На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


биография Бутлеров Александр Михайлович

Информация:

Тип работы: биография. Добавлен: 18.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Бутлеров  Александр Михайлович, химик (1828-1886) 

 
 

В 1978 г., в год 150-летия со дня рождения Бутлерова, в Казани состоялась выездная сессия АН СССР, и рядом с университетом  был открыт памятник А.М.Бутлерову. В 1993 г. открыта мемориальная доска  на родине А.М.Бутлерова в г. Чистополе. 

В Казанской  химической школе с 1979 г. проводятся Бутлеровские чтения, на которых с  обзорными лекциями по актуальным вопросам органической химии выступают ведущие  химики страны, которые награждаются Бутлеровскими медалями и почётным дипломом.  

В 2003 г. в честь 175-летия со дня рождения А.М.Бутлерова  и одновременно 100-летия со дня  рождения Б.А.Арбузова проводился XVII Менделеевский  съезд. 

17 октября в  КГУ состоялось торжественное  собрание, посвященное 180-летию А.М.Бутлерова. 

«На химическом небосклоне девятнадцатого века были две звезды: Дмитрий Менделеев  и Александр Бутлеров. Творец теории химического строения, яркий представитель  Казанской химической школы, Бутлеров, один из замечательнейших русских учёных, – говорит Александр Коновалов, советник Казанского научного центра РАН, академик РАН и АН РТ Александр Коновалов. – В 2008 году была учреждена золотая медаль имени А.М. Бутлерова, присуждаемая Российской академией наук за выдающиеся работы в области органической химии. Мы надеемся, что таким образом современная химическая школа будет продолжать заложенные традиции». 

Александр Бутлеров занимает особое место среди знаменитых выпускников Казанского университета. В Музее Казанской химической школы находится Бутлеровская аудитория и кабинет, а на здании старой химической лаборатории установлена мемориальная доска. Его имя носит Химический институт КГУ и одна из центральных улиц города. 

Александр Михайлович Бутлеров родился в дворянской семье 3 (15) сентября 1828 г. в деревне Бутлеровка Спасского уезда Казанской губернии. Его мать – Софья Александровна Бутлерова, урождённая Стрелкова, умерла на 11-й день после рождения единственного сына. Отец Михаил Васильевич Бутлеров служил в армии, был участником Отечественной войны 1812 г., дослужился до чина подполковника и после выхода в отставку постоянно жил в Бутлеровке, часть которой вместе со ста душами крепостных принадлежала ему по наследству. 

Михаил Васильевич любил читать сам и эту любовь к чтению передал сыну. В доме были клавикорды и мальчик охотно учился музыке. На всю жизнь он сохранил любовь к музыке, очень тонко в ней разбирался и сам хорошо играл на рояле. В доме уважался труд, и сам хозяин являл всем пример трудолюбия. В его имении был фруктовый сад, пасека. Имея некоторые медицинские познания и навыки, он безвозмездно лечил обращавшихся к нему жителей Бутлеровки и окрестных деревень. 

М.В.Бутлеров часто  совершал с подросшим сыном далёкие  прогулки по лесу, по Каме, охотился, удил рыбу. Между отцом и сыном были простые дружеские отношения. Черты характера, привычки и многие склонности отца – уважение к труду, любовь к родной природе – перешли и к сыну Александру. 

Отец стремился  развивать сына не только умственно, но и физически. Физическая культура была в большом почёте в доме Бутлеровых. Саша рос крепким, был хорошим стрелком и охотником, прекрасным наездником и пловцом. Впоследствии, став взрослым, бывало, не застав дома друзей, брал у них в доме железную кочергу и оставлял её вместо визитной карточки, согнутой в форме буквы Б.[1] 

Горячо любя сына, Михаил Васильевич его не баловал, а приучал к систематическому труду и к самостоятельности  в учёбе. «Никаких репетиторов, доходи до всего самостоятельно, сам пробивай себе дорогу в жизни!» – таковы были принципы отставного подполковника. 
 

Первоначальное  образование Александр Бутлеров получил в Казани в частном  пансионе Топорнина. В учёбе он отличался  большими способностями и организованностью. Он имел от природы отличную память, которую к тому же и развивал заучиванием  наизусть стихотворений Пушкина и других русских поэтов, а также изучением иностранных языков Французским и немецким он владел в совершенстве, читая в подлиннике произведения западной литературы. 

Учитель физики в пансионе, видимо, сумел заинтересовать любознательного мальчика своей наукой и познакомил его с началами химии. Возле кровати Бутлерова появился крошечный всегда запертый шкафчик, в нём он держал свои склянки и «химикалии», с которыми усердно возился в свободное время. Кончилось всё оглушительным взрывом и небывалым наказанием. В общий обеденный зал, где сидели другие мальчики, служители вводили несколько раз из тёмного карцера провинившегося с чёрной доской на груди. На доске крупными белыми буквами было написано «Великий химик». Никто, конечно, не думал тогда, что это насмешливая надпись окажется пророческой. 

После пансиона отец определил Александра в шестой класс 1-й Казанской гимназии, которую  он окончил в 1844 г. 

А.М.Бутлерову  было всего 16 лет. Лето он, как обычно, провёл в своей деревне. Михаил Васильевич хотел, чтобы сын поступил на математическое отделение университета, считая, что у него большие математические способности, но Александр предпочёл стать естествоиспытателем, изучать природу и естественные науки. Осенью 1844 г. Александр Бутлеров поступает в Казанский университет на правах неутверждённого слушателя, т.е. он был допущен к слушанию лекций без права сдавать экзамены. Лишь в феврале 1845 г. его зачислили студентом I курса по разряду математических наук с последующим переводом в разряд естественных наук. 

Н.П.Вагнер –  однокашник и друг А.М.Бутлерова  – оставил его литературный портрет. Вот основные черты его внешности: «Бутлеров был довольно высокого роста и крепко сложенный сангвиник…, красивый мужчина, блондин с голубыми, немного прищуренными глазами, довольно длинным, несколько красноватым носом, с выдающимся подбородком и с постоянно приветливой улыбкой на румяных тонких губах»[2] А вот что говорилось о характере Бутлерова-студента: «Бутлеров был более сдержан… гораздо серьёзнее (других студентов). В складе его ума уже проглядывало тогда влечение к серьёзным занятиям»[3]. 

В первые годы пребывания в университете молодой студент  с одинаковым увлечением и рвением  занимался ботаникой, зоологией, химией и другими естественными науками, принимал участие в многочисленных экспедициях как в окрестностях Казани, так и далеко за её пределами. В одной из экспедиций летом 1846 г. Бутлеров заболел брюшным тифом. Профессор зоологии П.И.Вагнер, руководитель экспедиции, привёз его в Симбирск и известил о болезни сына Михаила Васильевича. Отец немедленно приехал в Симбирск. Ухаживая за больным сыном, он сам заразился тифом, с трудом доехал до Бутлеровки, где слёг с очень высокой температурой и вскоре умер. Александр Михайлович, чрезвычайно изнурённый только что перенесённой тяжёлой болезнью, был настолько потрясён и удручён смертью друга-отца, что окружающие опасались за состояние его умственных способностей. Долго не мог он продолжать университетские занятия. К счастью, закалённая натура молодого Бутлерова пересилила это горе. После всего случившегося его занятия ботаникой и зоологией, хотя и продолжались, но уже не с таким рвением. Бутлерова всё более и более начинала привлекать химия. 

К счастью для  русской науки, Бутлеров нашёл в  Казанском университете выдающихся учителей, горячо любивших химию и сумевших заинтересовать и увлечь этой наукой юных слушателей. Огромное влияние на Бутлерова и на его глубокое и серьёзное увлечение химией, которая привлекала его прежде лишь внешними эффектами опытов, оказали выдающиеся профессора Казанского университета Николай Николаевич Зинин – автор метода превращения ароматических нитросоединений в аминосоединения (получение синтетического анилина) и Карл Карлович Клаус, который открыл новый химический элемент рутений. 

На первых курсах университета Бутлеров слушал лекции по неорганической химии, которые читал К.К.Клаус. 

Первое задание, которое получил от Клауса студент  Бутлеров, было приготовление производных  сурьмы. Но молодой учёный чувствовал большую склонность к органической химии, которая в то время уже быстро развивалась, представляя обширное поле для лабораторных исследований. Поэтому любознательный студент всё больше и больше стал пользоваться советами Н.Н.Зинина. Однако органическую химию Зинин читал в те годы не на естественном, а на математическом отделении. «Нам, натуралистам, – вспоминал Бутлеров, – для того, чтобы слушать Н.Н.Зинина, приходилось хаживать на лекции чужого разряда. Лекции его пользовались громкой репутацией, и действительно, всякий, слышавший его как профессора или как учёного, делающего сообщение о своих исследованиях, знает, каким замечательным лектором был Зинин: …Н.Н. обратил на меня внимание и скоро познакомил меня с ходом своих работ и с различными телами бензойного и нафталинового рядов, с которыми он работал прежде… При этих разнообразных опытах ученику приходилось волей-неволей знакомиться с различными отделами органической химии. …Неприлежным быть не приходилось, когда работалось вместе и заодно с профессором! Так умели наши наставники – и Н.Н. в особенности – возбуждать и поддерживать в учащихся научный интерес»[4]. 

Вероятно, после  перехода Зинина в Петербургскую  медико-хирургическую академию Бутлеров начал больше заниматься биологией, и это было одной из причин того, что он представил в качестве кандидатской диссертации при окончании университета (1849 г.) работу «Дневные бабочки Волго-Уральской фауны». 

После защиты А.М.Бутлеровым кандидатской диссертации по предложению  профессора Клауса он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Учителя Бутлерова были уверены, что он «своими познаниями, дарованием, любовью к наукам и химическим исследованиям сделает честь университету и заслужит известность в учёном мире»[5]. 

Бутлеров полон  энергии и кипучей деятельности. В течение 1850/51 учебного года он читал лекции по неорганической химии студентам I курса математического, естественного и камерального разрядов, а также по физике и физической географии с климатологией студентам медицинского факультета. В конце учебного года Совет университета отметил, что кандидат Бутлеров выполнил возложенное на него поручение «со знанием дела и с отличным усердием», что он проявил при этом «как учёные свои сведения, так и педагогические способности», и объявил Бутлерову свою благодарность. 

Загруженный лекционной работой, он находит время и для  подготовки к магистерскому экзамену, который был сдан 28 октября 1850 г., а через три месяца он представил и магистерскую диссертацию «Об  окислении органических соединений». Как писал сам автор, диссертация представляла собой «собрание всех доселе известных фактов окисления органических тел и опыт их систематизирования», а не являлась итогом экспериментального исследования. По собственным словам Бутлерова, он в то время «оставался всё-таки не больше, как хорошим учеником, владеющим недурно фактами, но совершенно ещё лишённым научной самостоятельности и критического отношения к предмету». 

Защита диссертации  состоялась 11 (23) февраля 1851 г., а в  марте Совет университета присвоил А.М.Бутлерову звание адъюнкта химии, официально назначив его помощником К.К.Клауса в преподавании химии. Однако в начале 1852 г. Клаус был избран профессором фармации в Дерптский университет, в апреле он передал Бутлерову химическую лабораторию и, таким образом, на молодого адъюнкта легла тяжесть преподавания почти всей химии в Казанском университете. 

В это время  в личной жизни Бутлерова произошло  большое событие – он женился  на Надежде Михайловне Глумилиной, племяннице С.Т.Аксакова. После окончания  университета он вместе с сестрами матери снимал квартиру в доме, принадлежавшем сестре Аксакова. Там он и познакомился со своей будущей женой. 

Однако ни события  семейной жизни, ни большая преподавательская  нагрузка не помешали Бутлерову готовить докторскую диссертацию, которая была представлена в Совет физико-математического факультета в начале 1853 г. Диссертация «Об эфирных маслах» получила разные оценки рецензентов. Минералог П.И.Вагнер и профессор химии и технологии М.Я.Киттары дали вполне удовлетворительный отзыв, а молодой профессор физики и химии A.C.Савельев не согласился с их оценкой и предложил выслушать мнение любого другого российского университета. Докторская диссертация Бутлерова в своем первом варианте носила такой же литературно-обобщающий характер, как и магистерская. Однако сам материал об эфирных маслах был беднее и представлял меньший интерес, чем реакции окисления органических соединений. К тому же освещение материала дано было по-прежнему с позиций устаревших теоретических представлений. Возражения Савельева главным образом и относились к этому пункту. 

А.М.Бутлеров с  разрешения Совета взял свою диссертацию  обратно, решив защищать ее в Московском университете. Получив отпуск для  этой цели, он осенью 1853 г. поехал в Москву, где пробыл до начала 1854 г. Представляя диссертацию в Московский университет, Бутлеров пополнил ее, прибавив изложение результатов собственных экспериментальных исследований эфирного масла из одного южнорусского вида мяты. В Москве он блестяще сдал докторский экзамен, защитил диссертацию и был утвержден в степени доктора физики и химии 4 июня 1854 г. 

Своим пребыванием  в Москве Александр Михайлович воспользовался для поездки в Петербург, чтобы  повидаться со своим любимым учителем Н.Н.Зининым. Приехав в Петербург, Бутлеров несколько раз посетил  Зинина в его маленькой лаборатории в Медико-хирургической академии. Общение с Зининым было кратковременным, однако оно, по словам самого Бутлерова, сыграло большую роль в развитии его научного мировоззрения. 

Весной 1854 г. Бутлеров вернулся в Казань. После утверждения его в учёной степени доктора профессора Казанского университета Э.А.Эверсман и П.И.Вагнер внесли в физико-математический факультет предложение о присвоении новому доктору химии звания экстраординарного профессора. Это избрание состоялось в Совете университета 25 сентября 1854 г., а весной 1857 г. Бутлеров был избран ординарным профессором. 

Бутлеров трижды совершал поездки за границу в  научных целях – в 1857/58, 1861, в 1867/68 гг. Каждая из этих поездок, отражая  определённый этап в научном развитии великого химика, имела различные цели. Во время этих поездок он писал путевые заметки, в которых показал себя мастером художественного описания[6]. Работая в Париже в лаборатории Вюрца, Бутлеров впервые получил йодистый метилен – вещество, послужившее ему в дальнейшем источником целого ряда открытий. 

После посещения  лучших европейских лабораторий, вернувшись в Казань, Бутлеров занялся переустройством  химической лаборатории университета. Правление университета дало на это  деньги. По образцу лаборатории Вюрца был построен даже небольшой газовый заводик, снабжавший газом не только лабораторию, но и некоторые аудитории главного здания[7]. 

 
 

Кабинет Александра Бутлерова в Казанском университете 

В обновлённой  лаборатории были продолжены исследования «метиленового цикла». Действием на йодистый метилен различными реагентами Бутлеров выделил вещество, названное им «диоксиметиленом» (как оказалось при подробном изучении, это был полимер формальдегида), и этилен. Таким образом, впервые была показана возможность полимеризации органических молекул. 

Из диоксиметилена Бутлеров впервые получил известное  сейчас в медицине и в производстве фенолформальдегидных смол вещество –  уротропин и сахаристое вещество, названное им «метиленитаном». Это  было первое синтетическое сахаристое вещество, принадлежащее к классу углеводов, приготовленное из простейшего органического соединения. 

Эти работы, при  которых Бутлеров стремился изучить  реакцию между веществами во всех подробностях, не пренебрегая побочными  продуктами, помогли ему понять, что различие органических веществ при тождественном атомном составе зависит от порядков связей атомов в молекуле, знание этих порядков откроет возможность предсказания и синтеза изомерных веществ. 

Смелость и  ясность ума, с какою Бутлеров подошёл к вопросу предсказания новых органических соединений и изомеров на основе теории строения, можно сравнить лишь с научным подвигом Д.И.Менделеева, который предсказал на основе периодического закона существование и свойства неизвестных элементов. 

В декабре 1859 г. А.М.Бутлеров обращается в Совет университета с просьбой командировать его за границу летом 1860 г. с тем, чтобы обменяться с западными учёными новыми мыслями и взглядами. Однако командировка не состоялась по совершенно неожиданной для всех и самого Бутлерова причине – он был назначен исполняющим должность ректора Императорского Казанского университета[8]. 

Предыстория этого  назначения такова. В конце 50-х –  начале 60-х годов в Казанском  университете происходит оживление  студенческого движения. Оно начинает приобретать организованные формы с ярко выраженной общественной позицией. Студенты выступали против системы сыска и шпионства, которую проводила в жизнь инспекция студентов, требовали обновления преподавания, добивались изгнания из университета бездарных профессоров. 

Власть стремилась подавлять даже самые мягкие формы  студенческого стремления к свободе  слова и выражения своих предпочтений. Студентам Казанского университета министерским предписанием было запрещено  «изъявлять публично своим профессорам знаки одобрения… или порицания». Нарушителям этого абсурдного предписания грозило исключение из университета. 

Ответом казанских  студентов на этот запрет были демонстративные  аплодисменты на лекции либерально настроенного профессора русской словесности Н.Н.Булича. После этого 18 студентов были исключены из университета. Попечитель Казанского учебного округа Е.А.Грубер был уволен, а на его место назначили П.П.Вяземского – сына известного поэта, друга А.С.Пушкина. 

Ректор университета О.М.Ковалевский, первый русский монголовед, большой учёный и плохой «дипломат» не смог найти ту линию поведения, которая была бы приемлемой и для студентов, и для старых профессоров. Он был уволен с должности. На место ректора Вяземский представил Бутлерова – молодого профессора, которого уважали как студенты, так и профессора. 

4 февраля 1860 г. Александр П подписал указ  о назначении А.М.Бутлерова исполняющим  должность ректора. 

Ректорство для  Бутлерова было большой обузой. В  письме к министру народного просвещения  он писал: «Святое дело – быть полезным университету по мере сил своих, но сознаюсь, что не чувствую в себе достаточно мужества для полного самоотвержения. Главной целью моей жизни были и будут занятия наукой». 

Уже через полгода  Бутлеров обратился к министру с  просьбой об увольнении от должности ректора. Он мотивировал свою просьбу тем, что ректорство отнимает не только много времени у научных занятий, но и влечёт за собой другую невознаградимую потерю – невозможность сохранить душевное спокойствие, необходимое для занятий наукой. По мнению Бутлерова, принимая близко к сердцу дела университетские, ректор очень часто не может помочь их исправить: например, не в его силах заполнить штат преподавателей, улучшить материальную базу преподавания и материальное положение профессоров. 

В том же письме министру Бутлеров выражает уверенность, что только коренные преобразования могут исправить положение университетов. К этим преобразованиям он относит:
внос платы  за слушание лекций не университету, а  преподавателям. Возможность добровольного соглашения между преподавателями и студентами служила бы ручательством, что они могут быть взаимно довольны друг другом;
увеличение материального  благосостояния университетов и  увеличение жалованья преподавателей настолько, чтобы было обеспечено безбедное существование даже семейным из них;
возвращение к  прежнему порядку избрания ректоров Советом;
печатанье всех протоколов советских заседаний. 

С этими предложениями  Бутлеров выступал официально перед  Советом университета и отсылал  в министерство. Все они, хотя вначале и встретили противодействие, были постепенно осуществлены и закреплены в Уставе 1863 г. К этим предложениям следует еще добавить разработанный А.М.Бутлеровым, Н.П.Вагнером и В.И.Григоровичем проект «Университетского листка». Это предложение было отклонено Советом, но затем осуществлено в другой форме в 1865 г. при издании «Известий Казанского университета». 

Бутлеров написал  проект ответа физико-математического  факультета на запрос министерства о  желательности приглашения для  преподавания иностранных ученых, в котором категорически высказался против. Совместно с И.Больцани и А.Яновичем написал замечания к проекту устава «О системе гонорариев и правилах посещения студентами лекций». Авторы выступают за свободную конкуренцию профессоров в университете и за выплату гонорара за лекцию непосредственно лектору, а не в кассу университета. 

Продолжая традиции Лобачевского и Клауса, Бутлеров умело  отбирал творчески одарённые  личности, которых оставляли в  университете «для подготовки к профессорскому званию». Так, посланные им в 1862 г. за границу для усовершенствования молодые ученые по возвращении стали выдающимися деятелями университета. Среди них: математик академик В.Г.Имшенецкий, химик В.В.Марковников, геолог Н.А.Головкинский, физиолог Н.О.Ковалевский и др. 

Период ректорства Александра Михайловича был поворотным в жизни медицинского факультета. Именно тогда была завершена организация  первых экспериментальных лабораторий  факультета – физиологической и  фармакологической. А самое главное  – преподавательский корпус факультета был укреплён ведущими учёными и профессорами, такими как Н.А.Виноградов, К.А.Арнштейн, Н.О.Ковалевский и др. 

А.М.Бутлерову  обязана многими улучшениями  и химическая лаборатория. 

Во время ректорства Бутлерова на кафедру русской истории был избран А.П.Щапов – профессор, зарекомендовавший себя прогрессивными взглядами. Щапов был известен как активный организатор бесплатных воскресных школ для рабочих, крестьян, ремесленников и их детей. 

Бутлеров горячо поддерживал профессуру и студенчество, работавших в этих школах. В то время при его активном содействии при университете были организованы педагогические курсы, а при них открыты библиотека и читальня, созывались учительские съезды. Активно работали при университете «безденежные» вечерние курсы для разночинной интеллигенции и рабочих, на которых Бутлеров систематически читал лекции. 

В 1861 г. Казанский  университет во главе со своим  ректором А.М.Бутлеровым решительно высказался в пользу допущения женщин в университеты. 

С осени 1860 г. в Казанском университете началась очередная волна студенческих выступлений против отсталых, невежественных и просто плохих преподавателей. Бутлеров имел первое неприятное объяснение со студентами, которые после очень неудачной вступительной лекции магистра фармации Ф.Х.Грахе выразили ему своё неодобрение свистом. Грахе подал в отставку[9]. В конце 1860 г. по требованию студентов прекратил чтение лекций Ф.А.Струве — профессор римской словесности, очень плохой и скучный лектор. Однако в январе 1861 г. он возобновил лекции. Студенты попросили профессора дать ответ на их пожелания. Струве отказался и начал лекцию. Раздались свист, крики и лекция была сорвана. Александр Михайлович сделал студентам жёсткий выговор, указав, главным образом, на грубость и бестактность их поведения. Всякая резкость так были ему самому несвойственны, что грубость и невоспитанность в других он порицал совершенно искренне. В его глазах студенты бестактностью роняли своё достоинство. Права аудитории выражать своё мнение о достоинствах или недостатках лектора он не касался. 

Выговор всеми  любимого и уважаемого профессора был  воспринят необычайно остро. Аудитория  обратилась к нему с большим письмом. Студенты писали, что «выговор» Бутлерова, его упрёк в грубости и невоспитанности  ударил их, как обухом по голове, что они, конечно, знали о других способах для выражения своих пожеланий, но не могли сдержать своего негодования при отказе Струве объясниться с ними. 

В результате этой истории пострадали двое студентов, исключенных из университета по распоряжению министра, а профессор Струве вышел в отставку. А.М.Бутлеров подал заявление об отставке, однако П.П.Вяземский уговорил его не уходить с поста ректора и разрешил ему заграничную командировку на летние месяцы. Бутлеров охотно воспользовался возможностью снова всецело заняться научными изысканиями, поэтому он с чувством большого облегчения передал 3(15) мая 1861 г. временно должность ректора профессору финансового права Е.Г.Осокину и отправился в шестимесячную командировку за границу. 

Во вторую поездку  Бутлеров побывал во многих известных  лабораториях Германии, Бельгии и  Франции, но самым важным событием был  доклад на 36 съезде немецких естествоиспытателей  и врачей, в котором он изложил  основные положения теории химического  строения. 

Летом из-за границы  Бутлеров направляет Вяземскому просьбу  об увольнении от должности ректора, но ответа не последовало. После возвращения  из командировки в октябре 1861 г. Бутлеров снова обращается к попечителю с  той же просьбой, ссылаясь на необходимость иметь время на преподавание, работы в лаборатории, а также на составление отчётов о командировке. Вместе с тем, Бутлеров просит о разрешении не вступать в должность ректора до получения распоряжения из министерства. Одним из мотивов для этого служит и то, что, по его мнению, в результате распоряжений, которые он как ректор отдавал раньше, к нему имеется неприязненное отношение со стороны студентов и его вступление в эту должность в тот момент, когда требуется внести успокоение, может только повредить делу. Бутлерову было разрешено не вступать в должность ректора, а в августе 1862 г. приказом по Министерству народного просвещения он был от неё уволен. 

Осенью 1862 г. под  давлением общественного мнения министерством была восстановлена  выборность ректора университета. Предстояли выборы ректора, в которых, по положению, должны были баллотироваться все ординарные профессора. Несмотря на просьбу Бутлерова освободить его от баллотирования, его не только внесли в список для голосования, но и снова избрали 27 октября 1862 г. большинством голосов (14 – за, 8 -против) ректором. Приказ по министерству последовал 19 ноября 1862 г. 

Второе ректорство А.М.Бутлерова было непродолжительным. В это время обострилась борьба между профессорами внутри университета и столкновения со Ф.Ф.Стендером – новым попечителем Казанского учебного округа, назначенным после отставки П.П.Вяземского. 

В тот же период на медицинском факультете случилась  история, показавшая, что кончились  времена, когда университетские  кафедры могли занимать лица с сомнительными научными и преподавательскими заслугами. 

А.М.Бутлеров, считавший, что «ход будущей жизни университета тесно связан с научными и нравственными  достоинствами его деятелей», решительно выступил против кандидатуры И.И.Зедерштедта  – одного из самых бездарных и невежественных преподавателей университета на должность профессора медицинского факультета. 

Вокруг кандидатуры  И.И.Зедерштедта началась борьба между  А.М.Бутлеровым и его сторонниками, с одной стороны, и профессорами-медиками, с другой. В борьбу были втянуты попечитель Казанского учебного округа и министр просвещения. В итоге Зедерштедт был утверждён в звании профессора без прохождения конкурса. А Бутлерова, воспользовавшись его просьбой об освобождении от ректорских обязанностей, 25 июня 1863 г. приказом по министерству уволили с должности ректора. 

Для Казанского университета отставка Бутлерова была печальным фактом. Стендера на посту  попечителя заменил П.Д.Шестаков –  типичный царский чиновник, реакционер и монархист. Влияние группы либеральной профессуры ему удалось свести на нет, а самого Бутлерова поставить в такие условия, при которых уход великого учёного из Казани был только делом времени и подходящих условий.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.