На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Основные аспекты отношений Пакистана и США, их значение для стран. Общность интересов Китая и Пакистана на региональном уровне. Территориальные претензии к Индии и формирование стратегического альянса. Сотрудничество государств в основных сферах.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 10.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Международный аспект современных пакистано-китайских отношений

Китай исторически является одним из основных партнеров Пакистана наряду с США. В эпоху холодной войны на глобальном уровне сложилось партнерство США и Пакистана, обусловленное вовлечением государств в биполярную структуру международных отношений с присущим ей межблоковым противостоянием. Необходимость решения неотложных экономических задач и модернизации вооруженных сил ввиду перманентной напряженности в отношениях с Индией, время от времени перерастающей в вооруженное противостояние, предопределила вступление Пакистана в региональные военно-политические союзы (СЕАТО, СЕНТО), создаваемые при активном участии США. Однако отношения Пакистана с Соединенными Штатами не имели в своей основе прочного фундамента, их интенсивность определялась лишь ситуативными интересами США на азиатском направлении. Как пишет пакистанский исследователь М. Разиулла Азми, «Южная Азия фигурировала в политике США лишь в контексте их отношений с другой сверхдержавой - Советским Союзом»1.
С окончанием холодной войны значимость Пакистана для США была на некоторое время утрачена, и с 1990 г. Соединенные Штаты прекратили оказывать помощь Пакистану в военно-стратегической и экономической сферах. Новый фундамент отношения двух государств обрели лишь после 11 сентября 2001 г., когда поддержка Исламабадом американской «акции возмездия» в Афганистане стала иметь ключевой характер для Вашингтона. Несмотря на высокую значимость для Исламабада американской помощи (как финансовой и военной, так и дипломатической), в Пакистане весьма распространено мнение, что американо-пакистанское партнерство не имеет долгосрочного характера, и, нормализовав обстановку в Афганистане, США опять оставят Пакистан «один на один» со своими проблемами. В какой-то степени партнерству с США противопоставляются отношения Пакистана с Китаем. Одно из показательных определений, характеризующих отношения этих двух государств, - «дружба, проверенная временем».
Пакистан был одним из первых, признавших Китайскую Народную Республику вскоре после ее образования 1 октября 1949 г. Однако в первое десятилетие после создания КНР существенных предпосылок для установления партнерских отношений между Пакистаном и Китаем не было. В Карачи (столица Пакистана до 1960 г.) не воспринимали Китай в качестве региональной державы, а на глобальном уровне Пакистан и КНР принадлежали к противоположным лагерям, вовлеченным в антагонистическое противостояние. Пакистан входил в военно-политические блоки, направленные на сдерживание «коммунистической угрозы». Китай был социалистическим государством, поддерживавшим тесные отношения с Советским Союзом. Однако с конца 50-х - начала 60-х годов общность интересов двух государств проявилась именно на региональном уровне. Обе страны имели территориальные претензии к общему соседу, Индии. В отношениях Пакистана и Индии «яблоком раздора» являлась территория бывшего княжества Джамму и Кашмир, что неоднократно приводило к вооруженным столкновениям регулярных частей двух государств. Китай же предъявлял требования к Индии отказаться от претензий на высокогорную область Аксай Чин, а также на ряд других территорий и горных перевалов, находящихся под его контролем. Одновременно он выдвигал контрпретензии на часть индийской территории, прилегающей к границе с КНР (от Бирмы до Бутана). Территориально-пограничные споры и разногласия привели к китайско-индийским вооруженным столкновениям с лета 1959 г. и полномасштабному конфликту осенью 1962 года.
Все это обусловило формирование стратегического альянса между Пакистаном и Китаем, фактически направленного против Индии. Формальным его закреплением стало подписание между двумя государствами 2 марта 1963 г. соглашения о разграничении зон контроля в районе фактически существующей между ними границы в районе Каракорума. Китай передавал под пакистанский контроль пограничную полосу площадью около 2 тыс. кв. км, а Пакистан в свою очередь признавал контроль КНР над областью Аксай Чин, являвшейся частью княжества Джамму и Кашмир. Хотя стороны и признали временный характер этого соглашения в связи с неопределенностью международного статуса этих территорий, фактически оно продемонстрировало поддержку Пекином позиции Равалпинди (временная столица Пакистана в 1960-1969 гг.) в кашмирском вопросе и Пакистаном Китая в его погранично-территориаль-ном споре с Индией2.
Следует отметить, что сближению Пакистана и Китая также способствовало нарастание с конца 50-х годов разногласий между Москвой и Пекином, которые фактически перестали быть стратегическими союзниками.
С 60-х годов активно развивается сотрудничество двух государств в политической, экономической и военной сферах. Китай регулярно предоставлял Пакистану финансовую помощь и кредиты на сотни миллионов долларов. В 1963-1971 гг. было построено Каракорумское шоссе, соединившее «северные территории» Пакистана с Китаем. Хотя это шоссе и обладает достаточно невысокой пропускной способностью, тем не менее оно имеет стратегическое значение, обеспечивая сухопутную связь между государствами-партнерами. Наряду с США Китай является крупнейшим партнером Пакистана в военно-стратегической сфере. Особое значение для Исламабада имеет стабильность сотрудничества с Пекином в этой области, что особенно ярко проявилось в 1990-2001 гг., когда после отказа США от поставок в Пакистан военной техники КНР осталась единственной державой, содействовавшей модернизации вооруженных сил Пакистана. Только в 1966-1980-х годах Китай оказал Пакистану военную помощь на сумму свыше 2 млрд. долл. США3.
На современные пакистано-китайские отношения оказывают влияние четыре основных фактора: геополитический, военно-стратегический, экономический, а также борьба с терроризмом и сепаратизмом. Каждый фактор, взятый в отдельности, имеет большое значение для двусторонних отношений, однако именно их сочетание определяет «всепогодную дружбу» и «партнерство, проверенное временем», между двумя государствами.
Геополитический фактор. Географическое положение Пакистана, примыкающего к богатым энергоресурсами регионам Персидского залива и Каспийского бассейна, его соседство с нестабильным Афганистаном, развивающейся быстрыми темпами Индией, претендующей на доминирование в Южной Азии, определяет его исключительное значение для Китая. КНР, выступая в качестве крупнейшего макрорегионального центра силы и одного из ведущих глобальных игроков, весьма обеспокоена увеличивающимся военным присутствием США в непосредственной близости от ее границ. Помимо стран Персидского залива, американские военные базы теперь дислоцированы и в Центральной Азии, в Афганистане и Ираке также находятся значительные военные контингенты США. Кроме того, в Китае обеспокоены сближением в последнее время Соединенных Штатов с Индией, которая в Вашингтоне воспринимается как противовес усиливающемуся Китаю в Азии. Такую политику Вашингтона можно сравнить со сближением США с Китаем в конце 70-х - начале 80-х годов для создания противовеса Советскому Союзу. Теперь перед Вашингтоном возникла новая задача - сдерживание Китая. В этой связи КНР для сдерживания Индии приходится делать ставку на Пакистан.
Еще одним геополитическим преимуществом Пакистана является его экономико-географическое положение, предоставляющее потенциальные возможности для транзита энергоресурсов из стран Персидского залива и Центральной Азии через его территорию. Для Китая это имеет особое значение в связи с растущими потребностями его быстроразвивающейся экономики в энергоносителях. По некоторым прогнозам, к 2020 г. ежедневное потребление нефти Китаем составит около 9,5 млн. баррелей в день (почти 500 млн. т в год). Причем в 2002 г. примерно 50% потребляемой КНР нефти приходилось на импорт из стран Персидского залива. Ожидается, что к 2010 г. эта доля вырастет до 70%4.
Таким образом, перед Китаем на этом направлении встает две основные задачи: обеспечение стабильности и безопасности поставок энергоресурсов и диверсификация источников импорта. С этой целью КНР может теоретически использовать несколько транзитных путей:
1) через китайские порты в Южно-Китайском море;
2) через Непал и Индию с выходом в Бенгальский залив;
3) через Мьянму в Бенгальский залив и Индийский океан;
4) через Пакистан в Аравийское море и Персидский залив.
Наибольшая часть грузопотока в Китай и из него идет прежде всего через Южно-Китайское море. Однако использование этого маршрута не всегда целесообразно. Расстояние от западных провинций до юго-восточного побережья КНР достигает 4500 км, что значительно увеличивает транспортные расходы. Маршрут через Непал и Индию обладает низкой пропускной способностью вследствие сильно пересеченной местности. Кроме того, общей проблемой для названных маршрутов и пути через Мьянму является высокая активность морских пиратов. По некоторым данным, только в 1997 г. число нападений на торговые суда составило 247 случаев5. В этой связи для Китая возрастает значимость транспакистанского маршрута. Этим прежде всего и объясняется активная помощь КНР Пакистану в области строительства порта Гвадар и развития инфраструктуры в провинции Белуджистан. Для сравнения, расстояние от Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), расположенного на северо-западе Китая, до Гвадара составляет лишь около 2500 км, хотя при этом значительная часть пути приходится на высокогорные районы. В частности, следует заметить, что Каракорумское шоссе из-за суровых географических и климатических условий эксплуатируется лишь шесть месяцев в году.
В будущем возможно и проведение газо- и нефтепроводов в Китай через территорию Пакистана. Так, 1 апреля 2005 г. министр иностранных дел Пакистана Х.М. Касури сообщил, что есть предложение, чтобы газопровод, который предполагается провести из Ирана в Индию, был доведен и до Китая6.
Военно-стратегический фактор. Определенное беспокойство Пекина вызывает и усиление в регионе динамично развивающейся Индии, продолжающей наращивать свой военный потенциал. Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в китайско-индийских отношениях в последние годы, у двух государств до сих пор остаются неразрешенные противоречия, особенно по вопросам государственных границ. Опасения Пекина относительно агрессивных амбиций Нью-Дели были подкреплены заявлением министра обороны Индии Дж.Фернан-деса, который в апреле 1998 г. назвал Китай главной угрозой безопасности Индии. После ядерных испытаний Индии в мае 1998 г. премьер-министр А.Б.Ваджпаи в своих письмах лидерам стран Запада также напомнил им, что в 1962 г. Индия была жертвой агрессии Китая7. Учитывая тот факт, что вопрос о принадлежности Кашмира по-прежнему является основной проблемой в пакистано-индийских отношениях, интересы Пекина и Исламабада в сдерживании Индии совпадают. Заметим, что Индия до сих пор не отказалась от критики пакистано-китайского соглашения о границе 1963 г. Оказывая активную поддержку Пакистану в военно-стратегической сфере, Китай тем самым заставляет Индию поддерживать высокий уровень обороноспособности на двух противоположных направлениях. Кроме того, в случае гипотетического китайско-индийского конфликта Пакистан, скорее всего, вступил бы в войну на стороне КНР. Индия, таким образом, оказалась бы «в клещах» между двумя враждебными государствами.
Экономический фактор. Этот фактор наибольшее значение имеет именно для Пакистана. Если Пакистан в Китай экспортирует в основном сырье и продукцию сельского хозяйства, то Китай поставляет в Исламскую Республику Пакистан (ИРП) машины и оборудование, необходимые для модернизации национальной промышленности. Кроме того, КНР, осуществляя в ИРП ряд крупных проектов, таких как строительство порта Гвадар, и преследуя собственные интересы, содействует в то же время развитию инфраструктуры в Пакистане и получает поддержку Исламабада по ряду политических вопросов.
Борьба с терроризмом и сепаратизмом. Для КНР значение этого фактора обусловливается наличием в ее составе Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), где значительную часть населения составляют мусульмане - коренные жители северо-запада страны. Распространение в мире в последние годы исламистского экстремизма, перманентная нестабильность в Афганистане ставят перед Пекином задачу ограждения Синьцзяна от экстремистских идей и проникновения диверсантов. Это, однако, требует кооперации с Пакистаном, т.к. его «северные территории» граничат с этим районом КНР.
О важности, которую придают своим двусторонним отношениям в Исламабаде и Пекине, свидетельствует довольно интенсивный обмен визитами высших государственных лиц. Уже через три месяца после захвата власти генерал П.Му-шарраф совершил двухдневную поездку в Китай. Председатель КНР Цзян Цзэминь заверил П.Мушаррафа, что Китай рассматривает военный переворот как внутреннее дело Пакистана, стремится к дальнейшему укреплению отношений с Исламабадом и хотел бы в дальнейшем видеть его стабильным и процветающим.
После этого практически ежегодно между двумя государствами происходит обмен визитами на высшем и высоком уровнях. Почти каждый год Китай посещает президент Пакистана П.Мушарраф. Его визиты прошли в декабре 2001, январе и августе 2002, ноябре 2003 гг. В ноябре 2003 г. в Пекине он вместе с Председателем КНР Ху Цзинтао подписал совместную декларацию о сотрудничестве двух государств. В декларации отмечается, что отношения Пакистана и Китая достигли уровня «всестороннего кооперативного партнерства, устремленного в будущее». Двусторонние отношения также характеризуются как «всепогодная дружба»8.
Особое значение имел визит премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в апреле 2005 г., в рамках которого было подписано 22 соглашения и меморандума о взаимопонимании в сферах экономики, обороны, строительства, образования, здравоохранения, в энергетической и социальной сфере, а также Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве. К сожалению, полный текст этого договора не был опубликован ни в пакистанской, ни в китайской прессе. Не был он размещен и на официальных интернет-сайтах МИДов двух стран. Однако о его характере можно судить по отдельным выдержкам, приведенным в китайской правительственной газете «Жэньминь Жибао».
По информации газеты, согласно договору, Пакистан прямо подтверждает, что «в мире существует лишь один Китай, правительство КНР является единственным законным правительством, представляющим весь Китай, а Тайвань является неотчуждаемой частью Китая». Пакистанская сторона «поддерживает великую цель воссоединения Китая и все усилия Китая по защите государственного суверенитета и территориальной целостности». Пакистан также «выступает против любых попыток тайваньских властей добиться создания «двух Китаев», «одного Китая, одного Тайваня» или «независимости Тайваня».
Китайская сторона же в ответ «подтверждает уважение независимости и территориальной целостности Пакистана». Кроме того, КНР «ценит и поддерживает усилия Пакистана, направленные на мирное разрешение всех проблем с соседними странами, а также любые усилия по защите его государственного суверенитета, территориальной целостности и независимости». Подчеркивается необходимость придерживаться международно-правового принципа неприкосновенности государственных границ и строгого соблюдения соглашений о границе, заключенных между КНР и Пакистаном.
Отдельный пункт договора обязывает стороны «расширять и укреплять доверие и сотрудничество в сферах обороны и безопасности с целью укрепления их обороноспособности». Также содержится обязательство сторон не вступать в какие-либо союзы, направленные против одной из сторон. Подтверждается готовность к сотрудничеству для борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, оргпреступностью, контрабандой наркотиков и оружия, нелегальной иммиграцией. Отмечается намерение сторон продолжать взаимодействие в рамках международных и региональных организаций, в том числе в международных финансово-экономических институтах. Отмечается важность сотрудничества в торгово-экономической, финансовой, инвестиционной и научно-технической сферах, сельском хозяйстве, мирном освоении космоса и атомной энергии, сфере высоких технологий и т.д.9
Фактически договор лишь закрепил уже ранее декларировавшиеся Исламабадом и Пекином позиции и намерения. Пакистан последовательно выступает за территориальную целостность Китая, придерживаясь позиции, что в мире существует лишь «один Китай». Пакистан был первым государством, поддержавшим принятие китайским парламентом в марте 2005 г. закона, направленного против сепаратизма и возможности отделения какой-либо части КНР. Пакистан также на стороне Китая в тибетском вопросе и по проблеме соблюдения прав человека в КНР.
Если Пакистан в тайваньском вопросе неизменно выражает свою поддержку официальному Пекину, то Китай в последние годы существенно изменил свою позицию относительно пакистано-индийского территориального спора. От безусловной поддержки требований Исламабада Китай со второй половины 90-х годов стал акцентировать внимание на необходимости мирного разрешения этой проблемы самими Пакистаном и Индией. Практически это проявилось в нейтралитете Китая во время Каргильского кризиса в 1999 г. Такая позиция Пекина и была прямо зафиксирована в недавно заключенном договоре.
В то же время определенный интерес вызывает пункт о строгом соблюдении соглашений о границе, заключенных между двумя государствами. Единственным таким документом является уже упоминавшееся соглашение 1963 г., которому стороны изначально придали временный характер. Представляется, что включение этого пункта в договор имело своей целью продемонстрировать прежде всего Индии невозможность решения проблемы Кашмира путем перехода всей территории бывшего княжества Джамму и Кашмир под ее суверенитет.
Необходимо также отметить, что значительное внимание Китай уделил ограждению СУАР от возможной инфильтрации экстремистов и проникновения исламского фундаментализма с территории Пакистана. Реализации именно этой цели в значительной мере посвящен пункт договора о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Кроме этого, в договоре содержится положение о том, что договаривающиеся стороны должны запрещать основание на своей территории организаций и институтов, посягающих на суверенитет, безопасность и территориальную целостность другой стороны. Кроме того, параллельно с Договором о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве было подписано отдельное соглашение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом10.
Примечательно также и совпадение позиций Пакистана и Китая по ряду региональных и международных вопросов. Обе страны, в частности, осудили вторжение США в Ирак. Они выступили против расширения состава постоянных членов Совета Безопасности ООН с правом вето. Китай поддерживает стремление Пакистана вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) одновременно с Индией, как только будет принято решение о расширении организации. Пакистан, в свою очередь, готов поддержать вступление Китая в Ассоциацию регионального сотрудничества в Южной Азии (СААРК). Представляется, что взаимная поддержка вступления в эти организации носит символичный характер. СААРК за двадцать лет своего существования так и не смогла стать эффективной организацией в силу регионального соперничества Пакистана и Индии и перманентной нестабильности в регионе. В случае же переноса пакистано-индийских противоречий на трибуну ШОС эта организация рискует повторить судьбу СААРК, учитывая тот факт, что решения в ней принимаются на основе консенсуса.
Китай является крупнейшим партнером Пакистана в области ВТС. КНР поставляет в Пакистан практически всю совокупность военной техники: танки, тяжелую артиллерию, самолеты, военные корабли и др.
После введения эмбарго на военную помощь со стороны США в 1990 г., а также санкций ряда других стран, последовавших за проведением Исламабадом ядерных испытаний в мае 1998 г., Китай оставался практически единственным поставщиком оружия в Пакистан.
Благодаря помощи китайской стороны в Пакистане был создан целый комплекс военных предприятий в Таксиле, который в настоящее время является основным производителем бронетехники и комплектующих к ней для нужд национальной обороны и пакистанской армии, а также некоторых других видов военной техники. Первые танки китайского образца «типа 59» в Таксиле были произведены еще в 1972 г. С 2001 г. налажено лицензионное производство китайского танка «Аль-Халид», известного также под названиями МВТ-2000 или Р-90, по тактико-техническим характеристикам сравнимого с модернизированным российским танком Т-7211.
В конце 90-х годов в Пакистане начал изготавливаться переносной зенитный комплекс «Анза», разработанный совместными усилиями пакистанских и китайских специалистов. КНР также оказала содействие Пакистану в разработке противотанковой управляемой ракеты «Бахтар Шикан».
В авиационном комплексе в Камре, также сооруженном при содействии КНР, сосредоточено производство военных самолетов. В Камре, в частности, производится легкий истребитель К-8, являющийся образцом китайско-пакистанского сотрудничества в военно-промышленной сфере.
Особое значение в Исламабаде придается совместной с КНР разработке легкого истребителя JF-17, известного также как Super-7 или FC-1. Этот самолет призван заменить находящиеся на вооружении ИРП и КНР истребители Ф-7, Кью-5 и МИГ-21. По сравнению с ними Супер-7 способен нести большее количество боеприпасов на борту (до 3,8 тонн груза), обладает усовершенствованной радарной системой (чувствительность радара - до 100 км, а у аналогов - лишь до 30 км)12. В Исламабаде этот самолет по тактико-техническим характеристикам сравнивают с американским F-16 и российским МИГ-2913. Вместе с тем российский эксперт по военному потенциалу стран Южной Азии А.А.Шилин отмечает, что по своим тактико-техническим показателям JF-17 примерно схож с индийским «Теджас», намного уступая западным и российским аналогам14.
Начало программы создания самолета относится к 1992 г., но его первый опытный образец был выпущен лишь в 2002 г.15 В основном это было связано с нехваткой финансовых ресурсов. Предполагается, что новый истребитель будет производиться как в Китае, так и в Пакистане, причем не только для удовлетворения потребностей ВВС двух стран, но и для экспорта в другие страны. В Пакистане производство этих самолетов будет налажено в авиационном комплексе в г. Камре. Открывая торжественную церемонию, посвященную началу производства Супер- и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.