На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Организация частной правозащиты и иски частного права в римском праве

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Государственное образовательное учреждение высшего
профессионального образования
«РОССИЙСКАЯ ТАМОЖЕННАЯ АКАДЕМИЯ»
Санкт-Петербургский  филиал им. В.Б.Бобкова
Кафедра теории и истории государства  и права
РЕФЕРАТ 

по дисциплине «РИМСКОЕ ПРАВО»
на тему: «Организация частной правозащиты и иски частного права в римском праве»
             
             
            Выполнил: студент 2-го курса заочной формы обучения юридического факультета, группа 243-З       А.В.Ерохин 

                                                    Проверил:     С.Н.Тутолмин
                                                                Ст.преп.   
            Оценка 
            Подпись 
            «___»    2006 г.
 
 
Санкт- Петербург
2006
   План 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

 
 На  всем протяжении истории общества мы не встречаем другой системы частного права, достигшей такой детализации и столь высокого уровня юридической формы, и юридической техники, как римское частное право.1 

«Именно непоследовательность римских юристов  и приоритетов следует считать одним из их величайших достоинств, которое позволяло им отступать от несправедливых и отвратительных институтов»2. 

Ф.Энгельс  говорил, что «римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений»3 .
   Данная работа написана с использованием первоисточников в переводе современных научных трудов, посвящена теме: «Организазия частной правозащиты и иски часного права в римском праве».
   Цель  работы: показать как создавалась, систематизировалась  и кодифицировалась система судоустройства и судопроизводства.
   Задача  работы: отразить этапы построения, систематизации как самого судоустройства и судопроизводства, так и его инструментов: исков, возражений, порядок вызова в суд, порядок личной защиты, которые впоследствии легли в основу современного судоустройства и судопроизводства.

1.     Общие начала частной  правозащиты и судебного порядка

 
 Nullus videtur dolo facere, qui iure suo utitur (Гай D. 50. 17.55).
 Никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом.4

  1.1. Внесудебная защита частных прав

 
   Римский народ подобно многим другим народам до образования государственного суда пережил эпоху частной расправы с нарушителями права. 5
   Защиту  нарушенных прав допускалось осуществлять в порядке самоуправства. Каждый, считавший неправомерно нарушенным свое право, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи (саморасправа).  Но для того, чтобы самоуправство было санкционировано, т.е. признано правом допустимым, чтобы оно было сочтено дозволенной самозащитой, оно должно было отвечать некоторым дополнительным требованиям.
     Прежде всего, в порядке самозащиты можно было отражать только насильственное нарушение своих прав. Во-вторых, самозащита должна была направляться на защиту реальных, а не мнимых прав, признанных и охраняемых в юридическом порядке. В-третьих, самозащита должна была осуществляться только непосредственно потерпевшим субъектом (а не по его поручению, от его имени, наемником и т.д.). Презюмировалось, что для признания их самозащитой действия не могли быть превентивными, а только ответными, притом непосредственно в момент нарушения прав. В этих случаях ответное применение силы считалось дозволенным и их последствия — правовыми.6 По этому поводу Ульпиан повторяет записанное еще Кассием правило vim vi repellere licet — насилие дозволено отражать силой, и добавляет, что оно приравнивается к предписаниям естественного права — naturae comparator.. Далее, еще XII таблицами было дозволено убийство на месте застигнутого вора; в классическом нраве оно рассматривается как необходимая оборона, но наказуется при превышении границ такой обороны.
   Si quis noctu furem occiderit, non dubitamus, quin lege Aquilia [non] tenebitur: si autem cum posset adprehendere, maluit occidere, magis est ut iniuria fecisse videatur, ergo etiam lege Cornelia tenebitur (Соll.7. 3.3).
   Если  кто-нибудь убьет  ночью вора, то мы не сомневаемся, что [не] будет отвечать по закону Аквилия: если же он предпочел убить его, когда мог только задержать, есть больше оснований считать его поступившим неправомерно. Следовательно, он будет ответствен также по закону Корнелия [преступление насилия — crimen vis]. 7
   Восстановление  нарушенных не в порядке насилия  прав запрещалось. Не допускалось и самоуправное восстановление своих прав post factum. Можно было и признавалось допустимым применять силу для обеспечения последующей возможности восстановить свои права в законном судебном порядке (например, допускалось насильственное задержание должника, пытающегося скрыться). Если заинтересованное лицо самовольно и самоуправно пыталось отстоять свои права (вернуть долг, заставить исполнить обязательство и т.п.), то в любом случае оно лишалось этим самым последующих возможностей предъявить судебные требования по поводу своих прав, в ряде случаев лишалось прав на спорную вещь, а также могло в свою очередь понести штрафные санкции от другой стороны.
   Правовые, или юридические, действия по охране и восстановлению своих частных прав предполагали обращение к уполномоченной на рассмотрение таких споров инстанции, общественному или государственному суду (iudicium). Заинтересованные лица выступали в особых ролях истца и ответчика, их действия в общей форме обозначались как право требовать (agere) и возражать (negare). Предполагались общие формы регламентации этих действий: так, истец должен был представить вполне конкретное требование не только со стороны права, но и в отношении фактических обстоятельств, тогда как ответчику могло быть извинительно незнание фактических обстоятельств требования, и это незнание не служило поводом для проигрыша дела; бремя доказывания обоснованности требования лежало на истце и производилось только в порядке частного обвинения, т.е. возбуждаемого, формулируемого, поддерживаемого и доказываемого иска не иначе, как самим потерпевшим.

1.2.Государственная защита прав

      Исторически процесс развился путем вытеснения и дисциплинирования первоначального самоуправства и превращения государством борьбы сторон в рассмотрение споров органами государства. По внешности, магистрат и в классическом праве сохранял за собой ведение только предварительного процесса, где точно устанавливались правовые основания спора между сторонами и указывались средства его разрешения.
   Гражданский процесс. В царский период истории Рима судебную власть осуществлял царь — REX. С установлением республики юрисдикция перешла к консулам, которых поэтому и называли IUDICES — судьями. В 367 году была учреждена должность претора. Точнее, городского претора — PRAETOR URBANUS. Он-то и стал ведать делами правосудия. А дела, возникавшие из торговых сделок на рынке, разбирались курульными эдилами.8
   Характерной особенностью римского гражданского процесса в течение республиканского периода и периода принципата было деление процесса на две стадии производства, из которых первая называлась IN IURE — у магистрата, вторая — IN IUDICIO  —у судьи. Римская первая стадия процесса приводила к окончанию дела только в случае признания иска ответчиком (а такой вопрос, как видно из открытых в 1933 году новых фрагментов Институций Гая, прямо ставился истцом: требую, чтобы ты сказал «да» или «нет»).9
   Первую  стадию контролировал претор. Он рассматривал правомерность исковых требований вместе с документами, которые представлялись по его требованию. Если собранные по частным гражданским делам документы были достаточными, то претор передавал дело на решение судьи.10
    По  общему же правилу спорное  дело только подготовлялось к решению, а проверка обстоятельств дела и вынесение решения происходили во второй стадии.
   Производство  перед судьёй (APUD IUDICEM) разрешалось только в присутственные дни — DIES FASTI, которых было около сорока в году. Неприсутственных дней (DIES NEFASTI) было от пятидесяти трёх до пятидесяти девяти в году. Прочие дни (DIES COMITIALIS) отводились для народных собраний. Таких комициальных дней насчитывалось от ста восьмидесяти восьми до ста девяноста четырёх. Производство же IN IUDICIO разрешалось во все дни, кроме религиозных празднеств. Магистраты рассматривали дела на городской площади, сидя на специальном возвышении (TRIBUNAL). Судья, его можно назвать присяжным судьёй, — IUDEX UNUS — назначался магистратом (мог быть всякий взрослый римский гражданин), обычно его выбирали из лиц, внесенных в особые списки, составлявшиеся по соображениям политики то из сенаторов, то из всадников, и рассматривал дела на рынке (FORUM). Он решал дело по существу и выносил судебное решение — RES IUDICATA, которое было окончательным и обжалованию не подлежало. Так было установлено обычаем и законом. Но в некоторых случаях магистрат решал дело сам, не направляя тяжущихся к судье. Порой магистрат лишь констатировал сделку, совершённую частными лицами по их добровольному соглашению. Например: перенос права собственности с одного лица на другое, отдача детей в усыновление, отпущение раба на волю. В таком случае магистрат выступал как бы в роли нотариуса. В период империи в городах Риме и Константинополе гражданская юрисдикция принадлежала городским префектам. В провинциях — губернаторам, которые в качестве судей носили титул IUDICES ORDINARH или просто IUDICES (их именовали также презесами — PRAESES PROVINCIAE).11  
   Юрисдикция. Право государственных судебных магистратов организовывать для разрешения каждого отдельного спора судебное разбирательство присяжных судей, решающих дело по существу, называется юрисдикцией (iurisdictio). Судебное разбирательство считалось законным (Judicium legitimum), если оно было организовано в Риме или в пределах первого помильного камня от Рима (domi), между римскими гражданами, с участием одного судьи, тоже римского гражданина.
   Всякое  другое разбирательство, в котором  отсутствовало одно из этих требований, считалось вытекающим непосредственно из высшей власти (iudicia imperio continenta); к этой юрисдикции общие процессуальные правила не применялись.12
     Подсудность. Принципиально все дела между гражданами могли 
разбираться только городскими магистратами Рима или того города, в 
котором лицо имело право гражаданства и свое местожительство — 
forum originis и forum domicilii.

   Incola et is magistratibus parere debet, apud quos incola est, et illis, apud quos civis est (D.50. 1.29).
   Местный житель обязан подчиняться и тем магистратам, где он проживает, и тем, где является гражданином. 
   Roma communis nostra patria est, Римнаше общее отечество (D. 50. 1. 33). 13
   Для римских граждан, проживавших в провинциях, была открыта возможность требовать перенесения их споров на рассмотрение городских магистратов Рима. Применялись также правила специальной подсудности по роду дел. Таковы — подсудность по месту исполнения в исках из договоров; по месту совершения деяния при исках из недозволенных действий. Соглашение сторон могло сделать некомпетентного магистрата уполномоченным на организацию суда, превышающего его компетенцию. 
   Consensisse autem videntur, qui sciant se non esse subiectos iurisdictioni eius et in eum consentiant (D. 5.1. 2 рг.)
   Считаются, однако, согласившимися те, кто, зная, что они не подлежат его юрисдикции, все же согласились на нем.
     Суд как орган принудительного осуществления прав. Юристы II-III вв. н.э. говорили: iudicio contrahimus — судебным разбирательством мы вступаем в договор. Ответчик, которого истец вызывал в суд (in ius vocatio), представлял за себя поручителя. Последний перед магистратом принимал на себя дополнительную ответственность за явку ответчика в назначенный судом срок. Эта гарантийная форма вызова была лишь прикрыта особым производством внешне договорного характера — vadimonium, о которой Гай сообщает:
   Cum autem in ius vocatus merit adversarius, neque eo die finiri potuerit negotium, vadimonium ei faciendum est, id est ut promittat se certo die sisti(4.184).
   Когда ответчик был вызван в суд, но дело не могло быть закончено в тот же день, ему надлежало проделать vadimonium,т.е. он должен был обещать явиться в суд к определенному дню.14
   Позднее этот порядок вызова в суд вышел  из употребления и заменялся по виду соглашением ответчика с истцом о вступлении его в данное процессуальное отношение, а по существу была установлена обязанность ответчика вступить в процесс.

1.3. Общие презумпции в частном судопроизводстве   

   Переход к судебным, или правовым, формам защиты своего частного права был связан как бы взаимным согласием истца и ответчика относительно порядка и последствий этого обращения. В случае третейского гражданского суда это согласие всегда составляет индивидуальный акт; в случае обыкновенного, государственного или общественного суда это согласие предписывается санкционированными традицией и правом процессуальными формами. И в той, и в другой ситуации само рассмотрение дела, его оценка, тем более признание решения и последующей санкции требовали хотя бы условного взаимного согласия о принципах судопроизводства. Таким образом исторически сформировались некоторые общие презумпции процессуального права — своего рода аксиомы, молчаливо признававшиеся за неоспоримые в ходе судебного разбирательства, без которых правовое решение спора было бы невозможно. В итоге эти презумпции составили и некоторые общие черты процессуальной культуры, основанной римской юридической традицией.
   Судебное  участие сторон и судоговорение  исходило из требования подчинения авторитету судьи: «Добросовестность и честность судьи не подвергаются сомнению, но его знание права и фактов может оспариваться». Вынося решение, судья не обязан был давать им объяснения, тем более доказывать, почему он избрал тот или другой вариант исхода дела. В противном случае судья терял бы свое процессуальное положение и превращался в двойника-истца и двойника-ответчика в одном лице.
   Судоговорение должно подчиняться требованию реальности и экономности, спор должен находиться в сфере права (а не вопросов, например, о материальных свойствах вещи, проблем науки, культуры, техники и т.п.). Признавалось, что доказательства и обоснования должны быть направлены на обстоятельства дела с точки зрения права: «В вещах явных ошибается тот, кто прибегает к авторитету закона, ибо очевидные истины не подлежат доказыванию». Не следовало доказывать, что ночь — темное время суток, что долг следует возвращать и т.п. В отношении двойственности правовых предписаний следовало руководствоваться общепринятыми правилами: «основания для исключений должны быть доказаны» — тогда как применение нормы закона в качестве правила не подлежало обоснованию. 
   Судебное  рассмотрение и решение должно быть справедливым в отношении людей, т.е. граждан. Задача суда в том, чтобы не только установить обстоятельства дела, но и дать оценку им с точки зрения права, которое, в римской юриспруденции, было, в том числе наукой о добром и справедливом. «По делам, где намерения добрые, хотя бы вещи и потерпели, да будет постановление возможно более гибким». Все сомнения, неясности должны истолковываться возможно более благосклонно по отношению к тем, на кого предполагалось возлагать ответственность по делу.15
   Судебная  роль судьи должна быть ограничена содержанием требования. Судья — не властитель, не наставник, не представитель римского народа, не религиозный авторитет. В его задачи не входит восстанавливать вообще справедливость, вообще выяснять облик истца или ответчика, ход их жизни и т.п. Решение должно приниматься только в соответствии с заявлениями сторон и представленными доказательствами, вынесенное решение не может своим содержанием и предписанием превосходить требование. В последнем обстоятельстве заключалась одна из важных особенностей римского процессуального порядка: суд по частным искам был своего рода арбитром с ограниченной содержанием требования задачей. По тем или другим причинам истец мог заявить требование не в полном объеме, как то следовало бы по обстоятельствам дела, но исследование всех обстоятельств не входило в задачу суда.
   Презюмировались определенные качества судьи, которые  были критериями для отношения ко всем его процессуальным действиям: судья должен всегда иметь в виду справедливость и ничего не постановлять по собственному усмотрению или желанию, но только по законам и по праву. Сомнения в этих качествах, которые бы ставили под сомнения процессуальные действия, должны быть доказаны и выражались только в праве отвода судьи, но не оспаривания одних его действий при согласии с другими.
   Судебное  решение, вынесенное в итоге судоговорения, предписывалось принимать за истину в отношении сути и обстоятельств дела. Это было важнейшей презумпцией, гарантирующей нормальный ход разбирательства: вряд ли могло быть серьезным отношение к процессуальной процедуре, к правовому обоснованию, если изначально отношение сторон к постановлению было бы иным. Без такого признания разрушался бы ход правосудия, хотя это не исключало в дальнейшем оспаривания истинности решения с помощью дополнительных обоснований и доказательств в порядке пересмотра решения.

2. Иски      

 
   Никакой суд по делу в частном праве  немыслимо представить вне понятия иска — ACTIO. В Дигестах (Д. 44. 7. 51) имеется определение юриста Цельса: " Nihil aliud est actio quam ius, quod sibi debetur, iudicio perse quendi -  Иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование"16. О праве лица могла идти речь лишь в том случае, если государственная власть, чаще всего представленная претором, предоставляла этому лицу возможность предъявления иска. Поэтому-то римское право и рассматривают как систему исков. 

.2.1. Понятие и классификация  исков частного  права

   Особенность всей системы римского права состояла в том, что иск сочетал в себе и процессуальное средство, при помощи которого реализовывалась защита права частного лица, и материальное содержание права: одно было невозможно без другого. Восстановить свое право в отношении той или другой вещи, участия в том или другом правоотношении, согласно римской традиции, значило заявить точную претензию, вполне самостоятельную по содержанию, об ограждении от тех или иных действий со стороны ответчика, либо, напротив, о совершении в пользу истца конкретного действия. 17
   Формулирование  искового требования составляло поэтому  очень существенную часть римского судопроизводства в области частного права. Истец должен был выразить свое требование в строгом учете законных предписаний по конкретному поводу. Если же содержание требования не было прямо предусмотрено законом, то от судебной власти (претора в классическую эпоху) зависело, дать ли право на иск по предъявленному поводу или отказать в нем. Кроме этого, иск должен был заключать некоторые общие реквизиты, которые стали в свою очередь основанием для классификации исков по нескольким общим категориям.
   С точки зрения личности ответчика, иски подразделялись на вещные (ACTIONES IN REM) и личные (ACTIONES IN PERSONAM). В первом случае речь идёт о признании права в отношении определённой вещи. Ответчиком может быть любое лицо, нарушившее право на вещь. Поэтому такие иски именуются абсолютными. Во втором случае иски вчиняются с целью получения чего-либо от должника, например, долга (DEBITUM). На должнике может лежать и обязанность что-либо дать (DARE) или сделать (FACERE). Такие иски именуются кондикциями (CONDICTIONES). Значит, при личных исках в качестве ответчика может выступать только лицо определённое, заранее известное, а именно — должник. Поэтому такие иски именуют относительными.
   В зависимости  от объёма и цели иска, различались:
    иски для восстановления нарушенного права — ACTIONES REI PERSECUTORIAE, то есть персекуторные иски. Это иски цивильные (или квиритские), иски о возврате утраченной вещи или иной ценности, которая как-либо попала в руки ответчика или о компенсации убытков, понесённых истцом, в том числе и из-за неисполнения обязательства. Судебный иск предъявляется к несобственнику, завладевшему вещью, иными словами, при данной форме иска невладеющий собственник предъявляет иск к владеющему несобственнику. Цель иска — возвращение вещи (RESTITUTIO). При виндикационном иске судья обязан выяснить, какая из сторон владеет спорной вещью, независимо от оснований владения. В I веке до н. э. претор Публиций внёс свой эдикт такого рода: "Если вещь разряда MANCIPI перешла путём неформальной передачи, то судья обязан допустить, что вещь была приобретена по давности". Цивильное право стояло на точке зрения неограниченной виндикации, выраженной в афоризме: UBI REM MEAM INVENIO, IBI VINDICO, то есть "Где мою вещь найду, там её и виндицирую"18. Итак, иск собственника вещи называется виндикационным или просто виндикацией (VINDICATIO); при этом истец обязан доказать своё право собственности, в противном случае ему не удавалось изъять вещь из чужого владения;  
    цивильный собственник мог защищаться не только посредством виндикационного иска (REI VINDICATIO), но и посредством негаторного иска (NEGATORIA IN REM ACTIO). Имеются ввиду случаи, когда собственник хотя и не утратил владения своей вещью, но встретил какие-то помехи, стеснения со стороны несобственника, присвоившего себе, например, сервитутное право (проход и проезд через участок собственника). Иск назывался негаторным потому, что собственник отрицал за ответчиком такое право. Этот иск предъявлялся владеющим собственником против всякого, кто посягал на его собственность. Негаторным иском (ACTIO NEGATORIA) защищался и собственник вещи, возражавший против установления сервитута в отношении своей вещи, доказывавший свободу своей вещи от сервитута;
    если некто мешал пользоваться сервитутом, то последний защищался иском ACTIO CONFESSORIA;
    существовали ещё штрафные иски (ACTIONES POENALES), целью которых было наказать ответчика, взыскать с него частный штраф, возместить убыток или ущерб;
    случалось, что некто причинял убыток обманом. Иск против такого причинителя именовался ACTIO DOLI;
    имели место и смешанные иски (ACTIONES MIXTAE). Их цель — не только возмещение убытка, но и наказание ответчика;
    порой возникали ситуации, когда иск мог быть предъявлен любым гражданином к тому лицу, которое что-либо подвесило или поставило так, что оно может упасть на улицу. Такие иски именовались ACTIONES POPULARES;
   при купле-продаже  вьючного скота, продавец обязан был  откровенно и правильно заявлять о болезнях и пороках, какими страдает каждое из продаваемых животных. Если этого не было сделано, то магистраты, в том числе курульные эдилы (AEDILES CURULES), могли дать или иск о расторжении договора в пределах шести месяцев, или иск по поводу того, что продававшийся скот стоил дешевле нормальной стоимости. Этот последний иск имел силу в пределах годичного срока. В первом случае суть иска ACTIO REDHIBITORIA состояла в возврате сторон в то положение, в котором они находились при заключении договора. Во втором — речь шла об уменьшении покупной цены (ACTIO QUANTIMINORIS).
    Различались двоякого рода иски:
   Во-первых, иски строгого права (ACTIONES STRICTI IURIS), основанные на буквальном применении закона.
   Во-вторых, иски, при которых судья выносит решения, руководствуясь так называемой доброй совестью (BONA FIDES или BONI MORES). Под BONA FIDES надо понимать обычай торгового оборота или деловой порядочности. Кроме того, стали оперировать ещё понятием "справедливость" (AEQUITAS). Поэтому-то и считалось, что в основу своего решения судья кладёт принцип доброго и справедливого (BONUM ET AEQUUM). 19  
   АCTIO UTILIS, иск по аналогии - средство правотворчества римских юристов. АCTIO FICTICIA, иск с фикцией. Претор включал в формулу иска фикцию, предлагал судье вообразить или предположить недостающее условие для осуществления правосудия.
   Была особая категория исков— иски о разделе общей собственности, в которой на судью возлагалось поручение установить (конечно, на основе уже существовавших прав) новые права, для чего в формулу иска вводилась специальная часть "adiu-dicatio", установление судебным решением нового состояния гражданских прав. 
Преюдициальные иски. Приставка пре означает "раньше", "до". Получается — "иски до суда, досудебные". Для выяснения, установления какого-то обстоятельства, необходимое для подачи иска в суд. Выяснить это можно только судебным порядком.

2.2. Исковая давность

      Классическое  римское право знало только нечто  подобное тому, что теперь называют исковой давностью. Ему были известны законные сроки предъявления исков. Отличие законного срока от исковой давности заключается в следующем. Законный срок сам по себе (независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск; исковая давность оказывает действие ввиду бездеятельности истца. Поэтому, если отпадает повод для немедленного предъявления иска, например вследствие того, что ответчик подтвердил свой долг, течение давностного срока прерывается и начинается течение исковой давности заново; течение же законного срока не прерывается, хотя бы управомоченное лицо получило от должника подтверждение долга, и т.п.20
    Только  в V в. н.э. в римском праве была введена исковая давность почти для всех личных исков и исков на вещи. При Юстиниане все иски подлежали давности и назывались actiones perpetuae, если погашались через 30 лет, и actiones temporales, если сроки погашения были короче, другими словами, сглажено было различие между срочностью и давностью.21 Течение давности может приостанавливаться на то время, когда существуют препятствия для предъявления иска, признаваемые правом уважительными; например, отсутствие по государственному делу; после отпадения такого препятствия течение давности продолжается.

2.3. Защита и возражения против иска

   Наряду  с признанием на суде личных требований из обязательств известна другая форма признания права истца на вещи, но связанная с передачей права собственности. Она свершалась не путем формальной манципационной сделки, а судебной уступкой — in iure cessio
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.