Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Реформы 60-70-х годов на Ставрополье

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 20.07.2012. Сдан: 2010. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СТАВРОПОЛЬСКАЯ  ГОСУДАРСТВЕННАЯ
МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ 
 
 
 
 

Кафедра Отечественной  истории, политологии, экономики 
 
 

РЕФЕРАТ 

на  тему: «Реформы 60-70-х  годов  на Ставрополье» 
 
 

Выполнил: Эльбакян М.М.
студент 124 гр.
Проверила: ЦАПКО Л.И.
к.ф.н., доцент 
 

Ставрополь, 2010
План: 

    Вступление
    Предпосылки и особенности реформ на Северном Кавказе
    Подготовка и проведение отмены крепостного права
    Судебная реформа и другие буржуазные преобразования 60-70гг.
    Заключение
    Список использованной литературы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Вступление.
     Основной причиной  буржуазных реформ  в России был кризис феодально-крепостнической системы, которая стала тормозом для дальнейшего развития производительных сил. В стране развивались капиталистические отношения, проникавшие и в промышленность, и в сельское хозяйство. Росли торговые связи. Улучшалась техника обработки земли, появлялись новые, более усовершенствованные орудия труда, увеличивались посевы технических культур. Но всем этим новшествам препятствовала старая феодальная система.
      Феодальные производственные  отношения проявлялись  в господстве феодальной  собственности на  землю, в личной  зависимости крестьян, в низкой примитивной  технике производства. Замкнутое натуральное  хозяйство препятствовало  развитию торговых  связей, прикрепление  крестьян к земле  тормозило превращение  рабочей силы в  товар. Производственные  отношения пришли  в противоречие  с развитием производительных  сил. Тяжелое экономическое  и правовое положение  крестьян приводило  земледелие и скотоводство  в упадок. Помещики, чтобы поддержать  свое разоряющееся  хозяйство, усиливали  эксплуатацию крестьян, чем еще больше  подрывали основу  всей хозяйственной  жизни.
2. Предпосылки и особенности реформ на Северном Кавказе.
    На территории  Ставрополья невыгодность  крепостничества  была особенно  заметной.  Оно  тормозило освоение  новых земель, использование  недр. Мешало вовлечению  в общее русло  экономического развития  страны районов,  заселенных горскими  народами, где феодальные  отношения выступали  в еще более  отсталом, патриархальном  виде, где наряду  с крепостническими  отношениями сохранялось  патриархальное рабство.
    От феодального  гнета страдало  не только крепостное  крестьянство, но  и юридически свободное,  как среди русского, так и среди  местного населения.  Гнет феодального  государства с  его податями и  налогами, феодального  сословного права,  феодальный характер  надельного землепользования  государственных  крестьян также  тормозили развитие  производительных  сил.
    Количество крепостных  на Ставрополье  было невелико. В  49 помещичьих имениях  насчитывалось 8288 душ мужского пола  ( в Пятигорском Уезде – 5838, в Кизлярском – 1449, в Ставропольском – 1001). Вместе с семьями число крепостных в русских уездах составляло более 30 тысяч. Особенно крупным было поместье Воронцова в слободе Александровке – 2484 души мужского пола. Значительная часть крепостных этого имения занималась, кроме хлебопашества, скотоводством, выделкой кож, виноградарством, извозом. Хотя большая часть труда крестьян шла на выплату оброка и на барщину, их положение все же было легче положения крестьян в мелких имениях.
      Не имея возможности  увеличить свои  доходы путем интенсификации  хозяйства, помещики  стремились выжать  как можно больше  из своих крепостных, отбирали у них  тягло и скот, увеличивали  размер барщины  и оброка. Трехдневная  барщина мешала  крестьянам вести  хозяйство, особенно тяжелой она была в период уборки урожая, когда крепостным не давали работать на своем наделе ни в будни, ни в праздники.
      Помешики Гриельские запрещали крестьянам в страду даже ходить в церковь, заставляли работать малых детей. Помещики Калантаровы отбирали у крестьян чуть ли не весь хлеб, превращали в своих постоянных работников молодых парней. В поместьях Всеволжских, Гриельских, Майволдовых крестьян переводили на месячину, ликвидируя их собственное хозяйство.
       Оброк помещики брали не только со взрослых людей, но и с подростков (половинный, начиная с 12 лет). Уроки, задаваемые на барщине, были «свыше сил человеческих». Над крестьянами нередко издевались, били их. Помещица  Ланге бросила на пол грудного ребенка своей крестьянки. Помещик Швецов морил крестьян голодом, оторвал часть уха у крестьянской девочки, бил ее палкой. Подобных случаев было множество.
     Еще сильнее феодалы  угнетали и притесняли  карачаевцев, абазин, ногайцев, туркмен.  Кроме крепостнических  отношений там  сохранялось  патриархальное  рабство. Такие  категории крестьян, как унауты у черкесов и абазин, кулы и карауаш у карачаевцев и ногайцев, ясыри у туркмен, были лишены не только имущественных, но и семейных прав. Женщины карауаш должны были развлекать хозяина и его гостей, не имея права отказаться от сожительства. Дети их рассматривались как приплод и могли быть отобраны у матери в любом возрасте. Труд их ничем не ограничивался.  В то время, как крепостные крестьяне обязаны были работать ограниченное количество дней и уплачивать определенный обычаем оброк, патриархальные рабы целиком зависели от воли владельца. Они не имели права жаловаться на обиды и притеснения, их не освобождал от гнета побег, так как пойманный раб снова возвращался владельцу, сколько лет бы ни прошло после побега.
      Проникновение в  аулы товарно-денежных  отношений привело  к появлению денежной  ренты. Она носила  здесь своеобразную  форму. Крестьянин  должен был отдавать  владельцу половину  или треть заработанных  на стороне денег,  часть сумм, вырученных  от продажи на  рынке своих продуктов  и изделий. Крестьяне-общинники   также были  обязаны платить  феодалам определенную  ренту, которая  выступала под  видом добровольной  помощи и падарков. К тому времени процесс феодализации в горах еще не был завершен, юридически крестьяне считались свободными, но, живя на земле феодалов, они находились в поземельной зависимости, которая часто выступала под видом «покровительства», за которое крестьяне должны были нести ряд нелегких повинностей.
     Эта специфика  феодальных отношений  в горских округах  обусловила особенности  проведения крестьянской  реформы, здесь  она проходила  несколькими этапами  – в виде земельной  реформы и отмены  крепостного права.  Причиной,  ускорившей  отмену последнего  в русских губерниях  и в горских  областях, было усилившееся  крестьянское движение  «за волю», особенно  в 50-е гг. девятнадцатого  века. Формы и методы  борьбы крестьян  в русских селах,  казачьих станицах  и горских аулах  были различными, но все они носили  антикрепостнический  характер.
     Против помещичьего  засилья выступили  крестьяне с. Маслов Кут, которые отказывались признавать себя крепостными. Крестьянские волнения в Демьяновке против помещика Гриельского были подавлены только с помощью войск, но вскоре вспыхнули снова. Крестьяне с. Приютного выражали недовольство своим помещиком Майволдовым, отказывались работать на него, жаловались вице-губернатору. Однако чиновник, посланный для расследования, вместо того чтобы облегчить положение крестьян, «только еще более ожесточил их бедственную участь». Жалобщики были жестоко наказаны розгами. Через несколько лет ходоки снова пришли в Ставрополь с жалобой, и снова были посажены под арест. Но и это не остановило движения.  Обеспокоенная администрация наложила на имение опеку, а крестьяне были переселены на казенные земли.
   Борьба против  помещиков приобретала  в стране все  более широкий  размах и разнообразные  формы. Это были  и массовые выступления,  и акты индивидуального  террора: убийство  помещиков и их  управляющих, разгром имений, нападение на воинские команды, которые присылали в села, где были волнения. Несмотря на их стихийность и неорганизованность, они сыграли большую роль в подрыве основ крепостнических отношений. Помещики видели невозможность сохранения своего господствующего положения в прежнем виде. Нужда и бедствия угнетенных классов обострились выше обычного. Активизировалось движение народных масс. В стране складывалась революционная ситуация, когда «низы не хотели», а «верхи не могли жить по-старому». Особенно заметно это стало проявляться после Крымской войны, которая «…показала гнилость и бессилие крепостной России,- писал В.И. Ленин.- Крестьянские «бунты», возрастая с каждым десятилетием перед освобождением, заставили первого помещика, Александра Второго, признать, что лучше освободить сверху, чем ждать, пока свергнут снизу».
3. Подготовка и проведение  отмены крепостного  права.
     Правительство Александра Второго вынуждено было начать подготовку реформы. Главный комитет по крестьянскому делу и земский отдел Центрального статистического комитета начали свою деятельность в 1858 г. С разработки программ деятельности губернских комитетов, которые громко именовались «комитетами для улучшения быта крестьян». На деле же вырабатываемые условия менее всего могли улучшить быт крестьян. Большинство комитетов стояло на позициях сохранения помещичьего землевладения.
      В Ставропольской  губернии рескрипт  о создании губернского  комитета был получен  летом 1858г. В  нем предлагалось  дворянству Ставропольской  губернии приступить  к составлению  проекта положения  об улучшении и  устройстве быта  своих крестьян  на общих условиях. Помещики по этому  рескрипту могли  сохранить свои  земли, которые  крестьяне должны были выкупать в собственность как усадьбы или получать от помещика за оброк или барщину.
      Среди дворянства  губернии, как и  по стране в  целом, наметились  несколько течений.  Помещики, связанные  с рыночными отношениями,  согласны были  на освобождение  крестьян за личный  выкуп. Мелкопоместные  дворяне были вообще  против освобождения  крестьян. Губерния  была богата землями,  поэтому эта часть  помещиков стремилась  сохранить не столько  земли, сколько  бесплатные рабочие  руки. В поддержку  дворянства выступало  высшее духовенство  губернии. С критикой  ставропольского  епископа Игнатия  выступил на своих  страницах герценовский «Колокол».
      Осенью 1858г. происходили  выборы в ставропольский  комитет дворянства. Долго и сложно  шел сбор сведений  об имениях, искусственно  затягиваемых помещиками, несколько раз  менялся председатель  комитета, и только  к 14 июдя 1859г. проект об устройстве крестьян Ставропольской губернии был составлен. Земля по этому проекту оставалась у помещиков, которые должны были наделить ею крестьян во временное пользование наделом по 4,5дес. На мужскую душу за отработку в течение 12 лет. Даже министр внутренних дел России С. Ланской вынужден был признать, что приведение проекта ставропольского комитета в жизнь будет иметь «несомненным последствием ухудшение быта крестьян». Такую же мысль высказал наместник Кавказа князь Барятинский. Но проект отправили в декабре 1859г. в главный комитет в Петербург. Там над ним в течение многих месяцев редакционные комиссии. Медлительность выработки и редактирования проекта еще более накаляла обстановку.
       «Положение 19 февраля  1861 года» и изданный  по этому поводу  Манифест сохраняли  за помещиками  все их земли,  права на оброк  и барщину за  предоставление крестьянам  в пользование  усадебной земли  и полевого надела. Размер надела выполняли уставные грамоты, составляемые помещиками. Причем грамоты заключались не с отдельными крестьянскими семьями, а с «миром», то есть общиной, которая отвечала и за сбор всех платежей. Таким образом, в руках помещиков сохранялись земли и феодальные формы эксплуатации крестьян, находившихся на положении временнообязанных. Размер крестьянского душевого надела  определялся не нуждой крестьян в земле, а ее ценностью для помещика. Поэтому он меньше всего был в черноземной полосе, больше – в степной и нечерноземной.  Для ставропольской губернии, относящейся к степной полосе, тем не менее размер душевого надела не был определен ко дню обнародования Положения, решить этот вопрос должны были губернские учреждения, где сидели те же помещики.
    Не удивительно,  что правительство  опасалось крестьянских  волнений после  обнародования манифеста,  настолько явным  был грабительский  характер выработанных  положений. Поэтому  в ход были пущены  посулы и уговоры церковнослужителей, а с другой стороны – приведены в боевую готовность войска. Обнародовали манифест в церквях, при этом присутствовал представитель полиции. В Ставрополь «для содействия губернскому начальству к приведению в действие… Положений 19 февраля» был послан наместником Кавказа полковник Свечкин.
    Из крестьянского населения 49 помещичьих имений образовывалось 25 сельских обществ, составляющих 12 волостей. Сельские сообщества должны были обеспечить своевременный сбор оброка и несение повинностей помещикам, надзор за общественным порядком. Крестьянское общественное управление находилось под контролем помещиков и государственной администрации. Сельский сход ведал выборами должностных лиц, раскладкой податей, рекрутским набором и многими другими делами. Даже семейные разделы должны были утверждаться на сходе. Староста обладал довольно большими правами, мог подвергать крестьян штрафам и аресту на несколько дней. Именно фиксально-полицейские функции общины стали основными в пореформенный период. Подчинялись сельские старосты волостным старшинам.
    Таким  образом,  манифест и положения  не дали крестьянам  не только желанной  земли, но фактически  и воли, так как  крестьяне по-прежнему  подвергались унизительным  поркам, не могли  распоряжаться ни своей судьбой, ни семейными делами. Комендант г. Ставрополя Хромов высек розгами 11 дворовых людей. Возмущение этим поступком было столь значительным, что присутствию пришлось отобрать у Хромова всех его дворовых. Но это ничему не научило остальных дворян. Помещики Асеев и Венеровская плохо кормили крестьян, били, издевались над ними. Помещица Введенская засекла одного крестьянина, а брата его отдала в солдаты. И таких примеров было множество.
    Убедившись в грабительском характере реформы, крестьяне снова поднимались на борьбу, добиваясь «настоящей воли». Они отказывались нести барщину и платить оброк, захватывали помещичьи земли, рубили их лес. В мае 1861г. крестьяне помещика Скаржинского в с. Бургун-Маджары начали самовольный выпас скота на помещичьей земле. Подобные случаи проходили в с.Маслов Кут и др. имениях. Для наведения порядка вводились воинские команды. Волнения в с.Маслов Кут и Александровка длились годами. Масловокутцы вообще отказывались признавать себя крепостными. Многолетняя борьба этих крестьян завершилась оформлением в 1862г. договора, по которому они получали казенные земли и должны были выселиться из своего села на новые места. Губернское присутствие вынуждено было поторопиться с введением уставных грамот, чтобы предотвратить дальнейшие беспорядки. Наконец был определен размер крестьянского надела – 8 десятин на душу. Это было значительно меньше наделов, которыми пользовались крестьяне при крепостном праве. Поэтому составление уставных грамот продвигалось крайне медленно. Не спешили и помещики с составление грамот, направляя все усилия на то, чтобы сохранить и земли, и рабочую силу.
    В Ставропольской  губернии несоответствие  между ценой земли и размерами выкупных платежей было особенно заметным. Фактическая цена земли была значительно иже той, которую крестьян заставляли выплачивать. Часто они вообще бросали землю и убегали, чтобы не платить выкуп за нее. За 20 лет, с 1861 по 1881гг., было заключено всего 4 сделки, и те принудительно для крестьян. Им давали участки меньше положенных, а когда условия били особенно невыгодны, крестьяне вовсе отказывались от полевых земель. Поэтому освобождение от крепостного права прошло в губернии значительно быстрее, чем выкуп земли. За 5 лет освободилось более двух третей крестьян, которые перешли в разряд казенных, и только одна треть оставались временнобязанными.
      Даже на выкупаемые  крестьянами земли  помещики сохраняли  сервитутные права: охоты, сенокошения, рубки дров, рыбной ловли и т.д. В приговоре крестьян Тарумовского сельского общества говорилось: «…ежели таковые не будут отменены в нашем наделе, то мы никогда не будем считаться собственниками, и нам при таком ограничении нельзя жить, так как постоянные столкновения с помещицей неизбежны». Однако выкупные учреждения стояли на страже интересов помещиков, поэтому крестьянам было отказано. Таким образом, помещики сохраняли за собой значительную часть земель, которые должны были быть переданы крестьянам. В.П. Крикунов пишет, что «таких отрезков» не знала ни одна Губерния в России». Вместо 63 536 дес. Крестьяне получили 26 401 дес., то есть им было недодано 37 135 дес.
4. Судебная реформа  и другие буржуазные  преобразования 60-70гг. 19 века.
  После отмены крепостного права развитие страны по буржуазному пути пошло ускоренным путем. «Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала быстро превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка», -  писал В.И. Ленин. Менялась не только Экономическая основа: ликвидация крепостнического базиса потребовала изменений и в надстройке. Вслед за крестьянской был проведен целый ряд буржуазных реформ. «Если бросить общий взгляд на изменение всего уклада российского государства в 1861 году, то необходимо признать, что это изменение было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию. Это верно не только с экономической, но и политической точки зрения. Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т.п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861 года, - чтобы убедиться в правильности этого положения».
     Несмотря на буржуазный  характер реформ, они, как и крестьянская, были теми полумерами, на которые согласилось царское самодержавие, стремившееся сохранить самодержавную монархию и ее основные органы управления, приспособив их к новым историческим условиям. Одной из первых буржуазных реформ, проведенных вслед за отменой крепостного права, была земская реформа 1864г. По словам В.И. Ленина, она «…была одной из тех уступок, которые отбила у самодержавного правительства волна общественного возбуждения и революционного натиска». Земские учреждения, созданные по этой реформе, должны были стать органами местного самоуправления, которые решали бы все местные дела, облагали население сборами и повинностями, ведали медицинской помощью населению, школьными делами.
    Преимущество в  земских учреждениях  – уездных и  губернских земских  собраниях  и  управах было отдано  помещикам, несмотря  на декларированную  бессословность земских  выборов. Руководство  земством должно  было вознаградить  их за потерю  помещичьей власти  над крестьянами.  Выборы проводились  не только на  основе имущественного  ценза, затруднявшего  попадание представителей  народа в земские  учреждения, но и  сословного ценза. Преимущественные права предоставлялись владельцам крупных земельных участков (не менее 200 десятин) и владельцам промышленных и торговых предприятий. Мелкие землевладельцы могли принимать участие только в многостепенных выборах. В 60-е гг. в земских собраниях 74,2% составляли дворяне, 10,9 – купцы, 10,6 – вся масса крестьянства, и 4,3– прочие.
      Однако земские  учреждения вводились  не единовременно  и не по всей  стране. Там, где  слабо было развито  помещичье землевладение,  в том числе  и в  Ставропольской  губернии, ни в  60-е, ни в 70-е  гг. земство не  было введено.  Только много позже,  в начале двадцатого  века, здесь провели  земскую реформу,  да и то в  урезанном виде. Все управление сельской жизнью в губернии сосредотачивалось в руках волостных и сельских управлений и сельских старост, возглавляющих их.
      Волостной сход  избирал  должностных  лиц: старшину, членов  волостного правления,  волостной суд.  Волостной старшина  исполнял главным  образом полицейские  функции, контролировал  сельских старост. Таким образом, волостное и сельское управление носило по-прежнему узко  сословный характер и было для правительства удобным и дешевым учреждением для сбора налогов и выполнения других повинностей, для организации призыва в армию и полицейские слежки за населением.
     Наиболее последовательной  из буржуазных  реформ 60-х гг. была  судебная – введение  судебных уставов  1864 г. Вместо сословного  феодального суда  в стране вводился  новый – бессословный  суд, основанный  на буржуазных  принципах. Декларировалась  независимость суда  от администрации,  гласность и публичность  заседаний, состязательный  процесс, несменяемость  судей, которых  мог освободить  от занимаемой  должности только  суд. Создавались  институты присяжных  заседателей, адвокатов, нотариат, выборный мировой суд. В документах об организации новых судебных учреждений говорилось о создании суда скорого, правого, милостивого и равного для всех. Лживость этих утверждений обнаружилась очень скоро. Даже запрещение телесных наказаний, наложение клейма на лицо фактически не коснулись крестьян. Для них тюремное заключение могло быть заменено наказанием розгами.
    В основе нового  судоустройства и  судопроизводства  лежал  буржуазный  принцип равенства  всех перед законом.  Лицемерие этого  принципа стало  очевидным после  введения судебных  уставов: отношение  к представителям  буржуазии и народа  было совершенно различным. Особому суду подлежали члены государственного совета и министры, чиновники старше титулярного советника. Лица духовного звания могли быть судимы духовным судом, лица, служившие в армии – военным. Принцип бессословного суда фактически нарушался, в нем сохранялись сословные пережитки.
     По уставам предусматривалось  2 вида судов: мировые  и окружные. Мировые суды создавались в городах и уездах. Чтобы быть избранным в состав суда, надо было обладать определенным имущественным, образовательным и служебным цензом, то есть стать судьей мог только человек зажиточный. Мировой суд рассматривал мелкие уголовные и гражданские дела, иски по делам, не превышающим 500 руб. Приговоры, которые выносили мировые суды, ограничивались денежным штрафом до 300 рублей и арестом до 3 месяцев или тюремным заключением до полутора лет. Более крупные преступления и дела рассматривались в окружных судах. Им были подсудны все уголовные дела, кроме политических. Прогрессивным моментом в деятельности окружных судов было участие в разбирательстве уголовных дел присяжных заседателей. Они решали вопрос о виновности  или невиновности обвиняемого. Хотя присяжными заседателями юридически могли стать люди всех сословий, фактически это также ограничивалось имущественным цензом. Кроме того, требовался ценз оседлости, образования и благонадежности для того, чтобы быть избранным, что ярко отражало классовый характер суда. Но даже и с этими ограничениями наличие присяжных, «суда улицы», по словам В.И. Ленина, «вносит в живую струю тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения».
    Обжалования по гражданским и уголовным делам рассматривали судебные палаты. Они же занимались должностными преступлениями чиновников. Дела о политических преступлениях вскоре были изъяты из суда присяжных и переданы военно-окружным, а с 1872г.- в Особое присутствие правительственного сената. В этих органах еще сильнее было засилье дворянских элементов. Сословным крестьянским судом был, как говорилось, волостной суд, избираемый волостным сходом. Он рассматривал имущественные иски не выше 100руб, и мелкие уголовные преступления крестьян.
     На мировом судебном  съезде 15июля 1868г.  был выработан  особый, «по местным  соображениям, наказ»  о внутреннем распорядке  и делопроизводстве в мировых судах губернии, который определил места их постоянного пребывания. По распоряжению наместника Кавказа с 1868г. вводилось в действие положение о нотариальной части 1866г. Чтобы найти на место нотариуса подходящего человека, было дано объявление в газете «Кавказ» об открытии новой должности. Непременным условием для занятия ее было внесение денежного залога. Таким образом, и эта должность была доступна только имущим.
     Залог требовался  и от судебных  приставов. А для  присяжных заседателей  – имущественный  ценз. Учителя народных  школ вообще не  имели права быть  присяжными, крестьяне  – только в  случае занятия  ими должности  в общественном  управлении. Таким  образом, даже  наиболее последовательная из буржуазных реформ – судебная – на деле была половинчатой и куцей. В.И. Ленин считал институт мировых судей, «выбираемых имущими классами из имущих лиц», пародией на настоящий суд.
     Коснулись буржуазные реформы и народного образования. Развитие промышленности, рост техники тормозились безграмотностью населения страны. Правительство вынуждено было пойти в 1864г. на издание «Положения о начальных народных училищах». Открывать и содержать школы получили право как общественные учреждения, так и частные лица. Руководство школами должен был осуществлять губернский или уездный училищный совет, он обязан был соблюдать предписание Положения – «утверждение в народе религиозных и нравственных понятий». Вводились новые университетский и гимназический уставы. Но поскольку на Северном Кавказе не  ни одного университета, этот устав Кавказа не касался. Среднее образование официально становилось бессословным, т.е. учиться могли дети «всех сословий, без различия звания и вероисповедания». Но обучение в гимназиях оставалось, разумеется, платным, доступным только для детей обеспеченных родителей.
    Наряду с классическими гимназиями открывались реальные,  в которых вместо латинского и греческого языков преподавались в большем объеме естественные науки и математика. Реальные училища готовили к поступлению в технические учебные заведения, гимназии – в университеты. В 1871г. Реальные гимназии были заменены реальными шестиклассными училищами. Эти учебные заведения должны были готовить технические кадры. В Ставропольской гимназии, которая считалась классической, с изучением греческого и латинского языков, вскоре было открыто реальное отделение, в котором больше внимания уделялось преподаванию математики и естественных наук. Позже оно было преобразовано в реальное училище. Кроме того, в начале 70-х гг. в Ставрополе были открыты женская гимназия и женское училище (в последствии тоже преобразованное в гимназию), а также начальное двуклассное и 4 начальных училища, юнкерское и ремесленное казачье и 3 церковноприходских начальных училища. Гимназии были открыты в Пятигорске и некоторых других городах, а в селах – начальные училища.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.