Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа История возникновения экономической теории как науки

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 16.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Оглавление:

Введение……………………………………………………………………..3

Глава 1: Экономия………………………..…....…………………………....4

Глава 2: Политическая экономия…………………………...……………...8
Глава 3: Экономикс………………………………………………………...15

Заключение……………………………………………………………….....24

Список используемой литературы………………………..……………….25
 

      Цель: при выборе темы курсовой работы, по истории в развитии
экономической теории и научные школы, я руководствовался тем, что, не зная ее основоположников и основателей, их основных целей и достигнутых результатов, невозможно говорить, о том, как развивалась экономика в целом.
     Задачи: рассмотрение истории возникновения экономической теории как науки.
     Введение.
     Экономические знания нашего времени отражают долгий эволюционный путь экономической науки. В своём современном виде экономическая теория – это развитая научная дисциплина, которая может показаться сложной и непонятной. Шаг за шагом экономисты выделяли и четко формулировали важнейшие проблемы науки. Проходили десятилетия, а то и столетия, пока находились ответы на поставленные вопросы. Именно поэтому изучение экономической теории целесообразно начать с истории ее развития. Дело в том, что на ранних этапах становления науки многие проблемы поднимались в более контрастной форме, чем теперь. Следуя за развитием экономической мысли, легче понять не только, какие вопросы вставали перед учеными, но и почему они возникали и приобретали актуальность. Истоки экономической мысли уходят своими корнями в глубокую древность. Уже первобытные люди владели зачатками экономических знаний, имели определенные представления об отношениях, складывающихся между членами первобытной общины по поводу производства, распределения, обмена и потребления жизненных благ. Однако эти представления еще не выделялись в самостоятельную область знаний.  

      Глава 1: Экономия – наука о воспитании достойных граждан.
     Экономическая теория первоначально возникла в  античном обществе как экономия — наука о домоводстве, домашнем хозяйстве. Ее целью было воспитание достойных граждан. Термин "экономия" впервые предложен Ксенофонтом. Встречается он и у Аристотеля (384'—322 гг. до н. э.) в рамках учения о справедливости (Аристотель. "Политика". Кн. 1, 1256b—1258b). Аристотель различал два вида хозяйственной деятельности: экономию — хозяйство ради самообеспечения и хрематистику — хозяйство с целью обогащения. Он считал справедливой экономию, основанную на натуральном хозяйстве, поскольку именно она составляла основу античного общества. К экономии Аристотель, правда, относил и розничную торговлю, поскольку в ней, по его мнению, решающую роль играло удовлетворение потребностей. Аристотель критически относился к хрематистике, считая, что искусство делать деньги, функционирование торгового и ростовщического капитала имеют источником богатства обращение, поэтому хрематистика, с точки зрения Аристотеля, противоестественна.
   Определенные  успехи в решении проблем организации  и управления рабовладельческой виллой (типичным средних размеров хозяйством зажиточных граждан) были достигнуты римлянами. Наивысшее развитие эти вопросы получили в трудах римских агрономов Катона ("О земледелии"), Варрона ("Сельское хозяйство"), Колумеллы ("О сельском хозяйстве") и в энциклопедическом сочинении Плиния Старшего ("Естественная история". Кн. XIV и XV). Проблемы частной собственности глубоко анализировались римскими юристами ("Институции" Гая, Кодексы Грегория и Гермогена, Сборник императорских институций Феодосия II, Дигесты, Кодекс Юстиниана).
     Важной  проблемой, которую разрабатывала  экономическая мысль античности, было рабство. В его трактовке античное общество прошло длинный путь от полного оправдания рабства как "удела варваров", когда раба считают "одушевленным орудием труда", "имуществом, приносящим доход" (в трудах Аристотеля), до признания принципиального равенства между всеми людьми (в произведениях раннего христианства). С идеей равенства тесно связано утверждение всеобщей обязанности труда: труд является основой жизни людей, поэтому и распределение должно осуществляться по труду. Моральному осуждению в раннехристианской литературе подвергаются социальное неравенство и ростовщичество. Радикальные моменты первоначального христианства являлись идейными источниками крестьянско-плебейских ересей средневековья и утопического социализма.
     В произведениях ученых схоластов (преподавателей университетов) экономические проблемы также рассматривались в рамках учений о справедливости. Различие заключалось лишь в том, что экономические вопросы в эпоху феодализма трактовали с позиций Священного писания в рамках канонического права. Христианское вероучение стало важным средством для преодоления характерного для античности презрительного отношения к труду.
     В средневековую эпоху, когда индивид  поглощается корпорацией, а личность заслоняется обществом, школа приобретает огромное значение. Само слово "схоластика" обязано своим происхождением школе. Принадлежность к школе определяет темы исследований, их идейную направленность и метод доказательства. Это касается и канонического права, с помощью которого пытались регулировать экономические процессы. Дело в том, что экономическая доктрина канонистов была скорее сводом правил поведения индивидов в соответствии с принципами всеобщей справедливости, чем обобщением реальных фактов экономической жизни. Экономические проблемы рассматривались с позиций морали, моральной справедливости, с позиций общего блага как конечного критерия деятельности людей. Таким образом, в экономии нормативный аспект господствовал над позитивным, иррациональный (мифотворческий) — над рациональным (научным), должное — над сущим, дедуктивный метод — над индуктивным.
   Вопросы управления вотчинным хозяйством получили определенное развитие в произведениях монахов. Монастыри выступали как организаторы крупного, нередко хорошо налаженного сельскохозяйственного и ремесленного производства, что нашло отражение, например, в Сен-Жерменском полиптике, Фульдском поли-итике, других произведениях этой эпохи.
   В X—XIII вв. складывается особый социальный слой феодального общества — горожане. Экономические представления средневековых бюргеров отражены в цеховых уставах и городском праве. Цеховые уставы осуществляли мелочную регламентацию производства каждого из членов корпорации. Ее целью было ограничение конкуренции как внутри самого цеха, так и со стороны деревенского и другого нецехового ремесла. Это способствовало стабилизации рынка, однако в то же время ограничивало капиталистические потенции цехового строя. Поэтому в дальнейшем цеховые уставы стали препятствовать экономическому развитию.
   Укрепление  городского строя, с одной стороны, и постепенный переход крестьян с барщины на натуральный, а позднее и денежный оброк, с другой, обострили противоречия между городом и деревней. Соотношение цен между городскими ремесленными и деревенскими сельскохозяйственными товарами отражало столкновение классовых интересов. Поэтому стала актуальной разработка учения о "справедливой цене", т. е. такой цене, которая, по мнению средневековых ученых-схоластов (Фома Аквинский, Иоанн Дуне Скотт, Уильям Оккам и др.), не только возмещала бы издержки производства и обращения, но и обеспечивала бы соответствующее каждому сословию существование. "Справедливая цена" поэтому рассматривается, например, Фомой Аквинским (1225/1226—1274) с точки зрения христианских норм морали (Thomas Aquinas. Summa Theologica. Secunda Secundae, quaestio LXXVII—LXXVIII). Библейские тексты широко использовались также для осуждения ростовщичества как противоестественного средства обогащения, как стяжательства, губящего человеческую душу. Начав с запрещения ростовщичества, католическая церковь постепенно сдавала одну позицию за другой и закончила тем, что к концу средневековья фактически легализовала его. Достаточно было представить процент как результат "труда", "расходов", "риска" или облечь в форму "товарищества", чтобы избежать осуждения церкви.
   В условиях, когда христианство освящало существовавший феодальный строй, движение вперед было невозможно без реформы католической церкви. В борьбе с католицизмом теоретики Реформации (Мартин Лютер, Ульрих Цвингли, Жан Кальвин) использовали антисословную направленность первоначального христианства. Важную роль при этом сыграли работы М. Лютера, разграничившего позднефеодальное стяжательство (накопление первоначального капитала любыми, в том числе и грязными, методами) и раннекапиталистическое предпринимательство (основанное на действии законов рынка, а не на методах феодального ограбления). Ж. Кальвин идет дальше, развивая учение о божественном предопределении. Если ты правильно понял свое назначение, деятельности будет сопутствовать успех, который находит свое конечное выражение в росте денежного богатства. Идея равенства и справедливости в отношениях между людьми трансформировалась в идею эквивалентности обмена товаров, идея честного труда — в обоснование буржуазного предпринимательства и т. д. Мечты об устройстве будущего справедливого общества отразились в социальных утопиях позднего средневековья (Томас Мор, Томмазо Кампанелла и др.).
     Глава 2: Политическая экономия — паука о богатстве народов.
     Становление капитализма предопределило возникновение самостоятельной науки — политической экономии. В центре ее внимания первоначально находилась не сфера производства, а сфера обращения. Развитие мировой торговли способствовало повышению роли купечества. Выразителем его интересов стала первая школа, возникшая в политической экономии, — меркантилизм (XVI—XVIII вв.). В 1615 г. Антуан де Монкретьен публикует "Трактат политической экономии", давший название будущей науке.
     Целью исследований меркантилистов (А. Серра, Т. Мен, С. Фор-трей) были поиски источников буржуазного богатства, объектом наблюдений стала капиталистическая торговля, а предметом пристального внимания — движение денег и товаров между отдельными странами. Меркантилисты не были пассивными наблюдателями, они пытались активно воздействовать на экономическую жизнь с помощью абсолютистского государства. Торговая буржуазия стремилась выдать свою точку зрения за национальный общегосударственный интерес. Протекционистская политика стала выражением временного союза дворянства и торговой буржуазии.
В своем  развитии меркантилизм прошел два этапа. Ранние меркантилисты, сторонники денежного  баланса, выступали против вывоза золота и серебра из страны. Поздние меркантилисты, сторонники системы торгового баланса, допускали вывоз драгоценных металлов, если в целом в торговле достигается положительное сальдо. Они выступали за промышленную переработку сырья и использование выгод транзитной торговли. Их взгляды уже отражают интересы не только купеческого, но и промышленного капитала.
   Однако они не замечали всей глубины противоречивого развития капитализма и судили об этом процессе главным образом по внешнему его проявлению в сфере обращения. К тому же и это проявление они понимали односторонне. Литература меркантилизма носила главным образом эмпирический, практический характер.
     Формирование  классической политической экономии было подготовлено развитием капитализма. Ее первыми представителями были Уильям Петти (1623—1687) в Англии и Пьер Буагильбер (1646—1714) во Франции. Оба они предприняли .попытку свести стоимость к труду и тем самым сделали решающий шаг в сторону трудовой теории стоимости, искавшей источник капиталистического богатства в сфере производства. Во Франции ведущей отраслью оставалось земледелие. Поэтому представители французской классической политической экономии — физиократы (Ф. Кенэ, А. Тюрго и др.), источник прироста капитала искали в земледелии, а "чистый доход" рассматривали как дар природы. Глава школы физиократов Франсуа Кеиэ (1694—1774) заложил основы теории воспроизводства общественного капитала, создав первую макроэкономическую модель. Ее основу составляло движение совокупного общественного продукта между тремя классами граждан нации: классом земельных собственников, производительным (к которому он относил земледельцев) и непроизводительным классом (к которому он относил всех лиц, не связанных с земледелием).
   Распространение мануфактурного и становление машинного  производства означали создание адекватной материально-технической базы капитализма. Классики политической экономии пытаются открыть источник капиталистического богатства уже в сфере производства.
   Адам  Смит (1723—1790) выяснил условия производства и накопления богатства. В основе его концепции лежит идея "неуравнительного равенства". Каждый человек уникален, он обладает данными от природы (или благоприобретенными) способностями. Эти различия индивидов становятся общественно значимыми благодаря обмену и торговой деятельности. Их односторонность и ограниченность превращаются в их достоинство, так как специализация повышает производительность труда. Обмен, минимизируя издержки, заставляет людей становиться "глубокими специалистами в узкой области". Индивиды становятся полноправными членами общества, необходимыми друг другу благодаря своей специализации. Обмен, в результате, играет двоякую роль: "подключает" отдельных людей к цивилизации и развивает их потребности, способствуя всестороннему развитию личности.
   В своем главном экономическом  сочинении "Исследование о природе  и причинах богатства народов" (1776) А. Смит придавал решающее значение разделению труда как основному фактору повышения производительной силы. Мануфактурный труд, отмечал он, дробит единый процесс труда на мельчайшие операции, значительно упрощая их. В этом заключается общественный прогресс, соединяющий специфичное и всеобщее, труд отдельного работника и труд вообще. Именно труд вообще, существующий в рамках общественного разделения труда, А. Смит провозглашает источником материального богатства при капитализме. Стремясь не только проникнуть в сущность капиталистического производства, но и описать внешние формы его проявления, он дал четыре определения стоимости, что породило многочисленные противоречия, которые попытался преодолеть Давид Рикардо (1772—1823).
   В центре внимания Рикардо находится уже не сфера производства, а сфера распределения, что отражается и на определении предмета политической экономии. Он открыто формулирует экономическую противоположность классов буржуазного общества — капиталистов и пролетариата, что позволило некоторым из его учеников — социалистам рикардианцам (Т. Годскин, У. Томпсон и др.) — сделать революционные выводы.
   Заслуга Д. Рикардо заключается в том, что он попытался построить систему категорий политической экономии на основе трудовой теории стоимости. Однако полностью выдержать монистический принцип ему не удалось. Отчасти это произошло потому, что он дал двойственный принцип определения стоимости (трудом и редкостью), отчасти потому, что он некритически заимствовал понятия из обыденной жизни ("цена труда" и т. п.), отчасти из-за того, что он пытался прямо и непосредственно свести сложные категории капиталистической действительности к определению стоимости трудом. В результате возникали противоречия, которые ни сам Рикардо, ни его ученики так и не смогли разрешить. На смену монистической концепции Д. Рикардо приходит плюралистическая концепция факторов производства, фактически похоронившая трудовую теорию стоимости.
   К такому же результату пришли и противники школы Рикардо (Т. Р. Мальтус, С. Бейли, Н. У. Сениор, Ж. Б. Сей). Уже Т. Р. Мальтус осуществил переход от закона стоимости к теории спроса и предложения. С. Бейли прямо отождествил стоимость с меновым отношением, а Н. У. Сениор пытался найти основания меновых отношений в психологических ощущениях человека (теория воздержания). Попытку примирить различные течения экономической мысли предпринял Джон Стюарт Милль (1806—1873). Однако в центре его исследований оказалась не теория стоимости как таковая, а теория спроса и предложения. Фактически его интересовала не стоимость как основа цены, а различные факторы, влияющие на нее, и механизм ценообразования в целом.
Завершая  краткую характеристику политической экономии богатства, отметим особый вклад Жана Шарля Леонара Симонда де Сисмонди (1773—1842). Для Сисмонди важно уже не столько абсолютное увеличение капиталистического богатства, сколько его относительный рост — рост, соотнесенный с динамикой населения, размерами его потребления. Свободная конкуренция способствует, по его мнению, не только развитию буржуазного индивидуализма, чувства личной свободы, ответственности и инициативы, она заражает общество утилитаризмом.
   Подведем  итоги. В отличие от меркантилистов классики политической экономии (Ф. Кенэ, А. Смит, Д. Рикардо и др.) искали источник капиталистического богатства в сфере производства. Однако в центре внимания даже лучших представителей классической политической экономии был не сам общественный процесс производства, а в основном лишь внешний его результат — капиталистическое богатство. А. Смит уделял наибольшее внимание условиям его производства и накопления, Д. Рикардо — распределения, С де Сисмонди — потребления. По мере того как борьба с феодальной идеологией уходила на задний план, философия хозяйства вытеснялась практическими рекомендациями. Если А. Смит колебался между эзотерическим и экзотерическим подходами, между теорией стоимости и теорией цены, то у учеников (Р. Торренс, Дж. Милль, Д. Р. Мак-Куллох) и противников (Т. Р. Мальтус, С. Бейли, Н. У. Сениор) Д. Рикардо теория цены вытесняет теорию стоимости, теория факторов производства — трудовую теорию, анализ конкретных ситуаций — теоретические абстракции.
   Экономические кризисы перепроизводства, обострение классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией все настойчивее ставили вопрос о внутренних противоречиях капитализма. Феодальный, мелкобуржуазный, "истинный", консервативный и критически-утопический варианты социализма предлагают свои рецепты решения конфликта между неудовлетворенной и ищущей личностью, отчужденной от общества, и буржуазной социальной средой. Неудивительно поэтому, что для большинства таких теорий характерны элементы романтизма и утопизма (С. де Сисмонди, П. Ж. Пру-дон и др.).
     Попытка рассмотреть капиталистическое  богатство с позиции пролетариата была в первые предпринята социалистами – рикардианцами (Т. Годскин, У. Томпсон и др.) и более последовательно — К. Марксом и Ф. Энгельсом (учение о двойственном характере труда, теория прибавочной стоимости).
Карл  Маркс (1818—1883) и Фридрих Энгельс (1820—1895) первоначально разделяли идеи революционного романтизма. Движение от романтического дуализма к историческому монизму началось у Маркса с критики государства и права. Лишь постепенно К. Маркс и Ф. Энгельс переходят от критики буржуазной и мелкобуржуазной идеологии к критике "гражданского общества", порождавшего эту идеологию.
   Успеху  исследований К. Маркса в немаловажной степени способствовала совершенная  им революция в методе исследования. Используя достижения немецкой классической философии, К. Маркс впервые успешно применил метод материалистической диалектики к анализу социально-экономических явлений. Это позволило ему не только дать критику предшествовавшей политической экономии, но и поставить перед собой задачу рассмотреть систему категорий и законов капиталистического способа производства с позиций рабочего класса.
   К. Маркс и Ф. Энгельс не ограничивались исследованием капитализма. На протяжении всей жизни они изучали докапиталистические способы производства, высказали ряд интересных мыслей о будущей коммунистической формации и тем самым заложили основы политической экономии в широком смысле слова. Политическая экономия стала рассматриваться как наука, изучающая производственные отношения последовательно сменяющих друг друга общественных формаций.
   Важную  роль в дальнейшем развитии ортодоксальной марксистской политической экономии сыграли исследования Владимира Ильича Ленина (1870—1924). Центральное место в работах В. И. Ленина 90-х гг. занимает теория товарного производства. Это связано с анализом теоретических концепций экономистов — либеральных народников по вопросу о роли рынка в развитии капитализма. Ленинский анализ имел большое значение для исследования становления рыночной экономики на периферии капиталистического мира. В. И. Ленин показал, что политическая экономия изучает не только наиболее развитые страны, но и переходные отношения от одного способа к другому и даже различные варианты (модели) такого перехода.
   Обобщая обширную экономическую литературу и опираясь прежде всего на работы Дж. А. Гобсона, Р. Гильфердинга и Н. И. Бухарина, В. И. Ленин охарактеризовал основные признаки монополистического капитализма, выявил тенденции его перерастания в государственно монополистический капитализм. Ленинская теория империализма хотя и преувеличивала степень кризиса капиталистической экономики, однако помогла более глубоко осмыслить всемирное хозяйство как предмет экономической теории, дала ключ к исследованию различных аспектов интернационализации хозяйственной жизни как органических составных частей, как взаимосвязанных сторон единого целого.
   Ленинские работы были направлены и на конкретизацию  представлений К. Маркса и Ф. Энгельса о коммунистической формации, однако попытка реализовать эти идеи в крестьянской России не увенчалась успехом и привела к искажению первоначального марксизма.
   Освоение  марксизма в СССР в 20-е гг. вылилось в серию дискуссий по узловым проблемам экономической теории (о предмете политэкономии, об азиатском способе производства, о двойственном характере труда, о законе — регуляторе социалистической экономики и т. д.). По мере становления и укрепления культа личности "большие дискуссии" прекращаются. Им на смену приходит слепое подчинение авторитету. Происходит искусственное сужение источников марксизма вследствие отрыва от лучших достижений западной экономической мысли и репрессий против отечественных "немарксистов". Самоизоляция сталинизированного марксизма прикрывалась тезисом о нарастающей вульгаризации немарксистской политической экономии. Неудивительно, что в этих условиях на первый план выдвигались идеологические аспекты политэкономии в ущерб всем остальным. По мере углубления экономических противоречий происходило "закрытие" остроактуальных тем и сужение их эмпирической, статистической базы, что вело в конечном итоге к вырождению практической функции политической экономии и упадку ее научного авторитета.
   Глава 3: Экономикс – наука о рациональном использовании ограниченных ресурсов.
     Во  второй половине XIX в. складываются предпосылки для смены общей парадигмы экономической науки. Капитализм прочно утверждается
и развитых странах. Разработка общих принципов  политической экономии заменяется исследованием различных проблем экономической практики, качественный анализ вытесняется количественным. Экономисты все чаще стремятся оптимизировать ограниченные ресурсы, широко применяя для этого теорию предельных величин, дифференциальное и интегральное исчисление. Математические формулы и графики, иллюстрирующие различные рыночные ситуации, становятся органичными элементами экономических сочинений. Новые веяния находят отражение и в изменении названия самой науки. Понятие "политическая экономия" (political economy) вытесняется понятием "экономике" (economics). Под экономике понимается аналитическая наука об использовании людьми ограниченных ресурсов (таких, как земля, труд, капитал, предпринимательские способности) для производства различных товаров и услуг, их распределения и обмена между членами общества в целях потребления.
     Рождение  нового термина связано с именем одного из основоположников неоклассического направления — английского экономиста .Альфреда Маршалла (1842—1924). В 1890 г. выходят его "Принципы экономики", главным предметом анализа которых является уже не теория стоимости, а теория цены. Механизм ценообразования рассматривается как соотношение спроса и предложения. В основу теории спроса А. Маршалл положил маржинализм — учение о предельной полезности, разработанное в произведениях У. Джевонса, К. Менгера, Э. Бем-Баверка, Ф. Визера, Л. Вальраса и др.; в основу теории предложения — концепцию факторов производства, дополненную позднее теорией предельной производительности Дж. Б. Кларка. Если классики политической экономии стремились к выявлению прежде всего объективных закономерностей, то А. Маршалл исходил из субъективных оценок хозяйствующих субъектов ("свобода выбора").
     Теория  маржиналистов и Маршалла отличалась статичностью построения, преодолеть которую пытался первоначально  лишь Йозеф Шумпетер (1883—1950): Уже в начале века он предпринял опыт динамического моделирования развития капитализма, стремясь показать влияние инновационного процесса на изменение таких важных показателей, как предпринимательская прибыль, капитал и процент ("Теория экономического развития", 1911). Продолжением этой работы стала монография "Экономические циклы" (1939), посвященная теоретическому, историческому и статистическому анализу процесса циклического развития капитализма. В этой работе И. Шумпетер показывает взаимосвязь между тремя видами колебаний: короткими — "циклами Китчина" (2 года 4 месяца), средними — "циклами Жуглара" (10 лет) и длинными — "циклами Кондратьева" (55 лет).
     Теория  Маршалла фактически абстрагировалась от деятельности монополий. После кризисов 20— 30-х гг. и особенно Великой депрессии 1929—1933 гг. не замечать влияния монополий на ценообразование было уже нельзя. В 1933 г. выходят "Теория монополистической конкуренции" Э. Чемберлина и "Экономика несовершенной конкуренции" Дж. Робинсон, в которых исследуется механизм монополистического ценообразования.
Однако  подлинную революцию в экономической  теории произвела опубликованная в 1936 г. "Общая теория занятости, процента и денег" Джона Мейнарда Кейнса (1883—1946). С его именем связано рождение нового направления западной экономической мысли — кейнсианства, поставившего в центр внимания проблемы макроанализа. Такой подход не только способствовал более глубокому отражению объективной реальности в экономической теории, но и в значительной мере поставил нормативный аспект в зависимость от позитивного. Кейнс отказывается от некоторых основных постулатов неоклассического учения, в частности от рассмотрения рынка как идеального саморегулирующегося механизма. Рынок, с точки зрения Кейнса, не может обеспечить "эффективный спрос", поэтому стимулировать его должно государство посредством кредитно-денежной и бюджетной политики. Эта политика должна поощрять частные инвестиции и рост потребительских расходов таким образом, чтобы способствовать наиболее быстрому росту наци-пального дохода. Практическая направленность теории Кейнса обес-счила ей широкую популярность в послевоенные годы. Кейнсиан-кис рецепты стали идеологической программой смешанной экономики и теории "государства всеобщего благоденствия" (welfare state).
     С начала 50-х гг. неокейнсианцы (Р. Харрод, Е. Домар, Э. Хансен и др.) активно разрабатывают проблемы экономической динамики и прежде всего темпов и факторов роста, стремятся найти оптимальное соотношение между занятостью и инфляцией. На это же направлена концепция "неоклассического синтеза" П. Э. Самуэльсона, пытавшегося органически соединить методы рыночного и государственного регулирования. Посткейнсианцы (Дж. Робинсон, П. Сраффа, Н. Калдор и др.) в 60—70-е гг. сделали попытку дополнить кейнсианство идеями Д. Рикардо. Неорикардианцы выступают за более уравнительное распределение доходов, ограничение рыночной конкуренции, проведение системы мер для эффективной борьбы с инфляцией.
Однако 70-е гг. стали периодом разочарования  в кейнсианстве. Предлагаемые рецепты оказались недостаточно эффективными, чтобы остановить одновременное усиление инфляции, падение производства и увеличение безработицы.
Кейнсианская  парадигма не сумела полностью вытеснить  неоклассическую. Попытка объединить обе парадигмы в форме неоклассического синтеза не увенчалась успехом, так как не отличалась цельностью; она отрицала при анализе макроэкономических процессов то, из чего исходила в микроэкономике. Более того, в 70—80-е гг. новые направления неоклассики (монетаризм, новая классическая экономика, неоинституционализм) заметно теснят кейнсианство. Первыми наступление начали монетаристы. Монетаризм, как и классический либерализм
в целом, рассматривает рынок как саморегулирующуюся систему и выступает против чрезмерного  вмешательства государства в экономику. Особенностью этого направления стало пристальное внимание к денежной массе, находящейся в обращении, которую они считают определяющим фактором развития экономики. Главным пунктом критики стали вопросы экономической политики (проблемы инфляции, политики занятости и т. д.). Исходные предпосылки этой критики были сформулированы М. Фридменом в его работах "Очерки позитивной экономики" (1953), "Капитализм и свобода" (1962) и позднее в написанной совместно с Роуз Фридмен книге "Свобода выбора" (1979).
     Его методологией является неопозитивизм, пытающийся примирить рационализм и эмпиризм. В основе теории лежит, по его мнению, возникшая в результате соглашения исследователей абстрактная гипотеза, из которой выводятся эмпирически проверяемые следствия (предсказания). Если они подтверждаются практикой, то теория считается истинной, если нет, то она отвергается. Поскольку практические предложения кейнсианцев потерпели фиаско, то должна быть отвергнута и их теория. Однако подобная участь может постичь и монетаризм, так как и эта теория напрямую ставится в зависимость от бесконечного числа подтверждений и всегда можно найти противоречащие ей факты. Это тем более нетрудно сделать, так как многие предпосылки монетаристов носят явно нереалистический характер (совершенная конкуренция, гибкость цен, полнота экономической информации, зависимость роста национального дохода от темпов роста денежной массы и т. п.). Методологическая уязвимость теории монетаристов вызвала критику как кейнсианцев, так и более последовательных сторонников классического либерализма.
     Если  в центре внимания кейнсианцев находится  эффективный спрос, то их критики  акцентируют основное внимание на предложении  товаров и услуг. В 70-е гг. сложилось  даже особое направление — "экономика предложения" (А. Лаффер, Дж. Гилдер, М. Эванс, М. Фелдстайн и др.). Для оздоровления экономики, как они считают, необходимо снижение налогов и предоставление льгот корпорациям. Сокращение дефицита государственного бюджета будет при :ггих условиях способствовать оздоровлению экономики.
     Представители ведущего направления новой классической экономики (Дж. Мут, Р. Лукас, Т. Сарджент, Н. Уоллес, Р. Барро и др.) попытались построить более цельную теорию путем подведения единого микроэкономического основания под анализ макропроблем. В центре их внимания оказались экономические агенты, способные быстро приспосабливаться к меняющейся хозяйственной конъюнктуре благодаря рациональному использованию полумаемой информации (теория рациональных ожиданий).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.