На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Выбор стратегии социально-экономического и национального возрождения России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 11.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И  НАУКИ РОССИЙСКОЙ 
ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Государственное образовательное учреждение высщего  проффесионального
образования
РОССИЙСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ  УНИЕРСИТЕТ (РГТЭУ) 
 

Кафедра общей экономической теории 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
По дисциплине «Экономика» на тему: 
«Выбор стратении социально-экономического и национального возрождения России»

                                                                           Работу выполнил
                                                                 

                                                                                      студент 2 курса, группы
                                                           

                                                                                            Научный руководитель:
                                                                                             
 
 

Москва-2011
Оглавление
1.1 Введение. 3
1.2. Проблем меньше  не стало 3
1.3. Россия производит  меньше, чем в советское  время 4
1.4. Зачем рождаться  в стране, где жизнь  с каждым годом  всё хуже? 4
1.5. Миф о демократии 5
1.6. С Россией перестают  считаться 6
1.7. Зачем стране такая  «элита»? 6
2. Нельзя идти вперёд, боясь придти к  социализму[8] 7
2.1. Реставрация капитализма  – регресс во  всех отношениях 7
2.2. Дегуманизация капитализма 8
2.3. Человечество нуждается  в альтернативных  вариантах развития 8
2.4. От первых социалистических  опытов до успеха  социализма могут  пройти столетия 9
2.5. Понятие социализма  шире его содержания, известного из  истории 10
2.6. Киберэкономика вместо  стихии рынка и  директивного плана 11
2.7. Социализм – единственная  гарантия подлинного  государственного  суверенитета России 12
3. Как не сбиться  с пути? 12
3.1. Государство –  необходимое условие  социализма 12
3.2. При социализме  исчезает противопоставление  общество—государство 13
3.3. При социализме  интеллектуальная  элита становится  правящим слоем 14
3.4. Постиндустриальная  эра меняет не  природу капитализма,  а методы его  преодоления 14

                                                 

                                                                                                                                                                                                                                                                 
 
 
 
 

1. Перспективы страны.

1.1 Введение.

В 2011 году минует ровно двадцать лет с того момента, как наше государство провозгласило  приоритет частной собственности, рыночных отношений, прав человека, демократических  ценностей в их западноевропейской и североамериканской трактовке. Отказ  от социализма совершался в условиях глубокого кризиса всей общественной и политической системы. Налицо было множество острых проблем. Поворот  к капитализму представлялся  тогда многим панацеей от большинства  неустройств социальной жизни.
Итак, прошло двадцать лет. Нужно подводить определённые итоги. Двадцать лет – срок вполне достаточный, для того, чтобы судить о правильности или ошибочности  того выбора, который тогда сделало  государство.
Так, за двадцать лет, прошедших после революции 1917 года, была не только восстановлена  экономика после разрухи, вызванной  мировой и гражданской войнами, но и резко увеличена экономическая  база страны, ставшей одной из передовых  промышленных держав мира. За 1917-1937 гг. в нашей стране была создана современная  для той эпохи структура производства, позволившая победить во 2-й мировой  войне и заложить основы для последующего рывка СССР к технологическому лидерству, осуществлявшемуся в 50-70-е гг. прошлого века. За двадцать лет после революции  её негативные демографические последствия  были не только ликвидированы: население  страны выросло в 1,14 раза[1] по сравнению с дореволюционным временем.
Итак, каковы перспективы нашей страны?

1.2. Проблем меньше  не стало

Первое, что  видно невооружённому глазу наблюдателя  – социальных и экономических  проблем в России за двадцать лет  не стало меньше. Даже пресловутый  товарный дефицит, который в позднее  советское время служил важным источником социального недовольства, нет-нет  да и проявляется в том или  ином виде, по отдельным сортам товаров.
Изобилие  потребительских товаров в нынешней России – оборотная сторона снижения покупательной способности большинства  населения. Ограничение потребностей на фоне не успевающей за ростом потребительских  цен заработной платы – характерная  черта России в минувшее двадцатилетие. При этом со всё большей остротой заявляет о себе проблема несоответствия низкого качества товаров и услуг  высоким ценам на них. Эта проблема, как выяснилось, отнюдь не решается автоматически балансом спроса и  предложения в условиях рыночных отношений.
Но отмеченная проблема, доставшаяся нам в наследство с поздних советских времён и  до сих пор не решённая – вовсе  не самая главная в современной  капиталистической России. Возникло множество новых проблем, о которых  большинство наших граждан не имело понятия двадцать лет назад  – проблем, закономерных для общества периферийного капитализма.
Прежде всего, исчезли социальные гарантии, которые  в позднее советское время  воспринимались как неотъемлемая принадлежность современной цивилизации, а не одного лишь социалистического строя. На практике оказалось, что права – на жилище, на достойное пенсионное обеспечение  по старости и инвалидности, на бесплатное медицинское обслуживание и на образование, на труд и его достойную оплату, то есть все те права, без совокупности которых право на жизнь является фикцией – не существуют, если не гарантированы должным образом  со стороны государства.
Развившийся капиталистический сектор платной  медицины, платного образования, рынка  жилья не повысил качество жизни  населения. Уровень услуг платной  медицины и платного образования  зачастую ниже тех, что предоставляются  остатками государственного сектора, ибо ориентирован на скорейшее получение  прибыли любым способом, включая  откровенное мошенничество. При  этом большинство населения вообще не в состоянии позволить себе платную медицину, хотя самые необходимые  для спасения жизни и продления  рода медицинские услуги предоставляются  ныне только этим сектором. Современное  жильё по рыночным ценам, даже в кредит, доступно лишь наиболее богатым 10-15% населения.
Огромную  остроту приобрела проблема неравномерного присвоения общественного продукта. Когда повторяются справедливые требования повысить зарплаты работникам бюджетных сфер – врачам, преподавателям, пенсии пожилым, стипендии учащимся, у государства на всё это ответ  один – нет денег. Но то же государство  утверждает, что совокупный общественный продукт, ныне производимый в России, не ниже уровня двадцатилетней давности. В то время денег хватало на то, чтобы платить зарплаты, пенсии, даже стипендии в размере, соответствовавшем  размеру «потребительской корзины». Спрашивается, если сейчас на это нет денег, то где же они? Совершенно очевидно, что огромная доля национального дохода сосредоточивается ныне в руках немногих.
При этом резко  возросла степень эксплуатации наёмного труда. Ныне жителю нашей страны приходится тратить намного больше времени  и сил, чтобы обеспечить себе пристойный уровень жизни, чем те же двадцать лет назад. Многие наши сограждане вынуждены, с вредом для здоровья, совмещать  несколько работ. Большинство населения  поставлено условиями труда и  конкуренции на грань физического  выживания. При этом со стороны частнособственнического  класса раздаются требования по дальнейшей отмене прав работающих по найму. Эти  права и так в значительной мере превратились в фикцию, так  как подлинно независимых профсоюзов в нашей стране нет. Инициативы по увеличению допустимого рабочего дня  до 12 часов отбрасывают Россию в  социально-правовом отношении на уровень XIX столетия.

1.3. Россия производит  меньше, чем в советское  время

Быть может, рост эксплуатации – просто временная  плата за ускорение экономического развития, как и в 30-е гг. прошлого столетия? Если бы так! После резкого  падения ВВП в 1990-е гг. Российская Федерация к настоящему времени  сумела лишь ненамного превзойти  тот уровень, который был у  неё в 1990 году. ВВП РФ в 2007 г. составил 33 трлн. рублей, в 2008 г. – 41,3 трлн. рублей и в 2009 г. – 38 трлн. рублей против 32 трлн. рублей в 1990 г. (всё – в ценах 2008 г.). В 2010 году он составил 44,5 трлн. рублей в ценах того же года. При этом заявляется, что ВВП России за 2010 год вырос на 3,8%. Однако с учётом официально объявленной инфляции (2009 г. – 8,8%, 2010 г. – 8,8%), ВВП России в 2010 году составил 37 трлн. рублей в ценах 2008 года. Следовательно, есть основание считать, что в 2010 году ВВП России продолжал  снижаться.
При этом следует  учесть, что в современной РФ ниже, чем в РСФСР, доля реально произведённого продукта и выше доля того, что экономисты называют «спекулятивной накруткой». В позднем СССР на промышленность, сельское хозяйство и строительство  приходилось 87% объёма ВВП. На торговлю и сферу услуг оставалось всего 13% объёма ВВП[2]. В капиталистической России картина радикально поменялась. В 2007 году торговля, услуги, денежные операции и т.п. непроизводственный сектор, по официальным данным Госкомстата РФ, составил 48,6% стоимостного объёма ВВП. Следовательно, конечный произведённый продукт измерялся в тот год 17 трлн. рублей (в ценах 2008 года), а в 2008-м – 21,2 трлн. В 1990 году он, согласно приведённой выше пропорции, составил 27,8 трлн. То есть объём реального производства Российской Федерации до сих пор как минимум в 1,3 раза ниже, чем 20 лет назад.
Экономические «успехи» последнего двадцатилетия  можно попробовать оценить и  по паритету покупательной способности (ППС) рубля и доллара. В самом  успешном, 2008 году, ВВП России, согласно любому источнику, будь то статистика МВФ, ВБ или ЦРУ США, составил (с  незначительными различиями) 2,3 трлн. долларов в ценах того же года. В 1990 году, по данным ООН, ВВП СССР был  равен 2,7 трлн. долларов того времени. Мы вряд ли ошибёмся, если сочтём, что РФ, в которой жило 52% населения СССР, которая добывала 90% нефти, производила  больше 60% стали и электроэнергии, свыше 90% машин и продуктов лесного  хозяйства СССР, не могла вносить  меньше 60% в общий объём ВВП  Союза. ВВП РФ в 1990 году был не менее 1,5 трлн. долларов.
Некоторые экономисты обоснованно полагают[3], что в 1990-е годы в РФ произошло искусственное снижение покупательной способности доллара более, чем в десять раз! Допустим по минимуму, что ППС доллара в России снизилась за эти годы всего в два раза. Значит, ВВП РФ 1990 года составлял не меньше 3 трлн. нынешних долларов. То есть, был выше ВВП РФ 2008 года в 1,3 раза. Тогда объём ВВП сектора «реальной экономики» РФ в самом успешном для неё 2008 году – в 2,2 раза ниже, чем был в 1990 году.
Какой бы методики подсчёта ни придерживаться, мы неизменно  приходим к одному и тому же выводу: современная РФ производит значительно  меньше, чем в составе СССР. До сих пор наблюдаемое воочию падение  уровня жизни россиян по сравнению  с поздними советскими временами  обретает конкретное числовое подтверждение. Даже если оставить в стороне не поддающиеся количественному учёту  факторы духовной жизни, одни лишь экономические  показатели красноречиво свидетельствуют: за 20 лет Россия обрушилась в экономическую  пропасть и до сих пор из неё  не выбралась. И наглядной иллюстрацией этого тезиса служит очевидное для  всех сокращение высокотехнологичных  производств и наукоёмких предприятий, деградация целых промышленных отраслей в капиталистической России.

1.4. Зачем рождаться  в стране, где жизнь  с каждым годом  всё хуже?

Довольно  ярким показателем того перманентного  кризиса, который не оставляет Россию последние двадцать лет, служат данные ООН по интегральному показателю качества жизни – Индексу человеческого  развития (Human Development Index, HDI), составляемые ежегодно (с запозданием на два года – так, в 2010 году подсчитывались показатели 2008 года – самого успешного для российской экономики). В 1990 году СССР занимал по HDI 26-е место в мире, уступая большинству развитых стран Запада, а из стран бывшего соцлагеря – только ГДР и Чехословакии, но опережая такие государства, как Болгария, Венгрия, Польша, Югославия, Южная Корея, Португалия. Относительные показатели РФ были выше, чем в среднем по Союзу, как это можно судить даже по нынешним данным, когда РФ уступает из республик бывшего СССР только странам Балтии и Беларуси. В 2010 году РФ заняла 64-е место, имея один показатель с Албанией[4].
Таким образом, все надежды на то, что рыночные отношения, переход экономики на капиталистические рельсы сами по себе принесут России стабильное развитие и относительное процветание, рассыпались  прахом. Рождающиеся время от времени  заявления о том, что в России готовится прорыв в какой-то области  современных технологий (например, нанотехнологии), который обеспечит  стране резкий подъём, следует рассматривать  исключительно как попытки власть предержащих замаскировать глубокий экономический и социальный провал. Потому что для подлинного технологического лидерства в постиндустриальном мире мало какой-то одной приоритетно  развивающейся отрасли. Необходимо сбалансированное и комплексное  развитие всех производств, науки, социальной сферы. А всего этого в современной  России как раз таки и нет. Базис  для производственно-технологического рывка отсутствует, уничтоженный двумя  десятилетиями «рыночных реформ». Его ещё необходимо воссоздать. Пока же экономическое, социальное, научное, инфраструктурное, военное отставание России от наиболее развитых стран  Запада неуклонно увеличивается.
Произошедшую  с Россией катастрофу наглядно отражают данные демографии. В 1989 году, согласно последней Всесоюзной переписи, население  РФ составило 147 млн. человек. Перепись 2002 года определила численность населения  РФ в 145,6 млн., но из них не менее 4,5 млн. прибыли в РФ после распада  СССР. Перепись 2010 года зафиксировала  в России 143 млн. человек, из них 2,5 млн. – мигранты, прибывшие в нашу страну после предыдущей переписи.
То есть, спустя двадцать лет после выбора «общечеловеческих ценностей» в  качестве приоритетных для российского  общества, коренное население России сократилось минимум на 11 млн. человек (в действительности явно больше) и  продолжает уменьшаться. Программы  власть предержащих по поощрению  рождаемости не могут дать результата без качественного улучшения  всех сфер жизни в России, что  очевидно и для самих авторов  таких программ. Они преследуют цель исключительно показать «озабоченность»  государства данной проблемой, не приводя  на деле к её решению.

1.5. Миф о демократии

Однако, может  быть, временные неустройства в экономической, социальной и демографической сферах компенсируются увеличением реального  объёма гражданских прав и свобод, возросшей правовой защищённостью  гражданина России, его активным влиянием на решение государственных дел, подлинной демократией? Ведь экономический  рост страны в первые два десятилетия  советской власти сопровождался  установлением деспотического режима, лишением граждан многих прав и свобод, политическими репрессиями. Не является ли современная социально-экономическая  стагнация в РФ следствием приспособления общества к новым, непривычным условиям политической свободы и демократии, освоения гражданами новых правовых возможностей в отстаивании своих  интересов?
Увы, о реальном обеспечении своих интересов, правовой защищённости рядовых граждан, эффективной  демократии большинству российских граждан остаётся лишь мечтать. Сами власть предержащие вынуждены признавать наличие «застойных явлений» в политической жизни России. Из года в год снижается  активность избирателей на выборах  в органы государственной власти субъектов федерации и в органы местного самоуправления. Формально  декларированное право на выражение  социального и политического  протеста в виде митингов и забастовок в РФ обставлено всеми мыслимыми  и немыслимыми запретами и  де-факто отсутствует. Растёт неверие  в возможность что-либо изменить в лучшую сторону в государственной  политике. Большинству населения  присуще чувство полного отчуждения от государства и бессилия перед  его бездушной машиной. Потенциальный  избиратель не доверяет не только правящей партии, но и оппозиции, так как  считает её «прирученной», «карманной»  у власть предержащих, неспособной  на отстаивание народных интересов  и на борьбу за власть, частью того же чуждого государственного аппарата – привилегированной «политической  элитой».
Коррупция в  РФ расцвела пышным цветом по сравнению  с поздними советскими временами, хотя уже тогда она считалась одной  из тяжелейших общественных язв. Власть официально расписывается в своей  неспособности побороть сей собственный  недуг. По Индексу восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index, CPI) Россия находится среди самых неблагополучных в этом отношении стран мира. С показателем 2,1 (оценивается по 10-бальной шкале; выше показатель – ниже коррупция) Россия делит в этом рейтинге 154-е место вместе с Лаосом, Камбоджей, Папуа Новой Гвинеей и целым рядом центральноафриканских стран[5]. Но для российского гражданина и не нужно этих международных оценок для осознания проблемы – с вопиющими явлениями коррупции в родном государстве он сталкивается постоянно.
Убеждённость  российского гражданина в тотальной  продажности его собственного государства, где продажны все – депутаты, министры, судьи, чиновники, стражи порядка  – постоянно подтверждается фактами  из жизни. Перед лицом этой коррупции  и произвола всяческих власть предержащих, начиная от рядового милиционера-полицейского, бессильны любые законы, любые  демократические правовые нормы. Это  – реальность российского капитализма  и основанной на нём «демократии».
Наконец, всё  сильнее заявляет о себе напряжённость  в сфере межнациональных отношений. На смену официальному интернационализму  советской эпохи пришла «толерантность»  эпохи «общечеловеческих ценностей». Её официальная трактовка создаёт  у коренного населения регионов России впечатление, что власть, борясь с «русским национализмом», на деле покровительствует мигрантам из других регионов РФ и из-за рубежа, ущемляет права русских. Реально растёт преступность, включая организованную, на этнической почве. Этнические группировки терроризируют  жизнь многих городов России, нелегально контролируют бизнес, занимаются преступными  видами деятельности (наркотрафик, похищение  людей и работорговля), имея при  этом своё лобби во властных структурах. Общее мнение – власть с этим явлением не только не борется, а даже поощряет. Конкуренция на рынке труда  искусственно усиливается привлечением в страну дешёвой рабочей силы из ближнего зарубежья. Следствием всего  этого становится рост агрессивного этнонационализма, при котором заряд  социальной злости выплескивается на представителей чужих национальностей, позволяя властям отвлекать внимание общества от действительного решения  назревших проблем.

1.6. С Россией перестают  считаться

Быть может, признание Россией современных  демократических ценностей способствовало повышению её международного престижа и авторитета, по сравнению с временами  СССР? Этого нет и в помине. При всём старании власти не удаётся  скрыть того факта, что РФ рассматривается  в США и Западной Европе как  второстепенный, неравноправный партнёр, в отношении которого действуют  «двойные стандарты» и допустимы  различные формы давления, противостоять  которым у российской власти часто  нет сил или желания. Не может  РФ похвастаться уважением и на Востоке. Пограничные споры советского времени  решены полностью в пользу Китая. При этом Китай наносит огромный ущерб окружающей среде российского  Дальнего Востока своей экономической  деятельностью, но РФ бессильна как-либо помешать этому.
Растут претензии  к РФ – от требований «покаяния» и «компенсаций» до территориальных  – со стороны многих сопредельных государств: Польши, стран Балтии, Украины, Молдавии, Финляндии, Грузии, Японии. В  ряде случаев (как с Польшей) правовая база для этих претензий создаётся  решениями российских органов власти. При этом отношения РФ почти со всеми бывшими советскими республиками оставляют желать много лучшего. На пространстве СНГ у РФ не осталось надёжных союзников. Даже отношения  с Белоруссией за последние несколько  лет оказались испорченными. И  вряд ли это можно объяснить только тем, что «все соседи – плохие, одни лишь мы – хорошие».
Правящая  верхушка РФ видит в международных  отношениях лишь одну пользу – материальную прибыль (этот принцип выражен в  доктрине «энергетической сверхдержавы»). Плохо скрываемый, циничный и ограниченно  меркантильный подход руководства  РФ к внешней политике вызывает дистанцирование  от нашей страны её реальных и потенциальных  партнёров. Декларируемая приверженность демократическим ценностям не спасает  правящую верхушку РФ от периодически возникающей угрозы международной  изоляции. При этом такой «ценностный  подход» демонстрирует всем неактуальность для Российского государства  отстаивания прав этнических россиян  за пределами РФ. Российский гражданин, оказываясь за рубежом, не может рассчитывать на заступничество своего государства, как показывает недавний вопиющий пример заточения властями Узбекистана  своего бывшего гражданина, а ныне гражданина РФ Юрия Корепанова, в тюрьму на 16 лет за «измену родному Узбекистану».

1.7. Зачем стране такая  «элита»?

Вместе с  тем сложившийся в России за последние  двадцать лет общественно-политический строй держится не на пустом месте. Есть весьма сильная социальная страта, которая вполне им довольна. Этот слой людей считает российскую «демократию» достаточно эффективной для отстаивания его интересов. А закрепившийся механизм распределения общественного продукта – справедливым и выгодным, опять-таки лишь для себя. Власть своими заявлениями обращается только к этому классу, отражает лишь его взгляд на вещи, печётся только о его интересах, игнорируя многие проблемы, волнующие большинство общества.
Так, в качестве ответа на чаяния общества о более  справедливом распределении национального  дохода звучат обещания оставить в  силе итоги проведённой в 90-е гг. приватизации[6] и довершить её до конца за счёт ещё не распроданного государственного имущества[7]. Понятно, что к потребностям и запросам большинства российского народа это не имеет никакого отношения (либо, напротив, имеет, но крайне отрицательное). Российская модель реального капитализма обеспечивает интересы крупно-собственнического меньшинства в ущерб подавляющему большинству нации и в ущерб будущему развитию страны.
При отсутствии в обществе контрэлиты, являющейся носителем альтернативных ценностей, альтернативного государственного проекта, существующий порядок может  длиться довольно долго. Такая стагнация, в конце концов, вредна для самой  «элиты», пока извлекающей выгоду из этого порядка, так как резко  снижает её конкурентоспособность  в окружающем мире. Если правящий класс  намерен и дальше править Россией, а не почить в эмигрантском забвении, ему необходимо произвести революцию  «сверху». Если нет, она будет произведена  снизу. Главное – социальные страты, совершающие такую революцию, должны быть вооружены верным теоретическим  видением стоящих перед страной  задач и перспектив.

2. Нельзя идти вперёд, боясь придти к  социализму[8]

2.1. Реставрация капитализма  – регресс во  всех отношениях

Отказ от социализма, произошедший в России в конце  прошлого века, не должен вводить в  заблуждение насчёт оценки относительного места капитализма и социализма. Историческое развитие не прямолинейно, прогресс чередуется с регрессом. Яркую  аналогию с переживаемой современной  Россией эпохой мы находим в Раннее Средневековье Европы, после падения  Римской империи. Такую аналогию особенно подчёркивает дезинтеграция  земель, столетиями входивших в Российскую империю—СССР. Распад империи –  сам по себе упадок, регресс. Переход  от античного рабовладельческого строя  к феодализму вовсе не был переходом  к более высокой общественно-экономической  формации (ОЭФ). И та, и другая представляли собой разные варианты формации докапиталистической. С распадом Римской империи и  переходом к феодализму произошёл  резкий упадок производительных сил (ПС), качества жизни многих слоёв населения, уровня образованности и науки. Так  что в представлении о реставрации  капитализма как о регрессе нет  ничего анти-исторического.
Сравнение России нынешней с Россией 20-летней давности наглядно показывает прогрессивность  социалистического способа производства по отношению к капиталистическому. То, что уровень развития ПС и  уровень жизни в СССР были ниже, чем в развитых капстранах Запада, вовсе не противоречит тому, что  мы утверждаем. Первые страны победившего  капитализма (Голландия, Англия) на протяжении XVII-XVIII вв. тоже не имели явных преимуществ  перед странами феодальными (Франция, Испания). Уровень жизни и производства зависит от множества факторов, а  любая ОЭФ имеет свои национальные особенности почти в каждой стране. В России капитализм как система  производственных отношений (ПО) исчерпал свои возможности для роста ПС ещё в начале ХХ века, и возврат  к капитализму в конце ХХ века только подтвердил это.
Регресс, поразивший Россию в процессе отката от социализма к капитализму, проявился не только в падении уровня развития производительных сил и качества человеческой жизни. Он отразился и на духовной культуре общества. Нет необходимости лишний раз говорить о снижении объёма и  качества знаний, даваемых современным  образованием, об установлении господства «низких смыслов»[9] в искусстве, о распространении низкопробной «масс-культуры», об интеллектуальном оскудении общества, о тотальном кризисе нравственных ценностей.
«Возрождение  религии», на которое иногда указывают  как на признак якобы духовного  подъёма народа, только подтверждает сказанное выше. Исторические примеры  свидетельствуют, что рост религиозности  происходит в кризисные для общества периоды, когда ослабевает вера в  возможность совершенствования  земной жизни. Что будет, если дать человеку возможность выбрать свободно: «богоборческое государство», в котором существуют широкие социальные гарантии, происходит интенсивное развитие экономики, накопление и распространение научных знаний, или такое государство, в котором  строятся новые храмы, а народ вымирает и влачит жалкое существование ради избытка, которым пользуется избранное меньшинство? Выбор очевиден.
Российский  гражданин в своих мыслях о  прошлом и будущем своей Родины всё чаще обращается к 73-летнему  социалистическому периоду. Одни –  ностальгируя, другие – в поисках  примера более справедливо организованного  общества. Это обращение совершается  не в целях идеализации утраченного, а с критическим настроем. Понятно, что то общество не могло быть во всех отношениях гармоничным, иначе  бы оно продолжало существовать. Интерес  к реальному социализму вызван как  стремлением понять причины его  краха, так и желанием применить  его позитивные наработки для  переустройства современной России. Изучение реального социализма, понимание  закономерностей его развития необходимо, чтобы не повторять его ошибок. Критический анализ социализма нужен  для формирования в новых условиях действенной альтернативы капитализму.

2.2. Дегуманизация капитализма

По мере утверждения  реального капитализма всё рельефнее  выступает гуманистическая составляющая советского проекта. Она напоминает о ценностях, девальвированных в  обществе, превыше всего ставящем личное преуспеяние любой ценой, в том числе путём подавления других членов общества. Аморальность и цинизм современного капитализма  отчётливо видны и на примере  других стран. В них в последние  десятилетия наблюдаются симптомы того же явления – дегуманизации  всех сфер жизни общества.
В развитых странах Запада происходят все те же процессы – наступление капитала на права трудящихся, ограничение  реальных свобод и социальных гарантий, отчуждение власти от народа, усиление возможности вмешательства в  личную жизнь и манипулирования  личностью. «Мода на бренды» способствует росту цен, снижению качества товаров, услуг и качества жизни в целом. Особенно ярко процесс дегуманизации  проявляется в сфере массовой культуры, утверждающей культ низменных  вкусов. Менее ярко, но наиболее показательно дегуманизация сказывается в  трактовке высшей «демократической»  ценности – «человека, его прав и  свобод».
Современная буржуазная «демократия» подчёркнуто  толерантна ко всякого рода меньшинствам – национальным, религиозным, по сексуальной  ориентации. Сложилась немыслимая ещё  совсем недавно ситуация: чтобы добиться уважения своих прав, желательно принадлежать к одному из меньшинств. Потому что  к нарушению прав человека, принадлежащего к привычному большинству нации (гетеросексуал преобладающих в  государстве этноса и конфессии), органы государственной власти, большинство  политической элиты и СМИ, как  правило, гораздо менее чутки.
Современный капитализм не только у нас, но и  во всех странах способствует уничтожению  в обществе традиционных форм солидарности: национальной, профессиональной, семейной. Общество расползается на отдельных  индивидов, которыми предельно легко  управлять с помощью политических технологий в интересах властвующего меньшинства. Механический конгломерат  таких лишённых всяких неэкономических  связей друг с другом и с традициями своего народа индивидов называют «гражданским обществом». Тенденция «к дифференцированной дискретности, атомизму»[10] получает в современном дегуманизированном капитализме своё окончательное выражение.

2.3. Человечество нуждается  в альтернативных  вариантах развития

Западные  страны всё меньше и меньше способны служить нам примером того, как  следует строить «гуманный демократический  капитализм», если таковой вообще возможен. Отсюда возникает вывод: эта форма  капитализма, соединявшая в себе преимущества личной свободы и политической демократии, социальных гарантий и  высокого уровня жизни для большинства  граждан, была исторически преходящей. Её появление на свет и существование, совпадающие по времени с советским  социалистическим проектом, были реакцией капитализма на исторический вызов  ему в лице социализма. «Гуманный  демократический капитализм» был  возможен лишь как попытка создать  привлекательную альтернативу социализму, возник и поддерживался только благодаря  социализму. Падение социализма в  СССР привело к закономерному  свёртыванию гуманистической составляющей мирового капитализма.
В настоящее  время капитализм, основанный на «общечеловеческих  ценностях» в западной упаковке, торжествует  свою всемирную победу в качестве универсального ориентира развития. Но подлинно гуманистическое развитие человечества может происходить  только через реальную конкуренцию  альтернативных проектов. Иначе неизбежны  застой, деградация, дегуманизация, девальвация  подлинных человеческих ценностей  добра, любви и красоты. Что сегодня  и наблюдается.
Характерно, что социализм в ХХ веке проявил  себя не как универсальный глобалистский  проект, а именно как совокупность национальных проектов. Реальный социализм, как оказалось, не стирал, а ещё  более, по сравнению с капитализмом, подчёркивал национально-культурные отличия. Быть может, социализм является тупиковым вариантом развития, свойственным лишь отдельным нациям? Нет, социализм  – более высокая стадия развития нации, по сравнению с капитализмом, и в этом смысле социализм универсален. Рано или поздно на эту ступень  поднимутся все нации человечества. И, разумеется, в каждой стране социализм  будет иметь свои особенности.
При этом окончательная  победа социализма, как и предшествующих ему формаций, возможна только в  масштабе всей человеческой цивилизации. Но путь к этому неизбежно лежит  через социализм в отдельно взятой стране (или группе культурно близких  стран). А для того, чтобы такая  революция стала действенной  альтернативой всемирного масштаба, такая страна (или группа стран) должна быть достаточно крупной, внешне сильной, во многом самообеспеченной. Великая социалистическая держава(мощное геополитическое содружество социалистических государств) есть единственный конкурентоспособный на одной мировой арене с капитализмом вариант социализма.
Ныне существуют два локальных варианта социализма: восточно-азиатский и латиноамериканский. Приобретут ли они характер всемирной  альтернативы? Китай представляет собой  слишком «цивилизацию-в-себе», чтобы  оказать определяющее влияние в  плане выбора его модели развития кем-либо, кроме небольшого ареала соседних стран (Юго-Восточная Азия). О всемирном  значении кубинской или венесуэльской  модели социализма можно будет судить только в случае следования других стран Латинской Америки их примеру, чего пока не наблюдается.
Альтернативный  социалистический проект подлинно глобального  уровня, как и сто лет назад, ныне может предложить миру только Россия. Почему? Западная Европа, по всей видимости, миновала ту благоприятную  эпоху, когда она без постороннего влияния могла выдвинуть свой социалистический проект. Это время  прошло тогда же, почти столетие назад. Последний шанс Европе был  предоставлен Первой мировой войной – закончить её революционным  антиимпериалистическим миром, но она  его не использовала. Все её дальнейшие социалистические потуги были только ответной реакцией на советский проект или его копированием.
Что касается Соединённых Штатов Америки, то, если социализм действительно представляет собой более высокую и закономерную стадию развития человечества, США  перейдут к нему позже всех других. Общественная надстройка в США с  её укоренённой идеологией предпринимательства  и культа личного успеха будет  продолжать довлеть над базисом  даже какое-то время после того, как  остальной мир, перешедший к социализму, перестанет быть для США объектом отлаженной экономической эксплуатации.
Но не отвратил ли 73-летний опыт реального социализма народ нашей страны от социализма вообще? Не свидетельствует ли прекращение  советского проекта о тупиковом  характере социализма как такового?

2.4. От первых социалистических  опытов до успеха  социализма могут  пройти столетия

Слишком мало прошло исторического времени, чтобы  делать вывод о несостоятельности  социализма как пути развития цивилизации  – всего столетие с небольшим (если считать от Парижской коммуны 1871 года). От зарождения капиталистических  отношений до их победы, а тем  более – до их закрепления на политическом уровне, прошло несколько  столетий.
Надстройка  обычно воспроизводит в базисе те отношения, которые её поддерживают. То есть, когда эти отношения себя изживают, она оказывает тормозящее влияние на базис. С особенно большой  силой влияние надстройки на базис  сказывается в современных США, о чём мы сказали выше. Огромное влияние надстройки мы можем видеть также на примере античности. В  ту эпоху был достигнут весьма высокий уровень развития ПС, превзойдённый  в Европе лишь в XVIII-XIX столетиях. Римская  империя I-II вв. н.э. была близка к переходу на капиталистическую стадию развития. То, что этого не произошло, и античная ОЭФ деградировала в феодальную, во многом было вызвано идеологическим влиянием надстройки.
На том  уровне развития ПС для капитализма  требовалось усиление элемента частного присвоения прибавочного продукта. Между  тем, традиционная идеология античности вынуждала собственников тратить  значительную часть прибавочного продукта на общественные нужды (пережиток первобытного коммунизма), а не вкладывать его  в развитие производства и технические  улучшения ради увеличения прибыли (рабский труд, роль которого в античности часто преувеличивается, причина  второстепенная). Перехода на новую  ступень ПО не последовало. В дальнейшем феодализм подчеркнул частный характер присвоения, изжил пережитки первобытной идеологии, и от феодализма переход к капитализму стал возможен, хотя и на более низком уровне развития ПС, чем достигнутый за тысячу лет до того.
Буржуазные  отношения впервые зарождаются (если не считать ростков капитализма  ещё в античности) в Италии в XIII-XIV вв. Но там они вскоре же и заглохли. Первой буржуазной революцией следует  считать, по всей видимости, Гуситское  движение XV века в Чехии, но она оказалась  незавершённой. Реформация как буржуазная революция XVI века в Германии также  не увенчалась сменой ОЭФ. Впервые буржуазная революция победила в Голландии  в конце XVI столетия, за ней – в  Англии в середине XVII века. А всемирный  триумф новой ОЭФ начался лишь после революций в Северной Америке  и Франции в конце XVIII века. От первых опытов капитализма до его  успеха прошло четыре столетия!
При этом необходимо учесть, что капитализм никогда до конца не отвергал предшествующую феодальную формацию, будучи, как и она, основан  на принципе частной собственности  и частном присвоении прибавочного продукта. Капитализм вживался в феодализм, сращивался и переплетался со многими  его элементами, что немало облегчило  его успех.
По мере развития капитализма сложилась ситуация, зеркальная той, что была в поздней  античности. Частный характер присвоения вступил в противоречие с общественным характером производства, стал сковывать  развитие ПС. Ещё больше столетия назад  назрела необходимость снова  перейти к общественному характеру  присвоения прибавочного продукта.
Социализм, в корне меняющий характер присвоения прибавочного продукта, не может длительное время «сосуществовать» с капитализмом в пределах одного политического  организма, а в условиях глобализации, длящейся не первое столетие – и  в пределах всей планеты. Поэтому  трудно ожидать от социализма всемирно-исторической победы с первого или со второго  опыта его строительства первоначально  «в отдельно взятой стране». Но это  не означает, что все такие опыты  фатально обречены на поражение. Объективное  противоречие между общественным характером производства при капитализме и  частным характером присвоения избыточных материальных благ всякий раз будет  ставить перед человечеством  вопрос об альтернативе капитализму. И  всегда ответ будет один – отмеченное противоречие может быть снято только при социализме.

2.5. Понятие социализма  шире его содержания, известного из  истории

Почему альтернативу капитализму мы неизменно обозначаем словом социализм? Ведь, наверное, социализм  это не просто отрицание капитализма? Очевидно, у социализма должно быть и какое-то положительное определение, конкретное содержание?
Выше мы уже  упомянули главную черту социализма – производимый обществом прибавочный  продукт целенаправленно расходуется  на нужды всего общества. Этого  возможно достигнуть только при общественной собственности на средства производства и распределения. Разумеется, всегда есть опасность того, что исполнительное «средостение» между продуктом  и его адресным социальным распределением будет частным порядком присваивать  себе какую-то долю этого продукта. Такого «средостения» не избегло  советское общество, и оно-то как  раз и стало главной причиной дискредитации и свёртывания  советского проекта.
Идеальным, конечно, является то, чтобы произведённый  продукт потреблялся самим же производителем. Но общественное развитие всегда идёт в сторону разделения и специализации труда. Поэтому  неизбежен и обмен продуктами производства между членами общества. Задача в том, чтобы сделать этот обмен максимально эквивалентным, а следовательно, нетоварным, нерыночным. Это же относится и к отношениям между работодателем и рабочим  – зарплата должна перестать формироваться  как взаимодействие между спросом  и предложением на рынке труда (что  всегда служит источником прибавочной  стоимости). Она должна исходить из иных критериев – общественной (нерыночной) полезности произведённого, выступающего не как товар.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.