На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Становление и развитие топонимики !!!Внимание списка литературы нет!!!

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 20.07.2012. Сдан: 2012. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Содержание

    Введение…………………………………………………………….………..…4

    Раздел 1. Становление и развитие топонимики как отражение  культурных  и прагматических особенностей функции………….……………………………...6
                 1.1 Развитие ономастики как лингвистической науки….……….…11
                1.2 Топонимика как раздел ономастики .............................…….......23
                 1.3 Изучение топонимов сквозь  призму лингвокультурного  и  прагматического подходов………………………………………………….……...32
    Раздел 2. Лингвокультурный и лингвопрагматический потенциал американских топонимов…………………………………………………………..          
                 2.1 Структурно - семантические особенности американских топонимов...................................................................................................................33
               2.2 Лингвокультурные и лингвопрагматические особенности формирования и функционирования американских топонимов………………...44
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..…54
    Список  использованных источников………………………………………...57 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                      Введение
      В последнее время лингвистическая наука обращает все большее внимание на исследования онимов различного характера, представляющего собой значительный пласт лексической системы языка. Необходимость его научного изучения получила в настоящее время всеобщее признание, о чем свидетельствует широкий интерес к проблемам топонимики, антропонимики, этнонимики в отечественном и зарубежном языкознании.
      Наряду  со способностью передавать значимую для реципиента информацию, онимы  обладают способностью делать ту же информацию закрытой для «непосвященных» или  инокультурных восприемников, поскольку  имена собственные – это всегда специфические реалии, относящиеся  к фоновой лексике. Как известно, для успешной межкультурной и межъязыковой коммуникации мало усвоить языковые закономерности, но необходимо овладеть фоновыми знаниями иноязычной культуры, иметь представление о национально-культурных особенностях народа-носителя языка.
    Таким образом, актуальность дипломной работы определяется неослабевающим интересом к феномену собственного имени вообще и топонимам в частности, а также тем, что ономастические реалии представляют собой важнейший языковой источник информации о духовной культуре определенного народа.  Ономастический материал обладает огромным культуроведческим потенциалом. В аспектах лингвокультурологической и прагматической информации ономастика, однако, изучена совершенно недостаточно. Как справедливо отметила Е.Л. Березович, недостаточно декларирования факта культурно-исторической ценности имени собственного, но необходимо выработать методологию извлечения культурно-исторической информации из ономастикона, а также методологию описания и интерпретации этой информации. Свою работу мы расцениваем как один из небольших шагов в осуществлении этой масштабной задачи.
       Развитие ономастической науки в настоящее время характеризуется освоением неразработанных областей онимического пространства, одной из которых долгое время оставалась топонимия.
      В настоящей дипломной работе внимание сосредоточено на лингвокультурологических и прагматических свойствах американских топонимов.
    Лингвокультурология — одно из ведущих направлений лингвистических исследований в настоящее время — предполагает рассмотрение ономастического материала в аспекте участия языка в создании духовной культуры и участия духовной культуры в формировании языка.
    Топонимика  даёт ценнейший материал для истории, устанавливая места поселений и пути миграций часто исчезнувших народов, характеризуя местные мифы, давая представления о типе поселений, об общественных и семейных отношениях.
    Жизнь человека тесным  образом  связана  с  различными  местами,  которые  обозначаются   с помощью географических  названий. Вопросы, связанные с исследованием  топонимов, всегда актуальны и интересны  как в научном плане, так и  в плане культурно-познавательном.
    Топоним является своеобразным  вместилищем  знаний о стране, хранителем   историко-культурной  информации. В.В. Молчановский  подчеркивает, что национально – культурный  компонент  семантики  топонимов  отличается  особой  страноведческой  репрезентативностью, а также богатством  культурно -  исторических   ассоциации.
    Целью данной работы, является исследование лингвокультурных  и лингвопрагматических особенностей топонимов США.
    Для достижения поставленной цели исслдевания мы определили следующие задачи:
    отобрать необходимый языковой материал (американские топонимы);
    обощить и систематизировать отобранный языковой материал;
    проанализировать структурно-семантические особенности исследуемых американских топонимов;
    определить историко-культурные предпосылки возникновения и формирования топонимов;
    выделить и проанализировать лингвокультурные осоенности американских топониомов;
    определить прагматические возможности исследуемого языкового материала.
    Объектом  нашего исследования  являются  американские топонимы.
    Предметом исследования является рассмотрение лингвокультурных и прагматических особенностей американских топонимов.
    В качестве источников анализируемого языкового  материала в работе послужили  словари географических названий различных  областей и районов США, географические атласы и карты отдельных штатов.
    Методологическая  основа исследования состоит в реализации комплексного междисциплинарного подхода  к анализу материала, предполагающего  рассмотрение языковых фактов в тесной связи с данными культурологии, социолингвистики и этнолингвистики. Это продиктовано тем, что ономастическая лексика исключительно чутко  реагирует на общественно-политические, социальные, культурные преобразования. Таким образом, методы исследования обусловлены спецификой объекта, языкового материала, а также целями и задачами работы. В работе использованы дескриптивные методы с элементами интерпретационного анализа. При непосредственном изучении языкового материала применялся контекстуальный лингвопрагматический анализ, предполагающий учет не только содержательно-смыслового пространства конкретного текста, но и широкого лингвокультурологического контекста.
    Новизна предлагаемой дипломной работы состоит  в уточнении лингвокультурологического  статуса американских топонимов  и их прагматических характеристик, в то время как в большинстве  лингвистических работ ономастическая лексика рассматривается прежде всего с точки зрения семантического и структурного содержания.
    Теоретическая значимость исследования состоит в возможности применения результатов исследования в последующих трудах обобщающего характера по топонимии
    Практическая  значимость данного исследования заключается в том, что ее данные и результаты могут быть использованы при разработке спецкурсов по ономастике, лингвокультурологии, лингвострановедению, социолингвистике, этнолингвистике при написании докладов,  рефератов и курсовых работ.
   Работа  была успешно апробирована на XXXVII научно-практической конференции «Интеграция образования и науки — шаг в будущее» в Инновационном Евразийском Университете. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Раздел 1 Становление и развитие топонимики как отражение  культурных  и прагматических особенностей функции.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    1.1 Развитие ономастики как лингвистической  науки
      Существует огромное количество нарицательных слов, обозначающих предметы и их свойства, явления природы и другие реалии нашей жизни. Кроме них существует и другой, особый мир слов, выполняющих функцию выделения, индивидуализации и представляющих собой разнообразные имена и названия.
    Имена собственные  издавна привлекали внимание простых обывателей и профессиональных исследователей. Сегодня имена собственные изучают представители самых разнообразных наук (лингвисты, географы,  историки, этнографы, психологи, литературоведы). Однако в первую очередь собственные имена пристально исследуются лингвистами, поскольку любое наименование вне зависимости от того, к какому объекту живой или неживой природы оно относится (к человеку, животному, звездам, улице, городу, селу, реке, ручью, книге или коммерческой фирме) - это слово, входящее в систему языка, образующееся по законам языка, живущее по определенным законам  и употребляющееся в речи.
    В науке о языке существует специальный  раздел, целое направление лингвистических  исследований, посвященное именам, названиям, наименованиям - ономастика. 
    Ономастика (от греч. onomastikуs - относящийся к наименованию, уnpan>- имя, название) - раздел языкознания, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления в языке-источнике или в связи с заимствованием в другие языки. 
    Единицами ономастики являются собственные имена различных типов (ономастическая лексика), онимия, которая в соответствии с обозначаемыми объектами делится на антропонимику, топонимику, зоонимию (собственные имена животных), астронимию, космонимию (название зон и частей Вселенной), теонимию (имена богов) и др. 
    Ономастические  исследования помогают выявлять пути миграций и места былого расселения различных народов, языковые и культурные контакты, более древнее состояние  языков и соотношение их диалектов. Топонимия (особенно гидронимия) зачастую является единственным источником информации об исчезнувших языках и народах.
    Согласно  Книге Бытия, первыми получили имена  собственные сами люди, известные  им места на земле, животные (домашние и дикие) и видимые небесные светила. Эти объекты и их имена заполняли  ономастическое пространство древнего человека. С течением времени это  пространство расширялось, получили имена  новые типы объектов. 
    Мир, в котором мы живем, можно назвать  миром имен и названий. Ведь практически  каждый реальный объект (а зачастую и вымышленный) имеет или может  иметь свое собственное наименование. При этом одни названия настолько  древние, что их воспринимают как  возникшие сами собой, поскольку  неизвестен их автор, а иногда даже и народ, языку которого это слово  принадлежало. История таких имен скрыта от нас завесой времени. Этим, в частности, отличаются названия некоторых  рек, морей, гор, звезд. Напротив, существуют другие имена и названия, дата рождения которых установлена точно или  даже широко известна; они нередко  молоды, часто известны и авторы этих слов-названий.
    Границы мира ономастики, позволяющие определить число таких необычных слов в  нашей речи, удалены от взора даже опытного исследователя: статистика здесь  также не может быть всеобъемлющей - это просто невозможно.
    Ономастика имеет ряд разделов, которые традиционно выделяются в соответствии с категориями собственных имен, в соответствии с характером называемых объектов. Собственные имена географических объектов изучает топонимика; собственные имена людей исследует антропонимиканаименования зон космического пространства - созвездий, галактик, как принятые в науке, так и народные анализирует космонимика; названия отдельных небесных тел изучает астронимика; собственными именами животных, их кличками занимается зоонимика; собственные имена предметов материальной культуры стали объектом изучения хрематонимики; есть и другие разделы. Помимо этого в ономастике существуют специальные направления по изучению имен собственных в художественной литературе и устном народном поэтическом творчестве, в диалектах и говорах, в официально-деловом стиле речи.
    Этнонимика (от греч. ethnos - племя, народ и уnyma - имя, название)–раздел ономастики, изучающий происхождение и функционирование этнонимов-названий наций, народов, народностей, племён, племенных союзов, родов и др. этнических общностей. Этнонимика исследует историю этнонимов, их употребление, распространение и современное состояние. Данные этнонимики особенно важны для решения проблем этнической истории, этно- и лингвогенеза. Изучение этнонимов даёт возможность проследить эволюцию имени, объяснить его происхождение. Результатами этнонимики пользуются историки, этнографы, демографы, лингвисты, антропологи и археологи, исследующие этнические общности с разных точек зрения, пути этнических миграций, культурные и языковые контакты. Этнонимы, будучи древними терминами, несут в себе ценную историческую и лингвистическую информацию. Различают макроэтнонимы – названия крупных этнических общностей и микроэтнонимы, обозначающие небольшие этнические объединения. Особую группу в этнонимике составляют самоназвания народов или племён, которым противопоставлены названия, данные соседями этих племён или народов. К этнонимам близки названия местожителей (этниконы), образующиеся от топонимов, а также неофициальные и прозвищные обозначения групп населения. Этнонимы обычно соотносятся с макротопонимами. Соотнесенность бывает прямой, когда название страны образовано от этнонима, и обратной, когда этноним произведён от названия страны.
    Аспекты ономастических исследований многообразны. Выделяются: описательная ономастика, составляющая объективный фундамент ономастических исследований, дающая общефилологический анализ и лингвистическую интерпретацию собранного материала; теоретическая ономастика, изучающая общие закономерности развития и функционирования ономастических систем; прикладная ономастика, связанная с практикой присвоения имен, с функционированием имен в живой речи и проблемами наименований и переименований, дающая практические рекомендации картографам, биографам, библиографам, юристам; ономастика художественных произведений, составляющая раздел поэтики; историческая ономастика, изучающая историю появления имен, и их отражение в именах реалий разных эпох; этническая ономастика, изучающая возникновение названий этносов и их частей в связи с историей этносов, соотношение этнонимов с именами других типов, эволюцию этнонимов, приводящую к созданию топонимов, антропонимов, зоонимов, связь этнонимов с названиями языков (лингвонимами). 
    Современная ономастика – это комплексная  научная лингвистическая дисциплина, обладающая своим кругом проблем  и методов. Ономастические исследования помогают изучению путей миграции отдельных  этносов, выявлению мест их прежнего обитания, установлению более древнего состояния отдельных языков, определению  языковых и культурных контактов  разных этносов. 
   При анализе онимических единиц представляется чрезвычайно важным опираться на понятие онимической системы. Под онимической системой Н.В.Подольская понимает «определенным образом внутренне организованную совокупность онимических моделей, морфем и формантов» [133. 93]. Различные уточнения в понимание этого термина вносят И.А. Воробьева, Н.К. Фролов, Ю.А. Карпенко и др.
   А.В. Суперанская считает, что онимическая  система любого языка является «гигантской  макросистемой, или системой систем, объединяющей многочисленные системы  и подсистемы имен, относящихся ко всем секторам ономастического пространства в их преломлении в речи отдельных  социальных (территориальных, профессиональных) групп, пользующихся данным языком» [32.50]. Отличие данного определения от других состоит в том, что онимическая система понимается функционально. «Топонимическая система представляет собой не сумму топонимических единиц, а своеобразный механизм, преобразующий топонимический материал в соответствии с определенными принципами и отбрасывающий как неприемлемое все то, что не удовлетворяет заданным параметрам. Сами эти параметры складываются для каждой территории исторически, на основе наиболее частотных топонимических моделей, созданных в результате взаимодействия языков, представленных в данном регионе»
   Основу  системы составляют наиболее продуктивные типы, по сходству и контрасту с  которыми перестраиваются прочие [32. 109].
   Онимическая система развивается под влиянием внутренних и внешних факторов. Внутрилингвистические факторы проявляются в структурном составе, словообразовательных моделях и типах, семантике. К экстралингвистическим факторам относятся факторы времени и пространства, специфика именуемого объекта и индивидуальность номинатора, культурно-историческая обусловленность номинаций.
    1.1 Топонимика как раздел ономастики
    Географические  названия окружают человека всюду. Об этом говорил известный географ  В. А. Жучкевич: «Невозможно представить  жизнь современного общества без  географических названий. Они повсеместны  и всегда сопровождают наше мышление с раннего детства. Все на земле  имеет свой адрес, этот адрес начинается с места рождения человека. Родное село, улица, на которой он живет, город, страна - все имеет свои имена. Ежедневное чтение газет, классической литературы, изучение истории культуры и развитие науки приводят к новому, все расширяющемуся запасу географических названий в нашем  языке» [9. 18].
    Географическими собственными именами занимается особая наука -топонимика, раздел ономастики, в котором рассматриваются значения географических названий, их происхождение, закономерности развития и функционирования. Топонимика занимает пограничное положение между географией, историей и языкознанием. Таким образом, географические названия отражают не только историю, природные условия данной местности, языковые особенности народа, но и могут заключать в себе топонимы других территорий.
    С середины XX века положение изменилось, так как топонимика выделилась в отдельную науку. В 1965 г. в Ленинграде была проведена первая всесоюзная конференция по топонимике, были сформированы первые научные топонимические школы, изданы первые учебные пособия по топонимике, изданы первые топонимические словари.
    В XX веке топонимика развивалась усиленными темпами. Среди топонимистов - современников следует сказать о В.А. Никонове, Е.М. Поспелове, А. В. Суперанской, Б. А. Серебренникове, которые внесли значительный вклад в развитие топонимики.
    Основными понятиями, которыми оперирует топонимика, являются топонимия, топоним, виды топонимов.
    Топонимия - это совокупность топонимов, выделяемая по какому-либо признаку, чаще всего по территориальному, языковому или по хронологическому. Т.Н. Мельникова определяет топонимию, как «класс лексических единиц (топонимов), интегрированный в ономастику на основании общей с другими ономастическими классами функции - номинативно-индивидуализирующей» [16, 21].
    Известна классификация А. Баха который делит имена собственные в связи с обозначаемыми объектами, а также классификация А.В. Суперанской, которая делит имена на «имена живых существ и « существ, воспринимаемых как живые» и «именования неодушевленных предметов», среди которых наиболее значительное место занимают топонимы.  
       Поскольку топонимы - это слова, то они, очевидно, обладают всеми теми категориями, которыми обладают слова языка вообще. Но, будучи частью словарного состава языка, топонимы вместе с тем входят в то его своеобразное подразделение, которое носит название «собственные имена».  
        Понимание топонимии как части ономастики является общепризнанным и никем нигде не отвергается. А если это так, то и теория топонимии неотделима от теории ономастики в целом. Между ними существует органическая связь. Единство ономастики — не абстрактное понятие и означает не только подчинение всех ее подразделов общей методологической конкретизации законов материалистической диалектики, но и наличие конкретных взаимосвязей между различными отраслями ономастики (в частности, между топонимикой и антропонимикой). Топонимы занимают особое место в лексической системе языка. Несомненно, что, представляя собой определенную группу слов, они наделены парадигматическими и синтагматическими характеристиками, свойственными слову вообще. Несомненно также и то, что категории, установленные для собственных имен, как специального подкласса лексики, распространяются и на топонимы. Вместе с тем очевидно, что топонимы не просто разновидность собственных имен, а собственные имена особого рода.  
       Предмет топонимики — географические названия — стабилен. Содержание же топонимики чрезвычайно динамично, т.к. оно отражает изменения в предмете, выявленные по мере его познания. Топонимика, синтезируя результаты различных исследований географических названий той или иной страны, «организует» эти данные, выявляет специфику географических названий.

    Развитие  топонимики на стыке топонимики, лингвистики, географии и истории определяют её интердисциплинарный характер и  необходимость разработки и внедрения  особых методов изучения её предмета. Можно утверждать, что изучение топонимов  как части словарного состава  языка, их семантики, структуры, функций, то есть всего того, что им свойственно  как лингвистическим единицам, должно быть непосредственно связано с  изучением истории данного народа и географии территории.  
       В первую очередь, топонимы, относящиеся к числу имен собственных, являются языковой универсалией, входят в состав лексики языка и должны рассматриваться как неотъемлемая часть его словарного состава.  Отмечая несомненную роль географии в формировании топонимики, Э.М. Мурзаев писал: «Именно географы лучше других специалистов могут разбираться в семантических нюансах местной географической терминологии и географических названиях на широких пространствах. Иногда название обусловлено особенностями географического объекта. И в этом утверждении нет ни географического натурализма, ни противоречия тезису об историзме топонимики и топонимов. Генетическая связь между топонимами (гидронимами, оронимами) и местными географическими терминами очевидна. Именно последние лежат в основе многих топонимов и определяют их семантическую сущность. Эта связь может быть названа позитивностью географических названий. Большинство повторяющихся формантов современных топонимов, которые не имеют ощутимой смысловой нагрузки, в прошлом имели ее, представляя тот же элементарный географический термин » [21. 28]

    О социальном характере собственных  географических имен говорит В. А. Никонов: «1) История общества отражается в  топонимии не непосредственно, а  преломляется сквозь внутренние законы языка, отсюда многообразие топонимических явлений...; 2) географические названия, как и язык в целом, обслуживают  все общество, а не отдельные классы; 3) топонимический тип может пережить породившую его эпоху, сохраняя продуктивность»[11.105].
    Топонимы, указывая на отдельные единичные  предметы, не называют классы однородных предметов, а являются предельно локализованными словами [1.44] и теснейшим образом связаны с единичными географическими понятиями. Эти особенности топонимов позволяют им иметь значительную автономию внутри лексического состава языка.
    Своеобразие географических названий вызвано вторичностью языковых элементов, которые участвуют  в создании топонимов, а также  большой длительностью существования  многих топонимов. Находясь в тесной связи со словарным составом языка  в целом, топонимы одновременно обнаруживают более частные связи с отдельными пластами лексики. 
Относясь в своем большинстве к числу имен существительных, топонимы противопоставлены, таким образом, всем прочим частям речи. Одновременно, принадлежа к числу имен собственных, топонимы именуют единичные объекты.

    Вопрос  о том, что понимать под значением  топонимов, также весьма сложен. Указание на объект - естественная функция любого топонима, но кроме указания на объект во многих наименованиях прослеживаются дополнительные значения, связанные  с характеристикой объекта, идеологией и эмоциональной окрашенностью  имени. Номинация, т.е. называние объекта, может осуществляться только потому, что у слова, используемого как  название, есть его собственная сигнификация. Кроме того, в процессе называния  осуществляется не только денотация, указание на объект, но и коннотация - привнесение  дополнительных обертонов, созначений. Таким образом, топоним, оставаясь  названием, т.е. именем единичного предмета, оказывается нагруженным коннотациями.  
       Проблема значения топонимов осложняется ещё и тем, что различные планы их значения могут по-разному восприниматься. Непосредственно воспринимается лишь прямое, адресно-указательное значение топонима. Что же касается этимологического значения, условно называемого «дотопонимическим», то его восприятие не обязательно и не оказывает прямого влияния на фактическое функционирование топонима. Остается третий план значения названия, который можно назвать «посттопонимическим», т.е. восприятие тех разнообразных и многочисленных значений, которые надстраиваются над обычным топонимическим значением названия.  
        Под  топонимом понимается обобщенное название любых топообъектов: от крупных географических и административно-территориальных районов до мелких внутригородских объектов, собственное имя как природных объектов на Земле, так и объектов, созданных человеком и зафиксированных в данном регионе [8. 127]. Специфика географических названий заключается прежде всего в том, что имя, формируемое под влиянием социальных и исторических факторов развития общества, должно одновременно определять и называть объект. Таким образом, топоним как бы осуществляет связь «человек — объект». Основным понятием теоретической топонимики является социально-историческая сущность имени, антропологическая направленность, которые дают возможность анализировать как топонимию одной системы, так и различных систем.      

    Понятие системы (от греч. Systema – целое, составленное из частей; соединение) является одним из ключевых научных понятий. Под языковой системой, к которой относится и топонимическая система как часть в дихотомии имена собственные - имена нарицательные, понимается множество именно языковых элементов любого естественного языка, находящихся в определенных отношениях и связях друг с другом, которое образует определенное единство и целостность. Каждый компонент системы  языка существует не изолированно, а лишь в противопоставлении другим компонентам системы. Существует ряд определений топонимической системы, данный разными исследователями [1;  21; 3]. В целом, под топонимической системой понимается совокупность географических названий на определенной территории в целом для данного времени с учетом взаимодействия всех подсистем, одной из составляющих частей топонимической системы является урбанонимия - система внутригородских названий, названий линейных объектов, а также гидронимии, оронимии, микротопонимии, ойконимии.                                                                        
    Трактовка топонимии не как системы, а как  класса ономастической лексики отличается от имеющихся в лингвистической  литературе трактовок топонимии  как системы, микросистемы и макросистемы. Разные авторы называют топонимической системой совершенно различные понятия, такие как совокупность топонимов  отдельного поселка, города, района, страны, совокупность субстратной топонимии, так и отдельные ранги или  разряды имен собственных.
    Специфика топонима как имени собственного состоит в том, что его значение трехпланово: дотопонимическое (этимологическое), собственно топонимическое (прямое географическое значение) и посттопонимическое значение, т. е. многообразие ассоциаций, которые  возникают у человека в результате знакомства с объектом [7,22]. Среди  топонимов выделяют гидронимы, или  потамонимы (именования водных объектов), ойконимы (названия населенных пунктов), оронимы (названия элементов земной поверхности), урбанонимы (названия внутригородских  объектов) [15, 77].
    А. В.Суперанская среди урбанонимов  выделяет также следующие 
    - годонимы - названия улиц;
    - агоронимы - названия площадей.
      Топонимы  как  имена  собственные   обслуживают  категорию географических объектов. В значении топонимов, как и у других имен собственных (ИС), можно выделить не меньше трёх компонентов:
    1) бытийный, или интродуктивный («существует  нечто»);
    2) классифицирующий — отражающий принадлежность референта к определённому классу (денотату);
    3) индивидуализирующий.
    Топонимические  денотаты многочисленны: это может  быть континент, океан, море, страна, озеро, река, остров, полуостров, населённый пункт, улица, площадь, строение и т.д. В связи с этим классифицирующий компонент значения у топонимов нередко получает формальное выражение.
    Во-первых, название денотата может являться неотъемлемой частью самого названия. Часто оно  входит в состав официального именования, но отсутствует в «бытовом», более  кратком варианте.
    Во-вторых, обозначение денотата может вливаться  в топоним как некая псевдоморфема.
    В-третьих, существуют морфемы и псевдоморфемы, не называющие прямо денотат, но специфичные  для него.
    Типичные  особенности в формальном облике топонимов нередко ведут к  возникновению продуктивных моделей, используемых при наименовании новых географических объектов и переименования старых. Этим нередко пользуются и писатели, создавая названия для вымышленных объектов.
    Потенциально  безграничное количество возможных  географических объектов, а также  различная степень их значимости для общества приводят к тому, что  языковой статус различных групп  топонимов различен.
    В подавляющем большинстве случаев  уточнение, к какому именно конкретному  референту относится тот или  иной топоним, возникает в речи. Невозможно и не нужно знать названия всех географических объектов. Однако в  пределах той или иной сферы общения (в отношении топонимов прежде всего территориальной) люди связывают  знание ряда известных им признаков  географических объектов с их названиями.
    Представления и знания, связываемые разными  людьми с одним и тем же референтом, конечно, сугубо индивидуальны и  могут различаться. Однако в знаниях, которые связывают с одним  и тем же топонимом участники  одной коммуникативной сферы, можно  выделить некий общий минимум  признаков (помимо тех, что входят в  классифицирующий компонент сигнификата), необходимый им для коммуникации.
    Например, хотя разные носители английского языка  могут связывать разные представления, скажем, о городе Эксетер (Exeter) в Англии, однако, очевидно, в рамках той языковой общности, где этот топоним имеет существенное значение для коммуникации, общим для говорящих будет знание о том, что это небольшой, но древний город в графстве Девоншир (плюс, возможно, ещё несколько признаков, например, наличие в нём старинного собора и т. п.). Смысл, обусловленный фоновыми знаниями о географическом объекте у членов определённой коммуникативной сферы и возникающий в соответствующих этой сфере контекстах и ситуациях, формирует индивидуализирующий компонент значения антропонима. Как и антропонимы, топонимы можно подразделить на единичные и множественные.
    Известность объекта нередко способствует тому, что коммуникативная сфера, в  которой реализуется референция топонима, расширяется до всего языкового  коллектива. В таком случае признаки референта, подразумеваемые в значении топонима в речи, приобретают общеязыковой статус.
    Информация, заключенная в названии значимая для всего языкового коллектива, кодифицируется на уровне языка-системы. Такие топонимы, по аналогии с антропонимами, будем называть единичными. В их индивидуализирующее значение входит некий минимальный набор наиболее существенных характеристик географического  объекта.
    Какие же признаки входят в индивидуализирующий  компонент значения единичных топонимов? В большинстве случаев, очевидно, указание на примерное местоположение объекта, в частности по отношению  к другим объектам.
    Кроме того, в значении топонима могут  отражаться и другие особенности  географического объекта: связь  с историческими событиями, крупными сражениями, общественнокультурная значимость, соседство с социально-политическими институтами  и т. д.
    Остальной массив топонимов, существующих практически  в речи и лишь потенциально способных  получить языковой статус с полнозначным индивидуализирующим значением, —  это топонимы множественные, называемые здесь так по аналогии с множественными антропонимами.
    Представление о том, что каждый топоним называет только один объект, отражает лишь желаемое, но не фактическое положение. Обслуживая одну небольшую коммуникативную  сферу, множественный топоним может  с успехом применяться и в  других, изолированных (и даже не слишком  изолированных) от данной коммуникативных  сферах. Известно, что одно и то же название может встречаться даже в пределах одной и той же административно-территориальной  единицы.
    Топонимика  – раздел языкознания, который имеет  непосредственную связь  с культурой, экономической  жизнью народов, населяющих определенную территорию.
    Топонимика (от греч. t'opos - «место» и 'onyma - «имя, название») - раздел ономастики, изучающий имена собственные, представляющие названия географических пунктов. Предмет топонимики - топоним (обобщенное название любых топообъектов) - это, прежде всего, имя существительное и, к тому же, имя собственное. Имена собственные - жесткие десигнаторы объектов, реализующие свою референцию в силу прямой связи с предметом посредством каузальной цепи [7, 515].
    Особого внимания заслуживает вопрос о том, что понимать под значением топонимов. В традиционных логико-философских  теориях значения имени собственного долгое время принято было считать  наименование ничего не означающим ярлыком, никак не связанным семантически с называемым объектом, а лишь указывающим  на него, служащим для выделения  объекта из множества подобных. Современные  теории референции отвергают интерпретацию  имен собственных как скрытых  дескрипций, усматривая историческую и каузальную связь между именем и именуемым объектом.
    Топонимы - неотъемлемая часть фоновых знаний носителей данного языка и  культуры; в них, как в зеркале, отражается история данного народа, история заселения и освоения данной территории, поэтому именно эта часть лексики издавна  привлекает внимание не только филологов, но и историков, этнографов, географов  и т. д. [7, 516].
    Как только слово или словосочетание превратилось в название населенного  пункта, местности, реки и т. п., оно  сразу же становится именем собственным, и эта особенность за ним прочно закрепляется. Могут исчезать с лица земли народы, и их языки, но топонимические названия как своего рода имена собственные, ничего иного не обозначающие, кроме  объекта, за которым закрепились, легко  усваиваются другими народами и  таким образом могут сохраняться  в течение тысяч лет. Топонимические и гидронимические названия, созданные  одним и воспринимаемые другим народом, говорящим на другом языке, могут подвергаться лишь так называемой фонетической адаптации. Географические названия являются носителями культурного наследия, среди них можно выделить большую группу топонимов - реалий, которые связаны с какими-либо событиями в жизни народа - носителя языка и культуры и выполняют в языке, кроме своей основной функции, наименования географического объекта - ряд дополнительных функций.
    Необходимость включения имен собственных не только в энциклопедические, но и в общие  словари Л. В. Щерба аргументировал таким образом: «Поскольку собственные  имена, будучи употребляемы в речи, не могут не иметь никакого смысла, постольку мы должны их считать словами, хотя бы глубоко отличными от имен нарицательных, поскольку же они являются словами, постольку нет никаких оснований исключать их из словаря».
    Однако  не вся топонимия страны является объектом лингвострановедения. «Громадное большинство географических названий неизвестны населению даже в пределах небольшой одноязычной страны. Жители больших городов вряд ли знают 3-5% названий улиц, площадей, переулков, топонимия  которых реально существует, но остается неизвестной. Процент освоения топонимической лексики оказывается еще более  ничтожным за пределами своего города или района» [12,20].
    Так же  выделяют виды  топонимов:
    Агоронимы — названия площадей (от греч. agora — площадь).
    Гидронимы — названия рек (от греч. hydros — вода).
    Гидротопонимика — названия океанов, морей, рек, озёр и так далее.
    Годонимы — названия улиц (от греч. hodos — путь, дорога, улица, русло).
    Дромонимы — названия путей сообщения (от греч. dromos — бег. движение, путь).
    Макротопонимы — названия больших незаселенных объектов (от греч. makros — большой).
    Микротопонимы — названия небольших незаселенных объектов (от греч. mikros — малый).
    Ойконимы — названия населённых мест (от греч. oikos — жилище, обиталище).
    Оронимы — названия гор (от греч. oros — гора).
    Урбанонимы — названия внутригородских объектов (от лат. urbanus — городской
    Первый  из этих двух видов работ имеет  целью определить степень и характер отражения объективной действительности в собственно географических названиях  и ставит своей задачей извлечение из топонимов возможно большей информации объективной действительности. Чаще всего речь идет об определении национального  состава древнего населения, территории, о вопросах этногенеза, установления миграций, о занятиях и мировоззрениях древнего населения. Исследованиями этого рода занимаются топонимисты - не лингвисты: историки, археологи, географы [12, 26].
    К числу самых распространенных топооснов  в США принадлежат антропонимы, географические термины, названия растений, животных и минералов, а также  примеры «трансплантации» топонимов  из других стран.
    Таким образом, следует отметить, что основной терминологической единицей топонимики является топоним. Топоним имеет  многоплановое значение и тесно  связан с культурой и историей народа.
    Соотношение «архисема - дифференцирующая сема»  в каждом конкретном случае определяется тем, в составе какого именно пласта лексики входит тот или иной топоним  и каким другим единицам лексики  сопоставляется. Архисема единичности  указывает на принадлежность топонима к классу имен собственных. Дифференцирующие семы отражают соотнесенность топонимов  с неодушевленными предметами, а  именно, с топообъектами, занимающими  некую часть территории или акватории. Потенциальные семы можно рассматривать  как средство отражения: внеязыковых  данных. Именно потенциальные семы лежат в основе стилистической актуализации топонимов.                                                                         Эти характеристики включают экстралингвистические  и лингвистические параметры  топонима как языковой единицы, а, именно, культурно-историческую и национальную соотнесенность топонима в преломлении через его семантику.
    Топонимы  обладают способностью употребляться  в переносном смысле, которая, как  и их стилистическая дифференциация, отражает асимметричность топонимов  как лексических единиц. Существует метонимический и метафорический переносы в значении топонимов. Метонимический перенос осуществляется по нескольким моделям (при этом топонимы сосуществуют вместе с двухкомпонентными словосочетаниями, эквивалентными географическим именам собственным, и полностью заменяемы): «место - изделие» (топонимы обычно утрачивают статус имени нарицательного, поскольку теряют сему единичности); «место - люди» (перенос отражает регулярную полисемию); «место - учреждение» (значение топонима сужается); «место - человек» (переосмысленный топоним употребляется вместо антропонима по определенным причинам; сюда примыкает довольно частое в художественных произведениях употребление урбанонимов вместо антропонимов - имен связанных с соответствующими улицами персонажей); «место - событие» (топоним служит для обозначения связанного с ним события); «место - национальность»
    Обычно  такие топонимы трудно назвать стилистически  маркированными, поскольку они утратили стилистическую образность, а в иных случаях, эти значения находят свое отражение в толковых словарях.
    Топонимы  имеют способность подвергаться метафорическому использованию (явление  топонимической антономазии) в художественной речи. При этом может происходить  уподобление различного характера  как сходных объектов, так и объектов, относящихся к разным классам. Это позволяет различить две разновидности метафорического переноса топонимов:
    1. Близкая антономазия - один объект  уподобляется другому.
    2. Далекая антономазия - топообъекту  уподобляется объект совсем иного порядка. [10, 76];
    Метафорический  перенос обычно сопровождается серьезным  стилистическим сдвигом, и тогда  можно говорить о наличии определенной образности и использовании автором  стилистического приема.    Соотношение стилистических сдвигов  в семной структуре топонимов  в процессе их употребления в художественной речи можно положить в основу семантико-стилистической классификации. Помимо этого основания, возможно и второе, различающее стилистику собственно единицы и стилистику последовательностей, или сочетаемости (то есть парадигматическую и синтагматическую стилистику). Вследствие сочетания  этих двух факторов, можно обозначить два основных типа соотношения стилистических смыслов и семной структуры значения топонима:
    1) качественные топонимы;
    2) количественные топонимы.
    У качественных топонимов стилистическая актуализация сопровождается некоторым  изменением значения географического  имени собственного. Стилистический эффект функционирования этих топонимов  основан на качественном изменении  топонима.
    В данной группе можно выделить несколько  подтипов топонимических единиц, поскольку  им, как и другим именам существительным  свойственна стилистическая неоднородность. Среди стилистически дифференцированных вариантов топонимов наиболее многочисленными  являются топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы. Топонимы-коллоквиализмы неоднородны по своему происхождению. Они включают в себя, с одной  стороны, всевозможные сокращения - морфемные  усечения, инициальные аббревиатуры, различные виды эллипсиса, а с  другой - диалектизмы и отступления  от литературной нормы.                                                                                                                    Данные топонимы обычно реализуется  в следующих наиболее типичных случаях:
    1. В художественной литературе - при  противопоставлении авторского  повествования разговорной речи  персонажей:
    2. В периодической печати - при типичном  для англоязычной прессы противопоставлении  «разговорного», игриво-интригующего  заголовка и «серьёзного» по  содержанию текста, одновременно  такое противопоставление можно  рассматривать как характерную  для периодики тенденцию к  сжатию информации в заглавии  с последующим её развёртыванием  в тексте:
    В отличие от коллоквиализмов, сформировавшихся «внутри» языка, большинство топонимов - поэтизмов пришло, в английский язык извне. К этой группе стилистически  маркированных топонимов примыкают  топонимы-историзмы. Данная стилистическая оппозиция также не является абсолютной и нейтрализуется в случаях, когда поэтизм и традиционный вариант фигурируют в идентичном контексте.   Интенсивно используется в литературе и топонимический перифраз. Если в периодике и рекламе топонимический перифраз - это традиционный способ оживить высказывание и избежать повтора, то в художественной литературе перифразы чаще всего напоминают "иронические" поэтизмы.
    У количественных топонимов актуализация стилистических смыслов не затрагивает  семной структуры значения одного отдельно взятого топонима, а возникает  лишь в результате совместной реализации некой совокупности топонимов. Стилистическая маркированность создается на основе количественного накопления топонимов, которое ведет к приращению стилистического  смысла ко всей совокупности имен собственных. К группе количественных стилистически  маркированных топонимов относятся  так называемые топонимические массивы. Под топонимическими массивами  обычно понимаются скопления топонимов  в предложениях, а также в рамках более значительных отрезков тексту. Топонимические массивы могут быть носителями образности, которая в  общем виде соответствует эмфазе, создаваемой перечислением. Многообразие массивов позволяет классифицировать их в соответствии с их структурой, содержанием и стилистической отмеченностью.
    Количественные  стилистически маркированные топонимы можно разделить на две группы:
    1) перечисляемые топонимы на ограниченном  отрезке текста, топонимы обыкновенно  следуют непосредственно друг  за другом или разделены служебными  частями речи (контактные);
    2) национально-стилизованные         (дистантные)         топонимы, идентифицируемые в рамках  всего художественного произведения  и служащие средством национальной  стилизаций. Топонимы обычно отделены  друг от друга знаменательной  лексикой. В отличие от контактных, дистантные топонимические массивы  могут выходить за рамки отдельных  предложений. При этом в дистантных  массивах топонимы могут располагаться  с разной степенью упорядоченности  (аморфные и упорядоченные массивы). Примером могут служить многочисленные арабские и восточные топонимические названия в романе «Round the Bend» N. Shute, которые сообщают всему повествованию особый экзотически колорит, одновременно усиливая достоверность изображаемых событий.
    Итак, топонимы, как и любая лексическая  единица, могут использоваться как  стилистические маркированные. Это  происходит за счет их способности  подвергаться метонимическому и  метафорическому переносу. В этом переносе участвуют в основном за счет наличия таксономических сем, семы координат и в больше степени  потенциальных сем в структуре  значения топонима. Однако переход  топонима в класс стилистически  маркированных все же затруднен  за счет наличия семы единичности.
    Семантико-стилистическая классификация топонимов включает две большие группы количественных и качественных топонимов. Деление  происходит по двум основаниям семантических  изменений в топонимах и их употребления в тексте.
    Качественные  топонимы в сою очередь делятся  на:
    1) топонимы-коллоквиализмы, топонимы-поэтизмы, топонимические перифразы, топонимы-варваризмы;
    2) стилистически маркированные топонимы  так называемых первого и второго  типа. У первых стилистический  эффект происходит за счет  изменения и топонимического  и нарицательного значений, а  у вторых только за счет  топонимического.
    Количественные  топонимы - это, по большому счету, скопление  топонимов, получающее образность в  речи, так называемы топонимические массивы разных видов (маршрута, обширности, жизнеописания и тому подобное)
    1.2 Изучение топонимов сквозь призму лингвокультурного  и прагматического подходов
    Лингвокультурология — это наука, возникшая на стыке  лингвистики и культурологии  и исследующая проявления культуры народа, которые отразились и закрепились  в языке.       
    Лингвокультурологический  подход представляет собой взаимосвязь  языка и культуры, более широкий  взгляд на язык как на достояние  духовного богатства народа, подход к языку как культурно –  исторической среде, формирующей языковую личность.
    Основная  задача лингвокультурологии применительно  к ономастическому материалу  состоит в исследовании и описании механизмов, на основе которых осуществляется взаимодействие онимов как единиц естественного  языка с культурной семантикой культурного  кода. Результатом действия этого  механизма является презентация  онимами культурной семантики и  тем самым – выполнение ими  функции вербализованных знаков культуры. Носители языка обладают рефлексивной способностью к культурной референции, в основе которой лежит  соотнесение онимов естественного  языка с «языком» культуры, обладают способностью опознавания в языковых сущностях культурно значимых, зачастую – национально специфических  установок.
    Проблема  «язык и культура» относится  к числу наиболее сложных и еще далеких от окончательного решения проблем современного языкознания. В научной литературе до сих пор встречаются самые различные, порой исключающие друг друга суждения по вопросу о соотношении языка и культуры.
    Язык - это то, что лежит на поверхности  бытия человека в культуре, поэтому начиная с XIX в. [3.54] и по сей день проблема взаимосвязи, взаимодействия языка и культуры является одной из центральных в языкознании. Первые попытки решения этой проблемы рассматриваются в трудах В.Гумбольдта , основные положения концепции которого можно свести к следующему: 1) материальная и духовная культура воплощаются в языке; 2) всякая культура национальна, ее национальный характер выражен в языке посредством особого видения мира; языку присуща специфическая для каждого народа внутренняя форма (ВФ); 3) ВФ языка - это выражение «народного духа», его культуры; 4) язык есть опосредующее звено между человеком и окружающим его миром. Концепция В.Гумбольдта получила своеобразную интерпретацию в работе А. А. Потебни «Мысль и язык», в работах Ш. Балли, Ж. Вандриеза, И. А. Бодуэна де Куртэне, Р.О. Якобсона и других исследователей.
    Мысль о том, что язык и действительность структурно сходны, высказывал еще  Л.Ельмслев, отмечавший, что структура  языка может быть приравнена к  структуре действительности или  взята как более или менее  деформированное ее отражение.
    Е.Ф.Тарасов  отмечает, что язык включен в культуру, так как «тело» знака (означающее) является культурным предметом, в форме  которого опредмечена языковая и  коммуникативная способность человека, значение знака - это также культурное образование, которое возникает  только в человеческой деятельности. Также и культура включена в язык, поскольку вся она смоделирована  в тексте.
    Язык  и культура взаимосвязаны: 1) в коммуникативных  процессах; 2) в онтогенезе (формирование языковых способностей человека); 3) в  филогенезе (формирование родового, общественного  человека). Различаются эти две  сущности следующим: 1) в языке как  феномене преобладает установка  на массового адресата, в то время  как в культуре ценится элитарность; 2) хотя культура - знаковая система (подобно  языку), но она неспособна самоорганизовываться; 3) язык и культура - это разные семиотические  системы.
    Картина, которую являет собой соотношение  языка и культуры, чрезвычайно  сложна и многоаспектна. К сегодняшнему дню в решении этой проблемы наметилось несколько подходов.
    Первый  подход разрабатывался в основном российскими  философами - С.А.Атановским, Г. А. Брутяном, Е. И. Кукушкиным, Э. С. Маркаряном. Суть этого подхода в следующем: взаимосвязь  языка и культуры оказывается  движением в одну сторону; так  как язык отражает действительность, а культура есть неотъемлемый компонент  этой действительности, с которой  сталкивается человек, то и язык - простое  отражение культуры.
    Изменяется  действительность, меняются и культурно-национальные стереотипы, изменяется и сам язык. Одна из попыток ответить на вопрос о влиянии отдельных фрагментов (или сфер) культуры на функционирование языка оформилась в функциональную стилистику Пражской школы и современную  социолингвистику.
      В. Гумбольдт, А. А. Потебня  понимали язык как духовную  силу. Как писал В. Гумбольдт,  язык - это «мир, лежащий между  миром внешних явлений и внутренним  миром человека». Следовательно,  будучи средой нашего обитания, язык не существует вне нас  как объективная данность, он  находится в нас самих, в нашем сознании, нашей памяти; он меняет свои очертания с каждым движением мысли, с каждой новой социально-культурной ролью.
    В гипотезе лингвистической относительности  Сепира-Уорфа выделяются следующие  основные положения: 1. Язык обусловливает  способ мышления говорящего на нем  народа. 2. Способ познания реального  мира зависит от того, на каких языках мыслят познающие субъекты. «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории  и типы совсем не потому, что они  самоочевидны, напротив, мир предстает  перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит в основном - языковой системой, хранящейся в нашем сознании. Мы расчленяем мир, организуем его в  понятия и распределяем значения так, а не иначе, в основном потому, что мы участники соглашения, предписывающего  подобную систематизацию. Это соглашение имеет силу для определенного  языкового коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка».
    Данная  гипотеза получила поддержку и дальнейшую разработку в трудах Л. Вейсгербера, в его концепции языка как  «промежуточного мира», стоящего между  объективной действительностью  и сознанием. «Язык действует  во всех областях духовной жизни как  созидающая сила».
    В исследованиях некоторых авторов  гипотеза лингвистической относительности  получила современное актуальное звучание. Прежде всего - в работах Д.Олфррда, Дж.Кэррола, Д.Хаймса и других авторов, в которых концепция Сепира--Уорфа  существенным образом дополнена. Так, Д.Хаймс ввел еще один принцип  функциональной относительности языков, согласно которому между языками  существует различие в характере  их коммуникативных функций.
    Отрицательную оценку гипотезе Сепира-Уорфа дают также Д.Додд, Г.В.Колшанский, Р.М.Уайт, Р.М.Фрумкина, Э.Холлен-штейн.
    Таким образом, гипотеза лингвистической  относительности оценивается современными учеными далеко не однозначно. Тем  не менее к ней обращаются все  исследователи, серьезно занимающиеся проблемой взаимоотношения языка  и культуры, языка и мышления, так как именно с помощью данной гипотезы могут быть осмыслены такие  факты языка, которые трудно объяснить  каким-либо другим способом. Примером могут служить этнолингвистические  работы школы Н. И. Толстого, лингвоантропологические  работы школы Е. Бартминьского и  др.
    Язык - факт культуры потому что: 1) он составная  часть культуры, которую мы наследуем  от наших предков; 2) язык - основной инструмент, посредством которого мы усваиваем культуру; 3) язык -- важнейшее  из всех явлений культурного порядка, ибо если мы хотим понять сущность культуры - науку, религию, литературу, то должны рассматривать эти явления  как коды, формируемые подобно  языку, ибо естественный язык имеет  лучше всего разработанную модель. Поэтому концептуальное осмысление культуры может произойти только посредством естественного языка.
    По  мнению В.А. Масловой, каждый язык по-своему членит мир, т.е. имеет свой способ его  концептуализации. Каждый язык имеет  особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И в этом проявляется  специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке.
      Язык как неотъемлемая составляющая  национального сознания является  средством выражения основных  особенностей ментальности. Каждая  нация имеет свое мировосприятие  и воплощает его в своей  особенной, неповторимой проекции, то есть имеет свой способ  концептуализации.
    Концептуальная  картина мира объясняется по большей  части как совокупность знаний, мыслей, представлений о мире, которые  отображаются, по мнению Г.B. Koлшaнcкoгo, в «особенностях познавательной деятельности человека, связанной с  разными географическими, историческими, производственными факторами и  тому подобное».
    Концепты  отображают наше знание о живых существах  и объектах, которые являются базой  когнитивной лингвистики, которая  позволяет связать содержание со словом, которое мы употребляем [25, 90]. Исследования в пределах когнитивной лингвистики указывают на то, что концепт тесно связан с ассоциативным пространством лексемы и в нем проявляется.
    Организация ассоциативных связей представляет одну из моделей сохранения знаний в памяти человека. Эта модель существует в сознании как матрица. Каждый сегмент  этой матрицы связан с информацией  в долговременной памяти человека и  активизируется вместе с ней. Модель ассоциативной организации памяти способствует появлению ассоциативно связанных между собой концептов. Представители национально-культурного  сообщества выбирают те или другие ассоциативные связки в зависимости  от этноспецифической ментальности. Среди национальных и авторских  концептов, национальный является наиболее обобщенным. Он конкретно представлен  в языковом сознании, которое подвержено когнитивной обработке и появляется в совокупности всех валентных связей, которые в свою очередь, являются национально-маркированными.
    Язык  есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует  в слове результаты познания. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, представляет собой то, что  в различных концепциях называется то как «языковой промежуточный  мир», то как «языковая репрезентация  мира», то как «языковая модель мира», то как «языковая картина мира».
    Понятие картины мира (в том числе и  языковой) строится на изучении представлений  человека о мире. Если мир - это человек  и среда в их взаимодействии, то картина мира - результат переработки  информации о среде и человеке. Таким образом, представители когнитивной  лингвистики справедливо утверждают, что наша концептуальная система, отображенная в виде языковой картины мира, зависит  от физического и культурного  опыта и непосредственно связана с ним.
    Явления и предметы внешнего мира представлены в человеческом сознании в форме  внутреннего образа. По мнению А. Н. Леонтьева, существует особое «пятое квазиизмерение», в котором представлена человеку окружающая его действительность: это - «смысловое поле», система значений. Тогда картина мира - это система  образов.
    Языковая  картина мира не стоит в ряду со специальными картинами мира (химической, физической и др.), она им предшествует и формирует их, потому что человек  способен понимать мир и самого себя благодаря языку, в котором закрепляется обще ственно-исторический опыт - как  общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические  особенности языка на всех его  уровнях. В силу специфики языка  в сознании его носителей возникает  определенная языковая картина мира, сквозь призму которой человек видит  мир.
    Ю.Д.Апресян  подчеркивал донаучный характер языковой картины мира, называя ее наивной картиной. Языковая картина  мира как бы дополняет объективные  знания о реальности, часто искажая их . Изучая семантику этих слов, можно выявить специфику когнитивных (мыслительных) моделей, определяющих своеобразие наивной картины мира.
    Поскольку познание мира человеком не свободно от ошибок и заблуждений, его концептуальная картина мира постоянно меняется, «перерисовывается», тогда как языковая картина мира еще долгое время  хранит следы этих ошибок и заблуждений. Так, довольно часто для обозначения  и передачи состояния эмоционального подъема говорящий использует фразеологизм воспарить душой, не осознавая, что  это средство языка связано с  архаическими представлениями о  наличии внутри человека животворящей субстанции - души, которая мыслилась  в мифологической картине мира в  виде пара и могла покидать тело, перемещаясь к небесам.
    По  мнению В. Б. Касевича, картина мира, закодированная средствами языковой семантики, со временем может оказываться в  той или иной степени пережиточной, реликтовой, лишь традиционно воспроизводящей  былые оппозиции в силу естественной недоступности иного языкового  инструментария; с помощью последнего создаются новые смыслы, для которых  старые служат своего рода строительным материалом. Иначе говоря, возникают  расхождения между архаической  и семантической системой языка  и той актуальной ментальной моделью, которая действительна для данного  языкового коллектива и проявляется  в порождаемых им текстах, а также  в закономерностях его поведения.
    Языковая  картина мира формирует тип отношения  человека к миру (природе, животным, самому себе как элементу мира). Она  задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение  к миру. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации («концептуализации») мира. Выражаемые в нем значения складываются в  некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка.
    Таким образом, роль языка состоит не только в передаче сообщения, но в первую очередь во внутренней организации  того, что подлежит сообщению. Возникает  как бы «пространство значений» (в терминологии А.Н.Леонтьева), т.е. закрепленные в языке знания о  мире, куда непременно вплетается национально-культурный опыт конкретной языковой общности. Формируется  мир говорящих на данном языке, т.е. языковая картина мира как совокупность знаний о мире, запечатленных в  лексике, фразеологии, грамматике.
    Интерес к языковой картине мира обнаруживается еще в работах В. Гумбольдта, который  писал, что «различные языки являются для нации органами их оригинального  мышления и восприятия». К концу XX в. появилось много работ, посвященных  данной проблеме, - работы Г.А.Брутяна, С.А.Васильева, Г.В.Колшанского, Н.И.Сукаленко, М.Блэка, Д.Хаймса, коллективная монография «Человеческий фактор в языке. Язык и картина мира»  и др.
    Лингвокультурология как специальная область науки  породила немало продуктивных в современной  лингвистике понятий: лингвокультурема, язык культуры, культурный текст, контекст культуры, субкультура, лингвокультурная парадигма, прецедентные имена культуры, ключевые имена культуры, культурная универсалия, культурная компетенция, культурное наследование, культурные традиции, культурный процесс, культурные установки и другие. В понятийный аппарат науки входят также и  такие термины, как менталитет, ментальность, ритуал, обычай, сфера культуры, тип  культуры, цивилизация, язычество и  некоторые другие.
    Наиболее  важные  понятия - это те, с помощью  которых может быть представлена культурная информация в языковых единицах: культурные семы (более мелкие и  более универсальные, чем слово, семантические единицы, семантические  признаки; культурный фон (- характеристика номинативных единиц (слов и фразеологизмов), обозначающих явления социальной жизни  и исторические события); Культурные концепты (имена абстрактных понятий, поэтому культурная информация здесь  прикрепляется к сигнификату, т.е. понятийному ядру).
    Лингвокультурная  парадигма - это совокупность языковых форм, отражающих этнически, социально, исторически, научно и т.д. детерминированные  категории мировоззрения. Лингвокультурная парадигма объединяет концепты, категориальные слова, прецедентные имена культуры и т.д. Языковые формы - это основа парадигмы, которая как бы «прошита»  значимыми представлениями.
    Ментальность - это миросозерцание в категориях и формах родного языка, которые  соединяют в себе интеллектуальные, духовные и волевые качества национального  характера в типичных его проявлениях. Единицей ментальности признается концепт  данной культуры.
    По  А. Я. Гуревичу, ментальность - это способ видения мира, она отнюдь не идентична  идеологии, имеющей дело с продуманными системами мысли, и во многом, может быть, главным, остается непрорефлектированной и логически не выявленной. Ментальность - не философские, научные или эстетические системы, а тот уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоций, от латентных привычек и приемов сознания. Итак, ментальность - тот незримый минимум духовного единения людей, без которого невозможна организация любого общества. Ментальность народа актуализируется в наиболее важных культурных концептах языка.
    Менталитет - категория, которая отражает внутреннюю организацию и дифференциацию ментальности, склад ума, склад души народа; менталитеты  представляют собой психо-лингво-интеллекты, разномасштабных лингвокультурных общностей. Как показывает анализ научной  литературы, под менталитетом понимают некоторую глубинную структуру  сознания, зависящую от социокультурных, языковых, географических и других факторов. Особенности национальных менталитетов проявляются только на уровне языковой, наивной, но не концептуальной картины мира (Ю.Д.Апресян, Е.С.Яковлева, О.А.Корнилов). Каждая из них - это уникальное субъективное представление действительности, включающее в себя объекты как  непосредственной, так и опосредованной реальности, к которой относятся  такие компоненты культуры, как мифы, предания, легенды, религиозные воззрения  и т.д.
    Культурная  традиция - интегральное явление, выражающее социально стереотипизированный групповой  опыт, который аккумулируется и воспроизводится  в обществе.
    Культурный  фонд - это комплекс знаний, некоторый  кругозор в области национальной и мировой культуры, которыми обладает типичный представитель той или  иной культуры. Но это не принадлежность личности, а совокупность тех базовых  единиц, которые включаются в данную национальную культуру.
    Тип культуры - одна из первых типологий  культуры предложена Питиримом Сорокиным, русским ученым, который в 1922 г. был  выслан из России, поселился в США  и стал выдающимся социологом. Он выделил  несколько типов культур: идеационную  культуру, которая в своей основе является религиозной; сенсативную  культуру - антипод идеационной (начиная  с эпохи Возрождения, это доминирующая в Западной Европе культура); идеалистическую  культуру, являющуюся культурой смешанного типа, переходной формой от одного типа к другому. Тип культуры в значительной мере (хотя и не всегда) определяет тип  личности каждого из ее представителей.
    Язык  культуры - знаковая сущность, точнее, система знаков и их отношений, посредством  которой устанавливается координация  ценностно-смысловых форм и организуются существующие или вновь возникающие  представления, образы, понятия и  другие смысловые конструкции. По отношению  к другим этническим культурам ее язык понимается как совокупность всех знаковых способов вербальной и невербальной коммуникации, которые объективируют  специфику культуры этноса и отражают ее взаимодействие с культурами других этносов.
    Установки культуры - это своего рода идеалы, в  соответствии с которыми личность квалифицируется  как «достойная/недостойная». Вырабатываются они на протяжении исторического  пути, проходимого народом, который  откладывается в социальной памяти и формирует установки. Помимо прочего  нас отличают от животных правила  и установки, о которых мы договорились друг с другом. Именно они отделяют нас от бездны хаоса, упорядочивают  нашу жизнь, поэтому их нужно соблюдать.
    Установки культуры, с точки зрения В.Н.Телия, не могут быть столь же облигаторны (обязательны), как, например, языковые нормы. К национальной культуре относится  все, что интерпретируемо в терминах ценностных установок, «прескипций (выражений) народной мудрости» (по В.Н.Телия).
    Культурные  ценности выполняют самые разные функции в механизмах жизни человека: координирующую между человеком  и миром природы, стимулирующую, регулирующую и др. В аксиологии существует много классификаций  ценностей, среди которых  выделяются ценности абсолютные, или вечные, общественные, личностные, ценности биологического выживания и т.д. Человек не только познает мир, но и оценивает его с точки зрения их значимости для удовлетворения своих потребностей. Языковая информация о системе ценностей свидетельствует об особенностях мировосприятия народа.
    Как считает В.А. Маслова, ключевыми концептами культуры мы называем обусловленные  ею ядерные (базовые) единицы картины  мира, обладающие экзистенциальной значимостью  как для отдельной языковой личности, так и для лингвокультурного  сообщества в целом.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.