На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Особенности возникновения и развития практической психологии в России на материале одной из сфер приложения авиационной психологии

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Реферат по дисциплине «Введение в специальность»
                               «Практическая психология»
  Тема:              
Особенности возникновения и  развития практической психологии в России на материале одной  из сфер приложения – авиационной  психологии.
Введение
1..Понятие  "Практическая психология в  сфере «человек-техника»"
2.Что  такое "Авиационная психология"?
3. Возникновение  и развитие практики практической  психологии в России на примере  авиационной психологии ( и в сфере  военной авиации, в том числе).
4. К.К.  Платонов и его вклад в авиационную  психологию
5. Психолог в гражданской авиации
6. Вопросы, актуальные для современной российской психологии в авиации.
7.Заключение
      Библиография 

Введение
       Психологическая наука и практика  — это вещи, отнюдь не противостоящие друг другу, а тесно взаимосвязанные. К тому же теория всегда, так или иначе, ориентирована на практический выход. Практическая психология, — довольно частный аспект психологической практики, более или менее связанный, а порою и нет, с психологической наукой в ее традиционном понимании. Когда этот аспект становится преобладающим, а то и исключительным в деятельности психологов, потребность в теории снижается, а точнее — низводится к ее подгонке под нужды терапии и консультирования.
          Психологическая наука испокон  века искала ответы на принципиальные  вопросы «почему?» и «зачем?»;  вопрос «как?» при этом оставался  второстепенным, производным, чисто  техническим.
     Для практической психологии  он — главный. Однажды сказано:  «Если у вас есть скрипка, не пытайтесь понять, как она устроена. Лучше научитесь на ней играть». Практическая психология функционирует именно в этом прагматичном ключе, причем так, словно мелодия существует и вовсе независимо от скрипки.
   Общие проблемы человека, прежде всего вопросы его назначения, сущности, нравственности являются центральными, стержневыми для понимания истории и логики развития той или иной психологической системы или эпохи.  

         Представляемая работа, именуемая «рефератом», будет посвящена такой сфере практической психологии как авиационная психология. При помощи учебного, информационного и обзорного материала, литературы, именно на примере возникновения и развития этой сферы психологической деятельности в России, можно отследить, как развивалась практическая психология в авиации. 
 

   1. Понятие- "Практическая  психология в сфере  «человек-техника»"
     «В отечественной психологической  традиции исторически сложилось  так, что первые модели психологической  службы отрабатывались в контексте  тех приложений психологии, которые занимались проблемами в системах «человек-техника» (Е.А.Климов).Здесь психологическая служба представляла из себя специально создаваемую и официальную структуру, которая предназначалась для выполнения работ по психологической поддержке этой сферы. Главной задачей было психологическое обеспечение повышения эффективности и надёжности как самих систем, так и деятельности человека в них.
   Анализ  работ, в которых отражена такая  практика, позволил констатировать, что  практический психолог здесь имеет широкое и достаточно сложное поле деятельности, прежде всего потому, что психологические проблемы, с которыми сталкиваются операторы, разработчики и сами психологи, достаточно разнообразны. В круг таких проблем, как правило, включают:
    Адаптация человека- оператора, человека- пользователя к работе в системах «человек-техника»;
    Оптимизация межличностных отношений между психологами, дизайнерами, разработчиками;
    Психологическая помощь оператору в его профессиональных и личностных проблемах;
    Адаптация самого практического психолога к возможностям и реалиям конкретных систем и организации и др.»
 
    В число  основных функций психологической  службы в сфере «человек-техника» входят:
      Психодиагностическая, исследовательская и прогностическая работа.
      Психологическая помощь и поддержка человека-оператора.
      Психологическое просвещение и психопрофилактическая работа среди разработчиков, операторов и др.
      Психологическое сопровождение проектирования систем «человек-техника».
      Систематизация, стандартизация и при необходимости разработка нормативно-технической документации по психологическим нормам
      и требованиям в системах «человек-техника».
      Психологическая оценка и экспертиза систем «человек-техника».
      Организационная работа по внедрению психологических знаний и возможностей их исполнения в системах «человеку -техника».
Естественно, что по мере развития промышленного  производства и возможностей психологии, процессов интеграции и дифференциации отраслей психологии, практическая психология выходила за пределы тех сфер, которые были ранее приоритетными. Так из сферы «человек-техника» стала отделяться новая отрасль
практической  психологии, направленная на решение  проблем, охватывающих сферу «человек-организация». Так появилось новое направление  исследований и практики, которое стало обозначаться как «Психология в организациях»
( «  Организационная психология, «Индустриальная  психология», «Индустриально-организационная  психология» и т.п.).
   2.Что такое "Авиационная  психология"? 

     Авиационная, космическая психология как специфичные области инженерной психологии анализируют психологические особенности деятельности летчика, космонавта.
Авиационная психология как отрасль психологии, исследует психологические вопросы  лётной деятельности; результаты  этих исследований  используются для повышения эффективности и безопасности труда в авиации, а также для улучшения отбора кандидатов в авиационные специалисты.
Авиационная психология возникла в начале 20 века в связи с развитием авиационной  медицины и психологии труда большая  специфичность протекания психических процессов при выполнении полёта обусловила выделение авиационной психологии в самостоятельную дисциплину. Эта специфика состоит, прежде всего, в том, что отрыв человека от Земли приводит к резкому изменению структуры пространственной ориентировки и появлению значительного психического напряжения; особенности влияния внешней среды — ускорения, перепады барометрического давления, изменения газового состава атмосферы и т. д. — могут оказывать существенное воздействие на центральную нервную систему; большие скорости перемещения самолёта и возможность возникновения аварийных ситуаций требуют постоянного сосредоточения внимания, быстрых решений и действий. 

    3. Возникновение и развитие практики практической психологии в России на примере авиационной психологии ( и в сфере военной авиации, в том числе). 

        Психологические и педагогические  проблемы профессиональной деятельности  авиаторов возникли одновременно  с зарождением авиации. Эти  вопросы интересовали многих  ученых, ряд прогрессивных деятелей различных специальностей, которые лично участвовали в полетах. 
Так, в 1804 г. русский физик Я. Д. Захаров в своем первом полете, выполненном с научной целью, изучал психические состояния человека, оторвавшегося от земли. Метеоролог М. А. Рыкачев в 1882  г. описал психические качества, необходимые воздухоплавателю. В клинике В. М. Бехерева впервые начал проводить экспериментально-психологические исследования авиаторов В. В. Абрамов.

 Начало  применению психологической науки  в практике авиационной деятельности было положено в первом десятилетии ХХ в. сначала в Императорском Всероссийском аэроклубе, а затем в военных школах. В 1910 г. были созданы авиационный отдел при Офицерской воздухоплавательной школе в Гатчине и Севастопольская авиационная школа (впоследствии Качинское высшее военное авиационное училище летчиков, к сожалению, в настоящее время расформированное). Советом авиашкол стали разрабатываться программы подготовки учлетов, общие принципы обучения, что явилось началом становления психологического обеспечения профессиональной деятельности авиаторов. 
    Первоначально осмысление психологических особенностей профессиональной, прежде всего летной деятельности авиаторов строилась практиками летного обучения на стихийной основе. Каждый инструктор при обучении летному мастерству действовал, как умел. Зачастую роль инструктора сводилась к выявлению у учеников летных качеств, и их гибель в самостоятельных полетах считалась "естественным отбором", закономерностью. Несмотря на то, что уже в эти годы при подготовке к летной деятельности была введена теоретическая подготовка, некоторые авиационные практики утверждали, что "курс авиации преимущественно практический, где теория, преподаваемая в меру, не превращается в научный балласт", что военный летчик "должен быть практиком военно-авиационного дела" и что самолетами "управляют инстинктивно". Поэтому в процессе обучения авиатора летной деятельности отрицалось развитие его индивидуальных качеств, что затрудняло подготовку учлетов. 
Отец русской авиации - аэродинамик Н. Е. Жуковский, исходя из характера и условий летной работы, высказал в 1910 г. предположение о том, что не каждый человек может овладеть будущей летной профессией. То есть была отмечена в этом роль имеющихся индивидуальных особенностей человека.

     Наиболее опытные методисты авиационной деятельности разрабатывали конкретные рекомендации, направленные на улучшение профессиональной подготовки летчиков. В 1910 г. летчик-инструктор П. А. Кузнецов четко указал на
необходимость добиваться того, чтобы все движения пилота были "сознательными, уверенными, и тогда аппарат будет во власти авиатора.
В 1910-1915 гг. летчики-методисты наметили и  другие важные психологические вопросы  военно-авиационной деятельности летчиков. Так, в этот период летчики-инструкторы Качинской школы столкнулись с одной из ключевых проблем авиационной психологии - проблемой напряженности в полете. О необходимости бороться с чрезмерной напряженностью во время летного обучения указывал военный летчик Е. В. Руднев .
   Начало разработки психологической теории способностей в авиации было положено знаменитыми летчиками П.Н.Нестеровым, Н.А.Яцуком, К. К. Арцеуловым.
    П. Н. Нестеров неоднократно  выступал против "инстинктивности"  в летном обучении и доказывал  своим опытом, чего можно добиться в полете, если основываться на знаниях и расчетах. В марте 1914 г. он побывал в Качинской авиашколе, где на состоявшихся полетах продемонстрировал глубокие виражи и скольжение на крыло . "Благодаря подобным опытам, - писал П. Н. Нестеров о своих способах маневра, - мне не страшно никакое положение аппарата в воздухе, а мои товарищи теперь знают, что нужно сделать в том или ином случае". 
На III воздухоплавательном съезде в 1914 г. летчик Н. А. Яцук высказал и обосновал мысль, что "стиль летанья - это вовсе не прирожденное свойство гениального летчика, а результат обучения"  . 
Продолжатель исследований в ВАД инструктор Качинской авиашколы К. К. Арцеулов активно боролся против утверждения, что летать надо "бессознательно и машинально", что в обучении надо исходить из того, чтобы "ученик усвоил бессознательное управление самолетом". К. К. Арцеулов внес вклад в освоение одной из сложнейших фигур сложного пилотажа - штопора, унесшего немало жизней авиаторов. В сентябре 1916 г. над аэродромом Качинской школы К. К. Арцеулов несколько раз преднамеренно вводил самолет в штопор, а затем успешно выводил из него. В своих публичных выступлениях и в печати он неоднократно выступал против методики выявления у учлетов некого врожденного "птичьего качества" и отмечал, что "летать может всякий, поставленный в нормальные условия обучения, отвечающие определенному складу характера, требованиям физического здоровья, способный к решительным действиям (находчивость, храбрость), всякий, обладающий критическим умом и умением, выражающимся далеко не в "чутье"..., что в школьной практике нужно сознательное изучение" . По существу, здесь высказывается мнение о необходимости выявления и изучения морально-боевых качеств летчика, требующихся для успешной летной деятельности.

    Требования к летчику формулирует и военный психолог Г. Е. Шумков в своей статье, вышедшей в 1912 г.. В это же время в Качинской авиашколе закладываются основы изучения летчиков непосредственно в ходе выполнения полетов в интересах врачебно-летной экспертизы . Для этого в авиашколу командируется группа врачей, которым предписывается совершать совместные с военными летчиками полеты на аэропланах в целях изучения действий полетов на организм человека. 
Анализируя опыт боевых действий военной авиации на фронтах Первой мировой войны (1914-1917 г.г.), Н. Е. Крутень указывал, что наряду с разработкой тактики истребительной авиации летчику необходимо иметь такие качества, как боевая активность, инициатива, наступательный порыв. В это время в методику обучения вводится требование учета индивидуальных особенностей обучаемых. В 1916 г. профессор В. Н. Образцов выступил со статьей, подчеркивающей значение "психологии авиации", в которой указывает, что она может дать немало важных практических результатов. 
       Авиационная психология в своем развитии в этот период прошла этап накопления фактического материала. Основное внимание сосредоточивалось на следующих проблемах: определении в интересах профессионального отбора качеств, необходимых летчику; выявлении и развитии летных способностей у пилотов в процессе профессионального обучения; утверждении сознательного, активного стиля в управлении самолетом; борьбе с чрезмерной напряженностью и неуверенностью в полете. Однако, эта область психологии еще не располагала достаточными данными и сама переживала период становления. В большинстве случаев психологические вопросы ставили и пытались разрешить сами практики летного обучения, передовые летчики, методисты авиашкол.

    Более активное становление проблемы  психологического обеспечения в военной авиации началось в 20-е годы. В этот период огромный вклад в разработку проблемы профессиональных особенностей лиц летного состава, профессионального отбора авиаторов, исследование физиологии и психологии летного труда внесли С. Е. Минц, А. П. Нечаев, Н. М. Добротворский, С. Г. Геллерштейн. К этому времени уже определились предмет исследования авиационной психологии - психика авиатора и объект исследования - деятельность личного состава, прежде всего летного, сформировались отдельные направления исследований.
   В СССР интенсивное развитие  авиационной психологии началось  с 1921 года (работы С. Е. Минца,  Н. М. Добротворского, а затем  К. К. Платонова). В настоящее  время исследования по авиационной  психологии развиваются в русле  более широкой проблематики инженерной психологии
      В середине 20-х годов предпринимаются первые попытки организационного оформления психологического обеспечения отдельных сторон многогранного процесса профессиональной подготовки авиационных кадров. В этих целях создаются специализированные лаборатории, разрабатывающие различные варианты отбора в авиацию. Так, в лаборатории Качинской школы впервые проводились исследования курсантов по специально выработанной карте. На основании полученных данных испытуемые делились на несколько групп: первая группа - лица, подлежащие безусловному отчислению, вторая группа включала "сомнительно-неполноценных", в третью группу входили лица с наилучшими психофизиологическими данными. То есть была сделана попытка научного прогноза успешности летного обучения по психофизиологическим показателям, полученным при отборе . 
Вопросами профессионального описания деятельности военных авиаторов, совершенствованием процесса их обучения в 20-е годы занимался Н. М. Добротворский.

    Другой ученый А. П. Нечаев в это время был занят исследованиями памяти, внимания и скорости реакции у курсантов летных школ. Впервые в нашей стране он начал применять тестовые испытания в авиации. 
В эти годы начала разрабатываться и публиковаться учебно-методическая литература. Так, в конце 20-х годов С. Пестов опубликовал в Качинской авиашколе ряд методических рекомендаций. В 1934 г. он издал книгу "Теория и техника полета" - учебное пособие для курсантов. В предисловии он писал: "Пособие должно вооружить курсантов методом работы, умением отвечать не только на вопросы "что" и "сколько", но и "как" и "почему". С. Пестов много внимания уделял разработке и таких вопросов, как организация распределения внимания летчика и осмотрительность в полете. 
Большого внимания в этот период потребовали проблемы психологической грамотности руководящих летных кадров. "Надо удивляться, - писал В.Богданов, - что общая социологализация науки не коснулась той научной области, которая имеет наиболее жизненное значение и в сфере которой действует каждый практический работник; он оценивает и подбирает людей, делает практические и очень психологические предложения на совещаниях, непосредственно вводит ряд практических мероприятий, опять же психологического порядка, вообще применяет психологию в труде и жизни... не зная психологии". Проблема повышения психолого-педагогической грамотности руководящего состава стала частично разрешаться лишь в конце 20-х гг., когда в авиации была введена планомерная учеба.

       Активным поиском путей повышения  эффективности профессиональной подготовки летного состава, снижения вывозного налета за счет рационализации подготовки к полетам на земле характеризовались 30-е годы. В наземной подготовке начинают использоваться различные тренажеры, многие из них не имели аналогов в мировой практике. Кабина-подвеска А. Г. Панова позволяла отработать развороты, виражи, посадку, стрельбу с пикирования. В целях применения разнообразных тренажеров и внедрения новых методов наземной подготовки Приказом начальника ВВС РККА от 7 июля 1936 г. на Качу был переведен 4-й отдел Института авиационной медицины, на базе которого был создан филиал. Его возглавил К. К. Платонов. Сотрудниками этого филиала проводились исследования по уточнению методов отбора, психологии летного обучения, психологическому анализу методов наземной тренировки, которые легли в основу изданного в 1936 г. Конспекта курса психологии . Летному составу школы был прочитан курс лекций по психологии в объеме 270 часов. По окончании курса психологии был проведен зачет, на котором авиаторам предлагалось письменно ответить на ряд вопросов, касающихся психологии летной деятельности. Лекции по психологии читал К. К. Платонов, а по методике летного обучения Г. Г. Голубев .Однако в годы борьбы с педологией преподавание психологии было признано вредным, а сам Конспект курса психологии подлежал уничтожению. 
         В целом в 30-е годы авиационная психология развивалась достаточно бурно. Уже в это время психологи анализируют летную работу, делают попытки обосновать целесообразность развития у летчиков определенных психологических свойств и качеств, а не только двигательных навыков; разрабатывают психологические приемы овладения основным видом деятельности в достижении профессионального мастерства. 
Военные психологи уделяли большое внимание вопросам рационализации профессиональной подготовки авиаторов. В 1934 г. группа ученых во главе с профессором И. Н. Шпильрейном в Ейской военной школе морских летчиков

исследовала основные причины отсева учлетов  и мероприятия по повышению эффективности  обучения летному делу. Практическая исследовательская работа психологов позволила полнее понять деятельность летчика в полете и сформулировать рекомендации по летному обучению. Было отмечено, что специфика летной профессии состоит в повышении требований к познавательной сфере человека: интеллекту, памяти, восприятию, представлениям. Кроме того, утверждалось, что пространственная ориентация и управление самолетом базируется на интеллектуальной ориентировке летчика, которая всегда содержит элемент предвосхищения. Чем опытнее летчик, тем больше выступает на первый план опережающее отражение в его действиях.
   В эти годы отечественными  психологами подчеркивается роль  самоконтроля, как сознательного  элемента авиатора. При обсуждении  вопросов наземной тренировки  летчиков на научной конференции Института авиационной медицины РККА С. Г. Геллерштейн отмечал: "При тренировке летных навыков далеко не используется и не учитывается роль самоконтроля. Без него эффект оказывается ничтожным. Нельзя забывать также, что работа летчика протекает в чрезвычайно вариативных условиях. Поэтому вредно прививать летчику на земле стандартные стереотипы движения по их усилению, амплитуде и т.п. Это не всегда учитывается, когда говорят о, так называемой, « сформированности движений".
   Видимо, можно сделать вывод, что психологические исследования, проводимые в 30-х годах, представляют собой попытку системного подхода к психологическому обеспечению летного труда, как основного вида военно-авиационной деятельности (ВАД). Именно в это время организационно оформляются первые структурные элементы психологической службы ВВС: научные бригады психологов, занимающихся разработкой отдельных проблем; психофизиологические лаборатории авиашкол; Качинский филиал ИАМ. 
Однако накопленный в авиационной психологии потенциал в связи с выходом в 1936 г. в свет постановления ЦК ВКП(б) не был полностью востребован. По иронии судьбы в этот период произошли такие военно-политические события, как участие наших войск в боевых действиях у озера Хасан, на Халхин-Голе, в Испании, в локальном военном конфликте с Финляндией, Великая Отечественная война, война с Японией.

     И все же военно-авиационная  деятельность в этих условиях, остро нуждавшаяся в психологическом  обеспечении, побуждала ученых, авиационных  руководителей и политработников изыскивать пути и способы использования рекомендаций и выводов психологической науки, накопленного опыта психологической работы в интересах активизации боевых действий авиационных частей и подразделений. 
В годы Великой Отечественной войны зачастую без употребления слова "психология" решался широкий круг исследовательских и практических проблем, связанных с психологическими состояниями авиаторов, их обучением и подготовкой. Работа была направлена на реабилитацию летчиков после огромной боевой нагрузки, ранений и авиационных происшествий, на формирование у личного состава высоких морально-боевых качеств, необходимых для победы над врагом, на психологически грамотное объяснение и распространение боевого опыта, пропаганду мужества, находчивости, стойкости. 
Другим направлением психологического обеспечения ВАД в годы войны было создание надежной и простой в управлении машины, рассчитанной на летчиков, прошедших ускоренное обучение на краткосрочных курсах военного времени. Для этого привлекались лучшие конструкторы и летчики-испытатели. На основе проверки конструкторских решений в боевых условиях осуществлялся учет психологических факторов. Выезды конструкторов в войска, их встречи с боевыми летчиками и техническим составом способствовали устранению инженерных ошибок и неточностей технических разработок, выполненных без проведения предварительных психологических исследований. Над вопросами психологического изучения и курсантского состава в период Великой Отечественной войны наиболее активно работали А. Г. Шишов и К. К. Платонов.

      Решающая роль в организации  обучения и воспитания личного  состава принадлежала командирам  звеньев и эскадрилий. В ходе  профессиональной деятельности  у авиаторов воспитывались такие  психологические качества, как смелость, находчивость, инициативность, формировались навыки и умения мастерского владения боевой техникой и оружием. Особое место при этом занимала психологическая подготовка летного состава. Так, например, дважды Герой Советского Союза командир 1-й авиационной эскадрильи (аэ) 9 гв. иап гвардии капитан А. В. Алелюхин главным методом обучения летчиков и воспитания у них высоких морально-боевых качеств считал индивидуальную работу. В боевых условиях индивидуальная работа имела огромное значение, так как позволяла изучить каждого летчика, определить его слабые и сильные стороны, внушить и показать на практике значимость высокого мастерства, смелости и жизненной силы воли в достижении поставленной цели. Все эти элементы являлись взаимосвязанными частями процесса военно-авиационной деятельности и его психологического обеспечения и позволяли развивать у летчиков высокие МБК, необходимые для одержания победы в бою. 
Послевоенное время позволило более серьезно проанализировать боевой опыт и внести коррективы в профессиональную подготовку личного состава авиационных частей. В задачах Боевой подготовки ВВС на 1946 г. было отмечено, что "от ее уровня в первую очередь зависит боеготовность части". Национальные герои, авиационные асы делятся секретами побед, раскрывают слагаемые боевой эффективности.

     Большое внимание уделяется связи  теоретических занятий с летной  практикой. В наземную подготовку  авиаторов вводятся комплексные  тренировочные занятия (КТЗ).
Появление реактивной авиации и массовое переучивание на нее летного состава авиационных подразделений и частей создало новые психологические проблемы. Уже в первых полетах было отмечено значение эмоционального фактора, связанного с новизной и специфичностью условий полета. Интенсивная экспериментальная работа в этом направлении велась на кафедре авиационной медицины военного факультета при ЦИУВ. Для получения более глубоких представлений о процессе формирования летных навыков и умений группе медиков-психологов было разрешено пройти курс специальной летной подготовки. Одновременно в программу подготовки врачей на военном факультете ЦИУВ был введен курс авиационной психологии, положено начало активному применению достижений психологической науки в практической работе в строевых частях.
  Авиационным  психолого-педагогическим центром,  где проводилась апробация научных идей и применение их в ВАД, стала Грозненская военно-офицерская авиационная инструкторская школа (ГВОАИШ). В соответствии с требованиями времени изучались принципиально новые условия летного труда, связанные с появлением автоматизированных систем управления, новых способов отображения полетной информации, усложнением опознавания признаков особых случаев и построения программы действий. Кроме того, необходимо было изучить действие на организм и психику человека стратосферных полетов и полетов на предельно малых высотах с большими скоростями, больших и быстро нарастающих нагрузках, многочасового пребывания в полете, покидания самолета катапультированием и т.д. Большую роль во внедрении психологических знаний в практику профессиональной подготовки летчиков сыграл Г. Г. Голубев.Он изложил психологические особенности летной деятельности, выработал рекомендации по формированию смелости и других морально-боевых качеств у авиаторов, раскрыл пути преодоления трудностей и опасностей полетов. 
  В 1947 г. был организован Научно-исследовательский испытательный институт авиационной медицины (НИИИАМ) ВВС и в его составе отдел экспериментальной психологии. С самого начала отдел наметил следующие направления работы: популяризацию задач авиационной психологии среди личного состава ВВС, укрепление связи с ведущими психологическими коллективами страны, осуществление взаимосвязи своей работы с системой врачебно-летной экспертизы, методическое руководство исследовательскими работами по авиационной психологии в лабораториях и кабинетах авиационной медицины строевых частей и летных училищ, подготовку специалистов по авиационной психологии.

   В этот период дальнейшее развитие получили проблемы управления вниманием обучаемого в полете, были разработаны и внедрены в обучение приемы руководства полетами по радио, совершенствовалась предварительная и предполетная подготовка летного состава, вводились первые элементы психологического анализа выполненного полета. По-новому встал вопрос о подготовке к полету на земле. Роль наземных тренировок в развитии необходимых психологических качеств еще больше возросла. Были созданы тренажеры, способные моделировать отдельные элементы и полет в целом (СТЛ-1, СТЛ-2, ТЛ-1 и др.). К. К. Платонов и Л. М. Шварц разработали научные основы тренажерной подготовки, которые были изложены в изданной в 1948 году книге "Очерки психологии для летчиков" . В этой книге впервые были систематизированы вопросы психологии летного труда, раскрыты сущность психологических процессов и свойств личности летчика в полете. Все выводы и рекомендации, содержащиеся в этой книге, способствовали повышению профессиональной деятельности летного состава. Таким образом, психологическое обеспечение военно-авиационной деятельности личного состава в послевоенный период получило дальнейшее развитие и шло главным образом по следующим направлениям: внедрение боевого опыта и передовых методов подготовки в авиационную практику и закрепление их в руководящих документах; разработка теоретических вопросов психологии летного труда; психологическое обоснование вопросов психологии летного труда; психологическое обоснование форм и методов летного обучения.
            Со второй половины 20 века, основные  направления авиационной психологии  группируются вокруг следующих  проблем: изучение влияния на психические функции факторов полёта,  и разработка рекомендаций по профилактике неблагоприятных воздействий; изучение деятельности по управлению самолётом с целью максимального приспособления техники к психическим возможностям человека; выявление психологических причин и предпосылок к лётным происшествиям и разработка мер их предупреждения; исследование психических качеств, способствующих успешному выполнению летной деятельности с целью отбора кандидатов в учебные заведения и определения годности лётчиков к полётам; улучшение методики подготовки авиационных специалистов на основе изучения психологических закономерностей обучения и формирования качеств личности. 
   С 60-х годов начинается новый период исследований по проблемам ВАД авиаторов. Качественные изменения авиации, переход ВВС на новую сверхзвуковую авиационную технику по-новому осветили проблемы психологического обеспечения авиационного труда и выдвинули повышенные требования к психологическим качествам летчиков. Только отличного здоровья и хороших физических данных оказалось недостаточно. Потребовалось определение психологических способностей человека к овладению современной техникой. 
Для определения таких способностей в летных училищах приказом ГК ВВС от 20 июня 1964 г. № 1488 был введен психологический профессиональный отбор. В основу положена теория психологического отбора, которую разработали К. К. Платонов, Т. Т. Джамгаров, Н. И. Майзель, В. Д. Небылицин, Б. М. Теплов, Б. Л. Покровский, В. Л. Марищук, Ю. К. Демьяненко и др.

  Психофизиологические лаборатории, созданные в летных училищах, постепенно превращались в самостоятельные структурные элементы системы психологического обеспечения. С их помощью решаются такие задачи, как проведение психологического отбора кандидатов, поступающих в училище, разработка рекомендаций руководящему составу, летчикам-инструкторам по оценке индивидуально-психологических особенностей курсантов и учету этих особенностей в процессе их профессиональной деятельности, проведение занятий.
   В то же время продолжалось психологическое исследование профессиональной деятельности летного состава, которое нашло свое отражение в работах многих авиационных психологов. В их работах уточнены общая характеристика и психологические особенности летной деятельности. К. К. Платонов определил летную деятельность как "взаимодействие человека и окружающей его среды в полете на определенном типе самолета, в котором человек осуществляет сознательно поставленные цели, определяемые летными знаниями и условиями полета". При этом он подчеркнул, что в понятие "летная деятельность" входит не только выполнение полета, но и подготовка к нему .Психологическое изучение профессиональной деятельности авиаторов проводилось в целях определения психологических требований и качеств, необходимых личному составу для успешного выполнения своих функциональных обязанностей как на земле, так и в воздухе. 
В ВВС в этот период происходило становление психологической подготовки как одного из видов боевой подготовки личного состава авиационных частей. При этом основное внимание сосредоточивалось на проблемах изучения влияния морально-психологических состояний на качество подготовки и выполнение полетов, поведение летчиков в сложной ситуации; обобщения и внедрения передового опыта психологической подготовки; определения содержания и разработки методических приемов, психологических тренировок авиаторов в процессе наземной подготовки; выявления психологических особенностей различных полетных заданий и их учета при отработке методики выполнения полетов. В 1963-1966 г.г. глубокое научное исследование данной проблемы на уровне кандидатской диссертации в военно-авиационной психологии проведено В. Т. Юсовым под руководством К. К. Платонова. Была разработана целостная теория психологической подготовки личного состава авиации как одного из факторов предотвращения авиационных происшествий.

      Получило развитие проблема психологического  образа в летной деятельности, актуальность ее была связана  с пространственной ориентировкой,  значение которой возрастало  в высокоскоростном маневренном полете. Позднее исследования, проведенные В. А. Пономаренко с сотрудниками, позволили сформулировать и научно обосновать концепцию образа полета. Экспериментальные данные, регулирующие роль психического образа предметной деятельности лётчика, показали зависимость эффективности и надежности действий человека от содержания его умственной модели своего положения в пространстве, и подвели к мысли о необходимости направленности профессионального обучения летчиков на осознанное формирование образа полёта.
   70-е годы характеризуются бурным  развитием военно-авиационной психологии. В войсковой части 64688 в эти  годы выполнен ряд исследований  с позиций психофизиологии и инженерной психологии. Вопросы летной деятельности начали решаться исходя из учета системы "летчик-самолет-среда". Системный подход позволил выявить многообразие связей внутри системы для практической реализации их в процессе подготовки и выполнения полетов. 
Инженерное направление психологического обеспечения ВАД базировалось на исследовании положений общей психологии, изложенных в трудах Б.Г.Ананьева, А. Н. Леонтьева, Б. Ф. Ломова и др. ,и на творческом применении этих достижений к потребностям военной авиации. В отечественной авиации первые инженерно-психологические исследования были посвящены частному вопросу, касающемуся оценки шкал авиаприборов. Начало развития этого направления было положено в 1935 г. авиационными специалистами Н. В. Зимкиным и Н. А. Эппле. В то время авиационной практикой оно было мало востребовано. В 50-х годах психологический анализ авиационной деятельности позволил установить, что ошибочные действия летного состава и, как следствие, летные происшествия нередко обусловлены не личными качествами или степенью подготовленности того или иного авиатора, а несоответствием средств отображения информации, конструкции и размещения органов управления летательным аппаратом и его системами психологическим возможностям человека; недоучет психических и психофизиологических закономерностей восприятия, мышления и реагирования людей. Следовательно, недостаточная надежность деятельности летчика фактически закладывалась уже при проектировании и создании авиационной техники. Этот важнейший вывод авиационных психологов положил начало новому системному подходу к повышению эффективности ВАД и обеспечению безопасности полетов.

        Одной из важнейших проблем  этого периода, возведенной в  ранг проблемы государственной  важности, стало обеспечение безопасности  полетов. Значительный вклад в  это дело внес В. Т. Юсов. Он впервые в военно-авиационной психологии разработал психологическую теорию безопасности полетов. На основе глубокого анализа существующих проблем в вопросах безопасности полетов В. Т. Юсов определил задачи, сущность, содержание и структуру целостной концепции психологического обеспечения безопасности (безаварийности) полетов в авиационных частях, рассмотрел особенности деятельности личного состава по психологическому обеспечению, раскрыл принципы психологического обеспечения; выявил и обосновал направления совершенствования психологической подготовки авиаторов к безаварийному выполнению конкретных полетных заданий, а также определил методологию, содержание и методику психологического анализа летных происшествий и предпосылок к ним. Этот период послужил фундаментом для многих дальнейших исследований. Особую актуальность при решении задач профессиональной деятельности авиаторов приобрела морально-психологическая подготовка (МПП) летного состава. 

4. К.К. Платонов и  его вклад в  авиационную психологию 

   Константин Константинович Платонов по праву может считаться уникальным ученым в истории наук о человеке. Научные и научно-популярные публикации К.К. Платонова охватывают многие области естественно -научного и гуманитарного знания: медицину, биологию, культурологию, психологию, философию. К.К. Платонов – обладатель двух высших ученых степеней: доктора медицинских и доктора психологических наук. Все же К.К. Платонов больше принадлежит сообществу психологов, он так и назвал свои мемуары: «Мои личные встречи на великой дороге жизни. (Воспоминания старого психолога)».
Военная служба в авиации (1935 – 1959 г.г.) стала  для К.К. Платонова основой плодотворной исследовательской практики, глубоких теоретических выводов и началом  формирования научной школы, воспитавшей  целое поколение военных психологов, среди них Завьялов Е.С., Глоточкин А.Д., Юсов, В.Т., Каращан В.А., Ковалевский В.Ф.
Показать  роль личности в истории отдельной  отрасли психологии – задача сложная, поскольку развитие науки детерминировано  многими объективными и субъективными  факторами. Тем более, у каждого ученого есть предшественники, которые задают ориентировочную основу исследованиям в данной области, есть коллеги, которые вносят собственный вклад в общее дело, есть оппоненты, которые также способствуют становлению научного знания. Подводя итоги развития авиационной психологии в ХХ веке, можно с уверенностью сказать, что в этой отрасли сформировались яркие авторские подходы: С.Г. Геллерштейна, Б.Л. Ломова, В.А. Пономаренко, Д.В. Гандера, Б.Л. Покровского, П.А. Корчемного, В.Т. Юсова и др. Но, возможно, именно К.К. Платонову выпала миссия создать первую научную школу авиационной психологии и стать ее лидером. Итак, К.К. Платонов и авиационная психология.
Исследования  под руководством К.К. Платонова  заложили основные направления развития советской авиационной психологии: объективные методы изучения психологии курсантов и летчиков, профессионально важные качества авиаторов, тренажер в системе профессиональной подготовки летного состава, личностно-ориентированный подход в летном обучении, история авиационной психологии.
В 1935 г. К.К. Платонов вступает в ряды Красной  Армии, в 1936 г. получает назначение на должность  начальника филиала Института авиационной  медицины (ИАМ) на базе 1-й Качинской  авиашколы, где без отрыва от основной работы проходит летное обучение и допуск к самостоятельному вылету.
В 1936–1937 гг. сотрудники филиала проводили  инновационные исследования по психологии летного обучения, летному составу  школы читались лекционные курсы: по психологии – К.К. Платоновым, по методике летного обучения – Г.Г. Голубевым. Это была первая попытка научно-организационного оформления психологической подготовки летчиков. К.К. Платонов и Г.Г. Голубев всю последующую жизнь сохраняли добрые дружеские и профессиональные партнерские отношения.
В письме от 7.12.1969 г. К.К. Платонов сообщает Г.Г. Голубеву, живущему в Грозном, новость о  том, что он стал научным руководителем  трех адъюнктов в Военно-политической академии имени В.И. Ленина и просит оценить план диссертационного исследования одного из них. «Дорогой Гриша! …Хочу захватить опять «воображаемые полеты» и показать, что на тренажере можно «муштровать навык», а можно формировать умение. Хочу изучить нескольких технарей по много лет отличнейше летающих на тренажерах, и посмотреть, почему они, все-таки, НЕЛЕТЧИКИ, хотя навыки у них лучше многих летчиков….
Посмотри, почеркай, подумай, посоветуй. Основная трудность – у нас НЕТ самолета-лаборатории. Но я эпиграфом беру полюбившуюся мне фразу физика Больцмана: «Нет ничего практичнее хорошей теории»…».
Ответ Г.Г. Голубева от 14.12.1969 г. «Дорогой Костя! Почти целую ночь я «думал»  и «черкал» по твоей просьбе и  все удивлялся тому, как ты мог  забыть ценнейшее изречение Козьмы Пруткова: «Никто не обнимет необъятное».
Очень важно разработать и проверить методику определения эффективности тренажеров. Она крайне нужна особенно теперь, когда снова вздыбилась волна моды на тренажеры, несущая очень много мути и всяческого мусора. Нам с тобой хорошо известно к чему это может привести» . Даже эти очень короткие фрагменты переписки свидетельствуют о том, что судьбы авиации по-прежнему небезразличны, К.К. Платонов остается в строю, он продолжает оказывать влияние на ход развития авиационной психологии. Тема тренажерного обучения летного состава остается для К.К. Платонова ведущей на протяжении многих лет.
В 1936 г. К.К. Платоновым было издано первое в  авиации учебное пособие «Конспект  курса психологии», где рассматривались  фундаментальные категории психологии в применении к авиационной деятельности, а также вопросы обучения и воспитания личности летчиков.
В 1936 г. «Конспект курса психологии»  был отпечатан в типографии Качинской  школы в виде брошюры 11?14 см тиражом 500 экземпляров, был роздан слушателям КУНС (курсы усовершенствования начальствующего  состава) и инструкторам.
Вот как  выглядел план проведения К.К. Платоновым зачета по психологии (от 3 марта 1937 г.) на курсах инструкторов авиашкол, представляющий собой перечень вопросов (ответы давались в письменной форме, иногда в объеме общей тетради):
«1. Приведите пример, когда применение метода наблюдения помогло вам разобраться в индивидуальных особенностях курсанта.
2. Приведите  пример применения летчиком метода  самонаблюдения в боевой обстановке.
3. Приведите  примеры случаев, когда врач-психолог  помог вам разобраться в индивидуальных особенностях курсанта.
4. Произведите  психологический анализ взлета  с точки зрения восприятий  и входящих в них ощущений.
5. Приведите  пример адаптации.
6. Произведите  психологический анализ разворота  с точки зрения внимания.
7. Приведите пример ассоциативного запоминания и проанализируйте его продуктивность.
8. Приведите  пример ассоциации.
9. Приведите  пример плавного движения.
10. Приведите  пример ошибки сенсорно-моторной  реакции, зависящей от сенсорного  момента.
11. Приведите  пример перестройки структуры какого-нибудь летного навыка.
12. Приведите  пример перехода неавтоматизированного  навыка в автоматизированный  и затем в привычку.
13. Приведите  пример настроения.
14. Приведите  пример стенических эмоциональных  состояний.
15. Приведите пример воспитания эмоций.
16. Приведите  пример одного волевого акта.
17. Приведите  пример настойчивости с анализом  его по этапам.
18. Приведите  характеристику курсанта резко  выраженного меланхолического темперамента.
19. Составьте  дифференциальную психограмму известных вам родов авиации.
20. Опишите,  в чем выражалась ваша связь  с психофизиологической лабораторией  вашей школы и что бы хотели  еще получить от нее.
Военврач 3 ранга Платонов».
В этих вопросах отражены психологические  задачи изучения индивидуальных особенностей курсантов, функционирования познавательных процессов в полете, развития летных навыков, анализа специфики труда по родам авиации, т.е. широкий круг проблем, не утративших свою актуальность и поныне. Курс на создание авторской концепции психологии личности летчика уже взят.
К.К. Платонов рассматривал личность как динамическую систему, т.е. систему, развивающуюся  во времени, изменяющую состав входящих в нее элементов и связей между  ними при сохранении функции. В этой системе автор выделяет четыре подструктуры личности: темперамент, характер, способности, направленность. По мнению К.К.Платонова, в эти подструктуры могут быть уложены все известные свойства личности .
Концепция личности К.К.Платонова названа им самим «концепцией динамической функциональной структуры личности». Личность в целом и составляющие ее взаимосвязанные элементы не являются константными, а изменяются в течение жизни человека. По К.К.Платонову изменения личности могут быть связаны:
- с ее  развитием в результате возрастного созревания и формирования;
- с социальным  распадом, со старческой деградацией,  с патологическим развитием;
- с механизмом  компенсации недостаточно развитых  черт личности другими, вариативностью  способов компенсации и степенью  этой компенсации.
Структура личности является функциональной, т.к. ее составные элементы по отдельности и в единстве рассматриваются как психологические функции. Эта структура является психологической потому, что она обобщает психологические свойства личности. «К определениям структуры личности можно добавить еще и понятие иерархическая, потому что ее подструктуры иерархически подчинены друг другу. Если темперамент лежит в основе, то уровень развития и социальная значимость личности наиболее определяются ее направленностью и характером».
Концепция личности К.К.Платонова, реализуя как  идеи структурного подхода к пониманию  личности человека, так и принцип  психологического развития в онтогенезе, подтверждает по крайней мере три  существенные закономерности возрастного  развития психики и личности:
- качественное  своеобразие развития на каждом  возрастном этапе в результате  созревания и формирования;
- многонаправленность  развития, что означает не только  рост (приобретения, новые адаптивные  возможности и т.п.), но и упадок, деградацию (биологическую и социальную) в течение жизни индивида;
- пластичность, компенсаторность развития.
Концепция динамической функциональной структуры  личности в советский период развития авиационной психологии стала конкретно-методологической основой исследований различных аспектов военно-авиационной деятельности. Но в далеком 1936 г. К.К. Платонов только приступил к ее оформлению.
В 1936 г. на основании постановления ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в  системе Наркомпроса» директивно прекратила свое существование педология, вскоре ее участь разделила и психотехника.
В 1937 г. все психологи из ИАМ были уволены, Качинский филиал закрыт, весь тираж  «Конспекта курса психологии» был  изъят у авиаторов. К.К. Платонов представлен к демобилизации  с формулировкой «По невозможности использования». Только личное вмешательство директора Института марксизма-ленинизма академика А.А. Адоратского, интересовавшегося исследованиями по авиационной психологии, определило отмену демобилизации К.К. Платонова.
Успешно начатая в Качинском филиале ИАМ работа не остановилась полностью, а продолжалась в других организационных формах в лаборатории летных навыков в Государственном институте психологии и клинико-психологической лаборатории при Комгоспитале (Центральном военном госпитале им. Н.Н. Бурденко).
Накануне  Великой Отечественной войны  группа ученых из ИАМ изучала работу летного состава на только что  появившихся на вооружении пикирующих бомбардировщиках Пе-2. По предложению  К.К. Платонова была переделана тумблерная панель, ранее имевшая одинаковую конфигурацию рукояток, что мешало различению их «на ощупь» в полете. Это первое в истории военно-авиационной психологии исследование рычагов управления кабины самолета, результаты которого были впервые внедрены в практику. Следовательно, военно-авиационная психология продолжила свое развитие, даже в узко прикладном аспекте это было движение вперед. Это пример истинного патриотизма, верного служения профессиональному долгу без ссылок на трудные времена. Как отмечает академик В.А.Пономаренко: «Научный подвиг К.К. Платонова состоял в том, что он жил и работал в те времена, когда психологию практически официально считали лженаукой, как неудачный рудимент философии. В школе К.К. Платонова работали в высшей степени профессионалы-экспериментаторы, объективно познавшие структуру и взаимодействие психических функций, состояний в процессе полетов» .
К.К. Платонов – ветеран Великой Отечественной  войны, полковник медицинской службы, в действующей армии он с 1943 г., исполняя должности корпусного врача, затем армейского невропатолога, встретил День Победы в Берлине, награжден боевыми орденами и медалями.
В Качинский  период в соавторстве с Л.М. Шварцем  написано учебное пособие «Очерки  психологии для летчиков», в которое  вошла основная часть «Конспекта курса психологии». С учетом фронтового опыта Орловско-Курской операции переработано К.К. Платоновым и издано только в 1948 г. с предисловием М.М. Громова. «Очерки психологии для летчиков» в 1948-1958 гг. были изданы в Болгарии, Китае. Авторам удалось создать учебное пособие, в котором доступно, конкретно и емко были освещены важные для летной практики вопросы психологии. Перечислим только некоторые из них: о закономерностях формирования летного навыка, о сущности напряжения в полете, о методах воспитания и самовоспитания, о психологических причинах аварий и т.д.
Совершенно  не случайно, что с момента написания  текста до издания учебного пособия  прошли годы. Выход в свет «Очерков психологии для летчиков» оказалось  невозможным в довоенной Каче в связи с идеологическими  выпадами против психологии и психологической литературы. Однако и после ее опубликования начались серьезные испытания, связанные с регламентированной перестройкой психологии на учение И.П. Павлова об условных рефлексах. В итоге в 1950 г. и эта книга разделила судьбу «Конспекта курса психологии», т.е. была изъята из многих библиотек частей ВВС. Данное учебное пособие было своевременным для авиации, но неуместным для идеологии.
Образцом  блестящего решения триединой задачи обучения, воспитания летчиков и пропаганды авиации является книга К.К. Платонова «Человек в полете», в 1946-1958 г.г. изданная в СССР, Китае, Болгарии, Польше, Корее, ГДР. В аннотации указано , что книга адресована широкому кругу читателей: 1) летному составу строевых частей, 2) авиационным врачам, 3) курсантам аэроклубов и летных авиационных училищ, 4) молодежи, интересующейся авиацией. Хотя автором задана цель освещения основных вопросов авиационной медицины, каждая глава содержит психологические знания, которые и до сих пор не утратили актуальности в части психологии личности. Безусловно, прогресс в авиации выдвигает новые задачи психологического обеспечения авиационной деятельности, например, разработку методов формирования готовности летчика к внезапному (в случае отказа автоматизированной системы управления) переходу с автоматического на «ручной» и полуавтоматический режимы управления. В этой связи важно понимать закономерности психологии принятия решений летчиком. Согласно личностно-ориентированному подходу в авиационной психологии, заложенному К.К. Платоновым, готовность к принятию своевременных и ответственных решений детерминирована уровнем развития профессионально важных качеств авиатора.
Сформулированные  К.К. Платоновым в книге «Человек в полете» психологические черты  личности советского летчика можно считать справедливыми и для авиации XXI в. Это патриотизм, решительность, профессионализм, выносливость, сообразительность. В настоящее время сотрудниками Научно-испытательного института под руководством В.А. Пономаренко обоснована целостная система профессионально важных качеств военного летчика, уточнены, в частности, личностные качества. Это – долговременная мотивация на профессию военного летчика; способность к правильной самооценке; способность к психической адаптации к различным условиям; устойчивость личности к неблагоприятным воздействиям; черты характера: целеустремленность; настойчивость; сильная воля; решительность; смелость; нравственные качества: чувство долга, честность, порядочность, товарищество; социальные качества: склонность к лидерству; коммуникабельность; правильные ценностные ориентации; стремление к профессиональному совершенству.
Впечатление от книги «Человек в полете» усиливает  очень редкий стиль представления  научного материала – эвристическая  беседа с читателем с привлечением сюжетных рисунков, схем и графиков, размещенных практически на каждой странице. В связи с актуальными проблемами подготовки молодежи к службе в армии и поступлением в высшие учебные заведения Министерства обороны такой научно-методический опыт К.К. Платонова заслуживает внимания и активного внедрения.
В фундаментальной  работе «Психология летного труда»  К.К.Платонов определил актуальные научные проблемы и направления  исследований: «Предмет и методы психологии летного труда», «Особенности психических  процессов в труде летчика», «Психологические особенности различных видов полета», «Основные разделы психологии летного труда».
В «Психологии  летного труда» представлены экспериментальные  материалы и теоретические выкладки, которые выдвинули отечественную  военно-авиационную психологию на передовые  рубежи в мире. Проведенный К.К.Платоновым обзор зарубежных исследований показал, что наши специалисты могут серьезно конкурировать по многим вопросам психологического обеспечения летного труда, в частности, в области экспериментального изучения психологических особенностей авиационной деятельности, многообразия методических подходов к летному обучению и т.д.
При обсуждении учебного пособия «Психология летного  труда» на партсобрании 28 апреля 1958 г. К.К. Платонову было высказано несправедливое обвинение в плагиате, которое тяжело отразилось на его здоровье и способствовало инсульту. Рукопись была издана в 1960 г. без изменений .
К.К. Платонов был инициатором комплексного изучения летной деятельности на самолетах-лабораториях. С помощью кинометода регистрировались показания приборов, на которые смотрит летчик. Положение самолета в пространстве, воспринимаемое летчиком зрительно, регистрировалось с помощью особых датчиков, улавливающих вращение самолета по трем осям, высоту и скорость полета. Такая регистрация давала возможность на самолетах-лабораториях объективно оценивать качество летной деятельности, учитывая не только частоту отклонений от заданного режима полета, но их величину и длительность, а главное – наиболее вероятную причину совершения данной ошибки. К.К. Платонов пишет: «Авиационная психология не может решать стоящие перед ней вопросы только старыми методами. Необходим поиск новых методов и вместе с тем творческое изменение старых, арсенал которых достаточно велик применительно к решению новых задач» . Такая постановка вопроса о методах исследований в авиационной психологии по-прежнему актуальна. Современная система объективного контроля летной деятельности позволяет выявить отклонения органов управления в полёте, точность выдерживания режима полёта, нарушения в работе различных систем и агрегатов авиационного комплекса и массу других параметров. Однако при изучении причин того или иного поведения лётчика данных параметров не всегда достаточно. Профилактическую работу по предотвращению лётных происшествий целесообразно осуществлять на основе анализа реальной деятельности летчика в кабине самолета. Анализ уже свершившегося факта ошибочного действия зачастую неточен. Например, важно понимать, сколько времени летчик уделяет конкретному пилотажному прибору и выработке на этой основе рекомендаций по целесообразному распределению внимания по приборам. Здесь видится продуктивным возрождение летающих лабораторий, в задачу которых будет входить обследование деятельности лётчика в полёте и обоснование оптимального варианта его работы в различных условиях выполнения задания.
Проблема  использования тренажеров в наземной подготовке летчиков была и остается актуальной. В работах К.К. Платонова  неоднократно обсуждались вопросы  эффективности применения различных  тренажеров для отработки навыков полета. Постепенно оформлялась теория тренажерного обучения. Требования к тренажеру определены в «Очерках психологии для летчиков»:
1. Навыки, развиваемые на тренажере, должны  по своей структуре соответствовать  навыкам полета. Однако стремление во что бы то ни стало внешне приблизить тренажер к реальной обстановке полета бесполезно, если это не обеспечивает общности структур тренируемых на нем навыков и навыков полета.
2. Тренажер  не должен тренировать таких  навыков, которые дают отрицательный перенос в условиях полета. Отрицательный перенос – это затруднение развития нового навыка под влиянием уже имеющихся. Инструктор должен доводить до сведения обучающегося о всех более или менее вредных навыках, развиваемых на данном тренажере.
3. Тренажер  должен предусматривать возможность введения независимых, меняющихся по величине отклонений для исправления их обучающимся.
4. Тренажер  должен обеспечивать тренирующемуся  возможность воспринимать результат  своих действий.
5. Методика  работы на тренажере должна предусматривать достаточное количество повторений, т.е. возможность систематической, не зависящей от погоды и недорогой тренировки.
6. Тренажер  должен быть методически целенаправленным, т.е. должно быть ясно, какие  методические цели он преследует (например, коррегирующим – предназначенным для дополнительной тренировки трудно развивающихся навыков у отдельных курсантов).
7. Тренажер  должен быть рентабельным, т.е.  дешевым и простым в употреблении, хоть это и выходит за пределы  психологии.
«Правильно  построенная наземная тренировка представляет широчайшие и еще очень мало использованные возможности. Но все же мнение, что «на земле можно человека полностью научить летать», столь же неверно, как и полный отказ от тренажеров, выражаемый иногда фразой: «единственный тренажер – это учебный самолет» .
В развитие данного подхода в 70-ые гг. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А  разработали программу обучения летчиков с введением тренажеров, обеспечивающих формирование специальной  готовности личности, включающей возможности прогнозирования и конструирования динамики развития полета. Индивидуальный подход позволял полнее учитывать индивидные и личностные качества летчиков и в соответствии с ними определенным образом моделировать различные проблемные ситуации.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.