На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


сочинение Смысл финала романа "История одного города"

Информация:

Тип работы: сочинение. Добавлен: 09.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Смысл финала романа "История  одного города"
 Финал истории  города Глупова не менее важен,  чем все предыдущее повествование.  

 К власти  приходит Угрюм-Бурчеев, который  "был прохвост в полном смысле  слова. Не потому только, что  он занимал эту должность в  полку, но прохвост всем своим существом, всеми помыслами", как концентрированный образ всех предыдущих правителей, символ произвола и жестокости, наглого попрания прав людей - и впервые за историю города Глупова его жители начинают чувствовать негодование: "Раздражение росло тем сильнее, что глуповцы все-таки обязывались выполнять все запутанные формальности, которые были заведены Угрюм-Бурчеевым".  

"Когда цикл  явлений истощается, - писал Салтыков-Щедрин  в 1863 году в статье "Современные  призраки", - когда содержание жизни беднеет, история гневно протестует против всех увещаний. Подобно горячей лаве проходит она по рядам измельчавшего, изверившегося и исстрадавшегося человечества, захлестывая на пути своем и правого, и виноватого. И люди, и призраки поглощаются мгновенно, оставляя вместо себя голое поле. Это голое поле представляет истории прекрасный случай проложить для себя новое и притом более удобное ложе".  

 Символическая  гибель Глупова означает гибель  российского самодержавия, любого  другого деспотического режима.  

 Грозное "оно", это "неслыханное зрелище", приходит извне: "Север потемнел  и покрылся тучами; из этих  туч нечто неслось на город:  не то ливень, не то смерч.  Полное гнева оно неслось, буровя  землю, грохоча, гудя и стеня  и по временам изрыгая из себя какие-то глухие, каркающие звуки"; "Оно близилось, и, по мере того как близилось, время останавливало бег свой".  

 Некоторые  критики склонны рассматривать  развязку романа как намек  на стихийное народное восстание,  народную революцию, хотя глуповцы очевидно не способны к борьбе: увидев надвигающееся на них "оно", "глуповцы пали ниц", и "неисповедимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца".  

 Другие же  считают, что исчезновение Угрюм-Бурчеева, уничтожение его силами самой  взбунтовавшейся природы показывает надежду Салтыкова-Щедрина на то, что придет время коренных изменений в крепостнической и бюрократической России. 

Образы  градоначальников в  «Истории одного города»  М.Е. Салтыкова-Щедрина. 
 

Одно из самых  известных произведений М.Е. Салтыкова-Щедрина – «История одного города». Несмотря на название, это произведение – не иносказательная историческая хроника, а сатирический роман, в котором нашло гениальное воплощение состояние общества при самодержавии. Это состояние возникло в России намного раньше 1731 года, обозначенного как начало повествования, и не прекратилось в 1825 году, хотя на нем и обрывается рассказ летописца. Положение в стране ничуть не изменилось и в 60-ые годы 19 века, когда была написана книга. Данная ситуация характерна не только для царской России, но и для любого общества, испытывающего на себе гнет самовластия. 

 Итак, власть  и народ – вот та кардинальная  проблема, которая является внутренним  стержнем книги и делает ее  цельной, несмотря на внешнюю  самостоятельность глав. 

 Все главы,  кроме первой - «О корени происхождения  глуповцев» - посвящены жизни народа  под гнетом самовластия. Причем  каждая из них раскрывает какую-то  новую грань воплощения произвола  и насилия над людьми. Какие  бы мероприятия ни проводил  бы самодержец, какими бы намерениями он при этом ни руководствовался, результат всегда был один: бесконечный испуг жителей и свалившиеся на их головы новые бедствия и несчастья. 

 Глуповская  власть представлена в книге  целой галереей градоначальников. С многообразием лиц, «в разное время Глуповым правивших», сатирик знакомит читателя в главе «Опись градоначальникам». Краткие характеристики перечисленных в ней правителей поистине впечатляющи. Кто только не распоряжался судьбами глуповцев! И Амадей Мануйлович Клементий, вывезенный из Италии Бироном «за искусную стряпню макарон», и произведенный в надлежащий чин; и Ламврокакис – «беглый грек, без имени и отчества и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре»; и Петр Петрович Фердыщенко - бывший денщик князя Потемкина; и Онуфрий Иванович Негодяев – бывший гатчинский истопник… 

 Биографии  многих из градоправителей могут  показаться неправдоподобными. Между  тем, они отражают реальное  положение вещей. При самодержавном  строе у вершин власти зачастую  оказывались люди совершенно случайные. Но они чем-то «приглянулись» императору или его приближенным. Так, например, Бирон, который вывез из Италии Клементия, сам был вывезен императрицей Анной Иоанновной из Курляндии и получил в ее царствование неограниченную власть. А Кирилла Разумовский, якобы поймавший Ламврокакиса, стал графом и даже правителем всей Украины только благодаря своему брату Алексею – фавориту Елизаветы I. Что же касается Фердыщенко и Негодяева, то их взлет напоминает некоторые действительные факты. Достаточно сказать, что Екатерина II даровала графский титул своему парикмахеру, а Павел I возвел в графы своего камердинера. Поэтому писателю порой не нужно было даже прибегать к преувеличению: действительность давала ему большой материал. 

 И все же есть в «Истории одного города» немало такого, что носит откровенно фантастический характер. Градоначальник с органчиком вместо головы… Градоначальник с фаршированной головой…Оловянные солдатики, наливающиеся кровью и остервенело ломающие избы… 

 Зачем же нужны писателю эти и другие аналогичные им образцы? Как понимать все эти «несообразности»? Сам сатирик говорил: «Бывают чудеса, в которых, по внимательному рассмотрению, можно подметить довольно яркое реальное основание». 

 Действительно,  с помощью образа градоначальника Брудастого, деятельность которого описана в главе «Органчик», сатирик показывает: для того, чтобы править Глуповым, вовсе не обязательно иметь голову. Для этого вполне достаточно обладать простейшим механизмом, способным воспроизводить всего две фразы – «разорю!» и «не потерплю!». Брудастый представляет собой как бы саму суть «правительства», «очищенную от всего постороннего». С помощью гротеска Щедрин делает предельно наглядным то, что свойственно всем «градоначальникам» вообще, независимо от их личных склонностей, характера, убеждений. 

 Разные были  в Глупове градоначальники: «деятельные»  и «бездеятельные», либеральные  и консервативные, вводившие просвещение  и искоренявшие его. Однако  все их многообразнейшие «прожекты»  и поползновения в конце концов сводились к одному: к выколачиванию «недоимок» и пресечению «крамолы». 

 Галерея градоначальников  начинается с Брудастого, являющегося  своего рода «общим знаменателем  всех градоначальников», и завершается  Угрюм-Бурчеевым, представляющим  собой величину более значительную, а потому и более зловещую. Прототипом Угрюм-Бурчеева послужил Аракчеев. Но неверно было бы ограничивать широкое обобщающее значение этой фигуры. В ней сконцентрированы и заострены черты, характерные для особого типа правителей. Для какого же типа? 

 Угрюм-Бурчеев  превзошел всех своих предшественников  безграничным идиотизмом и неиссякаемой  энергией. Но эта энергия была  направлена на то, чтобы превратить  город, а точнее всю страну, в казарму и заставить с  утра до вечера маршировать. Его идеалы – это «прямая линия, отсутствие пестроты, простота, доведенная до наготы». Античеловеческая сущность самовластия показана здесь Щедриным с потрясающей силой. 

 Именно благодаря  таким неординарным образам градоначальников  «История одного города» живет и сейчас. Эта замечательная книга известна не только у нас в стране, но и по всему миру и прочно стоит в ряду величайших достижений мировой сатиры. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Образ Иудушки Головлева 

Порфирий Головлев – одна из центральных фигур романа. Это классический образ лицемера, лгуна и предателя, который стал образом нарицательным. 

Порфирий Владимирович Головлев, еще в детстве получивший прозвище Иудушка (как и его прототип – старший брат писателя Дмитрий  Евграфович), стал «злодеем» и Арины Петровны, и своих собственных детей 

Он втирается  к матери в доверие, а затем  ловко обирает ее; караулит смерть брата Павла, чтобы сделаться  его наследником; отказывает в помощи сыновьям и тем самым хладнокровно губит их. 

Иудушка с детских  лет сумел опутать «доброго друга маменьку» паутиной лжи, подхалимства и еще при ее жизни завладел всем богатством.  

  

Что мы узнает об Иудушке до его появления на «сцене»? 

Анализ главы  «Семейный суд» 

  

Дайте портретную характеристику Порфирия Головлева 

В главе «Семейный суд» о внешности Порфирия-Иудушки не говорится, зато манеры, жесты, речь его со всеми интонациями создают облик жестокого, ловкого, коварного лгуна, пакостника и лицемера. Пока у него одна цель: не выделить Степану «вологодскую деревушку», причитающуюся как часть наследства отца. Она ведь может когда-нибудь стать его собственностью! 

Иудушка мастерски  использует, в сущности, нехитрый арсенал  мимических приемов, любая его поза, любой жест красноречивы.  

Иудушку характеризуют  авторские комментарии-ремарки: «Порфиша потупился и сидел молча», «Порфиша глядел милому другу маменьке в глаза и горько улыбался в знак сочувствия». Арине Петровне бросалось в глаза «осклабляющееся слюнявое лицо Иудушки. Все словно маслом подернутое, все проникнутое каким-то плотоядным внутренним сиянием», «у Арины Петровны даже слезы на глазах выступили, Иудушка воспользовался этим, чтобы поцеловать у маменьки ручку, причем позволил себе даже обнять ее за талию». 

  

Охарактеризуйте речь персонажа 

Речь щедринского  героя неповторима. Притворно-елейной трансформации и омертвению Порфирий Владимирович подвергает слова из всех доступных ему сфер быта и бытия человеческого. Формы уменьшительно-ласкательные, но настоящей теплоты и ласки за ними нет. Участливость и ласка превратились у Иудушки в ритуал, в привычный образ, в бессознательную мертвую форму. Слова, одни только наводящие скуку, неуловимо-округлые, скользкие слова. Иудушке, как и Арине Петровне, свойственна привязанность к пустому, обманному слову. 

Ханжа и лицемер, с елейными ужимками и слащавыми речами. Все свои подлые поступки он сопровождает приторно-сладкими словами: «Милый друг маменька», «Я водички подам... и лампадочку поправлю, маслица деревянненького подолью...».  

Отказывая в  помощи сыну, попавшему в безвыходное положение, он говорит умильно: «А теперь пойдем и будем чай пить. Посидим да поговорим, потом поедим, выпьем на прощанье – и с богом. Видишь, как бог для тебя милостив! И погодка унялась, и дорожка поглаже стала. Полегоньку, трюх да трюх и не увидишь, как доплетешься до станции!» Уменьшительные и ласкательные слова заполняют пустопорожнюю речь Иудушки.  

Обобранному до нитки брату Степану, которого мать кормила протухшей солониной, он ласково говорит на прощанье: «Вот кабы ты повел себя скромненько да ладненько, ел бы ты и говяденку, и тялятинку, а не то так и соусцу бы приказал. И всего было бы у тебя довольно: и картофельцу, и капустки, и горошку...»  

  

Как формируется  этот характер? 

Деспотическая власть Арины Петровны, материальная зависимость детей от произвола «маменьки» способствовали развитию в них лицемерия и подхалимства. 

Первые «уроки»  Порфиша получил от родителей: «любящая»  мать на самом деле совершенно равнодушна к детям и их судьбе; живет десятки  лет с мужем-пакостником, которого ненавидит и презирает... Порфирий с младенчества любил приласкаться к матери, украдкой поцеловать в плечо, а иногда и слегка понаушничать. 

  

Как Иудушка  относится к своим детям? 

Самое неприятное для Иудушки – поделиться добром, помочь кому-либо. Даже родному сыну Владимиру отказал в деньгах, когда тот жил в Петербурге и очень нуждался: два года Володя кое-как сводил концы с концами, умолял отца помочь, доказывал, грозил, а потом в отчаянии застрелился.  

Таким же образом  поступил Иудушка и со вторым сыном, Петром, осужденным за растрату казенных средств. Щедрин показывает, как его персонаж приходит к разрыву с людьми, с реальной действительностью, становится «выморочным», то есть прахом, живым мертвецом.  
 

  

Как относятся  к Иудушке другие персонажи романа? 

Страх Арины Петровны, непритворный ужас, охватывающий умирающего Павла, насмешливое передразнивание отцовских повадок Володей, тревога дворовых, неприязненное отношение мужиков («не то чтобы его нельзя было обойти, а очень уж он пустяки любил, надоедал, приставал»). Нескрываемо враждебно относится в главе «По-родственному» к Иудушке автор. 

  

Как выглядит Иудушка  в «любви» и смерти? 

  

Какова роль веры (религии) в жизни Порфирия Головлева? 

У Порфирия Владимировича  ничего святого за душой нет. Бог  для него – тоже ритуал. 

Иудушка – лицемер  не по злому корыстному расчету, но скорее по самой своей натуре. С  детства он послушно и глубоко  усвоил неписаный жизненный принцип: быть, как все, поступать, как принято, лицемерие по пустякам стало его  второй натурой. 

В главе «Недозволенные радости» возвращаясь к последним дням жизни Павла, автор так объясняет мотивы поведения Порфирия Головлева: «Это было одно из тех родственных злодейств, на которые Иудушка не то чтоб решался по зрелом размышлении, как-то само собой проделывал, как самую обыкновенную затею». 

Как мрачная  тень, появляется фигура Иудушки у  постели умирающего брата Павла, чтобы опутать липкой словесной  паутиной еще одну жертву. Так настойчиво, методически проводя ограбление родных, Иудушка Головлев доводит  до гибели всю семью и заканчивает жизнь в жутком одиночестве. 

  

Как переносит  Иудушка Головлев свое одиночество? 

Страшное одиночество, на которое он в итоге обрек  себя, поначалу не тяготит Иудушку. За тридцать лет службы в департаменте «он приобрел все привычки и вожделения закоренелого чиновника, не допускающего, чтобы хотя одна минута его жизни оставалась свободною от переливания из пустого в порожнее».  

Одолеваемый «болезненной жаждой стяжания», он целыми днями был  занят сначала заведенной им в  имении сложнейшей и мелочной отчетностью: «то терял полкопейки, то целую копейку лишнюю находил...». С годами же все глубже погружался в «запой праздномыслия» – бредовые мечты о чудесном обогащении. 

И все же внезапное  «пробуждение одичалой совести» заставляет Иудушку ощутить всю ужасную правду о своей жизни и вину перед близкими. Годами щеголявший напускной религиозностью, он лишь теперь понимает, что в библейском сказании о Иуде Искариоте «идет речь о какой-то неслыханной неправде, совершившей кровавый суд над Истиной», и что в несомненном родстве с этой неправдой находится он сам.  

Подобно образу Арины Петровны, фигура Порфирия Головлева  приобретает в финале романа глубоко  трагическое звучание. Испытанное им потрясение и непритворное страдание  преображают даже его речь, которая впервые становится простой и искренней. «Бедная ты! бедная ты моя!» – говорит он племяннице. И горестно восклицает: «Что такое! что такое сделалось!?. где... все?..» В запоздалом раскаянии и смятении он, полуодетый, отправляется морозной ночью на материнскую могилу и погибает. 

  

Как выглядит Иудушка  в конце романа? 

Иудушка уничтожил  все семейство, отнял всю собственность  у его членов, но и сам похоронил  себя заживо. В последней главе  наступает физическая смерть этого  страшного человека.  

Правда, в конце  своей жизни Иудушка раскаивается, в нем вдруг проснулась совесть. Но ошибочно было бы считать, что Щедрин в пробуждении мертвой души видел  залог обновления своего персонажа. Автор подчеркивает: «... совесть  проснулась, но бесплодно». Пробудившаяся совесть стала грозным, беспощадным возмездием за содеянное зло, приговором всей головлевщине, всему вымороченному паразитическому сословию. 

  

Но почему же Иудушка – самый отталкивающий, бесчеловечный кровопийца – оказался среди Головлевых самым живучим?  

Щедрин показал, что поддерживают Иудушек социальные условия, закон и религия. Для  Порфирия религия не внутреннее убеждение, а обряд, удобный для обмана и  обуздания, закон у него – карающее начало, служащее сильным. 

Арина Петровна и ее сыновья» (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы»)    

     “Господа  Головлевы” — роман о семье,  но, в первую очередь, это роман  о подлинных и мнимых ценностях,  о том, для чего живет человек  на Земле. В “Господах Головлевых”  автор исследует природу того, что неумолимо отдаляет людей друг от друга Он исследует такие стремления, которые начинаются с исступленного желания наилучшим образом устроить свой дом, обеспечить будущее своего рода. Дом, семья, род — вот ценности подлинные, а не мнимые. И именно им самозабвенно отдает всю свою яркую жизненную одаренность родоначальница и глава семейства Арина Петровна Головлева.
    И  вроде бы добивается успеха: могущество  головлевского рода неоспоримо. Она сама это горделиво осознает: “Какую махину выстроила!”. Но когда цель, как кажется, достигнута, выясняется, что она была иллюзорной, что все потеряно, а жизнь, своя собственная и близких, была бессмысленно принесена в жертву. Роман, посвященный упорному созиданию “семейной твердыни”, кончается полным человеческим крахом: опустением дома и распадом родственных связей.
    Итак, в романе изображена семья,  состоящая из главы — Арины  Петровны — и ее детей. Головлева  — властная и энергичная помещица, хозяйка всего имения, натура  сложная и целеустремленная, но  испорченная беспредельной властью над семьей и окружающими. Она единолично правит всем имением, превратив мужа в ненужный придаток и калеча жизнь “постылым детям”. Ее страсть — накопительство. Со всевозможными приобретениями, обогащением связаны самые яркие воспоминания жизни Арины Петровны. И дети, в который раз слушая ее повествования об этом, воспринимают слова маменьки как увлекательную сказку.
    Денежные  отношения — главная, самая  прочная нить, которая связывает  Арину Петровну и ее сыновей  — Степана, Павла и Порфирия. Старший сын, Степан, от природы наблюдательный и остроумный, но бездеятельный, “постылый Степка-балбес”, спился и умер. Другой сын — Павел — со временем возненавидел общество живых людей и жил в своем фантастическом мире наедине с самим собою. Так и протекала его безрадостная жизнь, пока верх над ним не взял смертельный недуг.
    Младший  сын, Порфирий, пожалуй, самая  “выдающаяся” фигура в этом  семействе. Деспотическая власть  Арины Петровны, материальная зависимость  от матери воспитали в нем лживость и угодничество. Порфирий с детских лет умел опутать “доброго друга маменьку” паутиной лжи и подхалимажа, за что и получил от других членов семьи прозвища “Иудушка” и “кровопийца”. Прозвища эти как нельзя лучше отражают его сущность. Не Иуда, а именно Иудушка, поскольку он был лишен размаха настоящего Иуды-предателя. За свою никчемную жизнь Порфирий не совершил ни одного настоящего поступка
    Предательство  и подхалимство — вот характеризующие  его черты. Он предает всех  и всегда. Все Иудушкины поступки настолько мелки и ничтожны, что вызывают негодование и омерзение. Даже обращаясь к Богу, он откровенно практичен. Господь для него — нечто вроде высшей инстанции, к которой можно обращаться со своими гнусными прошениями.
    Так  почему же головлевский род обречен на вымирание? Почему мать и дети так и не нашли общего языка? Ответ совершенно ясен: деспотизм, привычное подавление личности младших повлекло за собой неумение “головлят” распорядиться собственными судьбами. Будущие крушения, детей подготовлены здесь, в родных стенах. В богатый, но ненавистный родной угол головлевская молодежь возвращается только погибать.
    В  конце романа Щедрин показал  опустевшую и обезлюдевшую “твердыню”, в которой есть все. “Не  пустодомом живу!” — хвастается  Иудушка, но в то же время здесь никого нет. Пугающий своей силой образ тишины, ползущие по дому тени вовсе не случайно повторяются в романе.
    И  потрясает сцена Иудушки с  “мертвыми душами”: покойной  матерью, братьями, давно умершими  слугами. Отвернувшись от живой жизни, герой общается с призраками, пока внезапное пробуждение “одичалой совести” не заставит его с ужасом спросить: “Что такое сделалось?! где... все?..”. Вся тяжесть ответственности за гибель рода Головлевых падает на Порфирия. Его же Салтыков заставит и очнуться — “за всех”. Иудушка, наконец, понимает, что есть настоящие человеческие отношения, законы человеческой связи. Он осознает эгоистическую разъединенность головлевского рода и ответ за все многочисленные семейные грехи возьмет на себя. Порфирий сам вынесет себе смертный приговор — его найдут замерзшим недалеко от могилы матери. 

«Простая русская  семья» 

  

Роман «Господа Головлевы». История создания. Обзор содержания. «Мысль семейная»  в романе. 

  

Я обратился  к семье, к собственности,  

к государству и дал понять:  

что в наличности ничего этого уже нет. 

М.Е. Салтыков-Щедрин 

  

История создания  

  

«Необычайная  живучесть лжи и тьмы» чрезвычайно  заботила и угнетала М.Е. Салтыкова-Щедрина. Еще в конце 50-х гг., накануне освобождения крестьян от крепостной зависимости, он задумывал «Книгу об умирающих» – тех, кто, как он надеялся, должен скоро сойти с исторической сцены. Речь шла в первую очередь о помещиках-крепостниках, к которым по происхождению принадлежал и сам Салтыков.  

Будущий сатирик  вырос в родовой усадьбе отца в Тверской губернии. С детства он хорошо узнал помещичий быт и возненавидел его. «Очень уж подла была среда, в которой я провел большую часть своей жизни...» – сказано в одном его письме. Почти три десятилетия после реформы Салтыкову-Щедрину пришлось наблюдать, как помещики пытались вернуть власть над крестьянами.  

В своих последних  крупных произведениях – романе «Господа Головлевы» (1875–1880) и хронике  «Пошехонская старина» писатель обратился  к прошлому и создал глубокие и  страшные образы помещиков-крепостников. 

В основу романа «Господа Головлевы» (1875–1880) легли  несколько рассказов о семье  Головлевых из цикла «Благонамеренные речи».  

Первая глава  романа «Семейный суд» была пятнадцатым  по счету очерком «Благонамеренных речей», напечатанном в «Отечественных записках» в 1875 году. «Семейный суд» тепло встретили Гончаров, Некрасов, А.М. Жемчужников и особенно – Тургенев.  

Вместо очерков  автор «крупный роман с группировкой характеров и событий, с руководящей  мыслью и широким исполнением», и одна за другой являются главы «По-родственному», «Семейные книги», «Племяннушка», «Выморочный», «Недозволенные семейные радости» (1875–1876). 

И только глава  «Решение» («Расчет») выходит значительно  позже – в 1880 году: раздумья художника  над финалом романа – над концом Иудушки, который должен был быть глубоко художественен и психологически мотивирован, отодвинули работу над нею на несколько лет. 

  

«Мысль семейная»  в романе 

  

80-е годы XIX века  – время ухода с исторической  сцены крепостников- помещиков. «Цепь великая», как назвал крепостное право Н.А. Некрасов, веками давила не только крестьян, но и исподволь калечила души и человеческое естество самих бар. И хотя в романе «Господа Головлевы» немало упоминаний о трагической участи крепостных, главная драма разыгрывается в семье их владельцев, господ. 

Чтобы проследить, как происходит разложение помещичьего  рода, Салтыков-Щедрин избрал жанр семейной хроники. В центре внимания автора –  дворянская семья, судьба трех поколений  дворянского рода. 

В чем же отличие  романа Салтыкова-Щедрина от других произведений русской литературы, в  которых поднимается тема семьи? 

«Господа Головлевы» написаны «на принцип семейственности», столь популярный в русской литературе. Однако автор выступил против идеализации «дворянских гнезд». Они не вызывают у него того сочувственного отношения, какое было у Аксакова, Тургенева, Толстого, Гончарова и других.  

И по замыслу, и  по интонации, и по выводам – это  произведение совершенно иного плана: в «дворянском гнезде» Щедрина нет ни поэтических беседок, ни роскошных липовых аллей, ни уединенных скамеек в глубине тенистых парков – всего того, что располагает героев семейных хроник других писателей к «высоким речам» и счастливым любовным признаниям. 

Что делает семью  единой? Любовь, взаимоуважение, взаимопомощь, общие интересы и пр. 

Каким образом  эти нравственные категории преломляются в семье Головлевых? 

Любовь у Головлевых превращается в ненависть; взаимоуважение – в унижение; взаимопомощь –  в боязнь друг друга. Общие интересы сводятся лишь к одному: как бы оставить другого без «куска».  

В чем видят  смысл жизни представители семьи  Головлевых? 

Весь смысл  жизни Головлевых заключался в стяжании, накоплении богатства, борьбе за это  богатство. В семье царят взаимная ненависть, подозрение, бездушная жестокость, лицемерие.  

Алкоголизм –  семейная болезнь Головлевых, которая  приводит к полному нравственному  разложению личности, а затем наступает  физическая смерть. 

Какую сцену  в первой главе можно назвать  кульминационной? 

Кульминацией первой главы является суд над Степаном. В этой сцене определяется конфликт, тема и идея всего романа. 

Задание: 

Прокомментируйте  эту сцену.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.