На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Массовое общество, массовая культура

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ГОУ ВПО  «БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ 
 
 
 
 
 
 
 
 

РЕФЕРАТ  

МАССОВОЕ  ОБЩЕСТВО, МАССОВАЯ КУЛЬТУРА 

   
 
 
 

                                                       

                                                     Выполнила: студентка III курса гр. 3.5 СО
                                                         Дневного отделения Специальности  связи с 
                                                         Общественностью 
                                                        
   Проверил:  
 
 

Уфа 2010
Вступление
Время мощной непрерывной рекой течет  и течет в пространстве, как  секунды, отсчитывая века. Приходят и  уходят поколение за поколением, эпоха  за эпохой - и в этом непредсказуемом  водовороте жизни людей, народов, империй  было мало места радости и счастью. Зато судьба щедро отпускала каждому  веку тяготы и испытания, засыпала болезнями  и войнами, стирала с лица земли  целые государства и цивилизации. Рождение, бытие, смерть - все это  переплелось, скрутилось и в движении вперед оставляло после себя вечность, разгадать и постичь тайны  которой не дано никому…
С самого своего рождения человечество возникло как общество (большинство социологов считают, что в основе родившегося  общества лежало чувство солидарности, причем, если исходить из теории дарвинизма, то и не требуется тому особых доказательств - вспомним, даже животные живут стадом). И все тяготы и поражения, радости  и победы жизни люди так или  иначе встречали в обществе, вместе же пришли к цивилизации и создали  культуру…
Именно  проблемам человеческого общества, цивилизации и культуры, перспективам их развития посвящен этот реферат. 
Массовая  культура и массовое общество сегодня.
Понятие “массового” общества
Сегодня концепция массового общества выглядит в социологии и культурологии  следующим образом. Энциклопедия Кирилла  и Мефодия дает следующее определение:
ТЕОРИЯ  “МАССОВОГО ОБЩЕСТВА” - концепция  социологии и философии, в которой  утверждается, что современное общество характеризуется индустриализацией  и урбанизацией, стандартизацией  производства и массовым потреблением, бюрократизацией общественной жизни, распространением средств массовой коммуникации и “массовой культуры”.
С другой стороны в учебнике “Социология” С.С.Фролова дается следующий ход  рассуждений. Социолог Блумер так определяет массу людей: “Это не социальная организация, здесь нет общепринятых норм и традиций, нет установленной системы правил и ритуалов, нет организованных групп, нет структуры статусных ролей и более или менее постоянного лидерства. Это усредненная агрегация индивидов, которые разделены, разобщены, анонимны.” Следовательно, делается вывод, что массовое общество - такое общество, в котором нормальные первично-групповые, общественные, традиционно-ориентированные взаимосвязи переходят во вторично-групповые, утилитарные. Для общества становятся характерными чертами являются анонимность, высокая степень социальной мобильности, специализация статусов и социальных ролей. Необходимо, однако, отметить, что это во многом идеальный научный тип, хотя черты массового общества преобладают в нашей повседневности.
Понятие “массовой” культуры
Несомненно, понятие массовой культуры неразрывно связано с понятием массового  общества. У “Кирилла и Мефодия” определение выглядит следующим  образом:
МАССОВАЯ  КУЛЬТУРА - понятие, охватывающее многообразные  и разнородные явления культуры 20 в., получившие распространение в  связи с научно-технической революцией и постоянным обновлением средств  массовой коммуникации. Производство, распространение и потребление  продуктов массовой культуры носит  индустриально-коммерческий характер. Смысловой диапазон массовой культуры весьма широк - от примитивного китча (ранний комикс, мелодрама, эстрадный шлягер, “мыльная опера”) до сложных, содержательно насыщенных форм (некоторые виды рок-музыки, “интеллектуальный” детектив, поп-арт). Для эстетики массовой культуры характерно постоянное балансирование между тривиальным и оригинальным, агрессивным и сентиментальным, вульгарным и изощренным. Актуализируя и опредмечивая ожидания массовой аудитории, массовая культура отвечает ее потребностям в досуге, развлечении, игре, общении, эмоциональной компенсации или разрядке и др.
Вообще  вся культура XX столетия, при всем многообразии ее выражений, способов отношения  человека к миру и т.п., характерна прежде всего своими интеграционными  процессами. XX век - время становления  единой общечеловеческой культуры, развивающейся  через взаимообогащение и взаимопроникновение  ее национальных форм. Произошла великая  социальная революция, связанная с  колоссальным изменением форм, способов и образцов жизни человека. Индивид  стал получать гигантское количество информации через электронные средства массовой коммуникации, изменилось количество, форма и содержание социальных контактов. Произошли фундаментальные изменения  в культурно-ценностной ориентации человека, в становлении единых оснований  общечеловеческой культуры, формирование новых и новых потребностей, новых  форм жизни, культурных стереотипов. В  итоге изменилась модель личности: замкнутая статичная личность человека индустриального общества стала  динамичной. Этот переворот произошел  на культурном уровне в рамках сложного культурно-социального феномена XX века массовой культуры.
Массовая  культура сложный социально-культурный феномен, характерный для массового общества, возможный благодаря высокому уровню развития коммуникационно-информационных систем, высокой степени урбанизации и индустриализации. Она характеризуется высокой степенью отчуждения индивида, потерей индивидуальности, подменяемой эгоизмом. Отсюда идиотия (глубокая степень психической недоразвитости) масс и их легкая манипулируемость элитами посредством насаждения культурно-поведенческих штампов через каналы массовых коммуникаций. Для массового общества - среды функционирования массовой культуры, присуще крайнее отчуждение индивида, его “заброшенность”, трудность его истинной социализации, общения и творчества, что подменяется стандартными моделями потребления, которые и навязывает массовая культура, предлагая свои усредненные модели включения человека в социальные механизмы. Таким образом, создается “замкнутый круг”: отчуждение - “заброшенность” - “иллюзии” массового сознания - модели усредненной стандартной социализации - потребление - отчуждение. Развитие техники, превращающееся в самоцель на стадии массового общества, по мнению Ж.Эллюля, уничтожает традиционные ценности всех обществ, создает единую “выхолощенную” культуру. Она лишает человека свободы и уродует его духовный мир. Происходит распад системы ценностей современного общества, что, с другой стороны, по мнению Э.Фромма, ведет к абсолютизации технического и нивелированию ценности человеческого бытия.
Однако  в осмыслении массовой культуры определилась и другая тенденция. Мнимая политическая апатия обернулась ростом социальной напряженности. Конформистское сознание обнаружило себя как сложное и  противоречивое, так как на разных уровнях социальности оно показало противоположные признаки. Влияние  массовой культуры опосредуется огромным количеством факторов. Воздействие  со стороны манипулирующих элит, посредством  массовых коммуникаций, наталкивается  на реальные барьеры, выдвигаемые сознанием  индивида. Оно может быть конформным и неконформным, податливым и устойчивым, что обусловлено и включенностью  индивида в те или иные группы. Тем  не менее, современное массовое общество препятствует реализации заложенных в  каждом индивиде глубинных личных потребностей. Стремление человека обрести себя и установить подлинно личностные отношения с другими людьми либо вырождается в духовную пассивность, вызывающую стандартность поведения, либо замещается тяготением к “идолам”, к ложным ориентирам, используемым индивидом для выработки иллюзорного представления о себе самом.
В условиях традиционного общества поведение  человека регулировалось в основном действием стихийных экономических  сил и традиций, а не прямым давлением  со стороны социальных институтов. В современном же обществе возникает  потребность в прямом регулировании  поведения людей, в унификации духовной жизни, стандартизации интеллектуальных реакций в рамках сложной социальной структуры нашего времени.
Тоталитаризм  и массы
Для рассмотрения этой темы обратимся к материалам лекций Д. В. Прокудина и Б. М. Меерсона “История западной цивилизации XX века”.
“ТОТАЛИТАРИЗМ ЕСТЬ ВЫСШАЯ ТОЧКА ОРГАНИЧЕСКОГО САМОРАЗВИТИЯ МАССОВОГО ОБЩЕСТВА, В КОТОРОЙ МАССОВАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ ПРОЯВЛЯЕТСЯ НЕ НА УРОВНЕ БЫТОВОМ И НЕ В ОДНОМОМЕНТНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ АКЦИЯХ, А КОНСТИТУИРУЕТСЯ В СИСТЕМУ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ.
Именно  такие свойства массовой ментальности, как коллективизм, аксиома “как все”, связанные с агрессивной  ксенофобией, преклонение перед  харизматическим лидером, власть “партии  нового типа”, черно-белое восприятие мира, а главное - политизация, охватывающая все стороны социального существования  личности и основанный на такой политизации  энтузиазм - эти свойства и представляются основными для тоталитарного  режима, будучи, впрочем, лишены стихийности  проявления и введены в прочнейшие рамки государственных институтов. То есть сметающий все на своем пути поток массы на гребне волны приводит к власти “партию нового типа” во главе с харизматическим вождем, которые, получив власть от массы, стремятся эту власть удержать, на массу опираясь, а для этого сознательно консервируют массовую ментальность, не давая массе растекаться на вторичные социальные группы (не допуская демассовизации), но вводя этот бурный поток в бетонные берега тоталитарного государства. Физический и интеллектуальный террор, партократия, идеократия, диктатура и отсутствие нормальной законности, - все эти синдромные признаки тоталитаризма есть лишь следствия или проявления основной - массовой - характеристики режима.
Хорошо  известно, что апелляция к массовой ментальности открывает “партиям нового типа” дорогу к власти. Именно энтузиастическая поддержка вплоть до готовности отдать жизнь за светлые идеалы (массовый человек воспринимает политические программы как нечто, непосредственно  его касающееся) и является главной  опорой “партии нового типа”. Масса, идущая под руководством харизматического лидера на бой с врагами, естественно  обеспечивает таковую в начале, уверенная, что любая победа лидера - ее победа, а власть лидера ее власть.
Здесь и начинают работать механизмы политизации. В тоталитарном обществе любое действие должно быть непременно нагружено политическим смыслом. Эта политизация структурирована  системой “приводных ремней”, то есть системой организаций (общественных, по интересам, культурных, экономических), которые и становятся средствами привязки населения к политике.
Таким образом выстраивается пирамида, вершину которой составляет “внутренняя  партия” во главе с вождем, а  основание - массовые организации (и  даже - государственные институты), включающие в орбиту своей деятельности ВСЕ население и его политизируя. Вне такой пирамиды в тоталитарном государстве не может существовать ничто и никто (“Все в государстве, ничего вне государства” - формула Муссолини).
Оставаясь в рамках перечисления ПОЛИТИЧЕСКИХ признаков тоталитаризма, следует  обратить внимание и на самые очевидные, такие как ДИКТАТУРА. Диктатура  как форма правления не только свойственна всем рассматриваемым  режимам, она прямо декларируется  ими. В СССР это диктатура пролетариата, в Германии - арийцев. То есть декларируется  диктатура одной части населения (“большинства”) над другой (“меньшинством”). Связано это, разумеется, с необходимостью иметь врага, на которого направлен  деструктивный и агрессивный  энтузиазм массы. Но реальная власть, естественно, принадлежит избранным.
При этом следует иметь ввиду, что несмотря на подобные декларации, отнюдь не вся  партия наделяется властью. Большая  ее часть постепенно начинает играть роль одного из “приводных ремней”, и  не более того. А власть сосредотачивается  в тончайшем слое “внутренней  партии”. То есть диктатура, как форма  не ограниченного ничем, в том  числе - и законом, правления немногих, налицо. При этом, такая диктатура  имеет мало общего с бывшими ранее  в истории человечества - она несравнимо прочнее, ибо основана на массовом политическом энтузиазме.
С помощью  системы террора создается еще  один “приводной ремень”, масса постоянно  получает образ врага, с которым  следует бороться всеми силами. Идеологическое обоснование террора (“Усиление  классовой борьбы по мере продвижения  к социализму” в СССР, мировой  еврейский заговор в Германии) - способствуют повышению уровня политизации  населения, призывая оное к повышенной бдительности (доносительству) и возбуждая  в массе соответственные агрессивные  и ксенофобские чувства. Все население  включается таким образом в борьбу с гипотетическими шпионами, вредителями, врагами трудящихся или арийцев.
Для того, чтобы система “приводных ремней”  была достаточно эффективной, вся политизация  должна строиться на тонко просчитанной и обязательной идеологической базе. Действительно, целые ведомства  в тоталитарных государствах посвящают  свою деятельность формулированию идеологических концепций, исходящих от “внутренней  партии”. Идеология эта должна прежде всего отвечать массовой ментальности. Мы уже видели основные идеологические формулы фашистов и нацистов; советская  идеология, будучи изначально более  сложной (марксизм), в конце концов была упрощена до уровня ее восприятия массой. Будучи сформулированными, идеологические догмы в обязательном порядке  внедряются в систему “приводных ремней”, и ни одна сфера человеческой деятельности не обходится без них (от гуманитарных наук до массового  спорта), ибо идеологизация жизни - один из главных инструментов ее политизации.
При этом такие установки вовсе не должны были апеллировать к разуму. Они  могли быть иррациональны или  просто отдавать легким безумием (фразы  типа “течет вода Кубань-реки, куда велят  большевики”), ибо массовая ментальность не требует рациональности. Но при  таких довольно неопределенных рамках, существовало очень жесткое требование: все идеологические установки должны быть единообразны: противоречия и  сомнения массе непонятны (действительно  непонятны).
Особое  место в тоталитарной системе  занимает вождь. Вождь прочно занимает верхнее место в иерархии, смена  его практически непредставима. Что же касается всех, кто ниже, то за ними место в пирамиде не закреплено. Тоталитарная иерархия в отличии  от всех ей предшествующих не предполагает зависимость положения человека от его личных качеств (ума, красоты, силы, родословной). Тоталитаризм - явление  массового общества, которое представляет собой, как мы видели, довольно размытую социальную структуру, которое уравнивает или стремится уравнять своих  членов во всем, это общество одиноких одинаковых. А стало быть и в тоталитарном обществе отличия одного винтика в политической машине от другого минимальны.
В этих условиях естественна высочайшая социальная мобильность (свойственная для массового  общества вообще и тоталитаризмом усиленная): смена места каждого винтика  происходит стремительно, ни один долго  не задерживается на своем посту. Человек молниеносно поднимается  по социальной лестнице и так же молниеносно падает на самое дно. Человек легко перемещается и  в горизонтальной плоскости, меняя (не самостоятельно, конечно, а по соответствующим  указаниям и разрешениям) работу и специальность, что ведет к  снижению компетентности во всех областях деятельности, место жительства (уезжая на “великие стройки” или будучи мобилизованным на трудовой фронт), семью (отказавшись  от родственников “врагов народа”). Маргинальный характер массового общества, его социальную мобильность тоталитаризм таким образом усиливает и  поддерживает.
Таким образом, сейчас мы уже можем со всей смелостью констатировать, что многие предсказания Ортеги-и-Гассета действительно  сбылись, хотя он и не мог предположить, что целые расы могут быть поставлены на грань выживания в результате Второй Мировой и что тоталитаризм в нашей стране окажется настолько  силен.
Основные  направления массовой культуры сегодня
    индустрия “субкультуры детства” (художественные произведения для детей, игрушки и промышленно производимые игры, товары специфического детского потребления, детские клубы и лагеря, военизированные и иные организации, технологии коллективного воспитания детей и т.п.), преследующие цели явной или закамуфлированной стандартизации содержания и форм воспитания детей, внедрения в их сознание унифицированных форм и навыков социальной и личной культуры, идеологически ориентированных миропредставлений, закладывающих основы базовых ценностных установок, официально пропагандируемых в данном обществе;
    массовая общеобразовательная школа, тесно коррелирующая с установками “субкультуры детства”, приобщающая учащихся к основам научных знаний, философских и религиозных представлений об окружающем мире, к историческому социокультурному опыту коллективной жизнедеятельности людей, к принятым в сообществе ценностным ориентациям. При этом она стандартизирует перечисленные знания и представления на основании типовых программ и редуцирует транслируемые знания к упрощенным формам детского сознания и понимания;
    средства массовой информации (печатные и электронные), транслирующие широким слоям населения текущую актуальную информацию, “растолковывающие” рядовому человеку смысл происходящих событий, суждений и поступков деятелей из различных специализированных сфер общественной практики и интерпретирующие эту информацию в “нужном” для ангажирующего данное СМИ заказчика ракурсе, т.е. фактически манипулирующие сознанием людей и формирующие общественное мнение по тем или иным проблемам в интересах своего заказчика (при этом в принципе не исключается возможность существования неангажированной журналистики, хотя практически это такая же нелепость, как и “независимая армия”);
    система национальной (государственной) идеологии и пропаганды, “патриотического” воспитания и пр., контролирующая и формирующая политико-идеологические ориентации населения и его отдельных групп (например, политико-воспитательная работа с военнослужащими), манипулирующая сознанием людей в интересах правящих элит, обеспечивающая политическую благонадежность и желательное электоральное поведение граждан, “мобилизационную готовность” общества к возможным военным угрозам и политическим потрясениям и т.п.;
    массовые политические движения (партийные и молодежные организации, манифестации, демонстрации, пропагандистские и выборные кампании и т.п.), инициируемые правящими или оппозиционными элитами с целью вовлечения в политические акции широких слоев населения, в большинстве своем весьма далекого от политических интересов элит, мало понимающего смысл предлагаемых политических программ, на поддержку которых людей мобилизуют методом нагнетания политического, националистического, религиозного и иного психоза;
    массовая социальная мифология (национал-шовинизм и истерический “патриотизм”, социальная демагогия, популизм, квазирелигиозные и паранаучные учения и движения, экстрасенсорика, “кумиромания”, “шпиономания”, “охота на ведьм”, провокативные “утечки информации”, слухи, сплетни и т.п.), упрощающая сложную систему ценностных ориентаций человека и многообразие оттенков миропонимания до элементарных дуальных оппозиций (“наши – не наши”), замещающая анализ сложных многофакторных причинно-следственных связей между явлениями и событиями апелляциям к простым и, как правило, фантастическим объяснениям (мировой заговор, происки иностранных спецслужб, “барабашки”, инопланетяне и пр.), партикуляризирующая сознание (абсолютизирующее единичное и случайное, игнорируя при этом типичное, статистически преобладающее) и т.п. Это в конечном счете освобождает людей, не склонных к сложным интеллектуальным рефлексиям, от усилий по рациональному объяснению волнующих их проблем, дает выход эмоциям в их наиболее инфантильном проявлении;
    индустрия развлекательного досуга, включающая в себя массовую художественную культуру (практически по всем видам литературы и искусства, быть может, за определенным исключением архитектуры), массовые постановочно-зрелищные представления (от спортивно-цирковых до эротических), профессиональный спорт (как зрелище для болельщиков), структуры по проведению организованного развлекательного досуга (соответствующие типы клубов, дискотеки, танцплощадки и пр.) и иные виды массовых шоу. Здесь потребитель, как правило, выступает не только в роли пассивного зрителя (слушателя), но и постоянно провоцируется на активное включение или экстатическую эмоциональную реакцию на происходящее (порой не без помощи допинговых стимуляторов), что является во многих отношениях эквивалентом все той же “субкультуры детства”, только оптимизированным под вкусы и интересы взрослого или подросткового потребителя. При этом используются технические приемы и исполнительское мастерство "высокого" искусства для передачи упрощенного, инфантилизированного смыслового и художественного содержания, адаптированного к невзыскательным вкусам, интеллектуальным и эстетическим запросам массового потребителя. Массовая художественная культура достигает эффекта психической релаксации нередко посредством специальной эстетизации вульгарного, безобразного, брутального, физиологического, т.е. действуя по принципу средневекового карнавала и его смысловых “перевертышей”. Для этой культуры характерно тиражирование уникального, культурно значимого и сведение его к обыденно-общедоступному, а порой и ирония над этой общедоступностью и т.п. (опять-таки на основе карнавального принципа профанирования сакрального);
    индустрия оздоровительного досуга, физической реабилитации человека и исправления его телесного имиджа (курортная индустрия, массовое физкультурное движение, культуризм и аэробика, спортивный туризм, а также система хирургических, физиотерапевтических, фармацевтических, парфюмерных и косметических услуг для исправления внешности), что, помимо объективно необходимой физической рекреации человеческого организма, дает индивиду возможность “подправить” свою внешность в соответствии с актуальной модой на тип имиджа, со спросом на типажи сексуальных партнеров, укрепляет человека не только физически, но и психологически (поднимает его уверенность в своей физической выносливости, гендерной конкурентоспособности и т.п.);
    индустрия интеллектуального и эстетического досуга (“культурный” туризм, художественная самодеятельность, коллекционирование, интеллектуально или эстетически развивающие кружки по интересам, разнообразные общества собирателей, любителей и поклонников чего бы то ни было, научно-просветительские учреждения и объединения, а также все, что попадает под определение “научно-популярное”, интеллектуальные игры, викторины, кроссворды и т.п.), приобщающая людей к научно-популярным знаниям, научному и художественному любительству, развивающая общую “гуманитарную эрудицию” у населения, актуализирующая взгляды на торжество просвещенности и гуманности, на “исправление нравов” посредством эстетического воздействия на человека и т.п., что вполне соответствует еще сохраняющемуся в культуре западного типа “просвещенческому” пафосу “прогресса через знание”;
    система организации, стимуляции и управления потребительским спросом на вещи, услуги, идеи как индивидуального, так и коллективного пользования (реклама, мода, имиджмейкерство и т.п.), формулирующая в общественном сознании стандарты социально престижных образов и стилей жизни, интересов и потребностей, имитирующая в массовых и доступных по ценам моделях формы элитных образцов, включающая рядового потребителя в ажиотажный спрос как на престижные предметы потребления, так и модели поведения (особенно проведения досуга), типы внешности, кулинарные предпочтения, превращающая процесс безостановочного потребления социальных благ в самоцель существования индивида;
    разного рода игровые комплексы от механических игровых автоматов, электронных приставок, компьютерных игр и т.п. до систем виртуальной реальности, развивающие определенного рода психомоторные реакции человека, приучающие его к быстроте реакции в информационно недостаточных и к выбору в информационно избыточных ситуациях, что находит применение как в программах подготовки определенных специалистов (летчиков, космонавтов), так и в общеразвивающих и развлекательных целях;
    всевозможные словари, справочники, энциклопедии, каталоги, электронные и иные банки информации, специальных знаний, публичные библиотеки, “Интернет” и т.п., рассчитанные не на подготовленных специалистов в соответствующих областях знаний, а на массовых потребителей “с улицы”, что также развивает просвещенческую мифологему о компактных и популярных по языку изложения компендиумах социально значимых знаний (энциклопедиях), а по существу возвращает нас к средневековому принципу “реестрового” построения знания.
СМИ в массовой культуре
Развитие  средств массовой коммуникации (радио, кино, телевидение, газета и т.д.) отражает существенные сдвиги в механизме  действия современной культуры. Внедрение  новых информационных связей и компьютеризированных сетей ярко показывает, что печатная и электронная продукция с  каждым днем охватывает все большие  и большие слои общества. Но это  электронное великолепие возникло не на пустом месте, - основы закладывались  столетиями, усилиями многих народов. Видеоаппаратуру начали создавать  на наших глазах, а первые идеи механизировать вычислительный процесс появились еще в XVII веке. В настоящее время в США и Западной Европе информация и информационные технологии стали главным товарным продуктом экономики. Новая техника коммуникаций немало способствовала формированию следующего представления о “массовом обществе”территориально обширное общество, со значительным населением, в высокой степени индустриализированное и урбанизированное. Власть здесь концентрирована и принимает форму манипуляции массами посредством массовых коммуникаций.
Мир стоит  сегодня на пороге перестройки массово-информационных процессов. В настоящее время  быстрыми темпами увеличивается  объем информации, накапливаемой  человечеством. Подсчитано, например, что количество сведений современного десятиклассника больше всей“Энциклопедии” Дидро и Даламбера, выпущенной французскими просветителями в XVIII в. Вот почему вопрос о распространении и восприятии культуры посредством средств массовых коммуникаций приобретает сейчас особую актуальность. Теория массовой коммуникации, превратившаяся в последние десятилетия в самостоятельную дисциплину, ставит следующие основные вопросы: отразятся ли процессы распространения новой техники коммуникаций на содержании современной культуры, на ее внутреннем состоянии? Каково, в связи с этим, реальное соотношение между культурой и массовым распространением ее продукции? 
Различные истолкования этой проблемы современными культурфилософами требуют критического анализа. В соответствии с этим можно выделить несколько точек зрения по этому вопросу:

    некоторые авторы, например американский культуролог Л. Лоуэнталь, полагают, что конкретный способ общения людей, то или иное средство распространения художественных ценностей не затрагивают глубинных закономерностей самой культуры;
    в противовес данной точке зрения американский социолог и политолог Збигнев Бжезинский полагает, что именно средства информации (радио, печать, телевидение) определяют и сам процесс общения и фактическое содержание духовных феноменов. 3. Бжезинский утверждает, что структура и содержание общественного сознания зависят от технических средств распространения информации. Некоторые из этих средств, например печать, содействуют выработке универсального взгляда на мир, что, естественно, накладывает отпечаток и на облик культуры. Другие, например телевидение, в силу своей специфики, то есть способности манипулировать зрительно-слуховым образом, формируют мозаичную картину мира.
    массовая коммуникация, - пишет американский социолог В. Шрамм, - это техническая форма коммуникации, позволяющая почти одновременно производить быструю передачу информации обществу для больших, гетерогенных и безличных аудиторий”;
    другой американский исследователь О. Ларсен понимает под массовой коммуникацией “относительно одновременное воздействие на большие гетерогенные аудитории каких-либо символов, передаваемых безличными средствами из организованного источника, для которых члены аудитории анонимны”;
    еще одно определение принадлежит американскому культурологу О'Хара: “термин “массовая коммуникация” имеет в виду процесс передачи идентичных сообщений большому числу людей, находящихся в различных сферах жизни и физически разобщенных. Понятие “средства массовой коммуникации” относится к инструментам, с помощью которых этот процесс становится возможным”;
    немецкий культурфилософ Ганс Энценсбергер считает, что в этих определениях игнорируется тот факт, что распространение информации с помощью технических средств (печати, радио, кинематографа, телевидения) на большие, рассредоточенные аудитории затрагивает сам процесс культуры, ее содержание. Энценсбергер ввел в философию культуры новое понятие, которое получило теперь широкое распространение, - индустрия сознания. Главная цель его исследования - раскрыть феномен современного “фабричного” мышления. Он хочет показать, что в наше время производство, функционирование и распространение идей стало совсем иным, нежели в прежние эпохи. “Индустрия сознания”, - отмечает Энценсбергер, - это продукт последних ста лет. Она развивается с такой скоростью и в таких разнообразных формах, что переросла нашу возможность понимать ее и управлять ею. “Индустрия сознания” оценивается им как “чудовищное явление”. Она ничего не производит, поскольку транслирует готовые мыслительные продукты, тайно проникая во все, что подлежит тиражированию, распространению. Что бы ни вырабатывало наше сознание, все становится “водой для мельницы” этой индустрии. Она способна любую мысль превратить в лозунг, любой факт - в вымысел.
Конечно, никто не оспаривает тот факт, что  новые средства культурной коммуникации освободили человека от бремени изнурительного физического труда, предоставив  ему возможность открывать новые  источники ощущений, познавать радости  бытия, заниматься самосовершенствованием. Остается фактом, что моральное согласие и государственный порядок, соблюдаемые  большей частью взрослого населения, были достигнуты только в массовом обществе. Для этого общества характерны индивидуализм, готовность к приобретению опыта, расцвет чувств и чувствительности, уважение к деятельности другой личности. Оно развило в индивиде способность познавать явления, понимать их значение и давать моральные оценки. Во многих сферах жизни люди стали гораздо свободнее в выборе, и этот выбор уже не обязательно подсказан традициями, авторитетом. Все это не означает, однако, что индивидуальность в том виде, какой она приобрела в массовом обществе, существует повсюду. Директор центра по культуре и технологии при университете в Торонто профессор Маршалл Маклюэн в интервью мексиканскому журналу “Сьемпере” заявил: “Личность, частное в мире исчезают... У человека массы его нет. Человек массы находится в огромном всемирном театре, словно на международной встрече по бейсболу. А когда вы смотрите партию по бейсболу, вы - никто... Поэтому человек массы находится одновременно повсюду, но он человекообразный никто”.
Некоторые аспекты массовой культуры
Я думаю, что не стоит здесь обращаться ни к вопросам пользы массовой культуры для общества, ни ее вреда и соответственно ее критики, ибо, как только речь заходит  о массовой культуре, по мнению А.Б.Гофмана, “даже наиболее беспристрастные исследователи утрачивают порой объективность”.
Мне хотелось бы в заключении затронуть всего  лишь несколько проблем массовой культуры и массового общества, актуальных ныне в мире и России.
Опасно  актуальной в последнее время  становится проблема специализации. Эта  проблема была изучена в свое время  Ортегой-и-Гассетом в его “Восстании”, именно на основе этого исследования и стоит, на мой взгляд, рассмотреть  ее и сейчас.
Специализация наук начинается как раз в ту эпоху, которая назвала цивилизованного  человека “энциклопедическим”. XIX век  начал свою историю под водительством  людей, которые жили еще как энциклопедисты, хотя их творческая работа носила уже  печать специализации. В следующем  поколении центр тяжести перемещается: специализация в каждом ученом оттесняет  общую культуру на задний план. Около 1890 года мы видим уже новый тип  ученого, беспримерный в истории. Это  человек, который из всего, что необходимо знать, знаком лишь с одной из наук, да и из той он знает лишь малую  часть, в которой непосредственно  работает. Он даже считает достоинством отсутствие интереса ко всему, что лежит  за пределами его узкой специальности, и называет “дилетантством” всякий интерес к широкому знанию.
Мы стоим здесь перед парадоксальным, невероятным и в то же время неоспоримым фактом: экспериментальные науки развились главным образом благодаря работе людей посредственных, даже более чем посредственных. Иначе говоря, современная наука, корень и символ нашей цивилизации, впустила в свои недра человека заурядного и позволила ему работать с видимым успехом. Причина этого - в том факте, который является одновременно и огромным достижением, и грозной опасностью для новой науки и для всей цивилизации, направляемой и представляемой наукой; а именно - в механизации”. Большая часть работы в физике или биологии состоит в механических операциях, доступных каждому или почти каждому. Для производства бесчисленных исследований наука подразделена на мелкие участки, и исследователь может спокойно сосредоточиться на одном из них, оставив без внимания остальные. Серьезность и точность методов исследования позволяют применять это временное, но вполне реальное расчленение науки для практических целей. Работа, ведущаяся этими методами, идет механически, как машина, и, для того, чтобы получить результаты, научному работнику вовсе не нужно обладать широкими знаниями общего характера. Таким образом, большинство ученых способствуют общему прогрессу науки, не выходя из узких рамок своей лаборатории.
Цивилизация же, дав ему специальность, сделала  его самодовольным и наглухо  замкнутым в своих пределах; внутреннее ощущение своего достоинства и ценности заставляет его поддерживать свой “авторитет”  и вне узкой сферы, вне специальности. Оказывается, даже человек высокой  квалификации, ученый специалист - казалось бы, прямая противоположность человека массы - может во многих случаях вести  себя точь-в-точь так же.
Достаточно взглянуть, как неумно ведут себя сегодня во всех жизненных вопросах - в политике, в искусстве, в религии - наши “люди науки”, а за ними врачи, инженеры, экономисты, учителя... Как убого и нелепо они мыслят, судят, действуют! Непризнание авторитетов, отказ подчиняться кому бы то ни было - типичные черты человека массы - достигают апогея именно у этих довольно квалифицированных людей”.
Жаль, что  большинство современных нам  людей с наследием Ортеги не знакомы  или же, как это сейчас принято, знакомы поверхностно. Достаточно сейчас включить телевизор, купить газету, чтобы  убедиться в том, насколько дилетантские мнения кинорежиссеры высказывают  об экономике, спортсмены о рекламе, депутаты об искусстве и т.п. и  т.д. В свое время (70-е годы) в США  вышла скандальная книга “Принцип Питера”, так вот в ней содержится идея схожего явления. Большинство  людей, достигая компетентности в той  или иной сфере, начинают распространять себя и свои способности на другие сферы жизни. С неизбежностью  происходит очевидное - в конце концов они попадают под косвенное действие Принципа: они оказываются некомпетентными  в этих сферах. Более того, именно в России мне приходится наблюдать  все то, что с этим явлением связано.
Можно очень долго говорить об исследованиях  Ортеги и актуальности его культурологического  наследия сейчас, но именно теперь имеет  смысл сформулировать возможные  пути разрешения некоторых проблем  массового общества для России. 
 
 
 

Заключение
В отличие  от Запада нам приходится решать двойную  задачу. Первостепенная из них - проблема экономики. Вторая - по поиску “духовной  массы” - хоть и кажется не актуальной и далекой, на самом деле, требует  своего параллельного решения. Средство ее решения в региональных рамках - это национальная идея. Она предполагает, прежде всего, долгосрочную, а не сиюминутную  перспективу. Эпохи, которые не умеют  обновить свои желания - умирают. Поставив лишь блок материальных вопросов, мы непременно впоследствии получим ситуацию, сложившуюся  в западном обществе. Мы потеряем корни, с помощью которых и было создано  все предыдущими поколениями. Поэтому  только национальная самобытность, не только поддерживаемая, но и развиваемая, способна противопоставить материальному  значительную духовную компоненту. Без  баланса духовной и материальной компоненты получим лишь спад за счет роста преступности, наркомании, аморального  отношения к субъектам общества. Массовая культура Запада, активно  поставляющая людей кризисного менталитета, выражается отсутствием у людей  приложения творческой энергии к  высокой цели.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.