На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа И.А. Курато - поэт народа коми

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 11.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

     С каждым годом все больше удаляется от нас то время, когда жил и творил выдающийся коми поэт и просветитель И.А. Куратов, однако интерес к его творчеству и обстоятельствам жизненного пути не только не ослабевает, но, напротив, растет и укрепляется.
     Активизация куратоведческих исследований и подъем интереса общественности к куратовской теме вполне закономерны. В настоящее время, когда культура коми народа достигла значительных высот, необходимость глубже осмыслить ее историческое развитие и масштабы ее завоеваний становится как никогда острой. Учеными республики сделано в этом отношении немало, но, по-видимому, еще больше предстоит сделать. Вот почему каждая новая работа, посвященная истории духовной жизни коми народа, каждая новая книга, повествующая о ней, неизменно привлекают внимание широкой общественности.
     Примечательно в этой связи, что исследование обстоятельств жизни и деятельности И. А. Куратова, который был, бесспорно, одной из самых крупных фигур среди творческой коми интеллигенции дооктябрьского периода, уже перестало быть занятием только куратоведов-специалистов и развивается также усилиями тех энтузиастов, для которых куратоведение сделалось их любимым увлечением, отнюдь не совпадающим по своей направленности с их профессиональными обязанностями.
     Иван Алексеевич Куратов был верным сыном своего народа, защитником его интересов, выразителем его дум и чаяний. Он глубоко любил родной коми народ, но он был свободен от черт национальной ограниченности. Как прогрессивный поэт-демократ, Куратов видел причину социально-экономического угнетения народа в самодержавии и крепостничестве. Поэтому он страстно желал наступления такого времени, когда осуществится и освобождение народа от национального угнетения, и избавление масс от эксплуатации, и повышение их культуры. 
 
 
 
 
 
 
 

      Первый  поэт народа коми
 
     Иван Куратов был человеком, отмеченным большим самобытным поэтическим талантом. Он писал стихи, песни, поэмы, драматические произведения. Первый поэт свободно распоряжался богатствами устного творчества своего народа. И он же глубоко освоил наследие классиков русской поэзии и великолепно переводил  русскую классику  на  родной  язык. Наконец, И. А. Куратов был талантливым ученым-лингвистом, много сил отдавшим изучению языка своего народа.
     И. А. Куратов родился 19 июля 1839 года в с. Кебра Сысольского района, в семье дьякона. Детство свое будущий поэт провел в тяжелых условиях. Отец его умер, когда Ивану Куратову было еще шесть лет, и, несмотря на все усилия матери, семья постоянно испытывала большую нужду (в семье было девять детей).
     В 1850 году Куратов поступает учиться в Яренское уездное духовное училище, где царили типично бурсацкие порядки и нравы. По окончании училища Куратов поступает учиться в Вологодскую духовную семинарию. Там он много занимается самообразованием, жадно читает книги. После семинарии он едет в Москву с намерением продолжать образование, но попытка его поступить в Московский университет не увенчалась успехом, и в 1861 году он приезжает в Усть-Сысольск работать учителем.
     Годы учительства были особенно плодотворными в его творческой биографии. Уча детей, он в то же время много, упорно учится сам, собирает фольклор, изучает грамматику коми языка, пишет большую часть своих лучших, социально насыщенных поэтических произведений. Но независимый характер поэта, его самостоятельность, нескрываемая неприязнь к «отцам» города и чиновникам вызвали их недовольство, перешедшее в открытую ненависть. В результате И. Куратову пришлось покинуть родной город.
     В 1865 г. он поступает учиться в школу аудиторов (военно-судебных работников) в Казани, а через год его посылают на службу в одну из войсковых частей в Средней Азии.    В 1875 году на ненавистной военно-юридической работе, вдали от родного края и своего народа в г. Верном 36 лет от роду скончался поэт от чахотки.
     И. Куратов умер в расцвете своего таланта. Он явился такой же жертвой самодержавно-бюрократической России, какими были Пушкин, Лермонтов, Шевченко, Хетагуров и многие передовые, прогрессивные поэты и писатели других народов, населяющих Российскую империю.
     Мировоззрение и творчество Куратова формировались и развивались под сильным влиянием русских революционных демократов. По своим идейным убеждениям он был материалистом-просветителем. Его общественно-политические, философские, эстетические взгляды формировались еще в годы учебы в Вологодской духовной семинарии. В стране к этому времени сложилась такая обстановка, которая во многом способствовала усвоению демократических идей.
     Как и русские шестидесятники-демократы, Куратов видел причину социально-экономической неустроенности общества в самодержавии и крепостничестве. Именно поэтому Куратов силу своего поэтического таланта направляет на критику существующих порядков.
     Поэзия Куратова дышит гневом и ненавистью к угнетателя, душителям свободы и независимости народных масс. Тогдашнюю российскую действительность он уподобляет тьме, в которой все живое и свободолюбивое подавляется и гибнет. «Пемыд» (Тьма) — так и назвал он одно из своих стихотворений, в котором с большой художественной силой дал обобщенную символическую картину жизни в Российской империи.
     В поэзии Куратова мы встречаемся со многими типами эксплуататоров, написанными сатирическими красками. Куратов рисует целую галерею отталкивающих образов представителей местных властей: хитрого кулака, жадного попа, ожиревшего  купца, звероподобного станового и т.  д. В многочисленных стихах он разоблачает ханжество и лживость попов, их нелюбовь к просвещению, к культуре, к знаниям. И. Куратов был наблюдательным художником и проницательным мыслителем, стремившимся разобраться в происходящих в жизни событиях, явлениях, процессах. Эта пытливость, аналитический ум позволили ему понять и должным образом оценить классовое расслоение в деревне. В изображении эксплуататоров у Куратова преобладали сатирические краски. Он мастерски владел приемами иронии. Мотив обличения зла, несправедливости и произвола властей и богатеев неразрывно связан в творчестве Куратова с мотивом  отстаивания  интересов  крестьян, защиты  народа.
     Куратов был гуманистом-просветителем. Он высоко ставил человека и считал недопустимым унижение его достоинства. Вслед за Горьким он мог бы воскликнуть: «Человек — это звучит гордо!» Он глубоко верил в силу, в мощь народа. Эта вера вдохновляла его, поддерживала в самые трудные моменты его жизни. Эта вера в народ неотделима от его веры в светлое будущее. Куратов глубоко любил родной народ. Но он был свободен от черт национальной ограниченности. Как демократу ему важны были и освобождение народов от национального угнетения, и избавление масс от эксплуатации, и повышение их культуры.
     Куратов с большим сочувствием и симпатией относился к другим народам. Об уважении к культуре других наций свидетельствуют его переводы стихотворений с русского и некоторых западно-европейских языков, а также отдельных нерусских народов России. Он живо интересовался языками и даже ставил   перед  собой   задачу  написать   грамматики   некоторых, родственных коми, языков.
     Стихи поэта и сейчас поражают современного коми читателя высоким художественным уровнем. Они обнаруживают в Куратове огромный поэтический талант. Стихи Куратова чрезвычайно разнообразны и по форме, и по жанрам.
     И. Куратов много и упорно учился мастерству в первую очередь у русских классиков, терпеливо работал над своими стихами, и в них очень рано засверкал сто самобытный талант. Он исходил из правильного положения о том, что и на коми языке, как и на других  языках,   можно   в   поэтической форме выражать большие мысли, глубокие чувства и переживания.
     Поэзия И. А. Куратова является подлинно народной поэзией. Поэт стремился ставить вопросы и проблемы, представлявшие общенародный интерес. Картины коми действительности середины XIX в., нарисованные в его поэзии, показывающие жизнь, быт, обычаи, чаяния, характер народа коми, имеют большое познавательное значение.
Творчество  Куратова имеет определенное воспитательное значение, учит любить и уважать  простых людей, народные массы. В  то же время они пробуждают чувство  ненависти к угнетателям,  к  эксплуатации,  к  произволу,  несправедливости. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. Творчество  И.А. Куратова
2.1 И.А.  Куратов как последователь русских  революционных демократов и основоположник  коми литературы 

     Возникновение коми национальной литературы во второй половине XIX в. совпало с процессом становления буржуазных отношений в России. Это была актуальная историческая ситуация, давшая мощный толчок формированию национального самосознания народов России. Новая эпоха, обладавшая огромным «эстетическим зарядом», становилась наследницей эпохи Отечественной войны 1812 г. и эпохи восстания декабристов, когда закладывались основы мировоззрения и всего творчества великого русского поэта Пушкина. На смену дворянским революционерам в качестве передовой силы общества пришли революционеры-разночинцы, а революционно-демократическая литература стала прямой наследницей и продолжательницей реалистической литературы Пушкина и его эпохи.
     Представителем такой литературы у коми, творчество которого стало одной из вершин национальных литератур России XIX в., стал поэт Иван Алексеевич Куратов, талантливый выразитель народа, его певец, заложивший основы коми литературного языка, стихосложения и самой коми литературы. Он был не только поэтом, переводчиком, литературным критиком, но и собирателем и исследователем фольклора, деятелем народного просвещения, ученым-лингвистом, этнографом, историком и философом. Возникшее в период второго, разночинского этапа освободительного движения в России творчество И. А. Куратова было последовательно демократическим. Коми поэт стал ярким представителем крестьянской демократии нашей страны второй половины XIX в., верным последователем русских революционных демократов В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова.
     При большом внимании исследователей к жизни и творчеству И. А. Куратова все же остаются недостаточно исследованными вопросы о том, в чем заключается революционно-демократический характер литературно-художественного наследия И. А. Куратова и какую конкретную работу он проделал как основоположник национальной литературы. Вполне закономерно будет остановиться именно на этих вопросах, считая их важнейшими при рассмотрении его творческого пути.
     В 1856—1860-е гг., когда И. А. Куратов учился в Вологодской духовной семинарии, в России наблюдались общественный подъем и обострение классовой борьбы, приведшие страну к революционной ситуации. Именно в этот период И. А. Куратов создал те первые свои произведения, которые дошли до наших дней и составили «золотой фонд» коми литературы. Это стихотворения «Коми язык» (1857), «Жизнь человека» (1857), «Мне, слышишь, дьяк» (1857), «Верховой» (1858), «Старик» (1859), «Абрис» (1859), «Не будь печали, не знали бы веселья» (1859), «Песня моя, песня» (1860), «Жил я среди людей» (1860), «Когда я библию читал» (1860), «Лодка» (1860), «Новая песня» (1860). Это —«Поэма без названия» (1859-1860), наброски к стихотворной драме «Пама» (1859-1860). Это — десять коротких набросков рассказов. Это, наконец,— переводы песни из поэмы И. Котляревского «Наталка-Полтавка», переводы произведений В. Жуковского, А. Пушкина, М. Лермонтова, И. Крылова, А. Кольцова, Н. Огарева, А. Фета, Я. Полонского, В. Красова, В. Курочкина, Г. Гейне, П.Ж. Беранже, греческой, сербской, татарской народной поэзии. Уже для первых произведений Куратова была характерна их огромная насыщенность общественным содержанием.
     Ранняя лирика Куратова значительна по своему публицистическому пафосу. В стихотворении «Как всякий, я был поэтом» (1862) молодой поэт признается, что, как всякий, в пятнадцать лет отдал дань «легкой и веселой музе», но «исчезли юные забавы», и теперь он слышит в душе своей другой голос, который не дает забыться ему в радости и веселье. «Уже не сдерживаю я сейчас,— пишет он,— резкого слова и смущаю им певцов, чирикающих о беззаботной жизни». И это не просто декларация. Из записей Куратова узнаем, с какой резкостью он отнесся к зерно-подданническим виршам Распутина. И поводов для таких высказываний у него было немало.
     И все же Куратов полагал, что для лучших представителей народа есть один вид труда, который приближает освобождение человека,— это труд на благо народа. Этой мыслью проникнуты не только творчество поэта, но и вся его служебная деятельность.
     Выходец из семьи бедного дьякона, Куратов с малых лет познал нужду и лишения. Ему, сыну церковнослужителя, была открыта одна дорога — духовное училище и духовная семинария. И эту дорогу он прошел, но пришел не к богу, как ожидалось церковными опекунами, а в стан богоборцев, нанеся чувствительные удары по религии и религиозным догмам. Уже в начале жизненного пути решение Куратова, успешно окончившего духовную семинарию, отказаться от карьеры церковнослужителя было глубоко продуманным и обоснованным. И это несмотря на то, что он вполне сознавал прогрессивность раннего этапа христианизации Коми края.
     Уже с начала своего творчества Куратов не признавал бога, ни личного, ни общественного. И в этом вопросе как поэт он не пережил стадии колебаний и сомнений, свойственных, например, для юного Тараса Шевченко, не сразу пришедшего к полному отрицанию бога. Куратов не верил в загробную жизнь и ненавидел церковное учение о ней.
     С апреля 1861 года по август 1865 года И. А. Куратов работал учителем церковно-приходского училища в Усть-Сысольске. В эти годы поэтом были созданы стихотворения «Любимая девушка, красивая куколка» (1862), «Жалоба» (1862), «Деревенская девушка городскому барину» (1852), «Старая дева» (1862), «Парень-бедняк» (1864), «Тима, конечно, уже стар» (1864), «Вчера и завтра» (1864), «Коми бал» (1865), «Тьма» (1865), «Самсон» (1865), «Остяку» (1865), «Отец, не говори...» (1865), «Усть-Сысольск» и другие. Уже по приведенному перечню произведений поэта видно, с какими радужными надеждами он начинал работать учителем.
     Герои произведений Куратова — это люди труда: охотник, рыбак, печник, лекарь, проводник, лапотник, шерстобит, пряха, дровосек, нищий, гробовщик, мелкий чиновник, пахарь, отходник, извозчик. Но главное для него, как, впрочем, для человека любой нации и народности,— быть человеком, иметь доброе сердце. Не вообще народу, а его трудовым массам симпатизирует поэт. Он высоко оценивает трудолюбие, изобретательность коми крестьянина, не чураясь при его описании ни лукавого юмора, ни чувства национальной самокритики. Коми крестьянину-труженику в огромной степени присущи были чувства самостоятельности и собственного достоинства. Читая произведения Куратова, сознаешь, что только народ — носитель подлинного добра, подлинной морали и нравственности, недоступных для тех, кто ставит себя выше народа, строит свою судьбу за счет его интересов или в стороне от судьбы народной. Таким образом, Куратов стоит за народное понимание добра и зла. Подвергая сатирическому осмеянию пороки своего времени, Куратов не упускает возможности показать в своих стихах ростки будущего.
     Хорошо известно написанное в Межадоре стихотворение Куратова «Самсон» (1865), которое обычно цитируется, когда говорят о смелом, революционном образе мыслей коми поэта. При этом следовало бы обратить больше внимания на концовку стихотворения, где как раз вера в будущий переворот и победу в нем народа выражены наиболее ярко. Крестьянские бунты и здесь сотрясали устои самодержавного строя. Предводители и многие из восставших погибали. Но нельзя было убить веру народа в свою победу. Об этом так пишет Куратов в стихотворении «Самсон».
     Только большие поэты и общественные деятели способны были в прошлом смотреть на Землю так глобально. Куратов широко осмысливал жизнь и историю не только для того, чтобы лучше понять смысл человеческого существования, а больше для того, чтобы увидеть и понять будущее, чтобы бороться за его приближение.
     И. А. Куратов критикует русскую поэзию, навевающую уныние на читателя. В поэзии Куратова содержится прямое обращение лирического «я» к молодому коми поколению распрощаться с грустью и иначе, с оптимистических позиций подойти к созданию собственного искусства, к выражению в нем народных представлений о достойной человека жизни. При этом лирическое «я» поэта — не отдельная от народа личность, не сторонний наблюдатель, а типичный представитель народа, говорящий от имени народа, его словами и выражающий его мысли и чувства.
Конечно же, нет сомнения в том, что к  такой прозорливости Куратова привела  сама эпоха, в которой он жил. А  жил он в такое время, когда взгляд на возможности народа и его будущее в России стали изменяться. И это остро почувствовал Куратов.
В октябре 1865 г. И. А. Куратов поехал в Казань для поступления в школу полковых аудиторов. Здесь он жил год — до октября 1866. В ноябре 1866 г. он прибыл на место службы в Казахстан, где и находился до конца дней своей жизни, главным образом в городе Верном (ныне Алма-Ата). Здесь, вдали от родной земли, развернулся последний и, несомненно, самый значительный период его жизни и творчества.
     Во время учебы в Казанской школе полковых аудиторов Куратов изучал жизнь чувашей, татар и других народов Поволжья. Он видел, что их положение ничем не лучше положения коми народа. Поэт собирал и переводил на коми язык фольклор татар. С большим уважением относился он к местному населению — казахам, киргизам, узбекам, которых на его глазах покоряли и грабили экспедиционные корпусы царской России.
     Во время службы в Казахстане и Средней Азии Куратов находил возможность и для сбора восточного фольклора, и для его литературной обработки. В примечаниях к циклу «Киргизские песни» (1870) он указывает на фольклорный источник произведения: «Первые две песни поются ногайцами и киргизами; третья — перевод из Рудэки, первого по времени новоперсидского поэта», отца поэтов Востока. А к стихотворению «Киргиз» он дает такую пометку: «Канва для предлагаемой песни взята из уст киргиз».
     Смысл многих стихотворений Куратова в призыве к радости, жизнелюбию, к светлому расположению духа. При этом картины народной жизни с элементами, например, народной педагогики у него часто окрашены в шутливые тона. Особенно характерным в этом отношении является его стихотворение «У Захара» (1867), где предметом поэтизации является обыкновенный крестьянский праздник.
     Назначение поэта, по мысли Куратова,— всегда говорить людям правду, какой бы горькой она ни была. При этом он сам в каждое свое произведение стремился внести хотя бы один маленький лучик света. Так, в стихотворении «Вечер» (1867) горькая правда жизни обступает поэта со всех сторон: «Не зайду я сегодня ни к кому... тут дряхлая старуха кряхтит, а там от пьянства лица посинели, там разговор сегодня бестолков, а там муж с женой до предела озлоблены друг на друга, там пол грязен, как берег Сысолы, а там голодный проливает слезы. Вернусь домой, но и дома нет желанного счастья, хотя несчастным я себя не называю». Здесь особенно примечательно последнее утверждение. Поэт не считает лично себя несчастным, как и те труженики, которые живут в неимоверно тяжелых условиях, но, несмотря ни на что, не желают унывать.
     Особенно часто Куратов обращался к солнцу, используя этот образ в различных целях. Это излюбленный образ поэта. Он встречается у него в стихотворениях «Солнце проснется, солнце встанет» (1859), «Отец, не говори: «Под солнцем...» (1865), «О солнце» (1867), «Мне, слышишь, дьяк» (1857), «Не будь печали, не знали бы веселья» (1859), «Торопись, работай! Скоро...» (1859), «Парень-бедняк» (1864), «Молодая девушка» (1865), «Тьма» (1865), «Опять в душе моей темно» (1865), «Чем же плох образ жизни» (1867), «Жизнь старика» (1870), «Какие коми вирши» (1870), «Поминки древних коми» (1875), «Во время рождества» (1875) и других. И хотя солнце — это свет, надежда, но и оно иногда видится ему круглым льдом в туесе, стоящем в заиндевелых сенях. Частью природы сознавал себя и сам поэт, понимая, что жизнь не кончается со смертью отдельного человека, что на смену одному поколению приходит другое.
     В последние годы жизни поэт, безусловно, пользовался духовной поддержкой своих друзей: В. И. Чистопольского, И. И. Паклевского, Л. Т. Самарина. В.И. Ленин называл Добролюбова и Чернышевского «последовательными демократами». Такую же последовательность можно наблюдать и в демократизме Куратова, который и в Казахстане и в Средней Азии остался верен своим передовым взглядам и убеждениям, своим идеалам. Его творчество стало достоянием народа только в годы Советской власти.
     Куратов выполнил огромную работу как основоположник национальной литературы. Так, с первых шагов своего творчества он неутомимо работал над созданием норм литературного языка своего народа. И хотя до революции было много попыток создания норм коми литературного языка, путь Куратова в этом деле был наиболее верным, так как поэт опирался на живую разговорную речь. Литературный язык его произведений основывался на сысольском диалекте, наиболее близком к будущему коми литературному языку.
     Куратов хорошо понимал, что для того, чтобы создавать художественные ценности, нужные народу, следует черпать материал для своих произведений из устного творчества самого народа. В основу многих его произведений положены коми песни, сказки, а также предания о христианском просветителе Стефане Пермском, языческом жреце Паме, лесном человеке Ягморте и т. д. Поэт собирал пословицы, поговорки, былички, меткие народные речения. Ему пришлось создавать свою литературу, опираясь главным образом на фольклор и иноязычный литературный опыт. Он немало писал о древней коми письменности, о коми фольклоре, о тех коми авторах, которые пробовали свои силы в литературе до него.
     С творчества И. А. Куратова начинается настоящая история коми литературы, а вместе с ней и история формирования интернационального художественного фонда в коми литературе. Именно благодаря Куратову впервые на коми языке зазвучали произведения И. А. Крылова, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина25, М. Ю. Лермонтова, А. В. Кольцова, Н. П. Огарева, И. И. Дмитриева, В. С. Курочкина, В. И. Красова, а также многих поэтов других стран: Анакреона, Горация, Вольтера, Рудаки, Шерра, Эндрио Парка, Франческо Джанни, Томаса Гуда, Генри Лонгфелло, Пьера-Жана Беранже, Готфрида Бюргера, Гете, Генриха Гейне, Фридриха Шиллера, Роберта Бернса, Владислава Сырокомли, народные произведения шотландцев, греков, татар, сербов, киргизов и т. д.
     Итак, первый коми поэт Иван Алексеевич Куратов, творивший в третьей четверти XIX в., имеет все основания быть названным основоположником коми национальной литературы. Он стал известен как борец за народное счастье, верный ученик русских революционных демократов В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова. Будучи высокообразованным человеком своего времени, хорошо знавшим языки и культуру европейских народов, он стал одним из первых исследователей языка, фольклора, истории и этнографии коми народа. Художественные произведения Куратова в годы Советской власти прочно вошли в жизнь, многократно издавались отдельными книгами на родном и русском языках, переведены на десятки языков народов зарубежных стран. Именно его творчеством было положено начало истории    коми национальной литературы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.2 И.  А. Куратов и фольклор 

     В середине прошлого столетия коми национальная специфика громче всего заявила о себе в двух смежных и взаимно связанных сферах — в устно-поэтическом творчестве и художественной литературе. Но если истоки коми фольклора восходили к первобытно-общинному строю, более того, к периоду так называемой финно-угорской языковой общности, то, напротив, коми художественная литература сто лет тому назад делала свои первые шаги. И все-таки между фольклором и литературой было нечто общее, что роднило их друг с другом: в их основе лежал единый строительный материал — образное слово. Естественно, что уже при своем рождении национальная литература обратилась к поэтическому опыту фольклора, черпала из него оригинальные образы, училась понимать и выражать людские думы.
     Отношение Ивана Куратова к устной поэзии родного народа было отнюдь не однозначным. Он не стремился копировать готовые фольклорные образы, ритмы, рифмы, но всегда преображал их в соответствии с конкретной творческой задачей, стоявшей перед ним. Для И. Куратова всегда было характерно стремление понять фольклор не в статичном, а в его живом состоянии.
     Так в середине прошлого столетия родились первые коми прибаутки, предвосхитившие появление массового жанра в коми фольклоре — частушек. Одним из первых, кто обратил внимание на рождение нового жанра среди народов России, был наш И. Куратов. Внимание к росткам нового в народном быту, в народной культуре, во всей повседневной действительности было, пожалуй, наиболее характерной чертой молодого разночинца, вдохновленного идеями Белинского, Добролюбова и Чернышевского.
     И еще одна черта была присуща поэту. Его всегда привлекало самое жизнерадостное в народной культуре, самое передовое, в эстетическом отношении самое совершенное, привлекали те элементы фольклора, которые заключали в себе общечеловеческое, непреходящее, те поэтические элементы, которым принадлежало будущее. К такому выводу приходишь, знакомясь с литературным наследием И. А. Куратова усть-сысольского периода. Этот период (1860—1865) по праву считается наиболее плодотворным в его деятельности. Именно тогда он был в самой гуще коми народа. Фольклор помог писателю понять чаяния и ожидания бедняков.
     Сохранились (правда, не столь многочисленные) свидетельства очевидцев, косвенные архивные материалы, подтверждающие постоянный интерес поэта к фольклору. Таковы воспоминания учительницы Ф. Забоевой, в семье которой поэт бывал неоднократно. По ее словам,  Куратов любил  ходить на  вечеринки и игрища, нарядившись в вышитую белую рубаху с цветным поясом, какие носили тогда деревенские парни по праздничным дням. Он часами любовался веселыми хороводами, слушал народные песни.
     И, наконец, один из братьев Ивана Алексеевича, священник Василий Куратов тоже принадлежал к числу энтузиастов-краеведов, систематически собиравших коми фольклор. Его фольклорные записи были даже опубликованы в 1850 году в приложении к «Грамматике зырянского языка» П. И. Савваитова. В стихотворении «Воклы» (Брату) поэт вспоминает о брате, о его краеведческих интересах.
     «Зептад вайии йозлысь мича сьыланкыв» (В кармане, бывало, принесешь народную красивую песню) — эти слова недвусмысленно указывают на один из источников пополнения фольклористических знаний поэта. Действительно, в куратовском архиве обнаруживаются записи середины прошлого века, выполненные не рукой самого поэта, а принесенные ему кем-то в дар. Таковы, например, песни «Рытъя шу кадб, матушка» (В вечернюю пору, матушка)  и «Ылын-ылын, выль ва сайын» (Далеко-далеко, за новой рекой). Поэт перевел эти песни на русский язык. Кому принадлежит запись песен, мы не знаем, но очевидно, что запись выполнена если не братом Куратова, то, по крайней  мере, одним из  ближайших  его друзей.
     Куратов был сдержан в своих эстетических оценках, весьма  строго  судил   собственные  стихотворения   и  стихотворения своих современников. Известна его почти убийственно едкая, но справедливая характеристика поэзии П. Распутина, Г. Лыткина и др.
     Но поэт не жалел красок, когда разговор заходил о фольклоре родного народа. В противовес эстетам, отказавшим коми песне в мысли и красоте, он страстно утверждал, что в ней «есть и смысл, и музыкальность, и бурные порывы, и тихая грусть... Зырянские песни лирического склада благозвучны, а народные, как подобного рода и русские, отличаются поражающими мотивами». Тема народной песни всегда привлекала Ивана Куратова.
     Куратов подходил к коми фольклору с разных сторон, искал и находил в нем все новые и новые, не бросающиеся в глаза, грани. Иногда он ограничивался простой стихотворной переработкой традиционного фольклорного сюжета. Таковы его басни «Шыр да гадь», «Тури да рака» и т. д. В других случаях он создает литературный вариант устно-поэтического произведения, отличающийся от фольклорного первоисточника. Его сказка «Микул» вызывает в памяти народные сказки о незадачливом охотнике. В третьих случаях Куратов лишь отталкивался от фольклорного образа, по-новому раскрывал и осмыслял его.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.