – стала постановка «Маскарада» Лермонтова в оформлении Головина: красочно орнаментальное, романтичное, загадочное – оно воплощало основную идею модерна: мир – театр, мир – маскарад. Но эта же постановка стала и последним, самым значительным явлением модерна на сцене. После чего пришло другое – революционное время, которому эстетика модерна была органически чужда. И так же, как и на Западе, его сменили урбанистические течения.
     Таким образом, в течение второй половины ХІХ - начала ХХ столетий, всего на протяжении 20-30 лет родился, расцвел и угас модерн – стиль, развивающий идеи символизма, стремящийся создать вокруг людей эстетически наполненную предметную среду. Нет европейской страны, где, так или иначе, не проявился бы модерн. Имея собственные национальные названия, модерн тем не менее имеет много общего, которое позволяет говорить об общеевропейском художественном направлении. [5]
     Модерн не вписался в техническую цивилизацию, потому что слишком благоговел перед природой, рисуя свои картины и строя свои дома по ее законам, по законам органических природных форм. Кроме того, он был неисправимым романтиком.
     В условиях существования модерна, когда сферы приложения изобразительного творчества необычайно расширяются, формируется новый тип универсального художника, который «умеет все» - написать картину и декоративное панно, исполнить виньетку для книги и монументальную роспись, вылепить скульптуру и «сочинить» театральный костюм. Чертами такого универсализма отмечено творчество Михаила Врубеля. Неординарность художественного мышления, новизна формы дала возможность художнику открыть новую эпоху в искусстве.[5]
      Говоря  о синтезе искусств в модерне, можно выделить «книжный», «театральный», «интерьерный» и «уличный» варианты синтеза. В целом же стиль модерн знаменовал собой старое и новое, конец и начало. Их взаимосвязь запечатлел английский поэт Томас Элиот: «В моем начале – мой конец, в моем конце – мое начало».[4]
     Неординарность  художественного мышления, новизна  формы дала возможность художнику  открыть новую эпоху в искусстве.[5] 
 
 
 

2. Художественная критика стиля модерн по статьям русских художественных журналов. 

2.1 Размышления о русском модерне. 

      Всем  нынче нравится модерн. Покажите на улице дом начала нашего века самой  простой бабушке, которая и слова-то “модерн” не знает, с готовностью  похвалит. Порасспросите самую “продвинутую”, а точнее “задвинутую” на современности  молодежь, выясните, не без удивления, что и им современная архитектура нравится. И не только здешняя, которую и архитектурой-то назвать бывает трудно, но и европейская, и американская.
Предреволюционная — нравится, как и живопись “Мира искусства”, и стихи акмеистов. Быть может, нравится бесспорный талант тех мастеров, высокое художественное качество? Но вот классицизм радует далеко не всех, а конструктивизм, пожалуй, и никого не радует. Студенты Архитектурного института ныне приводят своими вкусами и источниками вдохновения в ступор иных профессоров старшего поколения, воспитанных на образцах конструктивизма и классицизма. И заказчики нынешние липнут на модерн как мухи на мед. И в искусство книги формы модерна мягко, но уверенно возвращаются. И в оформлении лучших наших журналов чувствуется композиция, а еще больше — линия модерна.
      Все это началось, по крайней мере, в 60-е годы. Стихи Н.Гумилева, М.Цветаевой не только перепечатывали на машинке, но и переписывали от руки. Если томик поэта “Серебряного века” прорывался в Библиотеке поэта, он сразу обретал двадцати тридцатикратную рыночную цену. Скромный сборник “Тарусские страницы” произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Школьники нашего поколения с изумлением вспоминают, как сначала открывали для себя А.Ахматову, позже — Ф.Тютчева и только потом — А.Пушкина! “Возвращенные имена”? Верно. Но верно и то, что когда в 1960 году вышел впервые однотомник И.Шмелева, в восхищение приводил не написанный в традициях бытописательства Х1Х века “Человек из ресторана”, а вполне принадлежащая эстетике модерна “Неупиваемая чаша”.
      А может, мы инстинктивно стремились перебросить  мостик через период разрушения национальных традиций? Такое в русской истории  было уже дважды. Впервые в ХШ веке, во времена иноземных вторжений  с Запада и с Востока. Тогда даже в богатом Новгороде, никем не разоренном и не оккупированном примерно на шесть десятилетий прервалось каменное строительство. А когда возобновилось, зодчество вернулось строго в точку разрыва: церковь Николы на Липне 1292 года стремится повторить церковь Рождества в Перыни 1230-х годов постройки. И икона Николы Липенского из одноименного храма явно связана с иконой Николы из Духова монастыря начала ХШ века. Если традиция теплится, она восстанавливает разрыв, перешагивая через время упадка, разорения, порабощения. [3]
      Второй  мостик был переброшен после смерти Петра I , отвергавшего не только национальные художественные вкусы, но и то, что его подданным нравилось на Западе — высокое католическое барокко. Когда в 1714 году царь запретил каменное строительство по всей России кроме Петербурга, создатели шедевров нарышкинского барокко в новой столице не пригодились. Там строили европейские посредственности, создавали вымышленную Петром “Голландию”. И что же? После отмены запрета в 1728 году, даже раньше — после смерти Петра в 1725, по всей России обращаются к прерванной традиции, а петровский Петербург остается аппендиксом русской культуры, практически не вызвавшим подражаний. Снова чужое отторгнуто, мостик переброшен, традиция продолжает жить.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.