На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Лексико-семантические особенности обозначения облика человека в южно-немецких и ярославских диалектах

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 11.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание
Введение…………………………………………………………………….3
Глава 1. Взаимосвязь языка и мышления в обозначении фрагментов внеязыковой действительности
1.1 Понятие  диалектологии ……………………………………………….5
1.2.Толкование термина "номинация". «Первичная» и «вторичная                                   номинация». Автономная и неавтономная номинация …………………10
1.3. Роль человеческого фактора в языке. Связь процессов мышления и номинации…………………………………………………………………..14
1.4. Понятие  семантического поля ………………………………………..20
1.5. Гипотеза  лингвистической относительности ………………………..22             
1.6. Понятие языковой картины мира …………………………………….24
1.7. Язык и мышление……………………………………………………...30
Глава 2. Диалектные модели семантического поля «облик человека» и особенности его структурных элементов
2.1. Построение  моделей семантических полей.…………………………32
2.2.Особенности номинации в обозначениях облика человека в южно-немецких и ярославских говорах
       2.2.1. Принципы номинации в обозначениях  облика человека в южно-немецких и ярославских говорах………………………………………….38
       2.2.2. Полисемия в обозначениях облика человека  в южно-немецких и ярославских говорах …………………...…………………………………..41
       2.2.3. Особенности синонимии в южно-немецких и ярославских
говорах ……………………………………………………………………...42
Заключение  …………………………………………………………………44
Библиография
 
                   

Введение
     Тема настоящего исследования – лексико-семантические особенности обозначения облика человека в южно-немецких и ярославских говорах. Актуальность данной темы определяется тем, что она проводилась в русле полярных в настоящее время исследований на тему язык и культура. Обращение к диалектам позволяет выявить предположительное состояние языка в ранние этапы его развития. В нашем исследовании мы опираемся на диалекты немецкого языка, так как в диалектах в большей мере сохранены языковые явления ранних этапов. Диалекты хранят народную культуру. Материал южно-немецких и русских диалектов не подвергался сопоставительному исследованию с подобной точки зрения.
     Целью настоящего исследования является установление общности русских и немецких говоров на уровне языковой сегментации и принципов номинации на основе лексического материала этих диалектов, используемого для обозначения облика человека, а также представить языковую картину определенного фрагмента традиционной народной культуры. Здесь необходимо отметить, что говоры северной Баварии являются зоной былых контактов германских и славянских племен, о чем свидетельствуют некоторые данные топонимики.
     Объектом исследования является лексика/фразеология, характеризующая облик человека в южно-немецких и ярославских говорах.
     Предметом исследования являются семантические особенности данной лексики и фразеологии, связанной с сегментом традиционной культуры, особенности номинации лексики, характеризующей облик человека.
     Поскольку в дальнейшем будет обсуждаться  тема совпадения отдельных принципов  номинации, необходимо рассмотреть  значение этого термина, а также  виды и теории номинации.
     Группой слов, на базе которых была проведена  работа, являются обозначения внешности человека.
     Задачи  исследования:
    изучить научной литературы по исследуемому кругу вопросов
    собрать лексику, относящуюся к теме: облик человека в южно-немецких и ярославских говорах;
    на основе значений выраженных данной лексикой, создать модель семантического макрополя  «облик человека» в изучаемых диалектах, выделить в нем микрополя, определить опорные и дополнительные семы, определить специфику каждого семантического поля;
    определить принципы и способы номинации соответственного круга реалий.
    выявить случаи совпадения принципов номинации облика человека в говорах Ярославской области и Южной Германии;
    выявить случаи совпадения на уровне отдельных морфем, что будет свидетельствовать об их общем происхождении или заимствованиях на этом уровне.
     Методами работы, которые используются во время данного исследования, являются:
     1) описательный;
     2) историко-сравнительный (изучение и обобщение положительного опыта исследований по данному вопросу);
     3) метод обобщения изученного и исследованного материала. 
 
 
 

Глава 1. Взаимосвязь языка и мышления в обозначении фрагментов внеязыковой действительности
    1.1.Понятие диалектологии
     Диалектология (от греч. dialektos «разговор, говор, наречие» + logos «слово, учение»), раздел языкознания, изучающий диалекты того или иного языка в их синхронном состоянии и историческом развитии.
     Диалектом называют языковую систему, которая  служит средством общения небольшой  территориально замкнутой группы людей, обычно – жителей одного или нескольких населенных пунктов сельского типа. В этом значении термин «диалект» синонимичен русскому термину «говор» (последний более употребителен). То же значение имеют нем. Mundart, франц. patois. Диалектом называют также совокупность говоров, объединенных общностью языковых черт. Непрерывность территории распространения как условие объединения говоров в диалект признается не всеми исследователями. Термин «диалект» широко применяется, начиная с первых диалектологических работ, для обозначения близких говоров некоторой исторической области, например швабский диалект, франкский диалект. Большое значение для понимания сущности диалекта и принципов выделения диалектов имеют данные лингвистической географии [13].
     Принято различать территориальные диалекты – разновидности языка, используемые на определенной территории в качестве средства общения местного населения – и социальные диалекты – разновидности языка, на которых говорят определенные социальные группы населения. Иногда к области диалектологии относят только изучение территориальных диалектов, а социальные диалекты считают предметом социолингвистики. Между тем современные территориальные диалекты в большинстве языковых коллективов одновременно являются и социальными диалектами, поскольку на них говорят только крестьяне и низшие слои городского населения (таково положение в России, Англии, Франции, где социальный статус диалектов низок). Напротив, в тех странах, где территориальные диалекты пользуются большим престижем (например, в Германии или Швейцарии) или отношение к территориальным разновидностям языка более безразличное (как в США), употребление территориальных диалектов менее привязано к социальным классам, а сами они имеют более чистый «территориальный» характер.
     Понятие диалекта, сложившееся в современной  диалектологии, ориентировано на языковую ситуацию, типичную для современных европейских стран, где диалекты существуют наряду с общенациональным литературным языком в его различных формах (письменной, разговорной и т.д.) и стилистических разновидностях. Территориальные диалекты имеют ряд функциональных отличий от литературных языков: территориальная ограниченность диалектов в противоположность употреблению литературного языка на всей территории распространения данного языка; преимущественно бытовая сфера употребления; преимущественно устная форма существования (в ситуации официального общения и в письменной речи носители диалектов обычно делают попытку перейти на литературный язык); «стихийный» характер языковой нормы в диалектах и отсутствие их кодификации в противоположность строгой нормированности и кодифицированности литературного языка; меньшая стилистическая дифференцированность диалектов в сравнении с литературным языком. Можно считать, что функцию «языка литературы» по отношению к диалектам выполняет язык фольклора; при этом язык произведений фольклора часто не совпадает с диалектом среды бытования этих произведений.
     Соотношение диалектов и литературного языка  в современных европейских странах  во многом похоже. Для говорящих  на диалектах – жителей сельской местности – типично владение (хотя бы частичное) литературным языком и отношение к нему как к языку престижному (официальному, письменному, языку культуры). Престижность диалекта ограничивается территорией его распространения (так, в русских деревнях повсеместно распространен этикет, предписывающий употребление в общении с односельчанами местного диалекта всеми, кто происходит из этой деревни и про кого достоверно известно, что он знает местный диалект; употребление такими людьми литературного языка расценивается как неуместное, вызывающее или смешное). Соседний диалект вызывает насмешки (широко известны «дразнилки», построенные на особенностях местных диалектов, прозвища, даваемые носителям того или иного диалекта).
     Отношение к диалектной речи и к диалектному  акценту определяется особенностями языковой ситуации. Так, в нашей стране диалектный акцент до недавнего времени считался абсолютно недопустимым у актеров, дикторов радио и телевидения и нежелательным в публичной речи; в последние годы происходит постепенное освобождение языка средств массовой информации от неукоснительного соблюдения норм литературного языка. Во многих странах диалектный акцент и даже речь на диалекте вполне допустимы в ситуации официального общения и других, требующих употребления литературного языка.
     Аспекты и методы изучения диалектов многообразны. Принято различать описательную и историческую диалектологию.
     Описательная  диалектология исследует современные  говоры и отдельные диалектные различия на материале полевых записей  живой речи (сделанных на слух в фонетической транскрипции или на магнитофон). К области описательной диалектологии относятся все описания говоров новейшего времени (русских говоров – с середины 19 в. до наших дней). Одни описания – это более или менее полные грамматики говоров, другие посвящены отдельным подсистемам говоров (фонетике, морфологии); многие старые работы представляют собой коллекции местных языковых особенностей. Большинство работ подобного рода в области диалектологии романских языков и описаний восточнославянских диалектов второй половины 20 в. выполнены в чисто синхронном плане; для немецкой и дореволюционной русской школ характерны описания диалектов и диалектных явлений в терминах сравнительно-исторического языкознания.
     Историческая  диалектология изучает диалекты и диалектные явления в историческом развитии. Предметом исторической диалектологии является: диалект, отразившийся в том или ином памятнике письменности; диалект, отразившийся в группе письменных источников; история отдельного языкового явления или фрагмента языковой системы (например, история фонемы ять, история а-склонения в славянских диалектах); территория распространения диалекта или диалектного явления и ее историческое изменение; образование на основе диалектов близкородственных языков. Историческая диалектология использует данные памятников письменности, описательной диалектологии и лингвогеографии, а также топонимику, заимствования из изучаемых диалектов и в эти диалекты, некоторые другие лингвистические источники и данные смежных дисциплин (истории, археологии, этнографии). Трудность построения общей истории диалектов данного языка, особенно древнейшего периода, состоит в том, что территория распространения языка неравномерно обеспечена письменными источниками [21].
     Под социальными диалектами понимают «языки» определенных социальных групп. Некоторые языки имеют развитую систему социальных диалектов, отражающую классовые, профессиональные, возрастные и половые различия. В русском языке социальные диалекты ориентированы прежде всего на профессиональные (в широком смысле) различия и в меньшей степени – на возрастные. Социальные диалекты имеют в своей основе литературный язык или территориальный диалект, отличаясь от них лишь специфической лексикой, словообразованием и фразеологией. К ним относятся жаргоны и профессиональные языки – языки относительно открытых социальных и профессиональных групп людей (например, жаргоны моряков, спортсменов, актеров, студентов, учащихся). Более старыми по времени возникновения социальными диалектами являются арго, или тайные языки: языки социальных низов (воров, мошенников, карточных шулеров и др.) и старых ремесленников и торговцев (офеней-коробейников, шерстобитов, шаповалов, шорников, жестянщиков и др.). Арго используются относительно замкнутыми социальными группами и являются знаками принадлежности к определенной корпорации. Тайные языки известны в Европе с 13 в. (язык нищих в Германии) [13]. В России первые записи языка торговцев-офеней относятся к концу 18 в. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.2.Толковании термина "номинация". «Первичная» и «вторичная номинация». Автономная и неавтономная номинация.
     Полное  лингвистическое описание лексических  единиц языка невозможно без обращения  к теории номинации, к настоящему времени сложившейся в языкознании.
     Теория  номинации связана, прежде всего, с выяснением того, как соотносятся между собой понятийные формы мышления, каким образом создаются, закрепляются и распределяются наименования за разными фрагментами объективной реальности.
     Наименование  долгое время изучалось на уровне парадигматических отношений. В философском периоде античные мыслители встали на материалистическую точку зрения в понимании механизма номинации, признав в ней сложное многообразие соотношений между словом, вещью и понятием (Аристотель, Гераклит, Демокрит, Платон, Августин). В период признания ономасиологического и семасиологического аспектов рассмотрения наименования особое место занимает признание условной грани между понятиями "значения" и "обозначения" при отсутствии целостного системного описания слов.
     Представители Пражского лингвистического кружка внесли вклад в развитие теории номинации тем, что определили язык как систему знаков, служащих для реализации конкретной цели.
     Объектом  номинативного аспекта знаковой теории языка являются все номинативные средства языка, образованные разнообразными способами; в свете теории номинации исследуются вопросы системности слов не только в их прямых, но и переносных значениях.
     Несмотря  на высокую частотность употребления термина "номинация" в современной  лингвистической литературе, его содержание до сих пор остается многозначным, что вносит некоторую путаницу.
        Во-первых, одно и то же название - номинация - обозначает как процесс  создания, закрепления и распределения  наименования за разными фрагментами  действительности, так и значимую языковую единицу, образованную в процессе называния [33.с.336-337].
     Во-вторых, у разных исследователей часто не совпадает содержание терминов "первичная" и "вторичная" номинация.
     Так, В.Г.Гак [8], А.А.Уфимцева [36.с.41] под первичной номинацией понимают языковое означивание посредством слов и словосочетаний, а под вторичной - языковое означивание при помощи предложений. При этом разграничение двух разных видов языкового означивания - как слов и словосочетаний, с одной стороны (первичная номинация), и предложений, с другой (вторичная номинация), нашло свое выражение у этих исследователей в бинарных противопоставлениях:
    как два вида знаков - номинативные и предикативные, знаки-наименования и знаки-сообщения [7], частичные и полные знаки;
    как два вида семиологических значимостей - значение и смысл. номинативная и синтагматическая ценность знака [36.с.42];
     Номинативные  знаки обслуживают классификационно-номинативную сферу и, выполняя репрезентативную функцию, обозначивают как единичные  предметы и факты, так и дают имя классу предметов или серии фактов, ибо они выражают обобщенные представления и понятия о многообразном "мире вещей и идей".
     Предикативные знаки обслуживают сферу коммуникаций, поэтому ядром означаемого этих своеобразных знаков является коммуникативное задание, модальность высказывания, нечто новое, ради чего создается данная речевая единица" [36.с.41-42].
     Таким образом, отнесение терминов "первичная  номинация" к словам и словосочетаниям, а "вторичная номинация" - к  предложениям обосновывается сопоставлением слов в системе языка и предложений как речевых единиц к речи.
     Первичная и вторичная номинация в таком  понимании иначе представлена в  терминах "основная" и "модифицированная"; "глубокая" и "поверхностная" [8].
     По  типу средств номинации разграничиваются:
      - словообразование как регулярный способ создания новых слов и значений;
      - синтаксическая транспозиция, при которой морфологические средства указывают на смену синтаксической функции при сохранении лексического значения (ср. «друг», «дружить», «дружба»);
      - семантическая транспозиция, при которой материальный облик переосмысляемой единицы не изменяется, но образуются многозначные слова и фразеологизмы различных типов.
     По  характеру указание именем на действительность различаются два типа номинации  — автономная и неавтономная (косвенная) [33.с.337].
     Автономная  номинация происходит на базе одного имени. Например: «кожа» — 1) наружный покров тела человека или животного, 2) оболочка некоторых плодов, кожура; «крутой» — 1) отвесный, обрывистый, 2) с резким внезапным изменением направления. Вторичные значения слов, обретая самостоятельную номинативную функцию, способны указывать на действительность автономно. Закономерности выбора и комбинации лексических единиц зависят только от присущего им значения (которое поэтому определяется как свободное) [33.с.337].
     Отличительным признаком неавтономной номинации  является использование при образовании  новой языковой единицы комбинаторной  техники языка. Такая единица  будет всегда соотноситься со своим  обозначением косвенно — посредством семантически опорного для данной комбинации наименования. Например, в сочетаниях «крутой нрав», «крутые меры» прилагательное «крутой» соотносится с обозначаемым «суровый», «строгий» только при посредстве опорных наименований «нрав», «меры», без них теряя это значение; в сочетании «раб страстей» существительное «раб» обозначает носителя признака, названного опорным наименованием.
     Номинации, соответствующие внутренним закономерностям  развития языка и удовлетворяющие  потребности языкового коллектива в новых номинативных средствах, обычно входят в общеупотребительный словарный запас. За его пределами остаются номинации, возникающие для нужд узкоспециальной терминологии, в социально замкнутых коллективах (жаргонные и т. п. номинации), в индивидуально-авторском языковом творчестве.
     Анализ  номинации и номинативного аспекта  значения языковых единиц определяет закономерности их употребления в речи, так как в процессах номинации  формируется и семантика языковых единиц, и их знаковые функции (то есть их способность указывать на элементы действительности в речевых актах). 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.3.  Роль человеческого  фактора в языке.  Связь процессов  мышления и номинации.
     Представляется  уместным указать факты, научное  изучение которых определяет содержание многих проблем, связанных с номинацией. Главенствующая роль в этом отношении  принадлежит необходимости создания языка как средства коммуникации, что предполагает создание системы материальных, чувственно воспринимаемых языковых знаков, способной обеспечить общение людей. Поэтому изучение номинативной техники, различных способов номинации, самого процесса обращения фактов внеязыковой действительности в достояние системы и структуры языка составляет содержание многих проблем, связанных с изучением номинации.
     Общее количество способов номинации не безгранично. Способы номинации объединяются в определенные типы. Изучение этой своеобразной типологии является одной из необходимых задач лингвиста, занимающегося вопросами номинации.
     В процессе номинации действительность в известной степени преображается. Материальные предметы подвижны, изменчивы, часто не имеют четких границ. Поэтому наделение предмета названием всегда связано с огрублением, определенной формализацией соответствующего фрагмента действительности.
     Поскольку применение языка осуществляется человеком, а человек немыслим и неотделим  от общества, то многое в языке определяется особенностями человеческой природы. Естественно, возникает целый комплекс проблем, связанный с тем, как человек влияет на язык и как язык влияет на общество в целом. Влияние это может быть многосторонним. Язык одного человеческого коллектива может влиять на язык другого, в первом отражается социальная, профессиональная и культурная дифференциация общества, в нем отражается общественное сознание, обеспечивающее возможность коммуникации. Некоторые чисто биологические особенности человека несомненно оказывают влияние на создание системы языковых знаков. [37.с.4] Большую роль в процессе коммуникации играет оценочный момент, наличие так называемой избирательной заинтересованности, которая заключается в преимущественном выделении одних объектов (или одних свойств, признаков, качеств предметов) по сравнению с другими. Эмоции и оценки, свойственные человеку, становятся одной из форм отражения действительности. Изучение проблем номинации невозможно без изучения всякого рода оценочных квалификаций. Особенно важна роль общества в создании семантических вариантов слов, слов экспрессивных, стилистически окрашенных, ориентированных на определенную социальную среду, выполняющих определенные художественные функции в литературном произведении и т.п.
     Известно, что познавательно-классифицирующая деятельность человека и, в том числе, даже элементарное восприятие единичного предмета не есть пассивный, «зеркально-мертвенный»  акт. «Уже любое восприятие, представление, - пишут физиологи, - несет в себе явственные черты избирательной «заинтересованности», характерной для живых систем, отражающих действительность в процессе адаптивного поведения.[24] Эта избирательная заинтересованность, которая заключается в преимущественном выделении одних объектов (или одних свойств, признаков, качеств предметов) по сравнению с другими».[23.с.8] Так, эмоции и оценки становятся одной из форм отражения действительности.
     Эмоциональное проникает во все сферы познавательной деятельности. «Без положительных эмоций, - пишет П. В. Симонов, - трудно представить себе  те формы освоения действительности, которые не продиктованы утилитарным эффектом: игру, теоретическое познание, художественное творчество». [29.с.63-64]
     В ходе общественно-исторического освоения предметного мира человек познает вещи и явления; называя, дает им имена, формирует новые понятия, устанавливает между ними определенные связи и взаимозависимости, заменяет «конкретное абстрактным», созерцание понятием, многое одним».
     В отличие от номинации, при которой имя механически прикрепляется к обозначаемому, поименованному предмету в виде этикетки или вывески, именование в языке всегда содержательно, оно опосредовано мышлением. Процесс и результат обозначения при помощи языковых единиц связаны с формированием понятий, в которых природные свойства вещей, явлений даны в преобразованной на основе человеческих потребностей форме, в виде снятой предметности, идеально.
     Определение языка как непосредственной действительности мысли следует понимать так, что  мышление существует реально, практически, обретая чувственно-воспринимаемую форму слов, словосочетаний, предложений, в которых отраженные образы, понятия вещей связываются в сознании носителем языка с определенными последовательностями звуков или графем.
     Процесс мышления осуществляется на базе слов и предложений, которые являются чувственной материальной формой бытия идеального. [15.с.164] Естественный язык является не только средством познания окружающего мира – материализуя мысль, он связан также с формированием и передачей мыслей, с выражением чувств, оценок и различных интенций.[37.с.7]
     Определение языка как социального явления, важнейшего средства общения и непосредственной действительности мысли обязывает  лингвиста учитывать и изучать динамику и диалектику человеческого познания и языка, раскрывать конкретные условия и формы материального производства и культурно-исторического опыта, нашедших сове отражение в своеобразности номенклатуры лексических единиц и в различии признаков, по которым происходит наименование.
     Связь языка, мышления и действительности непосредственным образом обнаруживает себя в процессе семиозиса, в знаковом отношении наименования, где соединяются  смысл (понятийные формы мышления), имя (языковая форма) и действительность (обозначаемые внеязыковые объекты). Исследовать это отношение в его динамике – значит проникнуть в средоточие семиологических процессов, постичь глубины основ речемыслительной деятельности, лежащие в исходе синтеза смысла, языковой формы и обозначаемой действительности. Познание закономерностей номинации влечет за собой более глубокое понимание роли человеческого фактора в языке, раскрытие функционального взаимодействия всех участков системы и структуры языка, поскольку языковая техника призвана обеспечивать реализацию мыслительно-коммуникативных потребностей и намерений человека.
     Язык  обслуживает сферы эмоциональной, речемыслительной и коммуникативной  деятельности человека. Будучи полифункциональным, он дает наименования вещам, явлениям, способствует обобщению и дифференциации их свойств и отношений; храня и передавая общественно-исторический опыт, отраженный в значениях и наименованиях языковых единиц, язык удовлетворяет одновременно коммуникативным потребностям людей.[25]
     Чертой  языка, в значительной степени детерминирующей  принципы языковой номинации, является его деятельный, творческий характер. Соотношение «язык – реальная действительность» должно быть конкретизировано как «язык – трудовая (практическая и теоретическая) деятельность», ибо именно структура трудовой деятельности, опосредованная отвлеченным мышлением, отличает человеческий язык от всех прочих систем. В значениях языковых единиц, особенно в словах и словосочетаниях, «представлена преобразованная и свернутая в материи языка идеальная форма существования предметного мира, его свойств и отношений, раскрытых совокупной общественной практикой».[17.с.134] Соотношение значений слов через обозначение с предметным рядом как бы вскрывает механизм идеализации предметного мира, условия его освоения, происходящего непрерывно в повседневной общественной и индивидуальной деятельности человека.
     Язык, будучи связан по-разному с двумя  аспектами человеческого сознания, воплощающего в себе единство отражения  мира и творчески преобразующей  роли людей, не только отражает, но и  в определенной мере творит, так как в языке, в его единицах фиксируются достигнутые результаты знаний, которые всегда входят в последующий опыт и синтез мышления, предопределяя дальнейшее движение практики и теории. [37.с.10]
     Под «именем» обычно понимают языковые выражения, применяемые для выделения и обозначения (наименования, называния) предметов обозначения – вещей, свойств, отношений, процессов и т. п. реальной действительности, а также явлений психической жизни людей, продуктов их воображения и результатов их абстрактного мышления. Предметом обозначения номинативных знаков являются также объекты внеязыковой действительности, явления из области психической жизни людей. Эти последние можно считать относящимися к квалификативным сферам познавательной деятельности человека. Здесь можно выделить: 1)эмоционально-чувственное восприятие и квалификацию объектов внеязыковой действительности, в основе – непосредственное переживание (слова типа деточка, кляча, бранные существительные, субъективно-оценочные прилагательные, эмоционально-усилительные наречия, междометия, устойчивые лексико-синтаксические конструкции типа эпитета, оксюморона и т.п.); 2) рационально-оценочную квалификацию объектов окружающего мира, в основе – интеллектуальная оценка (слова типа контрабандист и т. п.); 3) чувственно-образное восприятие и квалификацию внеязыковых объектов, в основе – «скрытое» (интеллектуальное и чувственное) сравнение (слова типа златокудрый, языковые – особенно так называемые «зоологические» - и речевые метафоры любого структурного типа, русские глаголы типа жахнуть, дербалызнуть и т. п.)
     Между квалификативными сферами, выделенными  по их ведущим признакам, нет непроходимых граней, что находит свое объяснение в самой природе изучаемых  явлений. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.4. Понятие семантического поля
     Термин семантическое поле, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) семантическим признаком; иными словами – имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения. Первоначально в роли таких лексических единиц рассматривали единицы лексического уровня – слова; позже в лингвистических трудах появились описания семантических полей, включающих также словосочетания и предложения.
     Одним из классических примеров семантического поля может служить поле цветообозначений, состоящее из нескольких цветовых рядов (красный – розовый – розоватый – малиновый; синий – голубой – голубоватый – бирюзовый и т.д.): общим семантическим компонентом здесь является "цвет".
     Семантическое поле обладает следующими основными свойствами [2]:
    Семантическое поле интуитивно понятно носителю языка и обладает для него психологической реальностью.
    Семантическое поле автономно и может быть выделено как самостоятельная подсистема языка.
    Единицы семантического поля связаны теми или иными системными семантическими отношениями.
    Каждое семантическое поле связано с другими семантическими полями языка и в совокупности с ними образует языковую систему.
     В основе теории семантических полей  лежит представление о существовании в языке некоторых семантических групп и о возможности вхождения языковых единиц в одну или несколько таких групп. В частности, словарный состав языка (лексика) может быть представлен как набор отдельных групп слов, объединенных различными отношениями: синонимическими (хвастать – похваляться), антонимическими (говорить – молчать) и т.п.
     Сам термин «семантическое поле» начал  активно употребляться после  выхода в свет работ Й.Трира и  Г.Ипсена. Такое представление лексической  системы является в первую очередь лингвистической гипотезой, а не аксиомой, поэтому часто используется как метод проведения языкового исследования, а не как его цель.
     Семантический признак, лежащий в основе семантического поля, может также рассматриваться  как некоторая понятийная категория, так или иначе соотносящаяся с окружающей человека действительностью и с его опытом [5].
     В этнолингвистике, близкой по идейной  направленности европейскому неогумбольдтианству, язык трактуется как историческое наследие коллектива, которое предшествовало становлению материальной культуры и затем продолжало с ней взаимодействовать. Этнолингвистика сосредоточивается на изучении языка в его отношении к культуре, взаимодействии языковых, этнокультурных и этнопсихологических факторов в функционировании и эволюции языка. Данная проблематика принадлежит к более широкому комплексу проблем, намечавшихся и в  работах русских ученых Ф.И. Буслаева, А.Н. Афанасьева, А.А. Потебни, и в американской этнографии на рубеже XIX - XX вв.
     Они были затронуты в связи с интересом к языкам и культурам многочисленных индейских племён Северной, а затем Центральной Америки, связанных с исследованием посредством лингвистических методов "плана содержания" культуры, народной психологии и мифологии независимо от способов их формального представления (слово, вещь, обряд и т. п.).  
 
 
 
 
 

     1.5. Гипотеза лингвистической относительности
     Гипотеза  лингвистической относительности  — концепция,  которую выдвинули  выдающийся языковед Эдвард Сепир (1884-1939) и его ученик Бенджамин Ли Уорф (1897-1941), согласно которой структура языка определяет мышление и способ познания реальности [22].
     Предполагается, что люди, говорящие на разных языках, по-разному воспринимают мир и по-разному мыслят. В частности, отношение к таким фундаментальным категориям, как пространство и время, зависит в первую очередь от родного языка индивида; из языковых характеристик европейских языков (так называемого «среднеевропейского стандарта») выводятся не только ключевые особенности европейской культуры, но и важнейшие достижения европейской науки (например, картина мира, отражённая в классической ньютоновской механике).
     Э. Сепир писал: «Люди живут не только в объективном мире и не только в мире общественной деятельности, как это обычно полагают, они в значительной мере находятся под влиянием того конкретного языка, который стал средством выражения для данного общества. Было бы ошибочным полагать, что мы можем полностью осознать реальность, не прибегая к помощи языка, или что язык является побочным средством разрешения некоторых специальных проблем общения и мышления. На самом же деле,  «реальный мир» в значительной степени бессознательно строится на основании языковых норм данной группы. Мы видим, слышим и воспринимаем те или другие явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения». То есть, Э. Сепир полагает, что язык есть выраженное в символах руководство к культуре. Другой автор концепции языковой относительности Бенджамин Ли Уорф так же утверждал, что «мы расчленяем природу в направлении, показанном нашим родным языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому. Что они (эти категории и типы) самоочевидны; напротив, мир предстаёт перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит в основном – языковой системой, хранящейся в нашем сознании. Мы расчленяем мир, организуем его в понятия и распределяем значения так, Ане иначе в основном потому, что мы – участники соглашения, предписывающего подобную систематизацию. Это соглашение имеет силу для определённого речевого коллектива и закреплено в системе моделей нашего языка». Стало быть, различия между культурами находятся в зависимости от языковых различий. И тот неизбежный предел в понимании человека другой культуры состоит именно в том, что в нашем языке нет терминов для обозначения некоторых реальностей, которые созданы и обусловлены языком чужой культуры.[22] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.6.Понятие языковой картины мира
     Картина мира представляет собой центральное  понятие концепции человека, выражает специфику его существования. Понятие  картины мира относится к числу  фундаментальных понятий, выражающих специфику человеческого бытия, взаимоотношения его с миром, важнейшие условия его существования в мире. Картина мира есть целостный образ мира, который является результатом всей активности человека. Она возникает у человека в ходе всех его контактов и взаимодействий с внешним миром. Это могут быть и бытовые контакты с миром, и предметно - практическая активность человека.
     Так как в формировании картины мира принимают участие все стороны  психической деятельности человека, начиная с ощущений, восприятий, представлений и заканчивая мышлением человека, то очень сложно говорить о каком-либо одном процессе, связанным с формированием картины мира у человека. Человек созерцает мир, осмысливает его, ощущает, познаёт, отражает. В результате этих процессов у человека возникает образ мира, или мировидение.
     «Отпечатки» картины мира можно обнаружить в  языке, в жестах, в изобразительном  искусстве, музыке, ритуалах, этикете, вещах, мимике, в поведении людей. Картина мира формирует тип отношения человека к миру – природе, другим людям, задаёт нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизни [1.с.350].
     Что касается отражения картины мира в языке, то введения понятия «картины мира» в антропологическую лингвистику  позволяет различать два вида влияния человека на язык - влияние психофизиологических и другого рода особенностей человека на конститутивные свойства языка и влияние на язык различных картин мира – религиозно-мифологической, философской, научной, художественной.
     Язык  непосредственно участвует в двух процессах, связанных с картиной мира. Во-первых, в его недрах формируется языковая картина мира, один из наиболее глубинных слоёв картины мира у человека. Во-вторых, сам язык выражает и эксплицирует другие картины мира человека, которые через посредство специальной лексики входят в язык, привнося в него черты человека, его культуры. При помощи языка опытное знание, полученное отдельными индивидами, превращается в коллективное достояние, коллективный опыт.
     Каждая  из картин мира, которая в качестве отображаемого фрагмента мира представляет язык как особый феномен, задаёт своё видение языка и по-своему определяет принцип действия языка. Изучение и сопоставление различных видений языка через призмы разных картин мира может предложить лингвистике новые  пути для проникновения в природу языка и его познание.
     Языковая  картина мира – это отражённый средствами языка образ сознания - реальности, модель интегрального  знания о концептуальной системе  представлений, репрезентируемых языком. Языковую картину мира принято отграничивать от концептуальной, или когнитивной модели мира, которая является основой языкового воплощения, словесной  концептуализации совокупности знаний человека о мире [18].
     Языковую, или наивную картину мира так  же принято интерпретировать как отражение обиходных, обывательских представлений о мире. Идея наивной модели мира состоит в следующем: в каждом естественном языке отражается определённый способ восприятия мира, навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка. Ю. Д. Апресян языковую картину мира называет наивной в том смысле, что научные определения и языковые толкования не всегда совпадают по объёму и даже содержанию [1.с.630]. Концептуальная картина мира или «модель» мира, в отличие от языковой, постоянно меняется, отражая результаты познавательной и социальной деятельности, но отдельные фрагменты языковой картины мира ещё долго сохраняют пережиточные, реликтовые представления людей о мироздании.
     Вопрос  концептуализации мира языком при помощи слов, очень важен. В своё время Р. Ладо, один из основоположников контрастивной лингвистики, заметил: «Существует иллюзия, свойственная порой даже образованным людям, будто значения одинаковы во всех языках и языки различаются только формой выражения этих значений. По сути же, значения, в которых классифицируется наш опыт, культурно детерминированы, так что они существенно варьируются от культуры к культуре». Варьируются не только значения, но и состав лексики. Специфика этого варьирования составляет существенную часть специфики языковых картин мира.
     Как уже было отмечено выше, восприятие окружающего мира отчасти зависит  от культурно-национальных особенностей носителей конкретного языка. Поэтому  с точки зрения этнологии, лингвокультурологии  и других смежных областей наиболее интересным является установление причин расхождений в языковых картинах мира, а эти расхождения действительно существуют. Решение такого вопроса – это выход за пределы лингвистики и углубление в тайны познания мира другими народами. Существует огромное множество причин таких расхождений, но только несколько из них представляются видимыми, а поэтому – основными. Можно выделить три главнейших фактора или причины языковых различий: природа, культура, познание. Рассмотрим эти факторы.
     Первый  фактор – природа. Природа – это, прежде всего внешние условия жизни людей, которые по-разному отражены в языках. Человек даёт названия тем животным, местностям, растениям, которые ему известны, тому состоянию природы, которое он ощущает. Природные условия диктуют языковому сознанию человека особенности восприятия, даже таких явлений, каким является восприятие цвета. Обозначение разновидностей цвета часто мотивируется семантическими признаками зрительного восприятия предметов окружающей природы. С тем или иным цветом ассоциируется конкретный природный объект. В разных языковых культурах закреплены собственные ассоциации, связанные с цветовыми обозначениями, которые и совпадают в чём-то, но и в чём-то отличаются друг от друга [1.с.470].
     Именно  природа, в которой человек существует, изначально формирует в языке его мир ассоциативных представлений, которые в языке отражаются метафорическими переносами значений, сравнениями, коннотациями.
     Второй  фактор – культура. «Культура –  это то, что человек не получил  от мира природы, а привнёс, сделал, создал сам». Результаты материальной и духовной деятельности, социально-исторические, эстетические, моральные и другие нормы и ценности, которые отличают разные поколения и социальные общности, воплощаются в различных концептуальных и языковых представлениях о мире. Любая особенность культурной сферы фиксируется в языке. Также языковые различия могут обуславливаться национальными обрядами, обычаями, ритуалами, фольклорно-мифологическими представлениями, символикой. Культурные модели, концептуализированные в определённых наименованиях, распространяются по миру и становятся известны даже тем, кто не знаком с культурой того или иного народа. Этой проблеме в последнее время посвящается очень много специальных работ и исследований.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.