На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Развитие геополитики в древние и средние века

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
ВВЕДЕНИЕ 2
1. РАННИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ 5
    1.1.Осевые  направления в  истории 5
    1.2.Геополитические идеи Античности 9
    1.3.Культурно-религиозная  традиция в геополитике  Древнего Востока 16
2. ГЕОПОЛИТИКА В СРЕДНИИ ВЕКА 21
    2.1.Средневековые  города Европы  и Азии. 21
    2.2.Геополитика на Руси 25
    2.3.Религиозная  и светская геополитическая  традиция 30
    2.4.Геополитическая  мысль Средних  веков 34
СПИСОК  ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 42 
 

 

    

ВВЕДЕНИЕ

 
 
      Этимологически термин «геополитика» состоит из двух греческих слов: део — земля, politikos — все, что связано с городом: государство, гражданин и т.п.
    Термин  «геополитика» в научном смысле имеет, по крайней мере, два аспекта: культурно-психологический и концептуальный.
      Культурно-психологический аспект  как геополитическая идея отражает исторический опыт субъектов международных отношений, т.е. империй, национальных государств, народов, и подпирается определенной идеологией как системой взглядов на существующий мир и принципы его переустройства. Точнее было бы сказать, что культурно-психологический геополитический стереотип (и народа и элиты) жизнеспособен только в рамках определенной идеологии или даже мистики. Этот стереотип способствует сплочению людей, поддержанию веры в будущее, причем даже в тех случаях, когда идеология сама по себе химерична или даже антинациональна (как, например, чрезвычайно упрощенная идеология расового превосходства в фашистской Германии — этом «тысячелетнем рейхе», просуществовавшем на самом деле при постоянном ведении внутренних и внешних идеологических и горячих войн всего 12 лет) [9].
    Можно утверждать, что формирование геополитического пространства обусловлено не только строго объективными условиями и факторами (размер территории государств, особенности их географического положения, природно-ресурсный, демографический, экономический, военный потенциалы и т.п.), но и состоянием духа народов и наций, населяющих пространство определенных государств
      Объектом геополитики, согласно проф. Н.А. Нартову, является планетарное пространство — твердая суша, вода (моря и океаны, реки, озера), воздушная оболочка, окутывающая земной шар, на котором тысячелетиями идет великое противостояние моря и суши, воздуха и земной коры. Речь, значит, идет о планетарном пространстве, разделенном государствами с их границами, ресурсами и т.д.
    Целью геополитики, по мнению Р. Челлена (1864-1922) и Ф. Ратцела (1844—1904),  является осознание фатальной необходимости территориальных захватов для развития государств, так как «пространство уже разделенного мира может быть отвоевано одним государством у другого лишь силой оружия».
    Геополитика за время своего столетнего существования  переживала взлеты и падения, расцвет  и забвение.  Однако она никуда не исчезла и не могла исчезнуть. Такое утверждение связано с тем, что поскольку существуют государства и отношения между ними, постольку существует и геополитика. 
    Процесс формирования государств насчитывает  несколько тысячелетий. Прошло немало исторических эпох, поэтому можно  говорить о существовании периодов в формировании государств мира. Можно  выделить: древний, средневековый, новый  и новейший периоды.
    Древний период (от эпохи возникновения первых форм государства до V в н.э.) охватывает эпоху рабовладельческого строя. Характеризуется  развитием и крушением первых государств на Земле: Древнего Египта, Карфагена, Древней Греции, Древнего Рима и др. Эти государства внесли большой вклад в развитие мировой цивилизации.
    В результате крушения в данный период геополитического статуса этих ранних государств возникает проблема выработки новой геополитической идеи, которая в другой уже внутренней и внешней среде государства служила бы кристаллизации общества. В такие моменты само общество естественным образом поляризуется (обычно на «консерваторов» и «новаторов» и представителей неопределенного, нередко коварного с общественной точки зрения «третьего пути»), и не исключено, что в ходе неизбежной общественной борьбы в основу геополитической идеи будут поставлены иллюзорные и очень опасные для нации и государства идеи.
    Вместе  с тем, уже тогда главным средством  территориальных изменений были военные действия. Средневековый  период (V-ХV вв.) связан с эпохой феодализма. Политические функции феодального государства были сложнее и разнообразнее, чем у государств при рабовладельческом строе. Складывался внутренний рынок, преодолевалась обособленность регионов. Проявилось стремление государств к дальним территориальным захватам, так как Европа, например, уже полностью была поделена между ними.
    В этот период существовали такие мощные государства как Византия, Священная Римская империя, Англия, Испания, Португалия, Киевская Русь и др.
    Цель  курсовой работы – раскрыть развитие геополитики в древние и средние века.
    Для реализации цели работы необходимо рассмотреть ряд направлений:
    Осевое время в истории
    Геополитика в рассматриваемые исторические периоды
    Культурно-религиозная традиции в геополитике Древнего Востока, средневековой Европы и Руси.
     Поставленные  цель и задачи обусловили структуру  и логику курсовой работы, включающей в себя введение, две главы, заключение и список литературы.
     Теоретической основой работы явились труды  известных ученых: Желтов В.В., Барис, В.В., Гаджиев, К.С., Дугин, А.Г., Тихонравов Ю.В. и др. 

 


    РАННИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
      Осевые направления в истории
      Ранние представления  о геополитическом пространстве, его строении и роли во взаимодействиях государств, возникшие в глубокой древности, в основном развивали идеалистическую традицию в анализе глобальной политики. Эти представления не были в строгом смысле геополитическими, это были скорее мечты об идеальном мироустройстве, где органично переплетались верования, обычаи, традиции.
    В целом, геополитическая мысль Древнего мира не была столь богата, как философия. Это объясняется, прежде всего, сильной зависимостью развития геополитических представлений от существовавшей реальности, скудными знаниями географии, страхом человека перед природной стихией и ограниченными возможностями ей противостоять.
    Несмотря  на это, уже в этот период возникает  первое осознание связи пространства и власти, географии и политики. Правда, осмысление взаимосвязи политики и пространства не было предметом самостоятельного анализа, она рассматривалась в контексте более общей проблемы — поиска идеальной модели государства, гарантирующей гармонию и порядок на земле, а так же обеспечивающей «счастье всем, а не отдельным индивидам»[3]
    В процессе конструирования искомой  модели совершенного государства и  возникали идеи, имеющие отношение к геополитике. Таким образом, ранние геополитические представления развивались в рамках философского поиска мудрого и справедливого правления. Западная геополитическая традиция формировалась философами античной Греции и Древнего Рима в контексте противопоставления греко-римской цивилизации «варварам», т.е. другим народам, которые говорили на непонятных и неприятных на слух языках.
      Античные мыслители обращали внимание на то, что в кульминационные моменты мировой истории судьбу человечества определяют столкновения цивилизаций Моря и цивилизаций Земли.
    Можно выделить некоторые темы, осмысление которых привело в дальнейшем к вычленению проблемных комплексов современной геополитики:
    выявление взаимосвязи могущества государства и его местоположения;
    осознание влияния географической среды на политическую деятельность людей, свойства их политического темперамента, обычаи, нравы и даже общественный строй;
    понимание значения среды обитания для формирования социокультурной и политической идентичности человека;
    формулирование стратегии и принципов взаимодействия с соседними государствами.
    На  самой ранней стадии своего становления  геополитические представления  развивались в рамках религиозно-мифологических воззрений о мироустройстве, его божественное происхождение. В VIII— VI вв. до н.э. начался отход от религиозно-мифологических представлений к более рационалистическому взгляду на миропорядок вообще, государство и власть, в частности [4,с 12]
    Геополитические представления приобретают определенную философско-этическую направленность. Известное сходство геополитических традиций Востока и Запада состояло в том, что государство, общество, человек признавались неотъемлемой частью мирового космического порядка.   Правда, античные авторы и их последователи мыслили в терминах статичной полярности, что предполагает фиксированную структуру взаимодействия, остающуюся неизменной в разных исторических ситуациях. Экспансия греко-римской цивилизации была вызвана разными факторами.  
      С одной стороны, Древняя Греция, как и Древний Китай, примерно в то же время оказалась перенаселена. Из-за хозяйственной деятельности людей (в основном выпаса огромного поголовья скота) сократилась площадь лесов, а земли потеряли плодородие. Однако Древней Греции удалось преодолеть глубочайший кризис эпохи похолодания железного века за счет расширения жизненного пространства — колонизации новых земель. При этом сама природа уберегла Элладу от экологических стрессов, оказав воздействие и на формирование системы ценностей, т.е. представлений древних греков о мире и о себе. В центре ее — гражданин полиса, личность, которая собственными усилиями достигает перемен к лучшему, равная другим гражданам, связанная с ними узам солидарности и подчиняющаяся законам, принятым демократическим путем. Эти ценности, став стержнем греческой цивилизации, сохранились и позднее, когда не стало ни Древней Греции, ни империи Александра Македонского: они были во многом восприняты Римом, Византией и, наконец, странами Европы. Свобода личности оказалась тем важнейшим следствием, которое позволяет считать Древнюю Грецию колыбелью современной европейской цивилизации [4,с 46]  
      С другой стороны, условия природной  среды оказали заметное влияние  на поиск модели идеального  государства, оптимально выражающего интересы всех слоев населения: от демоса до аристократии, патрициев и плебеев. В конструировании справедливого политического порядка географическому фактору отводится решающая роль в достижении политической стабильности. Происходит рационализация геополитических представлений, которые развиваются на основе философского подхода.
      В связи с тем, что основное внимание мыслители уделяли вопросу о том, как воспроизвести на земле порядок и истину Вселенной, т.е. искусству правления во имя достижения всеобщего блага. Различие восточной и западной геополитических традиций состоит в том, что в границах двух культурных традиций роль географического фактора и природных условий в поддержании политической стабильности и механизма правления интерпретируются неодинаково.
    Немецкий философ, историк и психолог Карл Ясперс (1883—1969) первым высказал предположение о реальных изменениях повсюду — в Европе, на Ближнем Востоке, в Индии и Китае — человек стал осознавать бытие в целом, самого себя в границах своих возможностей и назвал это время осевым. Прежние мифологические (сверхъестественные) представления о мире постепенно заменялись рациональными (с помощью объективной логики) и моральными. Произошло открытие того, что позже стали называть Разумом и Личностью, появилось ощущение Времени и Пространства: «Человек уже не замкнут в себе. Он не уверен в том, что знает самого себя, и поэтому открыт для новых безграничных возможностей. Он способен теперь слышать и понимать то, о чем до этого момента никто не спрашивал и что никто не возвещал. Неслыханное становится очевидным» [14] 
    Согласно Ясперсу, все народы, жившие на просторах Евразии в I тыс. до н.э., можно условно разделить на исторические и неисторические. К осевым, или историческим, народам ученый отнес китайцев, индийцев, иудеев и греков, все остальные — неисторические, по словам ученого, «народы, не знавшие прорыва». В осевое время исторические народы разделились на западные и восточные. В результате появились два полюса мировоззрения, созданные не просто географически разделенными этносами (греки — на западе, китайцы — на крайнем востоке Евразийского континента), но даже и не подозревавшими о существовании друг друга. 
    Интерес к проблемам геополитики в  обществах Древнего Востока и  Античности возник объективно по ряду причин:
    1) Любая цивилизация, ставшая мировой  державой, возникала первоначально  в определенном центре, для которого  вся остальная территория, населенная  «варварами», служила в качестве  объекта экспансии и арены расширения жизненного пространства. Правомерность подобного утверждения показывает опыт китайцев, персов, арабов, монголов, оттоманцев, создавших великие империи путем территориальной экспансии.
    2) В условиях экстенсивного роста  экономики пространственная экспансия  представляла собой одну из  главных форм самовоспроизводства, продления существования любой цивилизации, доказательства ее пригодности к истории. Поэтому естественно, что любая цивилизация или мировая держава неизбежно приобретала имперский характер.
    3) Все ранние цивилизации возникали  на реках, которые часто жестко  задавали формы жизнедеятельности  примитивного общества. Существовали и иные факторы, которые обусловили осмыслить роль природных условий в эволюции общества [14]
    Таким образом, в I тыс. до н. э. на нашей планете произошло важное событие - революционный переворот в сознании людей. К тому времени утратили былой блеск Крито-Микенская цивилизация, Древний Египет, царства Двуречья. Угасли цивилизации, но не люди, просто они стали другими. В древнейших цивилизациях люди жили не одно тысячелетие, не осознавая своего отличия от природы, преобразованной их усилиями. Народности становились государствами и требовалось их геополитическое развитие.
      Геополитические идеи Античности
 
    Влияние географической среды (в первую очередь, климата) на обычаи, нравы, образ правления  и общественно-исторические процессы в городах-полисах было значительным, что стало предметом анализа ряда античных авторов — Гиппократа, Геродота, Полибия, Парменида. [1,с 76]  
      Например, фактор перенаселенности  заставил греков осваивать новые  земли. Грекам повезло: в новых  областях — на юге Италии, в  Сицилии, Малой Азии и Крыму  — оказались такие же условия,  как и в самой Греции: мягкий  климат и сложный рельеф. Горы  ограничили разрушительное наступление  людей на природу, а благодаря  теплому влажному климату природа  прекрасно самовосстанавливалась.  
      Это способствовало тому, что  в античной политической философии была сформулирована теория пяти климатических поясов земли (два холодных и два умеренных, а между ними — жаркий), каждый из которых порождает различные политические последствия. По мнению философов, жаркий климат расслабляет характеры и люди легко попадают в рабство, а северный, напротив, закаляет, что способствует развитию демократических форм правления. [3]
    Впервые геополитические идеи появляются в трудах мыслителей эпохи Античности. Философы рассматривают географическую составляющую социальных процессов.
    Геродот (ок. 484 – между 431-425гг. до н.э).  известен как политический деятель, но прославился, в первую очередь, как историк. Достаточно сказать, что для современного читателя древнегреческая история начинается с Геродота. Не меньше ценили его и античные ученые. Так Цицерон назвал Геродота «отцом истории». Современные историки считают «Историю» Геродота переходной с точки зрения метода изложения: от логографического к научно-историческому. Большинство современных геополитиков считают, что, начиная именно с сочинений Геродота, в античной традиции явственно просматривается геополитический подход [5]
    Кульминационным моментом развития древнегреческой  цивилизации Геродот считал греко-персидские войны, а главным содержанием человеческой истории – противостояние Запада и Востока, моря и суши, Греческой федерации и Персидской державы, эллинов и варваров, демократии и сатрапии, свободы и принуждения.
    Подход Геродота к истории заключался в описании исторического процесса от частного к общему, «снизу вверх», от отдельных правителей, политических деятелей, племен, полисов, стран до объединения их в региональные «супердержавы», объединившие многие государства Европы, с одной стороны, и Азии – с другой вызывает ассоциацию с современной континентально-региональной геополитикой. Недаром один из наиболее известных современных региональных геополитиков француз Ив Лакост назвал свой научный журнал «Геродот».
    Парменид (еще в VI в. до н.э.) говорил о пяти температурных зонах, или поясах, Земли, государственный и общественный строй (или их сочетание, т.к. в эту эпоху мыслители не видели особых различий между государством и обществом; между социальной и политической сферами жизни) обладают своими особенностями. [3]
    Ксенофонт (ок. 430-370 до н. э.). В своих главных трудах: «Анабасис» (переводится как «Восхождение» — о походе Кира Младшего в глубь Азии) и «Греческая история» Ксенофонт кроме описания сражений и деяний правителей дает интересные этнографические сведения, старается связывать военно-политические события с географией. Богатый жизненный опыт, знания и навыки, приобретенные им в географии и военной стратегии, общая широта кругозора позволяют оценить его работы (особенно «Греческую историю») как представляющие несомненный интерес с точки зрения геополитики в плане геополитических идей о противостоянии Суши и Моря, о значении армии и флота для мощи государства, о гегемонии на море и ее предопределении природой.
    Аристотель (384-322 гг. до н.э). уточнил взгляды Парменида, который обращал внимание на превосходство срединной зоны, заселенной греками. Важно уточнить, что геополитические идеи древнегреческих мыслителей имели в основном практико-ориентированный характер и основывались на эмпирических фактах известных конкретным философам. [10,с 121]
    В процессе конструирования умеренной, идеальной формы правления Аристотель осмысливал роль географического фактора в поддержании ее стабильности.
    Географическому положению и природным условиям (прежде всего, климату) Аристотель приписывал первостепенную роль в зарождении государства. Так, по его мнению только в умеренном климате можно найти идеальный природный баланс, способствующий генезису и расцвету государств.
    Аристотель стремился осмыслить значение внешних условий, в частности, пространства (территории) и его свойств, для стабильного функционирования идеального государства. Государство, по мнению Аристотеля, существует ради «лучшей жизни» своих граждан. Только внутри этого общества-государства люди смогут процветать, ибо оно — воплощение справедливости и права, выражение общего интереса граждан. 
    В сочинении «Политика» пишет о геополитических (их так можно назвать с позиций современной науки) достоинствах Аристотель пытается осмыслить и роль моря как фактора политического могущества на примере острова Крита:
     Остров Крит  как бы предназначен природой  к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны, он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой — от Азии. Вот почему и утвердил свою власть над морем, а из островов — одни подчинил своей власти, другие населил... [10,с 126]   
      Однако близость к морю воспринималась  Аристотелем неоднозначно: с одной стороны, она дает геополитические преимущества государству, а с другой — несет серьезные опасности. Так, близость к морю, портам и гаваням обеспечивает экономические блага, развивает торговлю, способствует общению людей. Однако прибытие в порты большого количества иноземцев, «воспитанных в иных законах», способно, по мнению Аристотеля, пошатнуть право и мораль в государстве. Возникновение подобной опасности легко предупредить путем издания законов, которые точно бы определяли, кому дозволено и кому запрещено прибывать в порты.
    Значение географических условий для внутренней и внешней жизни государств отмечали также Полибий, затем римляне Цицерон и особенно Страбон [12,с 112]
    Греческий историк и стратег Полибий, живший в эпоху заката и распада державы Александра Македонского и завоевания Эллады Римской державой, пытался найти причину расцвета Рима и постоянного роста его военной мощи. Описание Римской державы он как геополитически мыслящий ученый начинает с географического положения Рима и Италии, ее населения, климата, почв, рек, производимых в этих условиях продуктов. Важное внимание он уделяет политической системе Древнего Рима. Смешанное политическое устройство Рима, когда монархическую власть представляют собой консулы, аристократическую — Сенат, а демократическую — народное собрание и, таким образом, все римские граждане имеют возможность активно участвовать в политической жизни, Полибий не только считает наилучшим, но и способствующим процветанию и укреплению Рима.
    Платон и Гиппократ оставили весьма интересные замечания относительно влияния географической среды на политическую деятельность людей, обычаи и нравы разных народов. Они писали, что климат южных стран расслабляет характеры людей и они легко попадают в рабство, а климат севера, напротив, закаляет, и это приводит к распространению демократии[3].
    Продолжительное время Эратосфен (III в. до н. э.) заведовал знаменитой Александрийской библиотекой, писал труды по истории, географии, филологии, математике, астрономии (которые до нашего времени не дошли). Как следует из «Географии» Страбона, этот ученый представлял мир состоящим из четырех сфаригд (сфер, частей), выделенных условными линиями «север — юг» и «запад — восток», включающими определенные страны, населенные определенными народами. На карте Эратосфена хорошо видно, что северо-западную сфаригду составляет Европа, включающая и Элладу, юго-западную — Либия (или Ливия), соответствующая современной Африке, известной грекам только до верховьев Нила. Северо-восточную сфаригду образует Малая Азия с приморскими греческими полисами, другими государствами, контролируемыми Персидской державой, и расположенная значительно севернее Скифия, простирающаяся на всю современную Великую русскую равнину, Западную и Восточную Сибирь.
    Страбон, живший в I в. до н. э., отметил, что география, как и политика, служит нуждам государства и государственного управления. Посредником между политикой и географией выступает особый класс людей — правители. Он же в своей «Географии», выражая точки зрения наиболее авторитетных географов (геополитиков) античности, рисует весьма правдоподобную даже по современным представлениям картину земной поверхности. Согласно Страбону, Земля — это шар, на котором расположена суша, окруженная морем (океаном). Сушу он условно подразделил (линией экватора) на Северное и Южное полушария, а также на пять климатических поясов, из которых три (два полярных и экваториальный) необитаемы ввиду либо очень холодного, либо очень жаркого климата. Умеренные пояса по обе стороны экватора и составляют обитаемую сушу, т. е. ойкумену. [12,с 118]
    Знаменитый  римский оратор, государственный  деятель и мыслитель Марк Туллий Цицерон (106— 43 до н.э.) не создал какой-либо самостоятельной геополитической концепции, поскольку больше заботился о популяризации политических знаний греческих мыслителей — Платона и Аристотеля. Однако государство Цицерона отличается от платоновского идеала своей реальностью: это была Римская республика в лучшую пору ее существования. В рамках своей юридической концепции государства он высказал ряд догадок, связанных с ролью географического фактора в обеспечении устойчивого функционирования искомого им идеала правления — смешанной формы государства. [14]
    Влияние природы на государство проявляется в том, что идеальное государство должно быть организовано в соответствии с природой вещей, на основе естественного права. Истинное значение Цицерона в истории политической мысли заключается в том, что он придал учению греческих стоиков о естественном праве форму, в которой оно было известно в Западной Европе вплоть до XIX в.
    Значительное преимущество Рима, полагает Цицерон, обусловлено географическим расположением города на суше, но, благодаря Тибру, легко соединяющемуся с морем. Это, по мнению Цицерона, гарантирует от внезапного нападения врагов, чему обычно подвержены приморские города-государства. Кроме того, отмеченный географический фактор благоприятен и в нравственно-этическом плане.
    Приморским  городам, — пишет Цицерон, — свойственны, так сказать, порча и изменение нравов, ибо они приходят в соприкосновение с чужим языком и чужими порядками, и в них не только ввозятся чужеземные товары, но и вносятся чуждые нравы, так что в их отечественных установлениях ничто не может оставаться неизменным в течение долгого времени.
    Политическим  следствием близости города-государства  к морю являются нестабильность его  строя, частые смены власти. Так, причину бедствий и переворотов, происшедших в Греции, Цицерон усматривает в географических недостатках, связанных с приморским расположением эллинских полисов.
    Цицерон доказывал право римлян повелевать варварами, утверждая, что «рабство устанавливается для блага этих людей» (Позже миссия европейцев по «приобщению к цивилизации» отсталых народов достигла кульминации в эпоху империализма.). [14]
    В заключении можно сказать, что данные идеи (естественно в модифицированном виде) не потеряли своей актуальности и сегодня. Именно расположением, размерами, климатом и взаимоотношениями с соседями некоторые исследователи объясняют удачное распространение демократического политического режима в Скандинавских странах, в Северной Америке и Западной Европе и сложности в процессе демократизации, которые испытывают страны Восточной и Юго-восточной Азии, Южной Америки и т.д.  
 


        Культурно-религиозная традиция в геополитике Древнего Востока
      Значение  географических условий в развитии  человека, общества, государства, а  также их влияние на взаимоотношения  между государствами было подмечено очень давно. Уже в рассказах древних мореплавателей подчеркивалась существенная роль местоположения и природных условий в развитии государства. Было замечено, что реки и моря способствуют торговле, развитию товарно-денежных отношений, частной собственности, разделению труда и т.п. В результате возникает возможность самого разнообразного общения с людьми, в ходе которого и зарождается, и развивается цивилизация. Поэтому более быстрыми темпами развивались государства и процветали общества там, где были крупные реки и моря, а не на лесных, степных, пустынных пространствах. [5]
    В отличие от философской геополитическая традиция в Древней Индии не была сформирована. Она существовала в рамках религиозно-практически ориентированного мировоззрения и устойчивой культурной традиции. В соответствии с ними гармонию и порядок на земле можно установить путем праведного исполнения людьми своих священных обязанностей — дхармы. Однако люди несовершенны, эгоистичны, они не склонны следовать дхарме просто потому, что она предписана свыше. Чтобы побудить их подчиняться высшему закону, необходимо принуждение, наказание — данда. Смысл управления обществом заключается в том, чтобы с помощью данды сохранять и поддерживать дхарму.
    Собственно  геополитические представления  изложены в Артха-шастрах — светских трактатах, в которых рассматриваются способы приобретения и сохранения территории, а также приумножения богатства. Термин «артхэ» означает, прежде всего, территорию и богатство. [11] Артхашастра Каутильи (IV в. до н.э.) — трактат самого известного политического мыслителя Древней Индии, советника правителя Чандрагупты I, создавшего империю Маурьев (317—180 до н.э.), который объединил под своей властью большое число княжеств и народов. В трактате Каутилья рассматривал три основные проблемы эффективного управления:
    деятельность и функции мудрого государя;
    управление и право;
    проблемы войны и дипломатии.
    Геополитические идеи не носят самостоятельного характера, а высказываются в контексте  науки управления. Следуя традиционному для Древней Индии определению главных назначений человека: праведное исполнение своего долга, действия, направленные на приобретение богатства и власти, желания и освобождения, Каутильи видит свою задачу в изучении ближайших целей общественного существования. Они сводятся к обеспечению блага всех живых существ. Таким благом является сохранение божественным провидением общественного порядка, который достигается путем исполнения каждым человеком своего долга. Возвеличивая царскую власть и ее действия, Каутилья оправдывает ту политику, которая защищает людей, но в то же время он рекомендует правителям применять все средства против народного недовольства внутри страны [11]
    Пространственные  взаимоотношения между государствами  Каутилья осмысливает в контексте понимания территории как важного ресурса власти. Действия государства на внешней арене направлены на приобретение новых земель. По его мнению, существует шесть основных форм внешней политики: состояние мира, война, нейтралитет, подготовка к походу, союз, двойная политика. Назначение данной классификации состояло в выработке рекомендаций правителям, какую осуществлять политику в разных случаях: Слабый царь должен стремиться к миру, сильный вести войну; если никто не угрожает, но царь не чувствует себя достаточно сильным, — нейтралитет и т.д.
    Первое  протогосударственное образование на территории Китая, а именно в среднем течении Хуанхэ, возникло на рубеже III—II тыс. до н. э. Это был союз племен Ся. Через несколько веков, уже в начале II тыс., племя Инь добивается гегемонии. Иньская династия правила первым китайским государством до конца II тысячелетия, пока иньский ван (правитель) не был свергнут предводителем племени Чжоу У-ваном. [14]
    Политическая  культура Древнего Китая включала достаточно разнообразный набор форм и методов  контроля над пространством: прямой и косвенный. Способы военной  экспансии занимали значительное место, поскольку политическая история Древнего Китая была чередой бесконечных междоусобиц и войн с соседями. Достаточно упомянуть период Воюющих царств, который продолжался почти два века (с 403 по 221 гг. до н.э.). Наряду с прямой военной агрессией, в период империи Хань в I—II вв. использовались методы «сухопутной колонизации» новых земель, своеобразный аналог гуманитарной интервенции.
    На  вновь присоединенных землях (население которых просто признавало власть императора) создавались «пограничные округа», куда переселялись значительные группы древнекитайского населения: они селились в административном центре новой провинции. В приграничные же районы переселялись отдельные группы кочевников, признавшие власть ханьского императора. При постоянном росте численности древних китайцев чересполосное расселение обеспечивало им возможность культурной гегемонии над местным населением. [Там же]
    Специфическим способом доминирования над соседними  государствами являлось искусство вербальной коммуникации. Автором подобной политической технологии был философ Конфуций (Кун-цзы, 551—479 до н.э.). Его изречения собраны в книге «Лунь-юй» («Суждения и беседы»).
    Применительно, к внутренней политике ее суть состоит  в том, что важным условием эффективного администрирования Конфуций считал хорошо продуманное слово, поскольку «одно-единственное слово может свидетельствовать об уме или глупости человека, особенно правителя («благородного мужа»), истинность и уместность которого может подчас решить судьбу государства». Будешь спешить — не сумеешь вникнуть в суть дела; утонешь в мелочах — не решишь крупные проблемы.
    Геополитические идеи Конфуция развивались в контексте  решения проблемы о наилучшем устройстве общества и управлении государством. Причем решить эту задачу он стремился с помощью строгой упорядоченности (по принципу естественного неравенства в природе, где каждый знает свои права и обязанности) и определенных моральных принципов. Суть социального порядка, по Конфуцию, выражается формулой: «Правитель должен быть правителем, подданный — подданным, отец — отцом, сын — сыном».
      Управлять обществом призваны благородные мужи во главе с государем («сыном неба») на принципах добродетели и личного примера. Практические советы Конфуция в области управления и сегодня можно отнести к заповедям умелой администрации: мудрый руководитель должен хорошо знать, что любят люди (богатство, престиж) и что ненавидят (бедность и презрение); дельный чиновник должен уметь все видеть, все слышать, осторожно высказывать свое мнение, избегать рискованного и опасного действия [12,с 226]
    Применительно к внешней политике искусство  вербальной коммуникации состоит в использовании стратагем — совокупности скрытых тактических приемов и уловок, которые необходимо творчески применять в зависимости от конкретной ситуации.
    Суть  стратагемного мышления состоит в том, чтобы с помощью различных манипуляций (набора обещаний, соглашений, заверений, союзов, коалиций, угроз) постараться истощить силы врага и нанести ему невосполнимый урон, не вступая с ним в прямое противоборство. Конечная цель подобных действий состоит в том, чтобы сохранить свои силы и богатства. Наиболее известные китайские стратагемы гласят:
    «Объединиться с дальним врагом, чтобы победить ближнего»
    «Превратить роль гостя в роль хозяина»
    «Наблюдать  за огнем с противоположного берега»
    «Заманить на крышу и убрать лестницу»
      «Ловить рыбу в мутной воде»
    «На востоке поднимать шум, на западе нападать»
    «Скрывать за улыбкой кинжал»
    «Сманить  тигра с горы на равнину»
      «Тайно подкладывать хворост  под костер другого»
    «Убить  чужим ножом» и др.
    В Древнем Китае была детально разработана  методика применения той или иной стратагемы с учетом различных обстоятельств  и ситуаций. Особенно эффективно они  могут быть применены в ситуации геополитического противоборства.
    Преодолев кризис в эпоху Ранней Хань (206 до н.э. — 23 н.э.), почти 2 тыс. лет Китай существовал в условиях стабильности. Она основывалась на «трех китах»: (а) неизменности территории; (б) неизменности численности населения (разумеется, в границах определенного интервала); (в) неизменности жизненных устоев (идеология иерархии ценностей, основные принципы политики, экономики, общественных отношений). В результате подобной стратегии уровень жизни китайцев вплоть до XVIII в. был выше, чем в Европе.
    Таким образом, геополитические идеи в Древнем Востоке развивались в русле мифологического, социоантропоморфического мировоззрения, в основе которого лежит очеловечивание природной среды и осознание людьми своей прямой зависимости от природных сил и патриархально-клановой структуры общества. Геополитическим идеям Древнего Китая присущ повышенный прагматизм, что принципиально отличает их от пространственных моделей Древней Индии, основанных на религиозном идеализме.    

      
 
 

    ГЕОПОЛИТИКА В СРЕДНИИ ВЕКА
        Средневековые города Европы и Азии.
 
    Изменения, вызванные Великими географическими открытиями, стали исходной точкой рассуждений Маккиндера. “Средневековая Европа была ограничена непроходимой пустыней на юге, неизвестным океаном на западе, ледяными и таежными просторами на севере и северо-востоке; ей угрожали лишь чрезвычайно подвижные кочевники с востока и юго-востока…”.
    Начиная с XI в. постепенно стали складываться общеевропейские торговые пути, и города, расположенные на них, получившие большее развитие по сравнению с остальными. Главные торговые пути шли из Италии на Восток по Средиземному морю. Объем товаров на этом пути был сравнительно небольшим, но это были самые ценные товары того времени - пряности, ювелирные украшения, шелк и другие дорогие ткани, дорогое оружие, за которые европейские государства расплачивались золотом и серебром. Восточная торговля способствовала бурному развитию итальянских городов, особенно Венеции и Генуи, от которых начинались сухопутные пути в глубь материка. [9,с 131]
    Важный торговый путь сложился также на севере Европы по Северному и Балтийскому морям. По этому пути с запада (из Германии, Франции, ^Англии) шли металлические изделия и простые ткани, с востока (из Новгорода, Прибалтики) - меха, янтарь, льняные ткани, воск. Города, расположенные на этом пути, образовали Ганзейский торговый союз (Лондон, Брюгге, Гамбург, Любек, Новгород и др.). Главные внутри европейские торговые пути шли по долинам рек - Сене, Рейну, Эльбе, Роне, Дунаю.
    Образование новой формации – феодализма – на Востоке происходило исторически раньше, чем на Западе. Её государственным воплощением явился Арабский Халифат – мусульманско-феодальная теократия, по своей мощи сравнимая разве что с Великой империей Александра Македонского.
  Для того чтобы привести весь мир к  исламу, мусульманам необходимо вести  постоянную борьбу за веру — джихад, который может быть трех видов, джихад сердца — борьба со своими собственными недостатками; джихад языка — запрет порицаемого и разрешение одобряемого  исламом; газават (набег) или фатх (завоевание, победа). В священной войне запрещено убивать женщин, детей, стариков и священников даже немусульманского вероисповедания, но население и его собственность завоеванной страны становятся военной добычей.
  Таким образом, геополитика ислама реализовывалась  через определенную государственную  форму — Халифат, видела в центре мира арабскую нацию, сплоченную мусульманской  религией, святилища которой находятся  в Мекке — религиозном центре мусульман и всего будущего мира. Обитаемый мир пока еще не стал полностью мусульманским, но целью ислама является сделать его таковым посредством постоянной экспансии Халифата, усилиям всех мусульман, которые обязаны вести священную войну-джихад за реализацию этой цели. [9,с 145]
    Как и в античные времена, огромное государственное образование стимулировало миграцию, развитие экономики, культуры, распространение научных взглядов. Единство государственного арабского языка облегчало переводы античных трудов, популяризацию заложенных в них идей. Географическое положение (от Индийского до Атлантического океана) позволяло арабам использовать достижения науки не только Азии, но и Европы, Индии, Китая: караваны с книгами стекались в библиотеки халифов со всего мира. Особо следует отметить благоприятное воздействие на развитие арабской культуры гуманистических идей свободы и равенства, изначально заложенных в исламе как официальной государственной религии.
    Средневековую торговлю можно типологизировать:
    торговля граждан города с местными жителями, соседями;
    то же – с теми, кто не является бюргером (крестьянами, жителями соседних городов);
    торговля подданных государя этой страны с иноземцами;
    по характеру торгового ассортимента;
    по протяженности торгового маршрута;
    по формам и степени регулирования;
    по форме и типу организации.
    Иногда эти признаки сочетались.
    В Западной Европе стали формироваться 2 торговые зоны:
      Средиземноморская – Пиренейский п-в, Южная и Центральная Франция, Италия, Византия – которые торговали между собой и с Северной Африкой, черноморско-азовскими портами, М. Азией, со 2/2 XVII в. с Востоком, Индия, Китай. Лидеры в разное время – Византия, Амальфи (IX-X вв.), Венеция, Генуя, Пиза. Торговали с Левантом, откуда вывозили предметы роскоши, предметы узкого спроса, но зато они создавали сверхприбыли. Но с XV в. стали продавать и товары повседневного спроса – зерно, соль, шерсть, иголки, вино.
      Северная торговая зона – Балтика, Северное море, Северо-Восточная Атлантика; Англия, Нидерланды, Северная Франция, Северная и Центральная Германия, Прибалтика, Русь, Дания, Швеция, Норвегия, где торговали – «тяжелыми» (рыба, соль, зерно, лес, металлы) и «красными» (сукна, шерсть) товарами + лен, пенька, воск. Лидеры – с XIII в. Ганза. Между Северной и Южной зонами связь существовала через Альпы, по Рейну и др. рекам. В торговле стали создаваться ассоциации нескольких мастеров.
    Не удивительно, что существует устойчивый исторический интерес многих государств к тому, чтобы, имея возможность выхода к морю, использовать для своего блага морские пути. Геополитика морей породила «талассо-политику» государств. Талассо-политика, доведенная до своего логического конца, превращается в талассократию, т.е. в такую систему выживания и жизнедеятельности, которая полностью зависит от моря. Примером талассократии могут быть Афины, Карфаген, Венеция, Ганза, Великобритания и т.д. Афины, обращая свой взор на море, мечтали о создании Великой Греции. И, видимо, это позволило им утвердить свое господство над Спартой. Позднее, разгромив Карфаген, Рим превратился в морскую державу, что предопределило его роль как мировой державы [7]
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.