На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Детерминанты преступности

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение высшего  профессионального образования.
«Уральская  государственная юридическая академия»
Факультет сокращенных образовательных программ. 
 
 
 
 
 
 
 

Контрольная работа
По криминологии.
Вариант № 2 (Б, Х, Щ)
На тему «Детерминанты преступности». 
 
 
 
 
 
 

                  Выполнила:  
                   
                   
                   
                   
                   
                   
                   
                   

Екатеринбург, 2010. 
 

Примерный план
1. Теории причинности  в криминологии. Факторы, влияющие  на преступность.
Классификация причин и условий преступности.
2. Характеристики основных факторов преступности на современном этапе развития нашего общества и механизм их действия.
3. Детерминанты  различных видов преступности.
4. Функционирование  системы уголовной юстиции, правоохранительных  органов как фактор сдерживания  преступности. Его реальная значимость. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Определение криминологической  детерминации является одной из наиболее острых проблем в криминологии. И  отечественные и зарубежные криминологи  настолько по разному понимают дифференциацию факторов, детерминирующих преступность как свое следствие, что до сих пор в современной криминологии однозначно не решен вопрос о необходимости выделения собственно причин и условий в общей совокупности таких факторов.

Известны несколько  групп теорий преступности и отклоняющегося поведения, с позиций которых отчасти возможно объяснить истоки преступности, понять природу ее происхождения:

     1. Теория факторов

Анализ и  учет большого количества различных  по природе факторов, детерминирующих  организованную преступность, составляет суть теории многофакторного подхода, берущего свое начало от так называемой теории факторов”. Современная трактовка этой концепции причинности представляет собой анализ совокупности различных объективных (социальных) и субъективных (личностных) факторов-причин, проявляющихся совместно и в динамике. При этом объективные факторы занимают доминирующее положение, поскольку они формируют личность и стимулируют ее поведение (Криминология: Учебник / ред. Г. Шнайдер - М, 1994).

Между тем, ущербность теории факторов состоит не в перечислении этих разнообразных обстоятельств, а в том, что все они рассматриваются как однопорядковые явления. При этом не выявляется механизма их влияния на воспроизводство и развитие транснациональной организованной преступности.

     2. Теория рационального выбора

Более рациональное объяснение широкому распространению  преступности принадлежит неоклассической  школе криминологии, и в частности  теории рационального выбора. Сущность данной концепции заключается в  том, что человек не потому становится преступником, что его мотивация отличается от мотивации других людей, а потому что из анализа затрат и выгод от своих действий он делает иные выводы для принятия своих решений. Потенциальный преступник принимает вполне рациональное решение: он проверяет в пределах своих информационных возможностей все свои шансы и выбирает такое действие, которое обещает ему при наименьших затратах и, в особенности, при наименьшем риске наказания наибольшую выгоду в личном плане (Беккер Г. Экономический анализ и человеческое поведение // Теория и история экономических и социальных институтов и систем //1993. Т.1. Вып.1)

     3. Теория аномии.

Наиболее распространенной социологической теорией в зарубежной криминологии является теория аномии. Аномия - это состояние беззакония, отсутствие правовых норм. Согласно этой концепции явление аномии возникает во время кризисов и резких социальных перемен, когда многие общепринятые нормы социального поведения перестают соответствовать ожидаемым результатам. Общество распадается и раскалывается. Когда единство социума нарушается, а изолированность его элементов увеличивается, социально отклоняющееся поведение и преступность возрастают  (Э. Дюркгейм Э. Социология и теория познания // Новые идеи в социологии. Спб., 1914. №2. С. 63.)

Основоположник  этой теории Э.Дюркгейм считал, что  преступность - это плата за социальные изменения. Его современный последователь  Р. Мертон, опираясь на основные положения  теории аномии, основной причиной преступности считал разрыв между культурными ценностями общества и социально одобряемыми средствами их достижения.

     4. Теория дифференциальной ассоциации

Необходимо  отметить, что в основе многих социологических  теорий лежит объяснение причин преступного  поведения с точки зрения обучения, усвоения такого поведения. Наиболее понятно объясняется возможность усвоения преступного поведения не всеми людьми, а только определенной группой теорией дифференциальной ассоциации. Согласно Сатерленду основная часть усвоенного преступного поведения встречается внутри тесных групп лиц. Степень усвоения зависит от интенсивности, частотности и длительности ассоциации. Через ассоциации, через внутренние психические образные связи исполнитель преступления усваивает технику совершения преступления, а также побуждения, установки и рационализацию, что является благоприятным предварительным условием для преступного поведения. Таким образом, чаша весов между непреступным и преступным поведением склоняется в пользу последнего.

Центральная идея теории дифференциальной ассоциации сводится к тому, что преступное мышление порождает преступное поведение, а значит, криминальная вербализация возникает в психике преступника еще до того как он совершит наказуемое деяние. Человек становится преступником, когда усваиваемые им образцы криминального поведения, благоприятствующие преступности, перевешивают в его сознании образцы законопослушного поведения, которое встречалось в его жизни. Процесс обучения преступному поведению посредством ассоциации с преступным образом жизни включает все механизмы, которые работают при любом другом виде обучения.

     5. Теория конфликта

Наиболее близкими по содержанию к культурологическим концепциям являются теории конфликта. Существуют различные виды конфликтов: внутриличностные, межличностные и  социальные (между личностью и обществом). Объектом конфликтов между группами, классами и обществами могут стать социальные ценности, жизненные цели, статус, власть и распределение ограниченных благ.

В рамках социальных изменений и структурного преобразования общества эти конфликты оказываются мощными импульсами. И если их не разрешать цивилизованными социальными методами, они могут вызвать функциональные нарушения, затормозить прогресс и нанести вред жизни общества. Они способны расколоть и даже взорвать социальную систему.

Конфликт есть «форма обобществления», процесс социального  взаимодействия. Конфликт разгорается  из-за «жизненных шансов», из-за власти, дающей большой шанс «для реализации собственной воли в определенной системе социальных взаимоотношений  и наперекор любым противодействующим устремлениям...».

Согласно теориям  конфликтов именно межличностные и  социальные конфликты являются источником преступности и отклоняющегося поведения. Впервые в качестве криминогенного фактора конфликт между культурными  ценностями различных сообществ рассмотрел Т.Селлин. Суть теории конфликта культур заключается в том, что различные воззрения на жизнь, привычки, стереотипы мышления и поведения, различные ценности затрудняют сочувствие и сопереживание, могут вызвать озлобление в отношении представителей иных культур.

Эта концепция  послужила основой для разработки теории группового конфликта Дорджем  Волдом. По его мнению, жизнь человека - это результат взаимодействий внутри группы и между группами. Группы вступают друг с другом в конфликт, потому что интересы и цели, которых они желают достичь, пересекаются, вступают в соперничество. Результатом группового конфликта могут быть либо победа одной группы и поражение другой, либо компромисс с переносом решения конфликта на более поздний срок.

Между тем, и  теории конфликта, и группового конфликта  фактически есть разновидности существующих теорий причинности. Так, теория субкультуры, как и конфликта культур, в  некоторой степени объясняет, каким  образом, человек становится преступником, но стоит признать, что усвоение ценностей криминальной субкультуры и реализация их в виде ценностных ориентаций в преступном поведении, в том числе и организованном, является лишь одной из причин формирования личности преступника. Вместе с тем, нельзя только аномией объяснить организованную преступность, для этого необходимо использовать понимание способов усвоения ценностей криминальной субкультуры через дифференциальную ассоциацию. Концепция группового конфликта по сути объясняет существующее противоборство различных преступных групп и организаций, осуществляемое для поддержания и защиты собственного статуса, а также для движения наверх по лестнице иерархии мировой преступности, но при этом не указывает причин, порождающих существование преступности, и ее организованных форм.

Таким образом, только объединенный анализ ряда современных  концепций причинности, разработанных  в мировой криминологии, может  дать уже более стройную картину  в объяснении детерминации организованной преступности.

В отечественной  криминологии понятие причин и условий преступности в основном базируется на философской и социологической концепциях социальной причинности. При всех существующих различиях в позициях отдельных ученых их можно условно разделить на сторонников детерминированности преступного поведения главным образом базисными отношениями, находящимися, прежде всего в сфере экономики, и тех, кто полагает, что непосредственными причинами преступности являются деформации сознания: общественного, группового, индивидуального (Номоконов В.А. О проблеме изучения причин преступности // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1986.). Наиболее последовательно эта концепция изложена Н.Ф. Кузнецовой - Проблемы криминологической детерминации. М., 1984..

     Характеристика  основных факторов преступности. Преступное поведение как разновидность сознательного поведения порождается негативными сдвигами в сознании, его деформациями. Последние же не даны людям от рождения, а формируются социальными деформациями общества (экономическими, политическими, моральными, межнациональными конфликтами и другими объективными воздействиями. Эти негативные социальные факторы влияют на преступность, безусловно, но их воздействие не является непосредственным. По отношению к преступности они определяются как условия, формирующие причину, в отличие от иной группы условий, способствующих действию уже сложившихся деформаций в сознании (Криминология: Учебник / ред. Н.Ф Кузнецовой, Г.М. Миньковского - М.: 1998.)

Исходя из предложенной Н.Ф. Кузнецовой концепции, попробуем  охарактеризовать основные перечисленные Кузнецовой факторы (условия) преступности:

     1. Экономические отношения и преступность

Любые экономические  отношения, их противоречивость рождают  преступность. Объясняется это тем, что они основаны на конкуренции (а значит - на подавлении конкурентов, на запрограммированной избыточности рабочей силы, т. е. безработице, на выжимании прибыли в возможно больших размерах, на столь же запрограммированном имущественном и социальном расслоении людей). Нехватка продовольствия и товаров (в свою очередь, следствие провалов в их производстве) есть не только причина ухудшения материального уровня жизни людей, но и наиболее близкая к конкретным людям причина преступности, понимаемая, осознаваемая ими, а иногда и создающая атмосферу морального оправдания тех, кто их совершает. Но падение уровня жизни одних в этих же условиях создает базу для обогащения других на несчастьях первых, а при определенных условиях влечет и более серьезные преступления, что, в свою очередь, сеет в обществе страх, злобу, всеобщее недоверие и чревато политическими конфликтами, бандитизмом, насилием в разных его видах. В то же время наиболее крупные преступления совершают представители благополучных в экономическом, материальном отношении слоев населения. Для них (в любой системе) практически нет материальных проблем. Вспомним великого французского писателя О. Бальзака, который говорил, что за каждым нажитым состоянием стоит преступление. Это в то же время означает, что нет и не может быть однозначной связи между экономическими отношениями и преступностью, например, между бедственным материальным благосостоянием человека и его поведением (Криминология: Учебник / ред. В.Н. Кудрявцева - М.: Юристъ, 1997. - 512 с.)

     2. Социальные отношения и преступность.

Социальные  отношения, как и экономические, многообразны, разнообразны и разноуровневы. В общей форме можно сказать, что социальные отношения, в которых личность чувствует себя неравной с другими, ущемленной, всегда чреваты протестующим поведением, а в крайнем своем выражении - преступным. Практически редко можно встретить человека, полностью удовлетворенного своим положением в обществе. В числе прочего, это проистекает из-за того, что человек склонен к переоценке самого себя. Однако многосторонность его социального бытия, как правило, удерживает баланс возникающих противоречий, и человек живет в обществе как его член, хотя, может быть, и не полностью удовлетворенный своим положением, но подчиняющийся закономерностям (и законам) общества и государства. Наиболее уязвимые проблемы социальных отношений в этом плане - национальные отношения и проблема равенства.

В течение длительного  времени в криминологии утверждалось, что преступность - явление сугубо социальное; соответственно в рассуждениях о причинах преступности национальная тема почти не присутствовала. Между тем в западной криминологии об этой теме писали. Хотя некритически принять эти теории вряд ли можно, в частности потому, что американские криминологи, например, разграничивают преступность белых и преступность черных и цветных. Хотя, конечно, говорить надо не о биологическом разделении преступности на цвета, а о социальном статусе лиц, в силу своего цвета кожи оказавшихся на низших ступенях социальной лестницы и не видящих, во многих случаях, иных средств борьбы за свои социальные права, кроме преступных. Это не оправдывает преступления, но объясняет их причины.

Проснувшаяся (или, точнее - разбуженная политиками) национальная вражда и ненависть, возникшие на почве лозунгов о “суверенизации”, доведенных до абсурда, стали причинами многих тяжких преступлений, включая терроризм, массовые убийства, применение оружия и т. д. Они же разбудили общеуголовную преступность, подняв на поверхность волну краж, насилий, захвата оружия и т. п. Социальная жизнь людей в таких условиях становится невыносимой. Она вызывает не только различные эксцессы и ответные преступления, но и неуверенность и напряженность, влечет за собой, помимо преступности, постоянный страх, нервные стрессы и психические заболевания. Следствием национальных (в значительной своей части спровоцированных) конфликтов стала проблема беженцев, которые бегут с насиженных, ставших родными, мест не только под влиянием панического страха перед неизвестностью, но и потому, что угрозами и постоянным психическим давлением их понуждают к такому поведению. Строго говоря, это тоже особый вид преступности, пока еще не сформулированный в законе.

Социальные  отношения, влияющие на преступность, могут быть результатом неблагоприятно сложившейся экологической ситуации, когда целые народы ставятся в  невыносимые условия жизни. Причем преступность в таких случаях бывает двоякого рода. Прежде всего, преступность должностных лиц, обнаруживших пагубное влияние на окружающую среду и здоровье людей экологической ситуации, связанной с производством, но скрывающих это и тем усугубляющих вредные последствия, и преступность остальных жертв ситуации, часто связанная с пьянством, как следствием осознания бесперспективности жизни, ухудшением физического состояния, нервными и психическими болезнями их лично или их близких, рождающимся на этой почве стремлением причинить кому-то вред (часто такие преступления называют безмотивными, хотя это не так, ибо мотив есть, но его не осознает и сам совершающий преступление). Социальные конфликты общего плана, приводящие к совершению преступлений, могут отражать также недовольство человека своим социальным статусом, полученным (или неполученным) образованием, обстановкой в трудовом коллективе, в котором либо бурлят конфликты, либо творятся безобразия, процветает беззаконие, имеет место преступное поведение должностных лиц. Бывает и так, что сложившаяся социальная ситуация втягивает человека в преступную деятельность. Может быть, наиболее характерным в этом плане является получение человеком на производстве незаслуженного им поощрения (причем первоначально не осознаваемого им факта незаслуженности этого поощрения) один раз, затем второй, третий и т. д.

Причем на преступность влияет (вызывает ее) не только конкретное проявление социальных несообразностей, конфликтов и несправедливости, но и общая атмосфера в обществе, когда провозглашенные лозунги опровергаются делами властей, в том числе пришедших к власти на волне критики несправедливостей прошлого.

Вот почему, когда  подростки совершали акты вандализма (и кражи) из дач, скажем, представителей творческой интеллигенции, они говорили, что грабят советских буржуев, а когда воры очищают квартиры торговых работников (или отъезжающих за границу), они говорят, что восстанавливают социальную справедливость, ибо крадут у тех, кто сам обкрадывает государство и людей. Так или иначе, но эти действия (как и их объяснение) приоткрывают нам завесу (причины) конфликтов между различными социальными группами и причины многих проявлений преступности. Кстати, и характер совершаемых преступлений, и их мотивация также проистекают из принадлежности лиц, совершивших преступления, к той или иной социальной группе.

Выявлена одна общая криминологическая закономерность: чем ниже уровень культуры, воспитанности  и образованности преступников, тем  грубее по характеру и примитивнее по мотивации совершаемое ими преступление. Чем выше образование, социальный статус преступника, тем изощреннее способы совершения преступлений, хотя, в конечном счете, они столь же, если не более, опасны, чем все другие виды преступности либо преступлений.

Статистика  показывает, что такой вид преступности, как насильственная, есть в значительной части следствие межличностных  столкновений.

Первая и  основная ячейка социального бытия  человека - семья. В этой ячейке - сила и слабость государства. Благополучие и социально полезная деятельность семьи в значительной степени зависит от экономических, материальных условий. Обеспеченность или необеспеченность семьи, особенно положение главы ее - мужа, определяет в большинстве случаев нравственную и социальную ситуацию в ней. В то же время климат в семье определяют не только материальные условия, но и степень социальной воспитанности ее членов, нравственные установки. Не секрет, что немало конфликтов и преступлений происходит и совершается там, где процветают склоки, клевета, анонимки, подсиживание, карьеризм, что в значительной части случаев есть не что иное, как выражение психологической несовместимости людей. Межличностные конфликты, возникающие на почве неудовлетворительного социального бытия человека и отношений, складывающихся вследствие этого, опасны тем, что возникают либо неожиданно, но как результат “накопления” недовольства в течение длительного периода времени и потому трудно распознаваемы и тем более предупреждаемы, либо начинаются практически с первых дней совместной жизни и с каждым последующим днем (периодом) становятся все более невыносимыми, приводя, в конечном счете, к взрыву, преступлению. В последнем случае вмешательство общественности или правоохранительных органов нередко не предотвращает печальных последствий, но даже ускоряет их наступление (что, конечно, не означает, что в подобных ситуациях в них не следует вмешиваться, - здесь равно может быть успех или печальный исход). Сугубо личностное восприятие человеком социальной жизни, как на макро-, так и на микроуровнях, создает дополнительные трудности для выяснения влияния социальных условий на поведение его, в том числе преступное.

     3. Политические интересы и преступность

В числе причин, вызывающих, пожалуй, наиболее резкую реакцию человека, следует назвать политические интересы и конфликты, возникающие на их почве. Ничто не разводит людей на различные полюса столь непримиримо, как политическое несогласие. Трагические страницы человеческой истории написаны кровью людей, проливаемой политиками ради политических интересов и в борьбе за власть. Отцы убивали сыновей и, наоборот, жены травили мужей или своих соперниц, фавориты проливали кровь своих соперников, товарищи по партии ликвидировали друг друга, терзаемые завистью, стремлением занять руководящее место или стремлением утвердить свои, порой сомнительные идеологические установки.

Зажигательные речи популистов в истории человечества не раз были причинами массовых убийств  правых и неправых, разрушений и  разгрома всего, что попадалось толпе  на пути массовых насилий и разграбления имущества. Революционные лозунги и призывы к уничтожению политических противников зеркально отражались в деяниях обычных уголовных преступников.

При этом парадокс общественных отношений заключается  в том, что политики в ажиотаже, вызванном политическими амбициями и притязаниями, как бы не видят (или не хотят видеть), что стимулируют преступность и под влиянием населения, страдающего от преступников, вынуждены предпринимать усилия для борьбы с преступностью. Более того, они же и возмущаются преступностью. Противники существующей власти всегда спекулируют на этом. Эту связь политических интересов (конфликтов) с преступностью криминологи (как, впрочем, и ученые других специальностей) старались обходить, либо касаются ее очень осторожно, и серьезных исследований на эту тему практически нет. Между тем преступность, вызванная политическими конфликтами, - реальность. И не только в виде особой группы преступлений, обозначенных в уголовных кодексах как преступления против государства (в разных вариациях), но и как криминологическое следствие политических, в том числе межнациональных, столкновений, приводящих к обычным уголовным преступлениям - насилиям, разбоям, грабежам, кражам, убийствам и т. п. При этом непосредственные исполнители этих преступлений бывают втянутыми в ситуации, когда подобные преступления ими совершаются, даже без осознания того, что истоки их - в политических интересах людей и групп, которых исполнители не знают и даже не подозревают об их существовании.

Годы перестройки и после нее открыли криминологам (и всем людям) картину общеуголовной преступности, истоками которой явились именно политические интересы (конфликты). Политическая нестабильность обострила до предела экономическую и социальную ситуацию, “взорвала” межнациональные отношения, приведя к массовым убийствам, активизации вооруженных банд и совершению террористических актов, к нападению на жилища ни в чем не повинных людей и их разграблению, к преступлениям на почве национализма. Это - преступность особого рода. Но и обычная, общеуголовная преступность в условиях политической нестабильности и конфликтов, ослабивших, если не полностью дестабилизировавших законность и правопорядок (как и парализовавших саму правоохранительную систему), получила новый стимул к росту количественному, притом резкому, и ужесточению качественному, что проявилось и в увеличении групповой преступности, и в появлении новых ее видов, и в усилившейся жестокости и пренебрежении правами и самой жизнью людей.

Опасность политических и национальных конфликтов и их криминогенность заключается еще и в том, что к политическим движениям примыкают и пользуются политической нестабильностью в своих корыстных интересах обычные уголовники, нередко становящиеся активными участниками политических кампаний, а при определенных условиях проникающие в различные эшелоны власти, тем самым легализующиеся. Причем это характерно не только для лиц, занимающихся хищениями, спекуляцией, теми преступлениями, которые мы называем экономическими, но и для уголовников иного, более традиционного рода. Причем они обладают даром привлекать к себе людей, во многих случаях отнюдь не меньшим, чем политики, а большим, особенно с учетом того, что они умеют играть на человеческих слабостях, держать людей в руках или умело подталкивать к поступкам, о которых впоследствии человек не хотел бы говорить и даже вспоминать.

4. Нравственное  состояние общества и преступность

Причины преступности следует искать и в нравственном состоянии общества, в наличии  или отсутствии тех или иных моральных ценностей и установок. Воспитание нравственности - составная часть воспитательной работы с населением вообще, включающей в себя и получение образования, специальности, и привитие культуры, нравственных ценностей и установок, выработанных человечеством за всю историю его развития. Ни экономическая жизнь общества, ни его правовые установления, ни многообразие социальной сферы, ни политика не могут быть свободны от нравственности.

Утверждение (или  разрушение) нравственных устоев общества зависит прежде всего от интеллигенции (особенно творческой). Поэтому нравственное состояние общества и господство тех или иных принципов (или антипринципов) - это лицо интеллигенции, что прежде всего говорит о ее огромной ответственности перед людьми, в том числе и ответственности за состояние преступности. Думать о том, что нравственные устои общества укрепят одни правоохранительные органы, - глубокое заблуждение либо намеренная спекуляция на сложной социально-нравственной проблеме (Криминология: Учебник / ред. В.Н. Кудрявцева - М.: Юристъ, 1997. - 512 с.)

И.А. Гундаров в  своей статье «Духовное неблагополучие как причина демографической  катастрофы» обоснованно доказал, сопоставив исторические факты и  статистических данных, влияние духовного  и нравственного неблагополучия на демографию, а также на уровень общей преступности. Так, основными индикаторами "греховности", доступными для международной сравнительной оценки, могут служить самоубийства и убийства. Первые отражают безысходность, потерю смысла жизни, вторые - агрессивность, озлобленность. Суммарную величину духовного неблагополучия характеризует общая преступность. Для изучения ее связи со смертностью было проведено исследование на материале российской статистики за 40 лет, с 1960 г. по 2000 г. Обнаружено, что всякое увеличение (уменьшение) преступности сопровождалось ростом (снижением) смертности. Аналогичная зависимость обнаружена между динамикой самоубийств и смертности от основных заболеваний. Степень сцепленности траекторий нравственного и физического здоровья составила 80%. При этом каждая из сторон не могла служить причиной другой. Значит, существовал какой-то скрытый агент, который формировал единую предрасположенность к преступлениям, самоубийствам и смертности от болезней. Ни один из известных социально-экономических параметров не повторял представленной траектории. Вероятнее всего в роли "серого кардинала" выступало нравственно-эмоциональное состояние общества. Дополнительно действовали локальные стечения обстоятельств (генетических, социальных, экономических и др.), которые "заставляли" одних людей совершать преступления, самоубийства, а других становиться больными.

Доказать универсальный  характер духовно-демографической  связи можно в том случае, если обнаружится ее повторяемость в  идентичных ситуациях. Для этого на материале 11 стран Восточной Европы, включая Прибалтику и Россию, была изучена связь динамики смертности за 1989-1993 гг. с динамикой всех доступных анализу социально-экономических показателей. В их числе - промышленное и сельскохозяйственное производство, потребление необходимых продуктов питания и алкоголя, обеспеченность врачами, розничный товарооборот, ввод в эксплуатацию жилых домов и др. Для оценки социальной агрессивности использовался показатель убийств, для оценки социальной безысходности - показатель самоубийств. В каждой паре сопоставлений рассчитывался коэффициент сцепленности (от 0 до 100). Оказалось, что траектория смертности в наибольшей мере совпадала с траекторией агрессивности и безысходности (на 75-80%). Значительно меньшей была связь с питанием, заработной платой (на 15%) и другими неучтенными факторами.

Новейшая российская история дает многочисленные доказательства достижения сильного оздоровительного эффекта через духовные регуляторы. В 1942 г., через год после начала Великой Отечественной войны, смертность в России среди гражданского населения выросла на 27% (по данным Нижегородской области). Причина - выраженный стресс и ухудшение уровня жизни. Однако к 1943 г. произошло ее внезапное двукратное снижение, сохранившееся до конца войны. Как объяснить такое неожиданное улучшение здоровья общества, испытывающего невообразимые трудности и страдания? Какая сила сумела в истекающем кровью и страдающем от голода и непомерных усилий советском народе преодолеть разрушительное влияние военного лихолетья и улучшить состояние здоровья?

Для демографа  этот вопрос имеет абстрактный характер. В отличие от него врач должен выявить  реальные механизмы, которые смогли "заставить" организм функционировать  в более эффективном режиме на фоне резкого ухудшения условий существования. В 1943 г. по сравнению с 1940 г. уровень производства продуктов питания (а значит, и их потребления) сократился по мясу на 62%, молоку на 51%, яйцам на 72%, растительному маслу на 73%, сахару на 95%; валовому сбору зерна на 70%, картофеля на 54%. Товарооборот уменьшился на 68%. Тем не менее здоровье улучшилось! За счет чего? Такой оздоровительной силой явилась энергия надежды, рожденная Сталинградской битвой, воля к достижению справедливой победы над страшным врагом, стремление служить Отечеству ради его спасения.

Наоборот, вслед  за окончанием хрущевской "оттепели" разочарование "застоем" привело  после 1964 г. к ухудшению здоровья и росту смертности. Неблагоприятные  демографические процессы 70-х годов  развертывались в странах социалистического лагеря на фоне непрерывного улучшения уровня жизни населения. Экономического застоя не было, что доказывается не только отечественной, но и зарубежной статистикой. Причиной трагедии явилось нарастание духовного неблагополучия. В СССР это подтверждается драматическим ростом за 1965-80 гг. уровней убийств на 80%, самоубийств на 60%, разводов на 130%.

Автор цитируемой статьи предлагает оценить и проанализировать статистические данные в годы застоя, перестройки и реформ 1995-1998 годов. В течение всех четырех лет смертность вдруг стала снижаться на фоне продолжающегося ухудшения благосостояния населения и разрушения системы здравоохранения. Уменьшилась смертность от всех основных заболеваний: сердечно-сосудистых на 12%, легочных на 29%, желудочно-кишечных на 14%, психических на 52%, мочевыводящей системы на 25%. На фоне прекращения финансирования санитарно-эпидемиологических программ и увеличения в 1,3 раза бактерионосительства произошло парадоксальное уменьшение инфекционной заболеваемости и смертности. Даже алкогольные психозы и смертельные отравления снизились, несмотря на нарастающее потребление спиртных напитков.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.