На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Европа: формирование новой геополитической обстановки в конце XX начале XXI века

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление 
 

 


Введение

     Целью моей работы было определение особенностей геополитической обстановки современной  Европы. Геополитическая карта Европы как минимум состоит из трех крупных образований (ареалов). Первое из них — континентальный Запад, ядром которого можно назвать, прежде всего, Францию, Испанию, Португалию. К продвинутому Западу чаще всего относят Англию и США. Второе образование (ареал) — Средняя Европа Сюда входят Австрия, Венгрия, Германия, Италия. Третье образование — Европейская Россия. Обозначенные геополитические образования создают на континенте зоны напряженности, постоянно возникают противоречия между континентальным Западом и этровным, Средняя Европа часто противостоит Европейскому Западу и Восточному, в каковой мы включаем и Россию. Из-за столь тесного соседства России со странами Европы, данная тема всегда будет актуальной.
     При выборе литературы я опиралась на актуальность материала и полноту его изложения, «Геополитика»  Н. Нартова соответствует обоим этим требованиям.
 

     

Геополитическая обстановка Европы в послевоенные годы.

     Исторически Англия (как и США) придерживалась в геополитических отношениях талассократического  подхода к построению политических, экополитических и других отношений  со странами Западной и Восточной  Европы, с Евразией и Юго-Восточной Азией. Талассократия, или морское могущество, тип цивилизации, связанный с мореплаванием, торговлей, предопределяющими быстрое техническое развитие. Этот тип обусловливает, как считают идеологи талассократии, дух индивидуального предпринимательства, наживы и накопительства. Морская цивилизация, по мнению А.Мэхена, — это торговая цивилизация, требующая смелости и риска, воспитывающая энергичных людей. И надо признать, что такой тип людей был во многом характерен для Англии. Они сделали ее “владычицей морей”, над ее колониями почти до середины XX в не заходило солнце. До конца XIX в. Англия была “мастерской мира”, а в городах проводились самые крупные коммерческие сделки.
     Но  Первая мировая война внесла серьезнейшие коррективы в мировой расклад геополитических сил. Затем эти коррективы углубили Великая Октябрьская социалистическая революция и появление на карте мира сперва РСФСР, а затем и СССР. СССР и Североамериканские Штаты в течение полувека превратились в две сверхдержавы. В геополитическом плане с 50-х до 90-х годов Западная Европа, включая Великобританию, объективно играла роль буферной зоны. Из метрополии эти государства превратились в государства-сателлиты. Безусловно, такая роль не подходила сильным политикам типа бывшего Президента Франции, ее национального героя, генерала Шарля де Голля Ему принадлежит идея выйти из-под контроля США, создав ось Париж — Бонн. Эту попытку можно рассматривать как зародыш современной Европы, пытающейся путем глубокой интеграции создать сильную Европу, способную противостоять заокеанскому могучему покровителю. Внутри западноевропейского сообщества идут невидимые поверхностному взгляду перемены в отношениях США и Европы. На поверхности это выглядит как традиционное противостояние Парижа и Вашингтона. Оно касается в первую очередь условий “европеизации” НАТО, повышения в нем роли европейцев, а также реформы блока.
     Свое  место на капитанском мостике  альянса, тесня других, пытается занять мощная объединенная Германия. Поэтому идеи атлантизма переживают определенную трансформацию. Расширяются многосторонние формы сотрудничества блока (создан Совет Североатлантического сотрудничества, запущена программа “Партнерство ради мира”, сформированы многонациональные силы, которые вели войны в Персидском заливе, в Югославии и др.), но идет усиление двусторонних связей: между европейскими державами (ФРГ — Франция), между малыми странами Северной Европы, между странами Балтийского региона. Усиливаются интеграционные отношения (связи) в сфере политики, экономики, финансов. Конец XX в. ознаменовался созданием единой европейской валюты “евро” и отказом от таможенного контроля.
     Маастрихтский договор 1992 г. был первым крупным  шагом в тесной экономической  и политической интеграции большинства  стран Западной Европы. Следующая встреча глав правительств в Амстердаме в 1997 г. способствовала превращению Западной и Средней Европы в конфедеративное государство с единой валютой “евро” к 1999 г. Однако ликвидация национальных валют и переход к единой денежной единице требуют жесткой финансово-бюджетной дисциплины, в частности, сокращения бюджетного дефицита до 3% валового национального продукта. Правительства стран Евросоюза хотели достичь этого, урезав бюджетные расходы на социальные нужды- на пенсии, пособия по безработице, здравоохранение, образование и т. п. Но сделать этого не удалось. По призыву профсоюзов по всем странам ЕС прокатилась мощная волна протестов трудящихся и студентов. В результате значительно полевели парламенты Франции, Англии, Германии. Все это осложнило процесс создания конфедерации в Европе.
     В Амстердаме было принято принципиальное решение о приглашении в состав Евросоюза десяти стран Центральной  и Восточной Европы, бывших членов СЭВ и даже некоторых республик  бывшего Советского Союза: Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Болгарии, Румынии, Албании, Эстонии, Латвии и Литвы Таким образом, Евросоюз будет к XXI в значительно расширен. В перспективе это может иметь негативные последствия для России, так как рынок этих стран будет отгорожен от нее еще более мощным таможенным барьером, чем в конце ХХ в. Из года в год члены ЕС расширяют дискриминацию российских товаров путем повышения пошлин.
     К концу XX в. в НАТО четко обозначились две группы: с одной стороны, США  — Канада и часто примыкающая  к ним Великобритания, а с другой — большие страны Западной Европы Процесс разделения носит объективный исторический характер После Второй мировой войны разрушенной Европе США, нажившиеся на торговле оружием, боеприпасами, продовольствием и т. п., смогли продиктовать свои условия, в частности, по плану Маршалла, и попытались превратить этот центр одной из древнейших мировых цивилизаций в “ничейную землю”, колониальную зону. Но данный регион для этой роли оказался совершенно непригодным Чувство национальной гордости французов, немцев было глубоко уязвлено. Первыми о желании выйти из-под контроля заокеанского партнера (или патрона) объявили французы (в середине 60-х годов Президент Франции генерал де Голль решил выйти из НАТО и заявил об обороне по всем азимутам). Немцы в 60-х годах были не столь строптивы, но подобные мысли были и у них.
     В 70-х годах капиталистический мир  переродился в устойчивую систему  трех сил: 1-я — США, 2-я — Западная Европа, 3-я — Япония. С начала 70-х годов история проходит под  знаком относительного ослабления американского влияния и укрепления экономической и геополитической мощи двух других центров. От американской гегемонии в важнейших сферах жизни сохранились военная и политическая. Поэтому в борьбе с американцами и надо искать причину, корни европейской интеграции. Она предусматривает достижение многих целей: создание единой европейской валюты к концу XX в., объединение сил Западной Европы — это решение финансово-экономических задач к началу нового тысячелетия, достижение политических целей в первом десятилетии нового тысячелетия и успеха в возможной вооруженной борьбе за сырье (в первую очередь энергоносители), рынки сбыта и приложения капиталов. Разрушение СССР сняло с повестки дня вопрос об интенсивной интеграции Европы (как уже сказано выше, даже мощная экономика ФРГ с трудом “переваривает” огромный кусок восточных земель), но в перспективе этот вопрос вновь встанет перед лидерами стран Западной Европы.
 


  Балканы.

     Одним из важнейших геополитических, стратегических приоритетов России остаются Балканы, которые занимают ключевое положение в российской политике еще с XIX в. Ведущий сотрудник международного отдела “Рэнд корпорейшн” Стивен Ларраби в книге “Россия и Европа. Новая повестка дня по проблемам безопасности” пишет:
     После Крымской войны Россия стремилась к усилению влияния на Балканах в пику Австрии и в меньшей степени — Германии. Сильным стимулом здесь было распространение панславянских настроений в России и на Балканах15.
     Балканы и сейчас остаются в поле зрения политиков и геостратегов Москвы. В центре внимания России есть несколько важных в геополитическом плане целей: не допустить дипломатической изоляции Москвы в Белграде, Сараево, Софии; сдерживать аппетиты Запада, вмешивающегося во внутреннюю политику славянских народов (особенно здесь усердствует Германия); обеспечить ведущую роль России в балканской игре, в частности, помешать атлантистам “навязать” сербам, болгарам решение их безопасности, которое бы исключало присутствие здесь Москвы; в международном плане добиться того, чтобы судьбы славянских народов прежде всего определял Совет Безопасности ООН, а не США, Германия или Англия. Глобальная цель всех этих шагов — предотвращение боевых действий на Балканах. В геостратегическом плане Москва всегда стремилась к предотвращению попыток Запада сделать НАТО, а не ООН стержнем системы европейской безопасности.
     Однако  в силу ряда причин геополитической  инициативой на Балканах в конце XX в. владеют США и Германия. Россия вынуждена ограничиться незначительной ролью в международных силах  под командованием НАТО.
     Улучшению политических отношений России с Болгарией и Сербией мешает исторический спор между этими двумя странами по поводу Македонии. А поспешное признание Москвой Македонии в 1992 г. осложнило отношения с Грецией. (Хотя с приходом Е. Примакова в МИД отношения с Афинами значительно улучшились.)
     Сложные отношения у России сохраняются  с Албанией. Она не поддерживает Тирану в вопросе о Косово, не может оказать Албании какой-либо экономической помощи.
     С геополитической точки зрения наибольший смысл имеет поддержка Сербии, так как это дает возможность России присутствовать на Балканах и играть там решающую роль. А сильная Сербия служит важным противовесом нарастающему влиянию Турции в Черном море, в Болгарии и на Балканах. Однако очевидная просербская ориентация может подтолкнуть Болгарию к Турции. Отношения между этими странами в 90-х годах значительно улучшились. Более тесными контактами стали именно военные.
     “Баланс сил на Черном море претерпевает существенные изменения, в то время как российский флот становится тенью советского, турецкие ВМС выдвигаются на доминирующие позиции”
     — пишет по этому поводу Эрик Гроув  в журнале “Jane's Navy International”.
     Дестабилизация  положения на Балканах явилась одной  из причин обострения геополитического соперничества между Россией и Турцией. Как известно, это противостояние имеет глубокие исторические корни. А в 90-х годах Турция начала проводить более активную политику на Балканах: укрепила связи с Болгарией, Албанией, вместе с другими исламскими государствами поддержала Боснию и Герцеговину. Разрушение Советского Союза открыло новые возможности для усиления влияния Анкары на Кавказе и в Средней Азии. Обостряющееся геостратегическое противостояние России и Турции может быть перенесено на Балканы, так как этому способствует и усиление трений вокруг Босфора и Дарданелл. Все это вместе взятое, а также другие причины являются для России серьезным фактором, чтобы не уходить с Балкан, укреплять отношения не только с Болгарией, Сербией, но и с Грецией, активно противостоящей Турции.
     Политика России по отношению к Молдове, которая в прошлом принадлежала Румынии, в геополитическом, геостратегическом плане, — камень преткновения. Поэтому Молдавия будет в обозримом будущем сильной помехой соглашению с Румынией.
     Наибольшие  геополитические выходы Москва получит, укрепляя всесторонние контакты с Болгарией, Сербией и Грецией,
 


Восточная Европа: новые геополитические реальности

     На  протяжении столетий Восточная Европа чаще всего была объектом, а не субъектом  глобальной мировой политики. В последние десятилетия с этим регионом напрямую связаны интересы держав Европы, а на исходе XX в. — и мира. Нередко она являлась источником конфликтов между великими державами. Обе мировые войны начались в этом регионе, так как в нем сошлись главные геополитические противоречия между самыми могущественными странами мира.
     Многое  разделяет страны Восточной и  Западной Европы (экономические, культурно-исторические факторы: разные социально-политические идеалы, конфессии, груз исторической враждебности, этническая пестрота и т. п.).
     Торгово-экономические, экспортно-сырьевые и другие факторы  предопределяют тяготение большей  части Восточной Европы к России, а не к Западным странам. На основе этого можно утверждать, что Запад  вряд ли в исторической перспективе  получит выигрыш, привлекая к себе страны этого региона, добиваясь ослабления России. Путь культивирования у населения стран региона неприязни к России — это тупиковый путь (прежде всего для самих государств Восточной Европы). Россия тоже чрезвычайно заинтересована в нормализации отношений с соседями. История и география обусловили заинтересованность России в добрососедских, торгово-экономических контактах с Восточной Европой. Они отвечают ее безопасности, ее коренным интересам.
     В силу обстоятельств к концу XX в. Россия может выходить на страны Восточной Европы только через суверенные государства — Украину и Белоруссию, исключением является анклав
     Калининградская область, будущность которого тоже вызывает много вопросов. Этот фактор (ограничение, сужение географического пространства России) внес фундаментальные изменения в отечественные геополитические возможности. Изменения, произошедшие в регионе за последние 12—15 лет, вновь превратили Европу в серьезный источник международной напряженности. Очаг этой напряженности — не только страны Восточной Европы, но и Калининградская область, и страны Прибалтики.
     Политико-психологический  климат в регионе, за исключением  Калининградского анклава, неблагоприятен для России. Но он также неблагоприятен и для стран Запада (в Польше, Словакии, например, чрезвычайно сильны антигерманские настроения). Это объясняется во многом тем, что народы Восточной Европы десятилетиями были разменной монетой в руках политиков стран Запада. Положение стран — сателлитов той или иной державы — Запада или Востока — давало, конечно, и определенные выгоды, но они не могли ослабить общего впечатления от сугубо подчиненного положения стран региона. Подобное статус-кво после войны устраивало в определенной мере и СССР и Запад. Система государств-сателлитов, или клиентов, была своего рода буфером, “санитарным кордоном” между Востоком и Западом, обеспечивающим относительную безопасность существования двух блоков. И включение стран Восточной Европы в сферу влияния Запада — далеко не однозначный исторический факт.
     В объединении Германии уже заложен узел многих европейских противоречий. Оно принесло не только позитивные результаты. Даже для мощной экономики ФРГ объединение принесло пока больше минусов, чем плюсов. А присоединение государств Восточной Европы к Западу произошло на правах бедных родственников. Это предопределяет качество всех отношений между странами Европы. В перспективе этот регион может превратиться в “Балканы”. События в Югославии — только предвестник обострения межнациональных и межгосударственных отношений. Распад Чехословакии — начало цепной реакции размежевания. Некоторые западные политологи утверждают, что Европа XXI в. будет иметь больше общего с Европой XIX в., чем с Европой середины уходящего столетия. В XIX в. здесь царило буржуазное соперничество, приводившее к цепи бесконечных конфликтов. Сейчас, как и тогда, в качестве пороховой бочки выступает Югославия, где в течение почти 10 лет тлеет “бикфордов шнур” межнациональных конфликтов, периодически перерастающих в военное противостояние.
     Структуры, созданные в Западной Европе после 1945 г., сейчас или значительно ослаблены, или сталкиваются с неопределенностью целей. “Фрагментация” нынешней Европы позволяет утверждать, что реальная угроза безопасности европейским государствам исходит не извне, а друг от друга. Развитие Восточной Европы определяют такие факторы, как стремление к суверенности, возрождению и рост национализма. Они носят объективный характер, этот процесс присущ почти всем без исключения странам мира. Набирает силу тенденция возрождения коалиций и союзов между группами государств. В Европе создаются подобные коалиции для решения в короткие сроки экономических, политических, территориальных, экологических и других важных проблем. Например, союзы Венгрии и Чехословакии, Польши, Австрии, Италии. Расширяются между ними двусторонние связи. Все больше умов захватывает идея создания Европейской безопасности в противовес НАТО. Но в пику этой идее усиленно пропагандируется тезис западного “ядра мощи”, превращения его в “ядро мировой мощи”, при этом страны Восточной Европы должны будут поддерживать усилия “ядра” в институционализации демократии и становлении рыночной экономики.
     Региональная  геополитика выступает в этих концепциях как звено общей глобальной геополитики. Она должна способствовать реализации геополитических устремлений стран Запада, прежде всего США, Германии, Франции. Фактически транснациональные компании меньше всего берут в расчет такие понятия, как суверенитет восточноевропейских государств, что идет в разрез с основными тенденциями, протекающими в регионе.
     Суммируя  сказанное, можно сделать вывод, что в Европе идет процесс возврата от биполярной военно-политической структуры  к динамично развивающейся многополярной  системе международных отношений. Военные проблемы в данном процессе пока играют важную роль, но к концу XX в. центр тяжести переместился в сторону финансово-экономических проблем — это во-первых. Во-вторых, в Европе формируется фрагментарная система национальных государств (страны Прибалтики тяготеют больше к Скандинавии, Польша, Венгрия, Чехия — к Германии и т. д.). Страны Восточной Европы образуют временные коалиции, которые текучи, меняют свои ориентиры, исходя из сиюминутных интересов (чаще всего финансовых, экономических, политических, военных). Эти интересы нередко формулируются политиками-однодневками, носят субъективно-вкусовой характер, не отмечены печатью серьезного анализа присущей современности глубокой всеобъемлющей взаимозависимости. Но нельзя забывать, что эта взаимозависимость может быть разрушена ростом национализма и сепаратизма национальных государств (как произошло со странами Восточного блока, с Советским Союзом). Трения на национальной основе стали одним из важнейших признаков и тревог не только стран Прибалтики, Восточной и Западной Европы, но и всего мира.
     Восточная и Западная Европа в потенциале могут  рассматриваться как геополитическое  кризисное ядро, способное взорвать общестратегическую обстановку. Исчезновение Варшавского блока сняло вопрос системного противостояния, изменило расстановку геополитических сил, ее структуру, внесло много новых элементов. К концу XX в. по сути Россия осталась одна против системы стран Восточной и Западной Европы, а в ее двери все настойчивее стучится монстр, оставшийся как орудие устрашения и экспансии, — НАТО.
 


Россия  и страны Прибалтики

     Самое пристальное внимание геополитиков привлекает Прибалтийский регион, особенно в вопросе об участии в НАТО Литвы, Латвии и Эстонии. Для России это не академический спор, если учесть, что она кровно заинтересована в выходах на Балтику. Балтийский регион имеет исключительно важное значение для всех европейских государств. Их связывают с Прибалтикой коммуникации, торгово-экономические отношения, исторические корни. Особенно это касается скандинавских стран (Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия). При соблюдении определенных условий этот регион может в конце XX — начале XXI вв. стать одним из генераторов мира и сотрудничества для всей Европы. Геополитические интересы России здесь объективно совпадают с интересами большинства стран Европы. А главное — Россия должна иметь надежный спокойный морской путь в европейские страны.
     Таким образом, Россия объективно заинтересована в геополитической стабильности не только Калининградского анклава, но и стран Прибалтики. Она твердо настроена развивать добрые отношения с Литвой, Латвией и Эстонией, чтобы они не имели оснований для беспокойства по поводу их включения в буферную зону, в “санитарный кордон” между Востоком и Западом. Это станет важным фактором создания обстановки для спокойной и созидательной жизни многочисленного русского, украинского и белорусского населения в странах Прибалтики.
     Пока  же в столицах этих государств преобладает мнение, что спокойствие стран Прибалтики может гарантировать только пребывание в НАТО. В обоснование этого выбора обычно приводятся такие аргументы: необходимость оградить свою независимость и суверенитет от потенциальной угрозы с Востока, открыть простор для интеграции стран Прибалтики в западную экономику, цивилизацию, гарантировать их социальное развитие.
     Наше  отрицательное отношение к расширению Североатлантического альянса на Восток, в том числе за счет приема в альянс стран Прибалтики, обосновано конкретными причинами. Во-первых, прием в НАТО Латвии, Литвы и Эстонии в военном отношении сильно затрагивает оборонные интересы России и Белоруссии, от Эстонии, Латвии и Литвы рукой подать до Москвы, С.-Петербурга, Минска и других жизненных центров. Во-вторых, усилится углубление раскола в Европе, произойдет наращивание военно-политической мощи за счет стран Прибалтики и Восточной Европы. Альянс остается замкнутой организацией, имеющей геостратегические планы, недоступные для малых государств, хотя и формально входящих в НАТО. В-третьих, существенно подрывается значение Основополагающего акта Россия — НАТО, в котором Россия четко высказала свою озабоченность расширением альянса. Отсюда вытекает четвертый момент противоречий: Россия вынуждена будет предпринять меры по укреплению военной инфраструктуры, обороноспособности. Заверения, которые мы получаем от западных политиков, что “русским надо перестать нервничать” по поводу расширения НАТО, “перестать смотреть на Балтийский регион как на коридор для вторжения иностранных армий” не могут приниматься всерьез. История знает тысячи случаев, когда вслед за подобными успокоительными заявлениями, договорами о вечном мире, дружбе или нейтралитете начинались кровопролитнейшие войны. В этой связи можно задать встречный вопрос: зачем втягивать страны Прибалтики в НАТО, если Россию США называют своим партнером? В геополитике нет постоянных партнеров, друзей, союзников. Вспомним слова императора Александра III, что у России есть только два союзника — ее армия и флот. При строительстве двусторонних и многосторонних отношений со странами Прибалтики нам надо помнить еще об одном аспекте: мирные экономические, торговые, транспортные связи со странами-соседями приносят немалые доходы балтийским государствам, обеспечивают их прогресс в экономике. И, естественно, для Москвы небезразлично, что за счет российских средств будет оплачиваться вживание прибалтов в военную структуру альянса. Россия не может равнодушно отнестись и к тому, что в военных городках, солдатских казармах, пунктах ПВО, военно-морских базах, созданных руками и на деньги русских людей, солдат разместятся военнослужащие Североатлантического блока.
     Следующая сторона проблемы отношений России и прибалтийских государств состоит  в том, что в последних существует внутригосударственный сепаратизм, воинствующий национализм, неконтролируемая миграция, сложные экологические и другие проблемы, решать которые нужно с определенным государством, а не альянсу в целом. Да и в Европе есть государства — не члены НАТО, которые не боятся за свою национальную безопасность. Их нейтралитет (Швеции, Финляндии, Швейцарии и др.) предполагает приоритет национальных интересов, а не подчинение их геополитической сверхдержаве, определяющей геостратегический курс альянса. Постоянный нейтралитет, например, обеспечил многовековую стабильность Швейцарии и Швеции, гарантировал их от втягивания в различные конфликты вопреки воле народа этих стран. Кроме того, подобный статус позволяет этим государствам заметно влиять на политическое решение многих сложных вопросов. Именно этими делами остался в памяти народов мира бывший премьер-министр Швеции Улоф Пальме.
     Понимая многостороннюю важность нейтралитета, Россия выступает за то, чтобы Прибалтийские  страны, весь Балтийский регион был  внеблоковым, нейтральным регионом и был превращен в зону устойчивого развития, безопасности и стабильности. Россия готова гарантировать безопасность этим странам в виде одностороннего обязательства, подкрепленного в международно-правовом плане посредством заключения многостороннего соглашения о добрососедстве и взаимном обеспечении безопасности. К этим гарантиям могут присоединиться другие страны: США, Германия, Великобритания, Франция и международные организации, включая военные. Параллельно могут быть разработаны меры доверия в военной, экономической и социальной сферах, которые смогут подкрепить политические гарантии.
     В военно-политических отношениях можно  ввести режим доверия в приграничной полосе, безвизовые поездки жителей, отказ от военной деятельности, налаживание  совместного контроля за воздушным пространством всего прибалтийского региона, запрет на проведение военно-морских учений в нежелательных регионах Балтики. В экономической сфере в XXI в. можно создать единый топливно-сырьевой и энергетический комплекс, единую информационную структуру: дороги, порты, систему энерго- тепло- и водоснабжения. В социальной и гуманитарной сферах — усилить развитие контактов между людьми и организациями; совместные действия, взаимопомощь по обеспечению прав русских, украинцев, белорусов, поляков, других нацменьшинств, на практике испытывающих большие трудности выживания в атмосфере национализма, захватившего бывшие советские прибалтийские республики; сотрудничество в борьбе с распространением наркотиков, отравляющих и радиационных материалов, сотрудничество в борьбе с преступностью и терроризмом и др.
     Политические  лидеры прибалтийских стран, безусловно, понимают важность и выгодность добрососедских отношений с Россией. Но они испытывают давление со стороны сильных соседей  и в большей степени со стороны мощной геополитической сверхдержавы, стремящейся к монопольному миру.
     Большое значение в Прибалтийском регионе  в конце XX в. стал играть многосторонний форум — Совет государств Балтийского  моря. В мае 1996 г. на о. Готланд состоялась встреча глав Совета под девизом: “Партнерство во имя культуры”. В ней приняли участие 11 премьер-министров стран-участниц. Сотрудничество Москвы со столицами Балтийского региона может стать очередным шагом в процессе сближения с ЕС. Политические лидеры Дании, Финляндии и Швеции взяли на себя роль “старшего брата” в отношении стран Прибалтики, поэтому любые шаги Москвы в этом регионе воспринимаются политиками стран Балтийского региона (особенно датчанами) с большой настороженностью. В оценке действий России и стран Прибалтики у их скандинавских покровителей чаще всего проявляются двойные стандарты. Особенно это видно при их оценках гражданских прав русских и русскоязычных в Латвии, Эстонии и Литве, а также неурегулированности территориальных вопросов с Эстонией и Латвией, сложностей транспортировки российских грузов через Литву в Калининградскую область и заявлений балтийских политиков о статусе последней.
     В интересах как стран Запада, так  и России активно использовать инфраструктуру и транспорт прибалтийских государств для создания прочных добрососедских и взаимовыгодных связей. Односторонняя ориентация Литвы, Латвии и Эстонии на скандинавские страны, в частности, и на Запад вообще, может оказаться в недалекой перспективе дестабилизирующим фактором. Полномасштабное членство соседей-прибалтов в НАТО в обозримом будущем остается неприемлемым для России. И присоединение к НАТО де-факто может привести к былому расколу Европы, усилению конфронтации в мире. В силу динамических изменений в геополитическом балансе сил Прибалтика может превратиться в передовой военный плацдарм для силового давления на Россию.
     О подобных перспективах говорят многие политические шаги нынешних лидеров  прибалтийских государств. Так, в  литовском парламенте был рассмотрен вопрос о пересмотре конституции. Законодатели решили, что конституция не должна запрещать размещение иностранных войск и ядерного оружия на территории Литвы. Латвийский сейм в августе 1996 г. принял декларацию “Об оккупации”. Балтийский Совет 13 ноября 1994 г. принял резолюцию “О демилитаризации и статусе” Калининградской области. Во всех Прибалтийских республиках идет процесс активного вытеснения русских и русскоязычных из важнейших сфер политической и социальной жизни и просто грубое выселение этнических русских “на их историческую родину”, т. е. политики Литвы, Латвии и Эстонии готовят почву, общественное мнение для реализации договоренностей по расширению инфраструктуры НАТО, а в перспективе — ввода иностранных войск и ядерного оружия.
     Поэтому даже отзыв территориальных претензий к России и Белоруссии со стороны стран-соседей, урегулирование пограничных проблем и подписание договоров о границе, смягчение пресса по отношению к русскоязычным гражданам и нацменьшинствам не устраняют противоречий сторон. Из “патронирующих” Прибалтику государств наиболее сбалансированную позицию занимает правительство Швеции. Оно неизменно напоминает латышам и эстонцам о положении русских, проживающих в этих странах. В основном же почти все малые страны северной Европы против решений, которые дестабилизировали бы, а тем более взорвали спокойную жизнь населения этого региона, против таких решений, которые втянули бы страны Балтии в геополитические игры великих держав.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.