На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Своеобразие и отличия Алжира от стран Арабского Востока (Машрика). Близость Алжира к Западной Европе. Внутригосударственные противоречия в стране, их влияние на ситуацию в Средиземноморье. Роль Алжира в урегулировании ситуации в Средиземноморском регионе.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 23.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат
Место и роль Алжира в установлении равноправного сотрудничества и безопасности в Средиземноморье

Алжир, как и другие страны Магриба, во многом, в том числе и населением, отличается от стран Арабского Востока (Машрика). Прежде всего, это - наличие берберов (около 20 % населения), сохранивших свой язык, фольклор, правовые институты, нравы, обычаи и - в значительной мере - патриархальные связи общинного и племенного характера. Самобытностью отмечены и местные арабы, в большинстве своем являющиеся потомками не завоевателей VII-ХI вв., а тех же берберов, только воспринявших арабский язык и ислам. Мало отличаясь поэтому от берберов в быту, образе жизни и социокультуре, они им ближе, чем жителям Машрика. В формирование интеллектуальной, экономической и иной элиты Алжира решающий вклад внесли мавры, изгонявшиеся из Испании в ходе реконкисты ХI-ХV вв., но сами бывшие потомками от браков арабов и берберов с европейцами. Среди военно-политической элиты велика была доля «мевлед-руми» («урожденных европейцев») из числа принявших ислам бывших христианских пленников, а также присылавшихся османскими султанами в XVI-ХVIII в. «потурченцев» (омусульманившихся греков, славян, кавказцев)2.
Важным отличием Алжира, как и в целом Магриба, от Машрика всегда была гораздо большая близость к Западной Европе. Пребывание арабов на юге Европы и на островах Средиземноморья заложило основу их интенсивных вплоть до XVII в. контактов в сферах науки, медицины, экономики, архитектуры и военного дела. Несмотря на морское пиратство, с XIII в. постоянно практиковавшееся государствами и Магриба, и Европы (особенно Генуей, Венецией, Каталонией, Сицилией и Мальтой), торговля, обмен опытом и людьми между югом и севером не прекращались3.
Вторжение Франции в 1830 г. и последующая колонизация привели к господству в Алжире французского языка и культуры, а также к переселению в Алжир европейцев из Франции, Испании, Италии и других стран. Обусловленная этим «офранцуженность» Алжира породила соответствующий комплекс у алжирцев и крайне болезненные формы в стремлении избавиться от него вплоть до наших дней в ходе трудного процесса модернизации жизни страны, особенно после обретения ею независимости в 1962 г.4
Эта особенность положения в Алжире наряду с другими обстоятельствами (большой укорененностью Франции в Алжире и ее геополитической и геостратегической заинтересованностью в нем, сохранением ведущих позиций в экономической и культурной жизни Алжира, а также постоянным проживанием во Франции до 1 млн. алжирцев - трудовых мигрантов, учащихся, политических беженцев, не считая многочисленных стажеров - военных, полицейских, административных служащих, научных кадров и технических специалистов) определила более трудный, чем в иных бывших владениях Франции, переход к самостоятельной жизни. Традиции военного насилия, порожденные веками корсарства, полувековым сопротивлением колонизаторам, многочисленными впоследствии антиколониальными мятежами и восстаниями, из которых наиболее кровавым было майское восстание 1945 г., наконец, - освободительная война 1954-1962 гг. - все это, существенно повлияв на политическую культуру алжирцев, составило как бы изнанку поверхностной «офранцуженности» и непосредственно вело к жесткому, иногда жестокому разрешению всех проблем и противоречий как внутри страны, так и вне ее.
Вплоть до настоящего времени алжирцы помнят войну 1954-1962 гг., которая привела к разрушению французской авиацией и артиллерией до 9 тыс. деревень, к гибели почти 1,5 млн. чел., бегству в города около 700 тыс. крестьян и перемещению 2 млн. чел. в концентрационные лагеря «перегруппировки», заключению 400 тыс. алжирцев в тюрьмы, эмиграции 300 тыс. чел. в соседние страны. После войны осталось 500 тыс. вдов и 350 тыс. сирот, а количество раненых и калек не поддавалось счету. К тому же, свыше половины алжирцев потеряли крышу над головой и оказались вне привычных рамок патриархальной семьи вследствие смерти главы семьи, его ареста, ухода в партизаны (их насчитывалось до 300 тыс. чел.) или мобилизации во французскую армию или полицию (там служило до 200 тыс. чел.)11. Все это глубоко потрясло страну в общечеловеческом плане (как и последующий отъезд во Францию большинства алжиро-европейцев и служивших им алжирцев), закрепившись в памяти народа и сказавшись на его отношении к соседям, не пережившим такой катастрофы, а также - к инакомыслию в собственной среде, воспринимаемому как государственная измена или разрушение единства нации.
Вместе с тем алжирцы, убежденные во всемирном значении своей революции (такой считается война за независимость 1954-1962 гг.), с 1962 г. стремились проводить активную самостоятельную внешнюю политику, в том числе - в регионе Средиземноморья. Для первого президента независимого Алжира Ахмеда Бен Беллы (1962-1965 гг.) внешнеполитические ориентиры во многом определялись его убеждением, что «Кастро - брат, Насер - учитель, но Тито - образец»12. Тем самым он указывал на свое стремление к революционной диктатуре кубинского типа, но основанной, как и у руководителя Египта Гамаля Абдель Насера (1952-1970 гг.), на идеологии арабского национализма, включающей ислам, и абсолютной власти единоличного лидера. Вместе с тем, допуская элементы самоуправления в экономике и другие заимствования из опыта Югославии, Бен Белла подражал Тито в его политике «равноудаленности» от всех блоков и полной независимости от какой-либо силы на международной арене. Пограничный конфликт 1963 г. с Марокко, трения с Тунисом (также из-за спорной территории), перманентный спор с Францией из-за компенсации за национализированную собственность эмигрировавших алжиро-европейцев и использование французских баз (которые были ликвидированы в 1964 г.) лишь еще больше сблизили Алжир того времени с Египтом и Югославией. В США же и даже в Китае Алжир Бен Беллы называли «африканской Кубой»13.
Свержение Бен Беллы 19 июня 1965 г. и замена его Революционным советом во главе с полковником ХуариБумедьеном означали конец революционного романтизма и приход к власти более жестких прагматиков и националистов. Бумедьен быстро наладил диалог с Францией, заключив в июле 1965 г. соглашения о новых (более выгодных Алжиру) условиях совместной эксплуатации нефти и газа в Сахаре, что не помешало ему уже в 1966-1968 гг. национализировать принадлежавшие в основном французскому капиталу шахты, промышленные и страховые компании, а в 1971 г. - нефтегазовую промышленность. Наряду с этим Алжир продолжал сотрудничество с Францией в экономической, финансовой, культурной, технической и военной сферах, одновременно периодически обостряя и даже доводя до разрыва отношения с США и Великобританией, в основном - по причине поддержки ими (особенно в 1967 г. и 1973 г.) Израиля.
Проблемы безопасности Средиземноморья вообще постоянно находились в центре внимания Алжира, последовательно выступавшего за превращение Средиземного моря в «озеро мира и сотрудничества» путем ликвидации там иностранных баз, вывода военных флотов несредиземноморских стран и установления равноправного сотрудничества всех стран региона. Такова была и позиция Алжира на созывавшихся с 1969 г. конференциях за мир и безопасность Средиземноморья.
Однако эти конференции были малоэффективны, поскольку носили характер преимущественно общественных форумов и не привлекали должного внимания со стороны правящих кругов средиземноморской Европы. Большее значение для Алжира имели, несмотря на его четкий курс после 1965 г. на «диверсификацию внешних связей», все же сохранявшиеся «особые» отношения с Францией. Франция продолжала играть значительную роль в экономике и культуре Алжира, французский язык фактически (но не формально) был государственным, французская пресса, французские товары и специалисты в Алжире предпочитались (и предпочитаются сейчас) всем прочим, а французские преподаватели (во Франции и в Алжире) были главными учителями, советниками, помощниками и консультантами алжирцев. С 1976 г. Алжир, как и другие страны Магриба, получил с помощью Франции доступ на рынки Европейского сообщества и заключил соответствующее соглашение18. Однако это было только начало. Страна тогда стремилась не столько к сотрудничеству, сколько к реализации амбиций малой (региональной) «сверхдержавы».
После 1967 г. Алжир активно действовал в Лиге арабских государств (в связи с ослаблением позиций Египта и Сирии, потерпевших поражение в июньской войне 1967 г. с Израилем) и в Организации африканского единства, ранее не прощавшей Бумедьену свержения Бен Беллы. В 1973 г. Алжир стал местом проведения 4-й конференции глав государств и правительств неприсоединившихся стран. Выработанная по инициативе Бумедьена программа перестройки экономических отношений в мире в рамках нового мирового экономического порядка (НМЭП) была провозглашена и одобрена на специальной сессии ООН в 1974 г. В дальнейшем Алжир неизменно выступал за реализацию НМЭП и за объединение усилий всех развивающихся стран в этом направлении. Эти усилия страны были наиболее впечатляющими в середине 70-х годов, когда объем ВВП ежегодно возрастал на 6,5-8 %, на образование и подготовку квалифицированных кадров тратилось свыше 25-30 % расходов бюджета, что стало возможным благодаря росту почти в 10 раз доходов от добычи нефти и газа за период 1972-1977 гг. Алжирцы тогда с гордостью повторяли: «Мы будем японцами Африки и Средиземноморья»19.
В какой-то мере эти мечты при всей их, казалось бы, нереальности имели под собой основание, так как Алжир по числу студентов на душу населения приближался к Италии, по доле затрат на подготовку кадров превосходил США, по другим показателям догонял Грецию и Португалию. Конкурируя с Египтом (особенно после 1967 г.) за первое место в арабском мире, противопоставляя ему Сирию, а союзной Египту Саудовской Аравии - Южный Йемен, поддерживая палестинцев и (с 1970 г.) режим Каддафи в Ливии, Алжир в целом занимал до конца 70-х годов лидирующее положение среди арабских стран Средиземноморья. Наряду с доходами от нефти и газа, позволявшими алжирскому руководству тратить значительные средства на социальные расходы (строительство жилья, здравоохранение, просвещение, пособия и общественные работы), большую роль сыграла умелая дипломатия правительства Алжира, старавшаяся еще с 60-х годов поддерживать нормальные отношения с полярно противоположными силами, как бы противопоставляя друг другу на основе принципа «равноудаленности» Кубу и США, Францию и ФРГ, Югославию и Албанию, СССР и Китай.
Особенно эффективно алжирцы использовали поддержку СССР, еще в годы революционной войны 1954-1962 гг. помогавшего алжирским патриотам по линии дипломатии в ООН и на многочисленных форумах международных общественных организаций, через общества Красного Креста и Красного Полумесяца, профсоюзы, комитеты афро-азиатской солидарности. Политическая, моральная и материальная помощь (продовольствием, одеждой, техникой, медикаментами, лечением раненых бойцов) подкреплялась поставками вооружения и обучением военных кадров. После завоевания Алжиром независимости, по словам Бумедьена, «советские военные специалисты проявили подлинный героизм, очищая от мин алжирскую землю». Всего было ликвидировано до 1,5 млн. мин, при этом несколько саперов из СССР были ранены, а один погиб. Советские врачи, инженеры и техники во многом заменили уехавших французских специалистов. В 70-80-е годы они (а также геологи, преподаватели, металлурги, агрономы, геодезисты) работали уже в 26 городах Алжира. «Каждый день, - говорил в 1981 г. президент Алжира, - на стройках, на заводах, в институтах или в больницах советские специалисты и их алжирские коллеги трудятся бок о бок и совместно ведут начатую Алжиром битву за развитие»20.
Тем не менее, опора на СССР никогда не доминировала в политике Алжира и лишь использовалась им как одна из выигрышных карт, тем более - в регионе Средиземноморья. Правители страны вынуждены были считаться с тем, что основные ее интересы все же были связаны не с глобальными, а с региональными проблемами, не с СССР, а с Францией и арабским миром, т.е. со Средиземноморьем. А здесь ситуация складывалась, особенно после смерти Х. Бумедьена в 1978 г., явно неблагоприятно. Хотя пограничный спор с Тунисом был урегулирован, конфликт с Марокко разгорелся с небывалой силой из-за поддержки Алжиром стремления Западной Сахары, избавившейся от господства Испании, к самостоятельности. На территорию Западной Сахары претендовало Марокко, которое в 1976 г. фактически ее оккупировало, чем в ответ спровоцировало партизанское движение. Поддерживая это движение, Алжир рассчитывал через территорию Западной Сахары получить прямой выход к Атлантическому океану, минуя Марокко.
Так на западе региона завязался новый узел противоречий, возник новый источник напряженности, сохранявшийся всю последнюю четверть XX в. К тому же, помимо самой Западной Сахары, Алжира и Марокко, в конфликт оказались вовлечены и другие страны: Испания - как бывшая метрополия, стремившаяся не ссориться с Марокко, США - оказывавшие Марокко военную, финансовую и политическую поддержку, Франция и Мавритания - как союзники Алжира.
Помимо общего ухудшения обстановки на западе Средиземноморья, западносахарский конфликт имел и другие негативные последствия. Он обострил социальную напряженность внутри Алжира в связи с необходимостью дополнительных военных и иных расходов, в том числе - на содержание сахарских партизан и беженцев. Алжир попал в трудное положение в середине 80-х годов, когда стал оформляться Союз Арабского Магриба (САМ) в составе Алжира, Марокко, Туниса, Ливии и Мавритании. Неурегулированность алжиро-марокканских отношений из-за Западной Сахары (несмотря на их восстановление после 12-летнего перерыва в 1988 году) мешала реализации договора 1989 г. о политико-экономической интеграции государств САМ, включая координацию их политики в сфере обороны и безопасности. К тому же в это время Алжир столкнулся и с другими, более тяжелыми для разрешения проблемами.
Наступили сроки погашения внешнего долга и одновременно снизились доходы от нефти (вследствие падения в 1981-1988 гг. цен на нее на мировом рынке в 4 раза и уменьшения объемов добычи ввиду истощения ее запасов, ранее казавшихся неисчерпаемыми). Все это привело к сокращению социальных расходов, дотаций, закупок продовольствия, к росту безработицы до 22 % трудоспособного населения. Новый президент ШадлиБенджедид не пользовался та и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.