На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Литературные группировки 20 х

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


«ПЕРЕВАЛ»                               

«ПЕРЕВАЛ»- марксистская литературная  группа,  возникшая  в Москве в 1923--
1924 гг., быстро выросшая в 1926-1927 гг., имевшая издательскую базу в виде
журнала «Красная новь»  и сборников «Перевал» (выходили до 1929 г.).
Неформальным лидером  «Перевала» был критик А. К. Воронский (1884-1943), в
группу входили (или  были близки ей) А. Веселый, М. Голодный,  М.  Светлов,
Э.  Багрицкий, А.  Платонов,  И.  Катаев, А. Малышкин, М. Пришвин и др.
«Перевал» отстаивал  свободу писателей от деспотично навязываемого
«социального заказа», защищал право автора на выбор  темы, жанра, отвечающего
индивидуальности  творца, боролся с нормативным  «управляемым искусством»,
которое утверждали ревнители пролетарской литературы. Стихи поэтов
Пролеткульта для  А. К. Воронского - - это «красные псалмы», совсем не новая
литература, а перелицованный И. Северянин, К. Бальмонт...Это все привлекало
к «Перевалу»   интеллигенцию.   Для   «перевальцев»   художественный
образ- гораздо выше, сложнее, многозначное любой голой идеи, схемы, даже
громко заявленной. Любимейший образ теоретика-«перевальца»   Д.   Горбова
в   его   книге   «Поиски   Галатеи» (1929)- - античная нимфа Галатея,
которая рождается скульптурой в союзе с материалом путем «освобождения» ее из
глыбы мрамора, отсечения  от глыбы всего лишнего, случайного. Про­ект,
воображаемую  скульптуру, свой  идеал  красоты  художник как бы провидит в
бесформенной, грубой, немой глыбе мрамора, он пламенно верит в свой образ и
потом после труда-просвечивания  как бы «встречается» с образом. Он не
создает, а отыскивает волшебную фигуру. После разгрома троцкизма, исключения
из партии А. К. Воронского «Перевал», обвиненный во внеклассовом, над
историческом подходе к искусству, в культе красоты, в неверии в возможности
рождения нового классового искусства был распущен как «реакционная
организация».

ОБЭРИУ                                 

(Объединение   реального   искусства) — крайне  малочисленная, почти камерно-
салонная группа поэтов (мши из них почти  не публиковались), находившаяся
под влиянием футуристов   (В.   Хлебникова),   ставившая    целью
пародийно-абсурдное  изображение действительности. Группу «обэриутами»
основали в 1926 г. Даниил Хармс (1905—1942), Александр Введенский
(1904—1941)   и    Николай    Заболоцкий   (1903-1958) В разные годы к ней
примыкали прозаик  К. К. Вагинов (1899-1934), драматург Е. Л. Шварц
(1896—1958), а из художником , «обэриутами»  сотрудничали  Павел  Филонов и
Казимир Малевич. При  жизни многие из них, кроме публичных  или салонных чтений
своих экспериментальных  произведений, как правило, могли  обнародовать эти
произведения (стихи, пьесы): они чаще всего издавались в 30-е гг. как
писатели для детей. В 70—80 эксперименты    «обэриутов»    вспомнились,
были    продолжены многими представителями авангардного искусства (Г. Саше И.
Холин, Д.  Пригов, Т. Кибиров и др.).
.
          «Серапио?новы бра?тья» — объединение писателей (прозаиков, поэтов и критиков), возникшее в Петрограде 1 февраля 1921. Название заимствовано из цикла новелл немецкого романтика Э. Т. А. Гофмана «Серапионовы братья», в которых описывается литературное содружество имени пустынника Серапиона. 

Первое заседание  «Серапионовых братьев» состоялось 1 февраля 1921, от этого дня шло «серапионовское летосчисление». Почти сразу приём новых членов был ужесточён, а затем и прекращён вовсе. «Канонический» состав группы запечатлён на фотографии 1921. Членами объединения были Лев Лунц, Илья Груздев, Михаил Зощенко, Вениамин Каверин, Николай Никитин, Михаил Слонимский, Виктор Шкловский, Владимир Познер, Елизавета Полонская, Константин Федин, Николай Тихонов, Всеволод Иванов. 

Упоминание Ахматовой, Шкловского и иных авторов, официально не входивших в группу, объясняется  тем, что у молодых литераторов  имелось немало друзей и единомышленников, многие из них регулярно посещали серапионовские собрания, участвовали в обсуждении новых произведений. Не являясь «серапионами» в полном смысле слова, не были они и «гостишками» — так именовали людей случайных или не слишком близких группе, допускавшихся на открытые собрания (иногда заседания проходили в узком кругу, где присутствовали одни «братья»). 

Идейным и художественным руководителем «Серапионовых братьев» был Евгений Замятин. В своих декларациях объединение в противовес принципам пролетарской литературы подчёркивало свою аполитичность. Наиболее полно позиции «Серапионовых братьев» выражены в статье «Почему мы Серапионовы братья» («Литературные записки», 1922, № 3), подписанной Л. Лунцем, в которой на вопрос «С кем же вы, Серапионовы братья? С коммунистами или против коммунистов? За революцию или против революции?» прозвучал ответ: «Мы с пустынником Серапионом». Михаил Зощенко прямо заявлял: «С точки зрения партийных я беспринципный человек… Я не коммунист, не монархист, не эс-эр, а просто русский» (там же). «Серапионовы братья» в ряде статей выступали против идейности в искусстве («Мы пишем не для пропаганды», декларировал Л. Лунц), отстаивая старый тезис идеалистической эстетики о незаинтересованности эстетического наслаждения. 

С точки зрения партийной  критики, позиции объединения отражали идеологию растерявшейся мелкобуржуазной  интеллигенции после октябрьского переворота. Опубликованные декларации и альманах «Серапионовы братья» (Пг., «Алконост», 1922) вызвали оживлённую дискуссию. В. М. Фриче, Валериан Полянский, П. С. Коган и другие в своих выступлениях резко критиковали декларации «Серапионовых братьев» за их враждебность пролетарской идеологии и нарочитую аполитичность. 

Однако с самого своего возникновения объединение  не было однородным ни по политическим, ни по литературным симпатиям его  членов. Между декларациями и творческой практикой большинства «Серапионовых братьев» наблюдалось противоречие. Если часть «братьев» стремилась соответствовать заявленным принципам аполитичности, то другие пытались осознать подлинное значение процессов советской действительности. Так, Всеволод Иванов опубликовал повесть «Бронепоезд № 14—69» («Красная новь», 1922, кн. 6) и другие произведения партизанского цикла. Не соответствовали декларациям «Серапионовых братьев» творческие устремления Николая Тихонова, целый ряд стихотворений которого («Баллада о синем пакете», «Баллада о гвоздях» и др.) стал классикой советской революционной поэзии, а поэма «Сами» явилась одним из лучших произведений, посвящённых Ленину. Большие общественные проблемы поднимались и в произведениях Константина Федина, Николая Никитина, Михаила Слонимского. 

Принципиально различными были и стилистические особенности  творчества «братьев». Так, Каверин, Зощенко  стремились к объективистскому показу действительности, в то время как, например, уже в ранних произведениях Вс. Иванова ярко сказывается увлечённость автора пафосом партизанской борьбы против белых. Чуждой оказалась ряду «серапионовцев» и ориентация на западную сюжетную прозу (Дюма, Стивенсон, Кетнер, Конан Дойль), провозглашённая в статье Л. Лунца «На Запад» («Беседы», 1923, № 3). В то время как так называемое «западное крыло» объединения (Л. Лунц, В. Каверин, М. Слонимский) в центр внимания ставило авантюрный остросюжетный жанр — «западную новеллу», «восточное крыло объединения» (М. Зощенко, Вс. Иванов и др.) работало над бытовым рассказом, используя фольклорный материал. Характерно, что отсутствие единства литературно-политических и творческих принципов «Серапионовых братьев» вызвало резкое недовольство Е. Замятина, заявившего, что почти все «Серапионовы братья» «сошли с рельс и поскакивают по шпалам» («Литературные записки», 1922, № 1). Пестроту идеологических убеждений вынужден был признать Л. Лунц, писавший — «у каждого из нас есть идеология, есть и политические убеждения, каждый хату свою в свой цвет красит», и с горечью констатировавший наличие у них «идеологических расхождений». С 1923—1924 Объединение начало хиреть, а в 1926 совсем прекратило свои собрания, однако не было официально распущено. 

Сопровождавшие социалистическое строительство репрессии и усиление цензурного гнёта вынудили часть  «серапионовцев» принять платформу советской власти: «Похищение Европы» Федина, «Кочевники» и «Война» Тихонова, «Повесть о Левинэ» Слонимского и ряд произведений других бывших членов объединения говорят об их полном разрыве с иллюзиями о «беспартийности» художника. Лев Лунц и Владимир Познер эмигрировали. 
 

Росси?йская ассоциа?ция пролета?рских писа?телей (РАПП) — литературное объединение в СССР, образованное в 1925 на 1-й Всесоюзной конференции пролетарских писателей. После образования ВОАПП в 1928 году РАПП занял в нём ведущие позиции. 

Идеология РАПП выражалась в журнале «На литературном посту» (1925—1932), ранее органе группы «Октябрь». При этом лозунг «пролетарской культуры»  был заменён на лозунг «учёбы у  классиков». Генеральным секретарём РАПП стал Л. Л. Авербах. Главными активистами  и идеологами РАПП были писатели Д. А. Фурманов, Ю. Н. Либединский, В. М. Киршон, А. А. Фадеев, В. П. Ставский, критик В. В. Ермилов. В журнале они выдвигали концепции развития литературы «союзник или враг», отталкивания писателей-«попутчиков», «одемьянивания» поэзии и «призыв ударников в литературу». На РАППе, как организации пролетарских писателей, отражалось развитие борьбы партии с троцкизмом. По линии литературной это прежде всего борьба с «ликвидаторской» теорией Троцкого-Воронского, которые отрицали возможность создания пролетарской культуры и литературы. Основным направлением литературы рапповцы признали психологизм, «живого человека», психологический анализ изображаемых героев. В РАПП состояло более 4 тысяч человек. 

В истории литературы ассоциация знаменита прежде всего нападками на литераторов, не соответствовавших, с точки зрения рапповцев, критериям настоящего советского писателя. Давление под лозунгом «партийности литературы» оказывалось на таких разных писателей, как М. А. Булгаков, В. В. Маяковский, Максим Горький, А. Н. Толстой и других. Все эти явления были подвергнуты критике в Резолюции Политбюро ЦК РКП (б) от 18 июня 1925 «О политике партии в области художественной литературы». 

К 1930 все остальные  литературные группировки были практически  разгромлены, и РАПП усилил директивный  тон. Например, резолюция от 4 мая 1931 призывала всех пролетарских писателей  «заняться художественным показом  героев пятилетки» и доложить об исполнении этого призыва-распоряжения в течение  двух недель. Внутри РАПП обострилась  борьба за власть и усилились идеологические разногласия, и вскоре такое положение перестало устраивать партийное руководство. 

РАПП вместе с  ВОАПП, так же, как и ряд других писательских организаций, был расформирован  постановлением ЦК ВКП (б) «О перестройке  литературно-художественных организаций» от 23 апреля 1932 г., вводившем единую организацию, Союз писателей СССР. Впрочем, руководители РАПП заняли высокие посты  в новом СП. Большинство членов РАПП вошли в Союз писателей 

Пролетку?льт (сокр. от Пролетарские культурно-просветительные организации) — массовая культурно-просветительская и литературно-художественная организация пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения, существовавшая с 1917 по 1932 год.Содержание
История создания Пролеткульта 

Культурно-просветительные  организации пролетариата появились  сразу после Февральской революции. Первая их конференция, положившая начало Всероссийскому Пролеткульту, была созвана  по инициативе А. В. Луначарского и по решению конференции профсоюзов в сентябре 1917 года. После Октябрьской  революции Пролеткульт очень  быстро вырос в массовую организацию, имевшую свои организации в ряде городов. К лету 1919 года было около 100 организаций на местах. По данным 1920 года, в рядах организации насчитывалось  около 80 тыс. человек, были охвачены значительные слои рабочих, издавалось 20 журналов. На Первом Всероссийском съезде Пролеткультов (3-12 октября 1920) большевистская фракция  осталась в меньшинстве, и тогда  постановлением ЦК РКП(б) «О Пролеткультах» от 10 ноября 1920 и письмом ЦК от 1 декабря 1920 Пролеткульт был организационно подчинён Народному комиссариату просвещения. Нарком просвещения Луначарский поддерживал Пролеткульт, Троцкий же отрицал существование «пролетарской культуры» как таковой. С критикой Пролеткульта выступил В. И. Ленин, и с 1922 года его деятельность стала замирать. Вместо единого Пролеткульта создавались отдельные, самостоятельные объединения пролетарских писателей, художников, музыкантов, театроведов. 

Наиболее заметное явление — Первый Рабочий театр  Пролеткульта, где работали С. М. Эйзенштейн, В. С. Смышляев, И. А. Пырьев, М. М. Штраух, Э. П. Гарин, Ю. С. Глизер и др.
[править]
Идеология Пролеткульта 

Идеологами Пролеткульта были А. А. Богданов, А. К. Гастев (основатель Центрального института труда в 1920 году), В. Ф. Плетнёв, исходившие из определения «классовой культуры», сформулированного Плехановым. Целью организации декларировалось развитие пролетарской культуры. По мнению Богданова, любое произведение искусства отражает интересы и мировоззрение только одного класса и поэтому непригодно для другого. Следовательно, пролетариату требуется создать «свою» собственную культуру с нуля. По определению Богданова, пролетарская культура — динамичная система элементов сознания, которая управляет социальной практикой, а пролетариат как класс её реализует. 

Гастев рассматривал пролетариат как класс, особенности мировосприятия которого диктуются спецификой каждодневного механистического, стандартизированного труда. Новое искусство должно раскрыть эти особенности посредством поиска соответствующего языка художественного высказывания. «Мы вплотную подходим к какому-то действительно новому комбинированному искусству, где отступят на задний план чисто человеческие демонстрации, жалкие современные лицедейства и камерная музыка. Мы идем к невиданно объективной демонстрации вещей, механизированных толп и потрясающей открытой грандиозности, не знающей ничего интимного и лирического», — писал Гастев в работе «О тенденциях пролетарской культуры» (1919).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.