На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Главные социальные проблемы России последнего десятилетия

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 12.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                          Понятие «Новый Русский»
Пожалуй, ни один словесный  штамп сегодня не используется столь  широко и не имеет в то же время  столь неопределенного смысла. Ассоциативный  ряд к "новым русским": "красивая жизнь", "дорогое удовольствие". О "новых русских" говорят с  эмоциями, диаметрально противоположными: с негодованием - на митингах, с любованием - в репортажах светской хроники. Берусь утверждать, что ни одно порожденное  рыночной реформой социальное понятие  не вошло в лексику российского  человека настолько прочно. Конкуренцию  может составить разве что "средний  слой", о необходимости создания которого столько лет говорят  реформаторы. Грубо и условно  все пореформенное российское общество поделилось на "новых русских" и "новых грустных". 

Но несмотря на мелькание повсюду, от анекдотов до докладов, термин "новые русские" (как, впрочем, и "средний слой") не имеет ясного определения. Все ли это предприниматели? Или речь идет о предпринимателях определенного уровня? И уровня чего - культуры, доходов, потребления? Достаточно ли и обязательно ли быть предпринимателем, чтобы относиться к этой категории? 

Как только кто-то из моих знакомых произносил словосочетание "новый русский", я с наивным  видом просила уточнить, о ком  идет речь. В результате такого любительского  опроса все знакомые поделились на две группы: для первых это было настолько очевидно, что комментарии  им казались излишними; вторых (меньшинство) вопрос склоняют к размышлениям, из которых, правда, ничего не проистекало. 

Все знают, что некий  социальный феномен в лице "новых  русских" существует, вместе с тем  практически нет попыток определить, кто же они. Молчат и социальные науки. Может быть, это тема для публицистов, а "настоящей науке" тут делать нечего? Однако уже сколько раз бывало, что важные и новые социальные процессы и явления улавливались в первую очередь публицистикой и только после этого становились объектом научного анализа. Я считаю, что следует жестко разделять публицистику и науку на методологическом уровне, но не стоит делить социальную реальность на объекты отдельно для науки и отдельно для публицистики. 

Итак, зафиксируем  для начала два момента. Термин "новые  русские" обозначает некую социальную группу, критерии выделения которой  однозначно не определены. И второе: термин имеет примерно одинаковый смысл  для людей, принадлежащих к самым  разным социальным группам, что позволяет  ему быть "сквозным", то есть примерно одинаково понимаемым в разных социальных сегментах общества. 

Не претендуя на исчерпывающий анализ этого феномена, обсудим, что его выделяет среди  прочих социальных групп современного российского общества. 

Материальный статус 

Очевидно, что "новый  русский" - как минимум человек  небедный. Однако этого явно недостаточно. На наш взгляд, обычно так называют тех, кто резко повысил материальный статус и сделал это максимально  адекватным рынку путем - экономически активным поведением. Не исключено, что  речь может идти и о легализации  благ, которыми обладали раньше, но скрывали это. 

Именно относительный  прирост, а не абсолютный уровень  имущественного положения тут важен, поэтому столь пестры лица в рамках этой группы. Можно образно поделить "новых русских" на кожаные  куртки, малиновые пиджаки и черные смокинги (делят же социологи работников предприятий на "голубые воротнички" - рабочих и "белые воротнички" - инженеров, администрацию; наши заимствовали эти названия у западных социологов). Условно эти формы одежды вполне отражают разницу положения их обладателей  на имущественной шкале общества. Колоссальная имущественная неоднородность задает многоликость "новых русских" и по всем другим характеристикам. 

Стандарты потребления 

Пожалуй, ничто не является такой благодатной почвой для шуток и анекдотов времен ностсоветской России, как потребительские стандарты "новых русских". Вместе с тем определенный набор погреоляемых ими благ выполняет очень важную, своего рода опознавательную функцию. Неоднородность группы выстраивает иерархию потребительских стандартов. Под черной курткой должна мерцать золотая цепь, из кармана малинового пиджака - торчать сотовый телефон, а черному смокингу должен соответствовать "мерседес" (желательно последней модели и, разумеется, не канареечного цвета). 

Примечательное отличие "новых русских" от остального населения состоит не в том, что  они могут себе позволить потребление  определенных благ, а в том, что  они не могут себе позволить не потреблять именно эти блага. Каждому  уровню иерархии соответствует своя обязательная "потребительская корзина". Не поощряется потребление благ, до которых еще "не дорос", равно  как и тех. которые "перерос". Тут меняют машину не потому, что  прежняя надоела, сломалась, перестала  устраивать, а потому, что изменившемуся  положению в деловом мире соответствует  иная марка. То же распространяется и  на квартиры, виды отдыха, одежду. Знатоки  утверждают, что по паре-тройке индикаторов (включая марку наручных часов  и модель автомобиля) можно с высокой  степенью точности определить ранг "нового русского". Уровни потребительских  стандартов нигде не фиксируются, но четко поддерживаются. 

Конечно, на это уходит масса энергии, но тому есть объяснение. В условиях, когда, уходя от налогов, большинство фирм балансирует на грани убыточности, нужны какие-то показатели подлинного положения дел. Не единственный, но существенный показатель - потребительский стандарт владельца  фирмы, ее менеджеров. Дисбаланс между  внешним видом владельца и  делами фирмы может ввести в заблуждение  фирму-партнера, поэтому есть корпоративная  заинтересованность в том, чтобы  одно соответствовало другому. 

Образ жизни 

Эта характеристика, пожалуй, наиболее контрастно выделяет "новых русских". Специфика  их образа жизни состоит в нарочитой  парадности. Последнее, кстати, в основном и раздражает всех остальных. Растущие, как грибы, ночные клубы, казино, бизнес-клубы  и прочие заведения формируют  представление обывателя о жизни "новых русских". Оставив в  стороне эмоции, зададимся вопросом: зачем надо тратить деньги столь  вызывающе? 

Новая экономическая  элита формируется в России совсем иначе, чем в других странах, даже в бывших странах социалистического  лагеря. В них сохранилось много  прямых потомков предпринимательского сословия; все годы социализма частично сохранялась частная собственность, а с нею и часть этого  сословия. Были какие-то элементы демократии, которых совсем не было в дореформенной  России. 

В России ничего этого  не было. Пожалуй, российские предприниматели  могли возникнуть только из "генетических" предпринимателей, то есть людей, несущих  в себе необходимые для этого  дела задатки - инициативность, склонность к риску и одновременно способность  быстро и трезво взвешивать обстоятельства и прочие качества, без которых  немыслим человек бизнеса от рождения. 

Они были выходцами  из самых разных социальных групп  общества, следовательно, они исповедуют и практикуют социальные нормы и  ценности не какой-то одной группы, а смесь норм и ценностей всех социальных слоев и групп. В результате предприниматели первой волны не представляли собой интегрированную  часть общества с определенным набором  доминирующих норм и ценностей. Этим порождена не только неоднородность, но и противоречивость, конфликтность  и агрессивность предпринимательской  группы, которая изначально едва ли имела больше консолидирующих интенций, чем разобщающих. 

Однако со временем координация и объединение усилий стали необходимым условием успешной деятельности, что с необходимостью заставило активно вырабатывать достаточно унифицированную систему  норм и ценностей. Но раз исходный материал мозаичен и разнороден, а  ценностные ориентации, как известно, очень инерционны, процесс утверждения  новой системы норм и ценностей требовал высокой степени публичности образцов и наглядной их притягательности. Нужна была своего рода "мясорубка", перемалывающая разнородные и порой контрастные стили и образы жизни, нормы поведения, принесенные из разных социальных групп общества. Это и определило утверждение именно такого образа жизни с характерной для него демонстративной притягательностью, резко отличного от образа жизни остальных. Это первое из возможных объяснений столь яркого образа жизни "новых русских". Есть и второе. 

Если об успехе судить прежде всего по росту благосостояния, то очевидно, что "новые русские" движутся вверх в социальной структуре общества. Особенность восходящих социальных групп - активный поиск себе подобных, тогда как жизненный неуспех, наоборот, толкает человека на приватизацию собственной жизни, к уединению в кругу близких и родственников. Резко вырос материальный статус - появилась потребность изменить стиль жизни. Восхождение по социальной лестнице сопровождается ростом публичности образа жизни - такова объективная закономерность социальной действительности. Многие социологические исследования говорят, что и ценностные ориентации, представления человека о желаемом и необходимом, меняются в зависимости от типа социальной мобильности. 

Можно предположить, что важную роль играет и возраст. Обычно прожитые годы - своего рода якорь, затрудняющий дрейф ценностных ориентаций и норм поведения. Моложавость российских предпринимателей многое объясняет. Резкое восхождение по социальной лестнице в период, когда ценности еще не укоренились и не устоялись, позволяет  чрезвычайно быстро их ревизовать. А это, в свою очередь, как катализатор  действует на изменение образа и  стиля жизни. 

Конечно, вверх по социальной лестнице движутся не только предприниматели, однако в восходящих социальных группах российского  общества они решительно преобладают. 

Многие считают, что  сдвиг образа жизни "новых русских" произошел в "западном" направлении. Не думаю, что это действительно  так. Может быть, я идеализирую  жизнь состоятельных людей Запада, но он кажется мне значительно  рациональнее и гораздо конформнее по отношению к своему социальному  окружению. То ли революция в далекой  России их напугала, то ли своим умом дошли, но показной шумихи по поводу высоких  потребительских возможностей они  не устраивают. 

Культура 

Примечательна реакция  М. Арбатовой на знакомство с "новым русским" в ток-шоу "Я сама": "Я думала, что анекдоты про "новых русских" - преувеличение, оказывается, они еще не дотягивают..." 

Между тем, по данным социологических обследований, подавляющее  большинство предпринимателей имеют  высшее образование, что лишний раз  подтверждает: образование и культура - не одно и то же. Кроме того, с  развитием системы платного обучения диплом о высшем образовании становится всего лишь вопросом некоторой суммы. Отрадно, что на эти траты "новые  русские" не скупятся. Видимо, социологические  исследования фиксируют не их образовательный  уровень, а тот факт, что высшее образование престижно. 

Интересно, что никто  не торопится назвать себя "новым  русским". Более того, попытки  отнести предпринимателя к этой категории часто воспринимаются чуть ли не как оскорбление, с чем мы в Новосибирске столкнулись при выборочном опросе предпринимателей. 

Уже сложился сленг "новых русских", что вполне закономерно. Чем более выделяется на фоне социального окружения определенная социальная группа, тем более вероятно, что у нее есть собственный  язык: существует сленг молодежный, профессиональный, воровской, лагерный и т. д. Создание сленга "новых  русских" было неизбежно. Вы наблюдали, как говорят русский и американец, когда договориться им просто необходимо, но языком собеседника никто толком не владеет? Правильно, говорят на своеобразном миксе, куда входят русские и английские слова, жесты, мимика. То же самое и тут: изначальное различие социального происхождения и культурного уровня затрудняет общение, иногда делает его невозможным, а им, как говорится, "жить вместе". И работать к тому же. Вот и рождаются своеобразные речевые обороты, специфические жесты, которые и фиксируются наблюдателями в целой серии анекдотов. 

Итак, термин "новые  русские" достаточно прочно прописался в нашей жизни. В попытке интерпретировать его социологически мы выделили такие  базовые характеристики: высокий  материальный статус, жестко закрепленные стандарты потребительского поведения, демонстративно парадный образ жизни, определенный уровень культурного  развития. 

Очевидно, понятия "новый  русский" и "предприниматель" полностью  не совпадают, но тем не менее группы эти явно пересекаются, частично накладываются друг на друга. И дело не только в том, как высоки доходы российских предпринимателей в нашем быстро беднеющем обществе. Социальные и экономические условия предпринимательства в России и социальные качества российских предпринимателей предопределили возникновение и основные особенности феномена "новых русских". 

Главные социальные проблемы России последнего десятилетия
Н.П. Попов, доктор исторических наук, член-корреспондент РАЕН Журнал “Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены”, Москва
Как писал Марк Твен: “Все говорят о  плохой погоде, но никто  не пытается её изменить”. В том же ключе  можно выразиться и по поводу социальных проблем в России: все говорят, что  в нашем обществе они существуют и  их множество, но большинство  из них так и  остаётся нерешённым, а некоторые только обостряются. Особенно это характерно для  последнего десятилетия. Мало того, нет единого  мнения по поводу того, какие проблемы общества являются сегодня  самыми острыми, требуя безотлагательного  решения и денежных затрат государства, а какие могут  подождать, не будучи особенно опасными.
Органы власти периодически высказываются о наиболее важных социальных проблемах, устанавливая приоритеты их решения, что, в частности, находит  отражение в регулярных посланиях  Президента Федеральному собранию. Свою позицию по данному вопросу озвучивают не только руководители государства, но и лидеры политических партий. В  результате можно составить представление  о неком официальном “рейтинге  важности социальных проблем”, т.е. социальные задачи как бы ранжируются по степени  срочности их решения, где под  “важностью” понимается та срочность, с которой они должны быть решены.
В 2000-е годы основным лейтмотивом заявлений первых лиц  российского государства была необходимость  стабилизации внутреннего положения  в стране – предотвращение политических и иных кризисов и создание условий  для поступательного экономического роста, что должно было гарантировать  улучшение жизни народа. И такая  стабильность, якобы характеризовавшая  двухтысячные, представлялась глав ным достижением последнего десятилетия, в противовес нестабильности турбулентных 90-х. Правда, эту картину несколько подпортил экономический кризис, случившийся вопреки доктрине “острова стабильности в мире кризиса”, какой подавалась Россия властями предержащими ещё летом 2008 г.
Следующей по степени  важности в “официальном листе” приоритетов  страны на ближайшее будущее стоит  задача отхода нашей экономики от ориентации на добычу и продажу сырья, прежде всего топлива, и первоочередное развитие машиностроения и перерабатывающей промышленности, а также модернизация производства и переход на современные  наукоёмкие технологии. Об этом особенно активно заговорили в последние  два года в связи с началом  кризиса и падением доходов от продажи топлива. Уже несколько  лет констатируется факт вымирания  российского населения: высокая  смертность и низкая рождаемость. Периодически упоминается о необходимости  борьбы с коррупцией – очищения органов власти от взяточничества и  “откатов”. За последний год в  числе опасных социальных явлений  снова называют катастрофическую алкоголизацию  населения. Регулярно представители  власти говорят о незыблемости социальных программ государства, даже в условиях экономического кризиса: борьбе с безработицей, повышении пенсий, подъёме жизненного уровня населения.
В целом, однако, официальные  выступления и объявляемые программы  обходят стороной ряд наиболее критических  общественных феноменов, являясь, скорее, декларацией о намерениях, чем  продуктивным планом социального урегулирования, выраженным в количественных показателях, т.е. в конкретных объёмах и сроках.
“Выход в свет”  очередных программ социального  развития часто совпадает с избирательными кампаниями и имеет целью стимулирование позитивного настроя избирателей  в отношении действующей власти. Представители среднего звена управления определяют приоритеты решения социальных задач, руководствуясь установками  высшего начальства, а те, в свою очередь, исходя из соображений выполнимости той или иной задачи в обозримые сроки и возможности затем поставить успех себе в заслугу. То, что нельзя решить быстро, в список социальных задач первостепенной важности не попадает. Этому безмерно способствуют коррупционные интересы различных кланов бюрократии, стремящихся получить свою долю из государственного финансирования социальных программ.
Декларативность, аморфность и избирательность подачи информации правящим классом создают у населения  ложные представления о главных  угрозах обществу – лично каждому  жителю и всей стране как единому  организму, а также порождают  непонимание того, что каждый человек, будучи гражданином и избирателем, может сделать для решения  важных для себя социальных проблем.
Общественное мнение в стране формируется в основном средствами массовой информации. Ограниченный личный опыт часто оберегает людей  от столкновения со многими остро  стоящими социальными проблемами, и  если таковые не освещаются СМИ, то многие об их существовании и не подозревают. В результате, картина  в сознании населения складывается неполная и искажённая.
Вот как, по данным опроса ВЦИОМ, в результате которого было опрошено 1600 человек в 140 населённых пунктах  в 42 областях, краях и республиках  России, выглядят рейтинги значимости основных социальных проблем современной  России (см. таблицу) [1].

В этом списке наболевших проблем то, что беспокоит людей  лично, значительно отличается от того, что, по их представлением, значимо  для страны в целом (эти представления  складываются из заявлений официальных  лиц в средствах массовой информации). По этому критерию рейтинги, представленные во 2-й и 3-й колонках таблицы, отличаются. Рост цен видится одинаково значимым для себя и для страны; безработица в начале 2009 г. коснулась ещё не всех, а правительственные чиновники обещали ещё больший её рост; алкоголизм с наркоманией в опросах по какой-то причине слиты в одну проблему, и для себя лично степень важности этих проблем люди не ставят так же высоко, как она позиционируется первыми лицами страны. Уровень собственной жизни само население оценивает более негативно, чем этот показатель выглядит по официальным оценкам, в то же время демографические проблемы – низкую рождаемость и высокую смертность – народу на себя в индивидуальном плане примерить трудно: эти проблемы в личном рейтинге люди не ставят очень высоко и относит к проблемам всего общества.
В целом данные социологического опроса показали, что общественное мнение – это результат информационно-пропагандистской деятельности органов власти: что  власть считает проблемой, то и видится  народом как проблема. Многие проблемы просто не попадают в поле зрения населения  – их нет по телевизору.
Если же изучать  вопрос по статистическим данным, то картина  получается иной. Перечень реальных проблем  общества за последние десять лет  представляется следующим образом  – хотя трудно сказать, какие из них наиболее острые, а какие менее.
Оче видно, лидирует бедность населения в одной из самых богатых стран мира. Вероятно, одна из причин этого – коррупция. Далее следует назвать алкоголизацию страны, распространение наркотиков, эпидемию ВИЧ/СПИД, распространение туберкулёза, детскую беспризорность и в целом вымирание населения.
Нельзя сказать, что  сведения о реальных социальных проблемах  сейчас недоступны, как в советское  время, когда, например, данные о численности  психиатрических или туберкулёзных  больных были засекречены.
Отчёты Минздравсоцразвития, Росстата и РАМН доступны в Интернете, однако их не распространяют СМИ, и простой человек имеет мало шансов о них узнать.
Такие данные – медицинские, статистические и социологические  – позволяют выявить основные социальные болезни. Следует отметить, что ранжирование социальных проблем – оценка относительной важности, ост роты – весьма сложный процесс, поскольку большинство проблем взаимозависимы, вытекают одна из другой, некоторые имеют краткосрочный характер, другие долгосрочны или исторически присущи нашему на роду. Поэтому социальные проблемы рассматриваются далее без оценки их относительной их важности.
Бедность, нищета населения
В списке проблем, выделяемых населением, лидирует бедность, её в  опросах общественного мнения люди указывают как самую острую. Рост доходов всего населения “в среднем” за последние десять лет обеспечивался  ростом доходности самой богатой  пятой части населения и прежде всего самой верхушки общества, составляющей полпроцента. Три четверти населения  за это время лишь обеднели, к  медленно растущему “среднему классу”  можно причислить только 15–20% населения. В нищете, по критериям ООН, живут 20–30% населения, в бедности – три  четверти населения России. В отличие  от западных стран у нас не происходило  “просачивания” доходов от богатых  к бедным (“trickle down”), скорее – “бедные беднели, богатые богатели”. Разрыв между наиболее богатыми слоями – верхними 10% населения – и самыми бедными 10% составляет, по разным оценкам, 15–20 раз.
Основная причина  бедности, очевидно, не бедность самой  богатой минеральными ресурсами  страны, а экономическая политика властного класса. За последние десять лет законсервировались главные  “обедняющие” параметры экономической  политики. Прежде всего, официальный  уровень минимальной оплаты труда, МРОТ, установлен на уровне в десять раз меньшем, чем в развитых странах: у нас этот минимум 120 евро, во Франции  – 1200 евро, в Ирландии – 1300 евро. От этой скромной базы рассчитываются пособия, льготы, штрафы, средние зарплаты, пенсии.
Соответственно, бизнесу  разрешается платить среднюю  зарплату в 500 долл. месяц, что, опять  же, в разы меньше, чем в Европе и Америке. Отсюда и нищенские  пенсии – меньше 25% средней зарплаты (в отличие от 44%, как в Европе). К тому же все минимальные доходы, поддерживаемые государством, исчисляются  из “прожиточной корзины” 1991 г., предполагающей лишь физическое выживание. Все последующие  повышения прожиточного минимума лишь как-то предотвращали вымирание  самых бедных слоёв [2].
Главная позорная черта  российской бедности – это взрослые трудоспособные люди, работающие или  безработные, чьи зарплаты и пособия  ниже прожиточного минимума, они составляют 30% всех бедных. Кроме того, у российской бедности “детское лицо”: 61% всех бедных семей – это семьи с детьми. При всех призывах властей к молодым  семьям рожать больше детей, в реальности рождение ребенка, а тем более  двух, погружает моло дую семью в состояние бедности или в нищету.
Алкоголизация населения, пьянство
Алкоголизация населения  – всеми признанная национальная проблема. По данным ООН, душевое потребление 8 л алкоголя в год уже приводит к деградации нации, у нас это  потребление, по официальным оценкам, достигло 18 л, а по неофициальным  – свыше 20 л. Народ вымирает в  значительной мере от всеобщей алкоголизации. Свыше 80% употребляют спиртные напитки, треть регулярно пьёт водку, в  стране 3 млн зарегистрированных алкоголиков, 25–30 млн зависимых от алкоголя, 75 тыс. ежегодно умирают от алкогольных отравлений, каждое пятое преступление совершается на почве пьянства. Эти факты уже признаются всеми, однако причины и меры борьбы называются самые разные [3].
Один из факторов роста алкоголизма – “левая”, теневая, водка, производимая без уплаты акциза и других налогов, продаваемая  нелегально и приносящая производителям 2–3 млрд долл. в год. Производство контрафактной водки всё время растёт, что рождает “статистический парадокс” – за последние двадцать лет официальное производство водки не растёт или снижается, а продажа, неизвестно из каких источников, увеличивается. Но такой водкой, хотя бы, как правило, не травятся, люди умирают от суррогатов – растворов бытовой химии на основе технического спирта, который “подкрашивают” чем придётся.
Объём производства такого не облагаемого акцизом технического спирта составляет половину от объёма производства пищевого спирта. Это ещё один источник огромных нелегальных доходов. По мнению экспертов, “недалеко от правительства окопалась целая группа людей, паразитирующих на распределении квот по производству технического спирта” [4]. Народ пьёт от нищеты, безработицы, особенно на селе, общей неустроенности – эти причины указывают в опросах 47%. Но водку пьют и из-за её относительной дешевизны по сравнению с вином и пивом, это “северный”, он же русский, тип потребления. При этом для беднейших слоев и 65 р. за бутылку – старая минимальная цена – слишком много, и они предпочитают жидкость для мытья стекол. Нация спивается, но в государстве нет долгосрочной, понятной населению стратегии борьбы с алкоголизацией, и за десять лет ситуация стала только хуже.
Распространение наркотиков, наркомания
Проблема, не менее  острая, чем алкоголизация, – распространение  наркотиков. Все знают, что такая  проблема есть, первые лица государства  называют это “нарковойной”, объявленной стране [5]. Наркотрафик двигают интересы мощных криминальных сил, чьи доходы от нелегальной продажи наркотиков составляют свыше 15 млрд долл. в год. За десять лет потребление наркотиков в России выросло в десять раз, в то время как в США за это время снизилось вдвое. Число наркоманов, зарегистрированных в диспансерах, составляет 550 тыс. человек, а, по оценкам, регулярно потребляют наркотики 5 млн человек, или, по данным социсследований, свыше 7% населения в возрасте 11–40 лет. Это в восемь раз больше, чем в странах Евросоюза. Кроме того, потребители инъекционных наркотиков – основной источник ВИЧ-инфекции: среди этой группы ВИЧ поражены 18%, гепатитом С – 80% и гепатитом В – 27%.В структуре зарегистрированной преступности незаконный оборот наркотиков занимает второе место не только по объёму и интенсивности, но и по темпам их прироста [6].
Среди основных причин незаконного оборота наркотиков эксперты называют недофинансирование.
На всю Федеральную  целевую программу “Комплексные меры противодействия злоупотреблению  наркотиками и их незаконному  обороту на 2005–2009 годы” было выделено 3,09 млрд р., в то время как в США ежегодно на эти цели тратится 34 млрд долл. [7]. Другая причина – “пробелы в законодательной нормативной базе”, регламентирующей борьбу с наркотрафиком и наркоторговлей: не хватает нужных законов и подзаконных актов. Важнейшая причина – наличие в структуре преступного оборота наркотиков ключевой фигуры “наркокоррупционера”, – человека в органах власти, обеспечивающего функционерам наркобизнеса надёжное прикрытие [6].
Эпидемия  ВИЧ/СПИД
Не менее острая проблема и
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.