На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Цивилизации и рабовладельческая формация

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

Возникновение цивилизаций
Индустриальная  цивилизация
Понятие цивилизация  в доиндустриальную эпоху
Типы цивилизаций
Характерные черты  цивилизации
Цивилизации и  рабовладельческая формация 
 

Возникновение цивилизаций. Понятие цивилизация обычно используется в нескольких значениях. Наиболее общим из них является обозначением в качестве цивилизации современного развитого, преимущественно западного типа, общества. При этом цивилизованное общество противопоставляется обществам, не достигшим ставших нормативными в современную эпоху уровня экономического развития, социального порядка и политической стабильности. Цивилизация выступает синонимом высшего на данный момент уровня развития общественной культуры. 

Другим общим  местом является применение термина  цивилизация по отношению к различным категориям обществ, вышедших за рамки развития первобытнообщинного строя. В XIX в. американский этнограф Г.Л.Морган определил цивилизацию как стадию развития человечества вслед за дикостью и варварством. Он, а вслед за ним Ф.Энгельс, выделили в качестве признаков цивилизации: разделение умственного и физического труда, появление письменности, наличие городов как центров экономической и культурной жизни. Цивилизация в этом смысле выступает синонимом определенного уровня развития общественной культуры, а поскольку он не является модельным, как в первом случае, то такой подход позволяет говорить о разных типах цивилизаций. В этом случае говорят о многих – например, о китайской, античной, исламской, древнеегипетской, католической и т.п. – цивилизациях. 

Причина такой  дихотомии понятия цивилизация  состоит в том, что человечество в своем развитии со времени появления  человека современного типа прошло три  крупных общественных стадии, разделенных  двумя эпохами революционных  сдвигов в экономике. 

Первый переворот  в хозяйственной жизни, часто  называемый неолитической революцией, приходится на VIII-VII тысячелетия до н.э. Это был переход от охотничье-собирательского  быта к земледелию и скотоводству или так называемому производящему  хозяйству. Этот переход был настоящей революцией в развитии человечества. Хозяйственный переворот эпохи неолита изменил взаимоотношения человека с природой, привел к оформлению прочной оседлости с четко фиксированной территорией обитания, резкому росту на этой территории населения, потребности в новых формах его организации, общественному разделению труда, бурному развитию знаний о природе и обществе, усложнению духовного мира людей. Иными словами, создались условия для возникновения нового типа человеческих общностей – цивилизаций. До этого признаками, отделявшими одни сообщества людей от других, служили биологический (расово-антропологический) и культурно-лингвистический (этнический). 

Второй экономической  революцией в истории человечества был промышленный переворот XVIII-XIX вв. Он не только привел к изменению экономической основы общества с сельского хозяйства на промышленное производство, но и впервые противопоставил человека природе. Во-первых, это качественно изменило все лицо современного общества. Машинное производство, центрами которого сделались города, оказалось способным прижиться в любой географической и культурной среде. Возникнув в рамках европейской цивилизации Нового времени, получившей ныне название Индустриальной, новый тип производства и основанных на нем общественных отношений стал активно подчинять себе мир, разрушая или приспособляя к своим потребностям все прежние общественные культуры. Качественно новый уровень удовлетворения бытовых потребностей, благосостояния и резкий рост возможностей человека стали тем стандартом, на который стало ориентироваться почти все человечество. Поэтому в современном мире понятие цивилизация превратилось в оппозицию понятию традиционное общество, то есть общество, не достигшее указанного стандарта. Сохраняющиеся ныне традиционные общества являются остатками доиндустриальных цивилизаций предшествующей эпохи. Но все они сильно деформированы либо стремлением воспользоваться плодами современной индустрии и основанного на ней стандарта жизни, либо непосредственным воздействием на них Индустриальной цивилизации, либо борьбой с ее воздействием или его угрозой. 

Индустриальная  цивилизация. Католическая цивилизация средневековой Европы находилась на периферии территорий, которые были заняты наследницами более древних цивилизаций – Византийской и Исламской. Теснимая со всех сторон, она долгое время была лишена возможностей нормального экстенсивного расширения, периодически выбрасывая излишки населения в форме крестовых походов на Восток. Это накопило в ее недрах мощный заряд социальной энергии, которая нашла себе выход в двух формах. Южная Европа в конце концов смогла устремиться по пути экстенсивного расширения вокруг Африки в Индию и в Америку. Центральная и Западная Европа пошла по пути внутренней перестройки соционормативных принципов католицизма. Сочетание сложного комплекса факторов (а не простое совершенствование производства по пути товарно-денежных отношений) сделало города средневековой Европы носителями нового способа производства. Под его давлением уже в XV-XVI вв. наметилась перестройка общественных отношений, знаменовавшая рождение цивилизации Новой Европы. Окончательная победа нового типа общественных отношений произошла только с промышленным переворотом конца XVIII – первой половины XIX вв. 

В Европе и Северной Америке человечество впервые оторвалось от обусловленности своей жизни природными сельскохозяйственными циклами. Был создан способ производства, способный прижиться на совершенно чуждой культурной почве, мобильный и ориентированный на расширенное воспроизводство. Поэтому новая цивилизация может называться Индустриальной. Ее появление имело колоссальные последствия для развития всего человечества. 

С одной стороны, человечество противопоставило себя природе  и космосу, что послужило стимулом их рациональному изучению, развитию наук, небывалому расцвету открытий и изобретений. В совокупности все это качественно изменило жизнь людей. Создавались условия для полного их нивелирования друг другу как автономных граждан, каждый из которых является потенциальным собственником. Во второй раз, вслед за античностью, но на иной производственной основе и в более широких масштабах было создано гражданское общество. Личная инициатива получила освобождение от контроля со стороны общинных и сословных объединений. Изменился и тип мышления, основным принципом которого стал рационализм. В то же время все эти перемены поляризовали людей на основе общественного разделения труда на две основные категории: 1) организаторов общественного производства, задающих тон в общественной жизни, и 2) работников, вынужденных довольствоваться предлагаемыми им экономическими условиями. Поэтому классовая борьба приобрела новые формы. 

С другой стороны, новый способ производства начал  активно воздействовать на общества традиционных цивилизаций, подчиняя их в своих интересах. Его “щупальца” в лице купцов, мореплавателей, авантюристов, колонизаторов, миссионеров в конечном счете опутали весь мир. Это изменило обычный ход развития цивилизаций Америки, Африки, Ближнего и Среднего Востока, Индии, Китая, Японии, России. В большинстве регионов сложился симбиоз местной цивилизации с носителями буржуазного способа производства, выступавшими в роли алчных колонизаторов. Последних интересовали прежде всего природные или, как например в Африке, людские ресурсы. 

Лишь Российская цивилизация с ее традиционно  сильной центральной властью  и относительной бедностью ресурсами  ее основной территории оказалась вне  поля устойчивого интереса носителей  нового способа производства. Поэтому  долгое время его приспособление к российским условиям происходило под контролем правительства и способствовало еще большему укреплению традиционных общественных отношений. Вопреки устоявшемуся под влиянием евразийской концепции мнению, что Российская цивилизация аккумулировала в себе черты своеобразного синтеза европейской и азиатской культур, следует подчеркнуть, что она сложилась в периферийной зоне Средневековой Европейской и Византийской цивилизаций. Сильная государственность, развившаяся после монгольского завоевания, имела основой необходимость препятствовать расширению Западной Европейской цивилизации. По этой причине объединителем русских земель выступила не территория исконно русской культуры (Новгородская земля, Белоруссия, Поднепровье), а периферийное Московское княжество, сумевшее воспринять монголо-татарские методы политической организации. 

В новую фазу процесс подчинения мира родившимся в Европе способом общественного  производства вступил по завершении промышленного переворота. Началась экономическая экспансия промышленно  развитых стран в регионы традиционных цивилизаций. Она вела к разложению этих цивилизаций изнутри, насаждению в их общественной плоти европейского способа производства и соответствующих ему общественных классов. Процесс получил название вестернизации традиционных обществ. Но синтез западного и местного начал не был простым и односторонним. 

Индустриальная  цивилизация качественно повысила уровень энерговооруженности общества и этим подняла планку осуществления  потребностей и возможностей личности. Стремление использовать ее достижения заставляет традиционные общества ориентироваться на западное общественное и политическое устройство, западную систему ценностей. Приспосабливаясь к потребностям индустриального производства, сложная структура традиционного общества начинает изменяться в сторону упрощения, уподобляясь гражданскому обществу с его ориентацией на индивидуальную частную собственность и обеспеченность прав личности. Только в виде таких полноправных граждан люди могут стать единым мировым сообществом. Поэтому буржуазный способ производства, стремящийся нивелировать межрегиональгые и этнические различия единой системой юридических и политических гарантий гражданского общества, объективно выступает объединяющим началом для всего человечества. 

Однако внедрение  чуждого социального опыта и культуры вызывает и реакцию отторжения, иногда выражающуюся даже во временном “закрытии” цивилизации. Отрицательная реакция на вестернизацию ведет к повышенному вниманию к традиционной местной культуре (тем большему и болезненному, чем больше она пострадала от столкновения с индустриальной цивилизацией), стремлению регенерировать ее самобытные черты. Разрушение привычного уклада жизни вызывает желание сплотить общество на основе традиционных ценностей и прежде всего традиционной идеологии в форме религии. 

Иногда стремление использовать индустриальную технологию, но сохранить социально-политическую независимость и самобытность толкает  на ложный путь псевдо-гражданского общества в социалистической оболочке. Тоталитаризм подобно гражданскому обществу ликвидирует социально-юридические перегородки в обществе, стремится нивелировать индивидов в процессе общественного производства, но не как граждан с гарантированными правами-обязанностями и свободой воли, а в качестве подданных без четко очерченного личного интереса. 

Формы взаимодействия индустриального способа производства и традиционных цивилизаций многообразны. Это позволяет и в современном  мире сохраняться цивилизационному многообразию человечества. Поэтому  сложность современного определения цивилизации состоит в том, что “цивилизация в широком смысле слова” постоянно соприкасается с “цивилизациями в узком смысле” (локальными). 

Эта двойственность уже получила теоретическое обоснование  в современной литературе. Выделяют два типа цивилизационных теорий: теории стадиального развития цивилизации, и теории локальных цивилизаций. Стадиальные теории изучают цивилизацию как единый процесс прогрессивного развития человечества, в котором выделяются определенные стадии или этапы. Фактически их адепты стремятся развить прежде господствовавшую в нашей науке теорию формаций, введя в нее новый критерий общественного развития – культура вместо социально-экономических отношений. По сути меняется лишь внешняя форма (“вывеска”) теории: на место общественно-экономических формаций ставятся социо-культурные цивилизации. Такая модернизация устоявшейся концепции, даже производимая с благими намерениями, несет в себе теоретическую путаницу. Как часто бывает в общественном сознании, заявленное слово требует себе определения. А его оказывается непросто дать, поскольку этапы развития человеческого общества не определяются одними только культурой и ментальностью. Поэтому современные теоретики оказались перед двумя трудностями. Во-первых, стадиальный подход не позволяет использовать культуру в качестве структурообразующего начала теории цивилизаций. Будучи продуктом человеческого творчества, культура по сути является производным, то есть теоретически все же вторичным (хотя в общественной системе занимает подчас место, определяющее поведение людей), компонентом общественной жизни и не может определять объективных закономерностей (но может их фиксировать). Во-вторых, заявляемое стадиальной теорией изучение единых для всего человечества законов развития совсем не нуждается в понятии цивилизация. Комплексы закономерностей общественного и культурного развития вовсе не создают какой-то единой цивилизации для каждого из этапов общественного развития человечества. Вычленяемые в современной науке закономерности присущи не цивилизациям, а общественным организмам, либо политическим системам. Аберрация в этом направлении происходит потому, что исследователи модернизируют понятие цивилизация, уподобляя процесс общественного развития предшествующих эпох современной эпохе, в которой доминирует одна цивилизация – Индустриальная. Теории локальных цивилизаций изучают большие исторически сложившиеся общности, которые занимают определенную территорию и имеют свои особенности социально-экономического и культурного развития. 

Понятие цивилизация в доиндустриальную эпоху. Цивилизация может быть понята в качестве одной из характеристик присущей всем видам живых существ триады: индивид – сообщество – популяция. Понятие популяция выпало из поля зрения исторической науки. Современным историкам кажется, что приспособление человека к окружающей среде путем выработки соответствующих социальных и культурных форм сделало главным субъектом исторического процесса общественный организм на той или иной стадии своего развития (род, община, племя, государство). В то время как популяция понимается исключительно как сообщество биологических организмов. 

Между тем общеизвестно, что уже к концу верхнего палеолита  популяции человеческого вида существовали не только на основе индивидуальных (биологических) признаков (расы и антропологические типы), но и на основе общности языка и культуры (племенные или этнические общности). Переход к земледельческой экономике вызвал качественные перемены в отношениях с окружающим миром, демографический рост и потребность в новых механизмах социального регулирования. Это привело к появлению популяций социальных организмов (общин) с социо-культурными признаками нового типа. Такие популяции могли включать в себя одну или несколько этнических общностей либо их частей. Так возникла предпосылка иерархизации культурных ценностей, возникновения двух таксономических уровней в оценке культуры: этнического и цивилизационного. 

В понятие культура входит весь комплекс материальных и  духовных достижений общества, выражающийся в орудиях труда, архитектуре, искусстве, письменности, литературе, религиозных верованиях, мировоззрении, философии, науке и т.п. Культура каждой цивилизации отличается своеобразием, которое определяется не количеством сделанных или несделанных открытий в различных областях хозяйственной и общественной практики, а ориентацией общественного сознания на те или иные приоритетные направления жизни, которые поэтому и получают наиболее полное воплощение в данной цивилизации. Такие приоритеты обычно называются системой ценностей, которая воплощает в себе комплекс идей, содержащих в себе общественные идеалы и выступающих благодаря этому как эталон должного. Каждая цивилизация характеризуется своим набором и иерархией ценностей. Отсюда определение цивилизации как “саморазвивающейся социокультурной системы, базирующейся на определенной системе ценностей”. 

В свою очередь  приоритеты общественного сознания порождают личные ценности, определяя  что более значимо для человека, являются одним из источников мотивации  его поведения, ориентирами деятельности и основой для принятия решений. Такое соотношение общественных и личных ценностей, проявляющееся на уровне индивидуального поведения, называется современными учеными ментальностью. Специфика ценностей цивилизации определяется историческим соотношением организации общества и конкретных условий его существования. Отсюда определение М.А.Барга: “цивилизация – это обусловленный природными основами жизни, с одной стороны, и объективно – историческими ее предпосылками – с другой, уровень развития человеческой субъективности, проявляющихся в образе индивидов, в способе их общения с природой и себе подобными”. 

Поэтому цивилизация  является не абстрактно-теоретическим, а конкретно историческим понятием. Она невозможна вне конкретных условий  ее существования. Она не является стадией в развитии общества, но сама есть общество, которое как общественный организм рождается, растет и гибнет. Поэтому используемое иногда в литературе понятие древневосточная цивилизация не является корректным, на древнем Востоке параллельно существовало несколько цивилизаций: Китайская, Индийская, Ближневосточная и т.п. Понятие древневосточный лишь оттеняет самые общие черты в развитии обществ этих цивилизаций в их совместном сравнении с древней цивилизацией Запада – античной. Точно так же не всегда корректными являются понятия западная цивилизация и восточная цивилизация. Зачастую их употребление лишь снижает до уровня обыденных представлений противопоставление Индустриальной цивилизации и традиционных доиндустриальных обществ. Но порой, применительно к современной действительности, эти понятия отражают растущее приобщение “восточных” обществ к достижениям европейской экономики и заимствование ими буржуазных политических институтов, при сохранении собственной социальной специфики. В последнем и видится характерная черта восточной цивилизации. 

Типы  цивилизаций. Исходной, приспособительной к внешней среде, основой популяций нового типа в эпоху неолита было земледелие. Возникнув, группы земледельческих общин стремились обрести оптимальные для земледельческой экономики условия. Таковыми для первоначального земледелия оказались природные условия в долинах крупных рек и озер. Мощный демографический рост в этих условиях поднял на качественно новый уровень уже существующую экономическую и социо-нормативную культуру. Последняя получила возможность оторваться от культуры этнической, адекватной общественным организмам исходного порядка – большесемейным и общинным коллективам. Возникают сложные социальные структуры надобщинного уровня, которые часто воспринимаются в современной науке как ранние государства. Усложняется и становится разнообразнее не только связь людей с миром природы, представлявшемся богами (космосом), но и связи внутри человеческой популяции. Общность природных условий ведет к формированию единой социальной культуры и выработке единообразной системы ценностей. Так возникли первые цивилизации – Древнеегипетская, Месопотамская, Индская, Китайская, Месоамериканская, Андская. Без сомнения, их появление в непосредственной связи с открытыми Н.И.Вавиловым очагами первоначального земледелия не было случайным. 

Следовательно, в качестве исходного определения  можно принять, что цивилизациия – это конкретно-историческая популяция  практикующих земледелие и ремесло  общественных организмов надобщинного уровня, строящих города, использующих письменность и объединенных общей нормативностью надэтнического порядка, основанной на определенной системе ценностей. Признаки или критерии, отличающие одну цивилизацию от других: (а) территория с относительно стабильными рубежами, (б) соционормативные принципы и производный от них (в) тип общественной культуры, (г) жизнеобеспечивающие ценности которой запечатлены в (д) этико-религиозной системе. 

Возникающие цивилизации  имеют тенденцию к расширению – распространению своих достижений и образа жизни. Процесс расширения идет успешно до тех пор, пока распространяющаяся из какого-либо центра организация общества и соответствующая ей культура приживаются на территории соседних народов. В доиндустриальную эпоху обычно пределы естественному расширению цивилизаций ставили природные условия, принимавшие только определенную организацию общества, которая в архаическую эпоху сама была способом освоения определенных природных условий (организация общества = система производственных отношений). В современную индустриальную эпоху с ее оторванным от экологических условий производством пределы расширению цивилизаций ставят только другие уже существующие цивизации. 

До возникновения  машинного производства, выдвинувшего на первый план товарно-денежные отношения, цивилизации выработали иное орудие, позволявшее им преодолевать естественную слабость и расширяться сверх естественных природных рубежей. Таким орудием стала оторванная от народа государственная система (аппарат управления), в которой важную роль играло военное ведомство. Завоевания перешагнули естественные пределы территорий, заселенные однотипными общественными организмами, и привели к созданию обширных “мировых” держав (империй). С течением времени завоеватели распространяли, иногда насаждали у завоеванных народов однотипные своим формы общественной жизни. Организация общества империи приобретала более или менее однородный характер, распространялся единый язык по крайней мере в качестве общегосударственного для деловой и административной жизни, велось однотипное строительство, школьное образование, распространялась единая идеология в форме господствующей религии и т.п. Империя приобретала черты новой социо-культурной популяции. 

Обычно такая  популяция нарушала этнические и  племенные границы. Последние по своему общественному значению как бы отходили на второй план. Внутри империи происходила нивелировка этнических культур. В ранних империях с их неразвитыми механизмами социальной адаптации завоеванного населения к жизни в условиях чуждой цивилизации, этнические культуры как бы консервировались, в их внутреннюю жизнь государство не вмешивалось. В этом случае этническая культура и культура цивилизации существовали как бы на разных уровнях, мало пересекаясь друг с другом и поэтому успешно соперничая в зависимости от силы или слабости военных ведомств. Поэтому многие древние империи так легко распадались, не оставляя после себя даже значительного культурного следа. В более позднюю эпоху на территории одной цивилизации могло образовываться несколько государств, соперничавших между собой и одновременно выполнявших частные функции в рамках единой цивилизации. 

С течением времени  механизмы внутренней консолидации попавшего в сферу влияния  цивилизации населения укреплялись. Его этническая и культурная разнородность требовала надбытовых надэкономических форм его организации. Таковыми могли быть либо разветвленная административная система – государственный аппарат, либо принимавшаяся населением и выгодная государству идеология в форме чаще всего “мировой” религии. Ахеменидский зороастризм, буддизм, конфуцианство, индуизм, христианство, ислам – все они были порождены определенной общественной средой, этнически неоднородной, но в то же время выполняли роль консолидирующей общество идеологии. В этой последней функции их задачи объективно перекликались с задачами государства и поэтому религия была государственной идеологией. Имея для большинства консолидированных в цивилизацию этносов надбытовой, вторичный характер, культура цивилизации, следовательно, с трудом ассимилировала этническую культуру. Более того, зачастую ее слишком активное ассимилирующее воздействие, проникновение в глубинные слои народной жизни и стирание, замещение в ней привычных стереотипов вызывает реакцию отторжения и распад цивилизации. В то же время компромиссный характер проникновения цивилизационной системы ценностей в толщу народной жизни позволяет вступить в действие фактору времени, который позволяет новым ценностям и стереотипам полностью вытеснить прежние. 

Другая сторона  развития цивилизации – взаимоотношения с внешней периферией. Последняя может находиться на доцивилизационном уровне, либо быть представлена соседней цивилизацией. Один и тот же этнос часто попадал в сферы влияния разных цивилизаций. Испытывая воздействие разных культур и общественных порядков, его части постепенно накапливали в себе черты, отличающие их от сородичей по языку и происхождению. Граница между столкнувшимися цивилизациями является более или менее подвижной в зависимости от степени ассимилированности попавшего в их влияние народов или от степени совпадения ее с этнической территорией. Контакт с обществом, находящимся на доцивилизационном уровне, в пограничной зоне обычно порождает мощное социо-культурное поле, которым цивилизация воздействует на эти общества. Это воздействие приводит в возникновению на периферии цивилизации так называемый племенной строй. Объективной задачей племенной организации, с одной стороны, является оборона от наступления цивилизации на традиционный быт и, с другой стороны, приобщение (чаще всего в форме грабежа) к ее социо-культурным достижениям. Возникает симбиоз цивилизации и порожденной ею “варварской” периферии. Племена варваров при удобном случае могут сломать политическую надстройку цивилизации – государство, заменить ее своей, но они не способны полностью разрушить цивилизацию. С течением времени она ассимилирует их, естественно, в этом синтезе приобретая новые черты. 

В развитии цивилизаций  доиндустриальной эпохи можно выделить два периода. Следует подчеркнуть, что они имели свои собственные хронологические рамки для каждой цивилизации в отдельности. Это важно отметить, поскольку именно неадекватное восприятие этих периодов в качестве глобальных исторических эпох привело к выделению историками и социологами марксистско-ленинского направления двух добуржуазных формаций: рабовладельческой и феодальной. 

Первый период – это период первоначальных локальных  цивилизаций, которые возникали  в очагах либо поблизости с очагами  первоначального земледелия. Это материнские цивилизации – Древнеегипетская, Месопотамская, Индская, Китайская, Месоамериканская, Андская. Они были окружены миром этносов, живших в условиях первобытного эгалитарного общества с примерно тем же уровнем знаний о мире и космосе, сходными духовными установками и потребностями, но с менее сложным типом организации общества. Общение цивилизации с этим миром создавало условия для распространения их достижений на соседние территории. Так возникали дочерние цивилизации, производные от первичных материнских, – Сирийская, Анатолийская, Минойская, Микенская, Японская и другие. Их культура была и похожей, и отличной от культуры материнских цивилизаций. Так, постепенно удаляясь от первоначальных центров, цивилизации изменяли свое общественное и культурное лицо. Это были своего рода социо-культурные мутации, происходившие на периферии существовавших цивилизаций, которые могли привести к рождению качественно нового общества и культуры. В благоприятных условиях такая мутация могла обособиться от породившей ее цивилизации и вырасти в самостоятельную, как это произошло с Античной цивилизацией. 

Второй период. Однако чаще цивилизационное ядро успешно  подавляло стремления периферийных мутаций к обособлению. Стремясь к постоянному расширению, цивилизационное ядро постепенно объединяло вокруг себя чрезмерно большие массы населения, а иногда и несколько локальных цивилизаций. Это предъявляло новые требования к организации общества. Появляются надобщественные имперские структуры и надэтническая идеология в форме мировых религий. Иногда функцию объединителей выполняют представители не центрального цивилизационнного ядра, а политические силы более динамичной периферии, однако сути процесса это не меняет. Так начинается второй период в развитии цивилизаций. На Ближнем Востоке он созрел в течение VIII-VI вв. до н.э., в Индии – с IV-III вв. до н.э., в Китае – с III-II вв. до н.э., в Европе – на рубеже н.э., в Южной Америке – в XV в. н.э. 

Для этого периода  характерна перемен
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.