На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Подмена ребенка

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.07.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Оглавление 

 


Введение

 
    Обеспечение безопасности личности от преступных посягательств представляет одну из основных обязанностей правового государства. Конституцией Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 45).
    Осуществление этой важнейшей государственной функции, непосредственно связанной с обязанностью государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ), требует создания системы гарантий, включающей многообразные организационные средства и правовые формы решения этих задач. Сфера общественных отношений, возникающих в процессе организации и реализации государственной защиты личности от угроз и посягательств преступников, охватывает широкий круг правового регулирования, осуществляемого правовыми системами уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. Системообразующим в этом комплексе правовых связей и институтов выступает широко понимаемое уголовно-правовое воздействие, основным предметом, целью и содержанием которого следует признать уголовно-правовую защиту прав и интересов личности потерпевших от преступных посягательств.
         Личная свобода  человека составляет важнейшее благо, нормальное условие развития личности и общества. Всеобщая декларация прав человека, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., в ст. 3 и 4 провозгласила, что каждый человек имеет право на свободу и на личную неприкосновенность.1 В свою очередь право на свободу и личную неприкосновенность гарантирует ст. 22 Конституции РФ.
   Приоритетная охрана интересов ребенка признана международным сообществом в качестве одного из основных принципов современного права, получившего нормативное закрепление в ст. 3 Конвенции о правах ребенка (1989), который согласно Конституции РФ является частью ее правовой системы. Российский уголовный закон, оформивший предписания относительно охраны несовершеннолетних в самостоятельную главу, обнаруживает высокую степень соответствия требованиям международного сообщества в части защиты прав ребенка.
      Цель  исследования: изучение нормативно-правового регулирования ответственности за подмену ребенка.
      Задачи  исследования:
    Рассмотреть развитие законодательства об ответственности за преступление – подмену ребенка.
    Сформулировать и определить место преступления – подмена ребенка в системе преступлений против семьи.
    Изучить особенности состава преступления, связанного с подменой ребенка.
         Объект исследования: общественные отношения, возникающие в сфере регулирования уголовной ответственности за преступления, связанные с подменой ребенка, урегулированные нормами Уголовного кодекса РФ.
     Предмет исследования: нормы уголовного права, регламентирующие уголовно-правовую характеристику подмены ребенка.
 


                    
     

1. История развития российского законодательства о преступлениях,  связанных с подменой ребенка

 
   В российском уголовном праве преступления против интересов семьи, к которым и относится подмена ребенка, рассматривалось в рядке преступлений против свободы личности. Похищение людей понималось как физический захват личности в различных целях, по свойству которых оно распадалось на работорговлю, сокрытие или изменение происхождения младенца и похищение женщин.
  Уже римское право предусматривало в ряду тяжких преступлений похищение людей, понимая под ним обращение человека свободного в состояние несвободы. Право каноническое взглянуло на это деяние как на тяжкую кражу. Из современных законодательств французское и бельгийское не содержат о нем особых постановлений, довольствуясь общими постановлениями о заключении и задержании; напротив, кодексы германской семьи предусматривают его, под именем Menschenraub, особо, как "квалифицированное полное лишение свободы".
  У нас еще в московском периоде под угрозою наказаний запрещалась продажа людей свободного состояния в несвободное и продажа азиатам; Лондонский трактат 1840 г., подкрепленный Брюссельской конференцией 1889 г., прибавил сюда запрещение торга неграми, так что в Своде законов, а затем и в Уложении оказались предусмотренными отдельно продажа в рабство и торг неграми. Их закон помещает в ряду преступлений против законов о состояниях, хотя несравненно более важный и характерный признак их составляет лишение свободы2.
     Продажа в рабство с отменою крепостного  права ограничивается умышленною продажею или передачей лица, состоящего под покровительством русских законов, азиатам или иным иноплеменным народам. На Западе такое деяние уже стало анахронизмом, у нас оно еще настоятельно нуждалось в уголовном законе, и примеры его бывали на восточных окраинах страны.
  Виновником этого деяния может быть всякое лицо. Предметом его признается свобода, как русских подданных, так и иностранцев, на российской территории пребывающих. Самое действие состоит в умышленной продаже или передаче другого лица азиатам или иным иноплеменникам. Под продажей поэтому понимали не одно лишь соглашение между продающим и покупающим, а действительную, физическую передачу человека или самим виновным, или его участниками; след., деяние это непременно предполагает похищение человека посредством насилия, обмана или хитрости. Передан он должен был быть в рабство или иное состояние полной несвободы, которым обнимается и отдача в гарем, что передача предполагается в состояние полной несвободы, вытекает из требуемого законом назначения ее азиатам или иным иноплеменным, т.е. диким, нецивилизованным народам. Передача народам цивилизованным или в пределах собственного отечества, хотя бы соединенная с ограничением свободы, напр. в военную службу, упоминаемая германским и финляндским (§ 193) законодательствами, или в публичные дома (торг женщинами), Уложением о наказании в период его действия еще не предусматривается наказание - срочная каторга (1410 Ул.).
  Торг африканскими неграми и участие в нем наказуемы как разбой на морях. По отношению к этому деянию в российском праве того времени замечаются две особенности: а) оно весьма тяжко наказывает здесь и деятельность приготовительную, арматорство, состоящее в приготовлении и вооружении судна заведомо для торга неграми; и б) оно устанавливает конфискацию судов, употреблявшихся или приготовленных для торга неграми (1411 Уложения).
     Похищение женщин предусматривается особо - как  деяние, весьма тяжкое для их целомудрия и доброго имени или же нарушающее права иных лиц по отношению к похищенной (1529, 1530,. 1549, 1580, 1582 Улож.)3. Если деяние направляется против благ самой похищаемой, то оно наказуемо лишь при условии учинения его против воли похищаемой, т.е. путем насилия и обмана; при определении наказуемости закон обращает внимание, с одной стороны, на цель деятельности, различая: 1) похищение для изнасилования (для непотребства, по Уг. ул.), наказуемое как покушение на изнасилование, но со значительным смягчением кары при добровольном отказе от самого изнасилования; 2) похищение для причинения вреда доброму имени похищенной; и 3) похищение для вступления с нею в брак. С другой стороны, закон обращает внимание на то, похищена ли девушка или замужняя женщина, а также на последствия деятельности. Во-втором случае похищение наказуемо как при учинении его против воли похищенной, с теми же различиями по цели и объекту, так и с согласия похищенной, и притом последняя также привлекается к ответственности по требованию потерпевших - родителей, заступающих их место или супруга. Финляндское уложение говорит о похищении женщины для непотребства или для вступления с нею в брак, учиненное против ее воли или по ее воле, но без согласия лица, разрешение которого требуется при выходе замуж (§ 199 и 200).
  Дела о лишении свободы, за исключением случаев наибольшей тяжести, подлежат частному порядку преследования.
  Похищение детей также помещено законодательством того времени в ряду посягательств против прав состояния (1407-1409 Улож.). Однако, хотя опасность сокрытия этим деянием истинного происхождения ребенка здесь и встречается часто, но не всегда, более устойчив другой признак - лишение ребенка свободы вопреки воле родителей или лиц, место их заступающих; напротив, случаи, где посягательства на это право нет, должны быть выделены в группу преступлений против прав состояния ребенка и не могут быть рассматриваемы как посягательство на свободу4.
  Согласно сказанному, субъектом этого деяния могут быть все лица, кроме родителей и заступающих их место; наше законодательство к похищению относит и подмену детей, субъектом которого могут быть и родители; ту же неточность делает и Угол. уложение 1903 г. (ст. 502), хотя похищение детей оно относит к посягательствам против личной свободы.
  Предметом посягательства должен быть ребенок. В отношении возраста его имеет значение руководящий взгляд на самое посягательство. Если оно рассматривается как преступление против прав состояния, то необходимо ограничиваться возрастом нежным, пока ребенок не сознает своего происхождения и не может дать определительных указаний о своих родителях; так, наше право говорит о похищении и подмене "младенца", о задержании "дитяти" или "ребенка", что предполагает возраст не свыше 6-7 лет, а в некоторых случаях и менее. Напротив, при взгляде на это деяние как на посягательство против свободы возраст может быть поставлен выше: Уголовное уложение 1903 г. поднимает его до 14 лет, а Финляндское уложение - до 15 л. (§ 194).
  Со стороны внутренней, деяние должно быть умышленным. Наличность особой цели, или, по выражению действующего законодательства, намерения скрыть происхождение или состояние ребенка, влияет только на наказуемость.
 В  отношении способа деятельности  посягательства против детей  распадаются по русскому праву на а) похищение детей, б) подмен их и в) самовольное удержание.
  Похищение есть физический захват ребенка из-под охраны родителей или лиц, их заступающих, вопреки их воле. Но деяние это может быть учинено и одним из родителей, в случае если он лишен своей родительской власти над детьми. Похищение предполагает захват ребенка в свое обладание навсегда, и от него отличается самовольное взятие ребенка на время, напр. на бал или для иной цели. Оно предполагает физическое овладение ребенком силою или хитростью, изъятие его из охраны управомоченных на то лиц вопреки их воле; воля же ребенка при этом не имеет значения. Уголовное уложение 1903 г. к похищению приравнивает сокрытие5. Действие должно быть умышленным, т.е. виновный должен сознавать, что на ребенка он не имеет права, и желать овладеть им навсегда. По цели деятельности закон различает похищение с намерением скрыть истинное происхождение или состояние ребенка и похищение без такого намерения. В первом случае, более тяжко наказуемом, необходимо намерение выдать ребенка за происходящего от иной матери, скрыв происхождение его от матери настоящей; безразлично при этом, выигрывает ли ребенок вследствие изменения или сокрытия его происхождения или проигрывает или состояние его не изменяется: предметом посягательства становится не его личное право, а тот общественный строй, в основании которого лежит родопроисхождение.
  Подмен детей есть умышленная замена младенца одной матери младенцем другой. По самому свойству деяния оно возможно лишь относительно детей самого нежного возраста, когда индивидуальные особенности не успели еще выясниться. Подмена предполагает деятельность над двумя младенцами; выдача ребенка одной матери за ребенка другой женщины, на самом деле не рожавшей и симулировавшей беременность; этим понятием не обнимается и нашим законодательством не предусмотрена. Подмен младенца может быть или с согласия и по желанию родителей его, или без такого согласия. В первом случае, если согласие было обоюдным, получается, собственно, понятие обмена детей, признаваемого подменом и наказуемого как таковой только при намерении скрыть или изменить истинное происхождение или состояние ребенка; иными словами, здесь нет посягательства на свободу, а есть посягательство на права состояния. Во втором случае, а также, если родители только одного младенца соглашались на подмен, последний в отношении к родителям соглашавшимся будет похищением детей, наказуемым как при намерении скрыть истинное происхождение младенца, так и без такого намерения.
     Ст. 1409 Уложения предусматривает преступление, хотя и отличающееся способом исполнения от похищения, но имеющее вместе с  тем большое с ним сходство. Статья эта постановляет: кто заблудившееся, неизвестное ему дитя оставит у себя, вместо того чтобы довести об этом до сведения местного начальства или полиции, то он подвергается, смотря по продолжительности задержания, денежному взысканию (в различных размерах) и заключению в тюрьме. От похищения это преступление отличается тем, что виновный, совершая преступление, не прибегает к грубым, насильственным средствам, он не похищает ребенка, а только оставляет его у себя. Но отношения, возникающие в обоих случаях, совершенно одинаковы. Ребенок находится вдали от забот семьи до тех пор, пока он не будет ей возвращен, и вследствие этого преступление, предусмотренное ст. 1409, должно быть признано длящимся. В этом убеждении поддерживает нас и самый текст закона. Так, ст. 1409 устанавливает различные сроки наказаний, сообразуясь с тем, как долго "продолжалось" задержание. На наказуемость этого преступления имеет большое влияние тот факт, был ли заблудившийся ребенок известен или неизвестен лицу, его задержавшему. Последний случай Уложение приравнивает, смотря по цели похищения, с подменом ребенка.
     Подмен  ребенка (suppositio partus), по мнению некоторых  ученых, в римском праве был, наравне с отцеубийством, признан преступлением, не подлежащим действию давности. Подобное воззрение имеет в настоящее время только исторический интерес, и большинство современных криминалистов причисляет подмен ребенка к длящимся преступлениям. Гооребеке (стр. 71) делает по этому поводу весьма верное замечание. Он говорит, "если подмен ребенка совершен его родителями, то благодетельное влияние давности не может на них простираться до тех пор, пока они будут выдавать чужого ребенка за своего собственного. Причина этого кроется в том, что поддерживаемые ими родственные отношения могут быть рассматриваемы как действия, тесно связанные с преступлением, как действия, в которых оно постоянно воспроизводится. Но предположим, что акушерка, без ведома родильницы, вместо ее живого ребенка подложит мертвого. Отношения, возникающие из этого преступления, не придадут вине акушерки характера длящегося преступления; они не отстранят течения давности". Итак, подмен ребенка должен быть признан длящимся преступлением во всех случаях, когда он совершен родителями. Течение давности может здесь начаться только с момента восстановления прав состояния подмененного ребенка, то есть с момента возвращения его настоящим родителям. Во всех же остальных случаях, то есть когда подмен ребенка совершается без ведома родителей, преступление это должно быть признано простым. Оконченным его следует считать с самого совершения подмена.
  Подмен и похищение детей с означенным намерением наказываются каторгою. Похищение детей без этого намерения наказывается тюрьмой, простою или с ограничением прав, или высшим исправительным наказанием как противозаконное задержание; выбор наказаний предоставлен суду по продолжительности задержания ребенка и иным обстоятельствам дела. Уголовное уложение, кроме этой цели деятельности при похищении, сокрытии и подмене ребенка, предусматривает еще - как увеличивающее вину обстоятельство - похищение для нищенства, бродяжества или иного безнравственного занятия или из корыстной цели (ст. 502)6.
     От  похищения детей отличается самовольное  оставление у себя заблудившегося ребенка, относящееся к похищению как присвоение находки к краже. Льготный срок дозволенного оставления у себя заблудившегося ребенка трое суток (по Уголовному уложению 1903 г. ст. 504 - две недели); если по истечении его оставивший не довел о том до сведения власти, он подвергается легким исправительным наказаниям, строгость которых степенится по времени задержания ребенка. Увеличивающим вину обстоятельством признается известность виновному родителей ребенка в связи с намерением скрыть это истинное происхождение (1409 Улож.). По Уголовному уложению 1903 г. мотив сострадания устраняет наказуемость простого самовольного невозвращения ребенка до 14 лет его родителям или лицам, их заступающим (ст. 503).
   

2. Подмена ребенка в системе преступлений против семьи и несовершеннолетних

 
     Основное значение квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних состоит в непосредственной реализации принципа справедливости, что позволяет индивидуализировать уголовную ответственность и наказание. Неправильная квалификация преступных действий в большинстве случаев приводит к необоснованному оправданию виновных, а также оказывает влияние на существующий комплекс социально-правовых гарантий, что особенно важно применительно к сфере семейно-бытовых отношений.
     Можно выделить ряд особенностей квалификации преступлений против семьи и несовершеннолетних. Так, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ7) представляет повышенную опасность для общества, поскольку в результате оказывается воздействие на нормальное духовно-нравственное развитие, формирование характера ребенка.
     С объективной стороны «вовлечение» может осуществляться путем обещания предоставления определенных благ, развлечений и т.д., обмана; при этом несовершеннолетний не осознает противоправный характер совершаемых им действий. Кроме того, к несовершеннолетнему может быть применено физическое и (или) психическое насилие. Преступление считается оконченным с момента склонения ребенка к совершению преступления. Наибольшую сложность при квалификации представляет установление прямого умысла в действиях виновного, поскольку конструкция состава предусматривает наступление ответственности лишь в тех случаях, когда взрослый осознавал либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.
     Следует отметить, что особую опасность представляет совершение указанного преступления родителем, педагогом либо лицом, на которых законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. В этом случае действия виннового следует квалифицировать по совокупности ст. 150 и 156 УК РФ.
     К составу «вовлечение несовершеннолетнего  в совершение преступления» тесно примыкает «вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий» (ст. 1 51 УК РФ). По юридической конструкции состав преступления, предусмотренный ст. 151 УК РФ, в целом аналогичен предыдущему. Вместе с тем имеется ряд особенностей, которые связаны со сложностью отграничения вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий от правонарушений. Для правильной квалификации немаловажное значение играют оценочные понятия, содержащиеся в диспозиции статьи. При этом обязательным признаком является систематичность действий, составляющих объективную сторону преступного деяния. Это предполагает неоднократность их совершения (не менее трех раз в течение непродолжительного периода времени) и направленность преступного умысла на один объект преступного посягательства.
     При вовлечении несовершеннолетнего в  употребление сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, если это деяние сопровождается сбытом таких веществ, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений (ст. 151 и 234 УК РФ). Отдельными исследователями высказывались суждения, что как вовлечение в совершение антиобщественных действий следует квалифицировать действия родителей и иных лиц, исполняющих обязанности по воспитанию несовершеннолетних, которые вынудили ребенка заняться антиобщественными действиями путем создания неблагоприятных условий
     При квалификации преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ, под подменой ребенка принято понимать обманные действия, совершаемые тайно или мошенническим путем, в результате которых одного ребенка заменяют другим. Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» определяет понятие «ребенок» — «лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия)». Традиционной является следующая позиция: подмена может произойти только в тех случаях, когда лицо, совершившее преступление, считает, что родители (законные представители) еще не осознали индивидуальных особенностей ребенка (то есть в родильном доме и подобных местах). Отдельными авторами высказываются суждения, что подмена возможна и в отношении несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, которые в силу возраста или задержки в психическом развитии не осознают значения совершаемого с ними действия. Полагаем, что данная позиция противоречит смыслу понятия «подмена». С одной стороны, подмена детей, способных идентифицировать себя, осознавать свое происхождение и положение, невозможна. С другой, как верно подметил Ю.Е. Пудовочкин, подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что и родители не были с ним ознакомлены (например, в случае разрыва связи между родителями и ребенком в младенческом возрасте и последующих  попытках его обнаружения ими)8. При этом обязательным признаком объективной стороны является замена изъятого ребенка другим. В противном случае налицо состав преступления, предусмотренный ст. 126 УК РФ, - похищение человека.
     С субъективной стороны преступление всегда характеризуется прямым умыслом. В частности, справедливо отмечается невозможность привлечения к  ответственности по ст. 153 УК РФ медицинской сестры родильного дома, по небрежности вручившей родителям чужого ребенка. Обязательным является наличие корыстных или иных низменных побуждений у виновного.
     В теории уголовного права под незаконным усыновлением и удочерением (ст. 154 УК РФ) понимаются установление между лицами (как правило, не связанными родственными отношениями) таких же правоотношений, какие существуют между кровными родителями и детьми, вопреки определенному в законе порядку, который установлен Правилами передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации
законную  силу решения суда об усыновлении (удочерении).
     Обязательным  условием наступления уголовной  ответственности является наличие вины в форме прямого умысла.
     При квалификации разглашения тайны  усыновления, удочерения (ст. 155 УК) не имеет  значения, каким образом были преданы  огласке такие сведения и кому они стали известны. Обязательными признаками объективной стороны являются оглашение данных сведений против воли усыновителя: в этом случае нарушаются права усыновителя и усыновленного на невмешательство в частную семейную жизнь; и наличие у виновного обязанности хранить их как служебную или профессиональную тайну. Признание разглашения тайны усыновления преступлением соответствует положениям Конвенции ООН «О правах ребенка», содержащим требование о недопустимости незаконного вмешательства в его личную и семейную жизнь9.
     Представляется, недостатком действующей редакции ст. 155 УК РФ является отсутствие указаний возраста усыновленного (удочеренной), до которого запрещается разглашать такие сведения. Традиционно разглашение тайны усыновления (удочерения) считается преступным до наступления совершеннолетия усыновленного, но высказываются и суждения о том, что возраст усыновленного, в том числе достигшего 18 лет, на квалификацию действий виновного не влияет.
     Наиболее  дискуссионным и неоднозначным  в вопросах уголовно-правовой охраны семьи и несовершеннолетних является определение содержания жестокого обращения, закрепленного в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ («Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»).
     Объективная сторона неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего заключается в том, что виновный безосновательно, без видимых на то причин отказывается (уклоняется) от исполнения обязанностей, возложенных законом либо нормативным актом (пассивная деятельность), либо исполняет их ненадлежащим образом, т.е. не в полном объеме (активная деятельность)10. Как представляется, к признакам неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей следует относить несоблюдение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста, невыполнение гигиенических норм (влекущих заболевания кожного покрова и т.п.), невыполнение рекомендаций и предписаний врача по лечению ребенка и т.д., при этом деяния должны носить комплексный характер. Характерной особенностью указанных посягательств является то, что они относятся к категории продолжаемых и длящихся деяний. Иными словами, обязательным признаком объективной стороны выступает систематичность совершения противоправных деяний.
     Субъективная  сторона преступления предполагает наличие вины в форме косвенного умысла. В теории уголовного права высказываются суждения о возможности совершения преступления по неосторожности. Данный вопрос остается дискуссионным и до настоящего времени.
     Конструкция нормы об алиментных обязательствах (ст. 157 УК РФ) такова, что в рамках одной статьи объединены два состава преступления: уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних или нетрудоспособных детей («неуплата алиментов») — ч. 1, и уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей — ч. 2.
     Обязанность содержать детей (ч. 1 ст. 80 СК РФ) —  нравственный долг и важнейшая правовая обязанность их родителей. Уклонение родителей от содержания детей ухудшает условия их жизни, влияет на состояние здоровья, нарушает нормальное развитие несовершеннолетних. Важность обеспечения детям средств к существованию объясняется и тем, что нарушение этой обязанности является одним из обстоятельств, обусловливающих, с одной стороны, беспризорность и безнадзорность несовершеннолетних, которые приводят к формированию противоправных и антиобщественных жизненных установок, а с другой — создающих предпосылки для совершения в отношении их преступлений (в том числе предусмотренных ст. 150, 151, 156 УК РФ).
     В содержание объективной стороны рассматриваемого состава преступления входят: прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов на содержание детей, сокрытие лицом своего действительного заработка, смена работы или места жительства с целью избежания удержаний по исполнительному листу, уклонение с той же целью от трудовой деятельности и иные действия, свидетельствующие об уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание детей. Обязательным признаком является злостность уклонения от уплаты алиментов, под которой признается систематическая неуплата средств на содержание детей после предупреждения судебного исполнителя либо представление фиктивных документов, ложных сведений о доходах или иные обманные действия.
     Таким образом, основной проблемой последнего десятилетия в сфере охраны семьи и прав несовершеннолетних, а также предупреждения подростковой преступности в Российской Федерации является формирование основных направлений государственной политики противодействия преступности в сфере семьи и несовершеннолетних, профилактика беспризорности и безнадзорности подрастающего поколения, а также формирование более эффективных средств уголовно-правовой защиты. 

3. Состав преступления – подмена ребенка

 
    Статья 153 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за подмену ребенка, совершенную из корыстных или иных низменных побуждений.
    Опасность этого преступления заключается  в том, что подменой ребенка насильственно разрываются кровные узы родства, нарушаются наполненные глубоким нравственным общечеловеческим содержанием отношения между родителями и детьми.
    В соответствии с Конвенцией о правах ребенка 1989 г. ребенок не может быть разлучен с родителями.
    Объектом  рассматриваемого преступления являются интересы семьи и нормальное (психическое и духовное) развитие ребенка. Потерпевшим может быть как чужой, так и свой ребенок.
    Помимо  основного объекта рассматриваемый  вид преступления направлен также на нормальное физическое и нравственное развитие несовершеннолетнего.
    Недостаточно  определенно в статье обозначена фигура потерпевшего - им признан ребенок. Но, как уже упоминалось, ст. 54 СК, ст. 1 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" признают ребенком лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия). По смыслу закона, не все такие лица могут быть предметом подмены, а лишь те, которые еще не способны осознавать характер и значение совершаемых с ними действий. Поэтому данный признак состава ("ребенок") должен толковаться ограничительно. Потерпевшим, как правило, является новорожденный. Предполагается ситуация, когда у ребенка не проявились еще четко индивидуально-определенные признаки либо родители еще не успели осознать их.
    С объективной стороны подмена ребенка выражается в том, что один ребенок заменяется другим, что возможно, как правило, лишь в отношении новорожденного младенца, а местом преступления является родильный дом. Однако возможна подмена и вне родильного дома. Например, подмена ребенка, который находился в коляске на улице в отсутствие около него взрослых, которые с ним были на прогулке. Подмена ребенка имеет формальный состав. Преступление считается оконченным с момента подмены одного ребенка другим. Обнаружение и пресечение преступления в момент его совершения, например, задержание виновного с ребенком на месте совершения подмены или в непосредственной близости от него, квалифицируется как покушение на подмену.
    С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 153 УК, предполагает только прямой умысел: виновный осознает, что совершает подмену ребенка, и желает совершить ее. Обязательным признаком субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 153 УК, являются корыстные (за вознаграждение от заинтересованных лиц) либо иные низменные побуждения (хулиганские, порожденные расовой враждой, зависть, месть и т.д.). При отсутствии указанных мотивов, а равно прямого умысла, например, подмена ребенка, совершенная вследствие небрежного, недобросовестного отношения к своим обязанностям со стороны медицинского персонала родильного дома, состава преступления не образует и квалифицируется как проступок по работе.
    Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, по отношению  к которому подменяемый ребенок является чужим. В отдельных случаях субъектом может быть родитель, стремящийся избавиться от больного ребенка и подменяющий его другим ребенком.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.