Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Необходимость определения места и роли Ближнего Востока на шкале внешнеполитических интересов Украины. Формирование основ и направлений ближневосточной политики. Обеспечение гарантированного и постоянного доступа к ближневосточным энергоносителям.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 25.12.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат на тему: Основные направления во внешней политике Республики Украины со странами Ближнего Востока

В 2001 году Украина отмечает десятую годовщину своей независимости. Несмотря на то, что пока позади незначительный исторический отрезок времени, уже можно подвести некоторые итоги внешне-политической деятельности Украины, осмыслить достижения и неудачи с учетом новых реалий и тенденций, которые сформировались в конце XX столетия в рамках системы международных отношений. В этом контексте определенный интерес (как научный, так и сугубо практический) представляет исследование ближневосточной политики Украины в 90-е годы, уточнение на основе ее собственного опыта приоритетов и ключевых направлений украинской политики в этом регионе. В данной статье не ставилась задача всестороннего и детального анализа украинского ближневосточного курса периода независимости; внимание авторов сфокусировано лишь на рассмотрении его отдельных аспектов, а именно: состояния двусторонних отношений Украины с нефтедобывающими странами Ближнего Востока.
Перед Украиной, как и перед другими новыми государствами, которые возникли на территории бывшего Советского Союза, включая и Российскую Федерацию, в конце XX века возникла необходимость определения места и роли Ближнего Востока на шкале своих внешнеполитических интересов, формирования основ и направлений ближневосточной политики. Этот процесс в Украине происходил, с одной стороны, в контексте определения векторов ориентации и формирования внешнеполитической стратегии в целом, а с другой - в плане критического переосмысления наследия советской политики на Ближнем Востоке в условиях новых геополитических и военно-стратегических реалий.
С самого начала было ясно, что Украина не может и не должна стать преемницей политики Советского Союза на Ближнем Востоке, и что ее ближневосточная стратегия (как в политической, так и в экономической сферах) должна основываться на принципиально иной концептуальной основе. Во внешнеэкономической практике СССР заметным было доминирование политико-идеологических факторов. Это рельефно проявлялось, в первую очередь, в том, что объем внешней торговли и экономической помощи со стороны Советского Союза непосредственно зависел от поддержки той или иной арабской страной советского курса на Ближнем Востоке, в преобладании контактов с ограниченным количеством партнеров на Арабском Востоке (Сирия, Ирак, Египет, Ливия, Алжир и НДРЙ), в стремлении развивать связи исключительно с представителями государственного сектора, в милитаризированности советской ближневосточной политики.
Для политической элиты Украины было очевидно, что формирование курса Киева в ближневосточном регионе должно основываться на принципах прагматизма, взаимной заинтересованности и взаимной выгоды (экономическая эффективность и удовлетворение потребностей), диверсификации экономических связей. Это обусловливалось не только необходимостью вхождения в регион (процесс которого, по сути, начинался с нуля), но и несоизмеримостью украинского и советского потенциалов и, соответственно, разномасштабностью возможностей осуществления своей политики.
С другой стороны, следует признать, что несмотря на то, что украинская политика не имела прямой связи с советской политикой на Ближнем Востоке, определенные стереотипы (в большей степени в теоретическом, нежели в практическом плане) были присущи украинской внешнеполитической мысли в целом. Это нашло свое отражение, прежде всего, в подходах к определению перспектив государства в системе мировых координат, его статуса. В связи с чем возникал закономерный вопрос: в каком качестве Украина предполагает утвердиться на Ближнем Востоке - как государство с доминирующими региональными или же глобальными интересами.
В постановлении Верховной Рады «Об Основных направлениях внешней политики Украины» от 2 июля 1993 года провозглашалось следующее: «Учитывая свое геополитическое положение, исторический опыт, культурные традиции, богатые естественные ресурсы, мощный экономический, научно-технический и интеллектуальный потенциал, Украина может и должна стать влиятельным мировым государством...»1. Иными словами, Украина должна была утверждаться в мире в качестве государства с глобальными интересами. Соответственно этому были определены и приоритетные стратегические направления двусторонних отношений Украины с: а) пограничными государствами; б) западными государствами-членами ЕС и НАТО; в) географически близкими государствами; г) государствами Азии, Азиатско-тихоокеанского региона, Африки и Латинской Америки2. Такой подход был отражением в значительной степени идеалистически-романтического представления о новом мировом порядке и места в нем независимой Украины. Кроме того, он стал в определенной мере и проявлением наследия советской ментальности, стереотипов мышления, присущих советской школе политиков и научных работников, в соответствии с которыми представление о собственной стране ассоциировалось со статусом сверхдержавы или же, по меньшей мере, с государством, которое должно иметь значительное влияние на решение ключевых международных проблем.
Не отрицая у Украины определенных глобальных интересов, поставим вопрос в несколько иной плоскости: каково соотношение глобальных и региональных интересов в геополитической и внешнеполитической стратегии Украины, их доминанты с точки зрения национальной безопасности страны, возможности их реального обеспечения. Параметры Украины (потенциал экономики и т.п.) были далеко неадекватными характеристикам сверхдержавы или же центросилового государства с доминирующими глобальными интересами. Таким образом, с момента провозглашения независимости на концептуальном уровне было заложено определенное противоречие между ориентацией внешней политики Украины (в сущности, на преобразование Украины в один из полюсов силы в многополярном мире) и ее реальными возможностями. На практике внешняя политика Украины была регионально ориентированной, что было вызвано не только определенными ограничениями экономического потенциала, но и объективными геополитическими задачами, которые остро стояли перед государством.
Украина в силу воздействия целого ряда факторов оказалась перед дилеммой «Восток или Запад», что в последующем трансформировалось, по сути, в выбор приоритетного вектора политики: ориентация (и в перспективе интеграция) на Европу или же на Евразию. Возникновение такой довольно жесткой дилеммы было следствием, с одной стороны, того, что «Украина, к сожалению, никогда не имела четкой геополитической стратегии»3, так и, с другой стороны, проявлением в определенной степени конфронтационного подхода, присущего периоду «холодной войны» и биполярности мира (как в украинских и российских, так и в западноевропейских и американских политических кругах).
Подход к формированию курса Украины в рамках системы отношений по оси Восток - Запад определялся во многом формулой: или Запад (с последующей интеграцией в европейские структуры и, соответственно, свертыванием отношений с Россией и СНГ), или Евразия (кооперация с Россией и странами СНГ и, соответственно, охлаждение отношений с Западом). Такой подход не только превращал поиск путей формирования внешнеполитического курса в разновидность альтернативы, но и не соответствовал геостратегии Украины, которую реально определяют «три основных вектора внешнеполитических взаимодействий, которые обуславливают ту или иную конфигурацию приоритетов страны»4. Это евразийский, западный (включая США) и юго-восточный (включая страны Ближнего и Среднего Востока). На практике длительное время прослеживалась тенденция жесткой зависимости украинской политики на ближневосточном направлении от ее западного курса. Были предприняты попытки путем сближения с союзниками США в регионе (в первую очередь, с Израилем) укрепить свои позиции в отношениях с Западом. Как следствие, появились определенные противоречия между политическими целями и экономическими интересами Украины в регионе, что нашло свое отражение в отказе Киева от поставок турбин Ирану под жестким давлением со стороны Израиля и США.
Активная политика Украины на юго-востоке как самостоятельном направлении была способна не только сбалансировать в определенной степени отношения Украины в плоскости Восток - Запад, придать им форму не альтернативности, а реальной многовекторности, но и содействовать консолидации украинского общества (многонационального по своему составу) вокруг идеи украинской государственности. Это представляется чрезвычайно важным и в связи с наличием определенного цивилизационного разлома в самой Украине, возникновение которого было обусловлено тем, что развитие юго-восточных украинских земель происходило под значительным влиянием российского (русского) цивилизационного комплекса, в то время как западно-украинских - европейского, и углублению которого в период существования СССР во многом способствовала политика советского руководства, направленная на противопоставление Западной и Восточной Украины. Сохранение в украинской внешней политике дилеммы Восток - Запад, по сути, консервировало состояние этого разлома, в то же время как переход к действительной многовекторности внешнеполитического курса создавало предпосылки для формирования в обществе новой политической культуры, новых ценностных ориентаций с доминированием лояльности к украинскому государству.
Ближневосточный регион в «Основных направлениях внешней политики Украины» был отнесен к четвертой (последней) группе государств на шкале приоритетов двусторонних отношений Украины. В этом документе, в частности, провозглашалось, что «...Украина будет искать пути к установлению контактов со странами Ближнего и Среднего Востока»5. Такой недифференцированный подход к странам региона был неадекватен реальным стратегическим интересам Украины. На наш взгляд, есть все основания утверждать, что развитие отношений с государствами Ближнего и Среднего Востока (или же, по крайней мере, той части из них, которая обладает значительными запасами нефти и газа) должно быть отнесено к первой из трех определенных в «Основных направлениях внешней политики Украины» групп национальных интересов в сфере международных отношений, а именно стратегических и геополитических интересов, связанных с обеспечением национальной безопасности Украины и защитой ее политической независимости6. Это обусловлено не в последнюю очередь ключевой ролью энергетической составляющей в структуре национальной безопасности Украины.
Украина принадлежит к энергодефицитным странам, поскольку за счет внутренних источников она удовлетворяет свои потребности в энергоносителях лишь на 47-49%. Собственная добыча покрывает 10-12% потребности в нефти и 20-25% - в природном газе7. Основным поставщиком нефти и газа на Украину выступает Россия. Если при этом учесть, что украинский импорт из России в целом составил в 1999 году около половины всего импорта - 47,6%, то становится ясно, что зависимость Киева от Москвы по-прежнему сохраняет критический характер, а проблема диверсификации импортных поставок для Украины выдвигается в ряд первостепенных и острых задач, стоящих перед государством. В определенной степени от решения задачи диверсификации источников энергоносителей зависит и наращивание украинского экспорта (доля которого в 1999 году в ВВП составила 42%), поскольку основные украинские экспорториентированные отрасли производства остаются чрезвычайно энергоемкими и, следовательно, критически зависимыми от импортируемых энергоносителей8. Таким образом, решение проблемы диверсификации источников энергоносителей может рассматриваться как ключевой элемент национальной безопасности и формирования необходимых предпосылок для устойчивого развития экономики Украины. В этом контексте энергичная и целенаправленная политика на ближневосточном направлении непосредственно после достижения Украиной независимости позволила бы существенным образом смягчить остроту проблемы энергообеспечения и ослабить энергетическую зависимость от России. Как отмечает украинский исследователь Б. Парахонский, «благодаря активной собственной политике в отношениях со странами Востока Украина быстрее выйдет из тени северного соседа» (то есть России)9. Однако вследствие определенной недооценки ближневосточного направления на концептуальном, а со временем и на практическом уровне, а также в силу ряда объективных и субъективных причин этого не произошло, а упомянутая задача остается по-прежнему актуальной и сегодня.
Следует отметить, что Украина пока еще не имеет детализированной концепции своих национальных интересов на Ближнем Востоке, хотя в значительной мере сегодня они уже очерчены; просматриваются и ключевые элементы структуры системы национальных ближневосточных интересов, которые определяются непосредственными экономическими потребностями страны и необходимостью обеспечения ее национальной безопасности. Значение Ближнего Во-стока для Украины обуславливается, по крайней мере, следующими основными факторами:
* географической близостью региона Ближнего Востока к Украине;
* ключевой ролью ближневосточных стран в структуре мировой торговли энергоносителями. В этом контексте обеспечение стабильности ближневосточного региона соответствует стратегическим национальным интересам Украины;
* наличием значительных финансовых ресурсов в ряде ближневосточных стран и местом последних в международных валютно-кредитных и финансовых отношениях;
* емкостью рынка товаров и услуг большинства стран региона.
Украинская политика в регионе предусматривала достижение как локальной, краткосрочной задачи, так и ряда долгосрочных целей. Первая была направлена на признание странами Ближнего Востока Украины в качестве полноправного субъекта международных отношений. Среди долгосрочных целей можно очертить следующие:
* обеспечение гарантированного и постоянного доступа к ближневосточным энергоносителям (путем формирования системы соответствующих договоров);
* завоевание постоянных рынков сбыта для украинских товаров. Это представляется чрезвычайно важным в контексте динамики товарной структуры украинского экспорта на современном этапе. Его основу составляет продукция, ориентированная на рынки с неустойчивым спросом, избыточным предложением и, следовательно, жесткой конкуренцией и в ряде случаев невыгодными условиями торговли: металлопродукция (44% общего объема экспорта), минеральные продукты и химия (22%). В то же время удельный вес машиностроения в структуре экспорта составлял в 1999 году только 12%10. Коренное изменение структуры экспорта путем увеличения доли продукции машиностроительного комплекса предполагает и определенную географическую переориентацию экспорта на регионы, где доминирует индустриальная модель развития, поскольку Украина сегодня является более конкурентоспособной на уровне именно индустриальных, а не высоких технологий. Рынки государств Ближнего Востока представляются чрезвычайно перспективными в этом контексте. Это связано с довольно высокой взаимодополняемостью экономик Украины и большинства арабских стран; их платежеспособностью; наличием в некоторых странах Арабского Востока определенной прослойки квалифицированного кадрового потенциала, который имеет не только навыки работы с нашей техникой (прежде всего, специалисты, подготовленные в учебных заведениях бывшего СССР), но и может стать опорой при освоении импортированных из Украины технологий; заинтересованностью руководства ряда ближневосточных государств в развитии взаимоотношений с Украиной прежде всего в торгово-экономической сфере и т.д. Кроме того, страна имеет возможность реализовать на Ближнем Востоке свой потенциал высокотехнологических отраслей промышленности, которые уже сегодня являются конкурентоспособными (прежде всего, самолетостроение, судостроение), взять курс на совместное внедрение украинских технологий в том или ином ближневосточном государстве с дальнейшим освоением регионального рынка;
* сохранение ведущих позиций Украины в сфере транспортных услуг. Газотранспортная система (ГТС) Украины по своей протяженности и мощности является второй в Европе (после России). Ее еже-годная пропускная способность равна 290 млрд. куб. м на входе ГТС и 170 млрд. куб. м на выходе. Объемы транзита газа в 1999 г. составляли 119 млрд. куб. м11 (93% экспорта российского газа, что оценивается в 25% потребности европейских стран). Эти экспортные услуги стоят 2,5 млрд. долл. и оплачиваются газом. Протяженность магистральных нефтепроводов достигает 4 тыс. км с общей мощностью по приему нефти 125 млн. т в год, по транзиту - 65 млн. т, в год; протяженность нефтепродуктопроводов - 4,5 тыс. км. Общие объемы транзитной транспортировки нефти составили в 1999 г. почти 60 млн. т12. В условиях обострения борьбы за маршруты транспортировки энергоносителей (некоторые варианты непосредственно противоречат украинским интересам) Украина способна активизировать свою политику на Ближнем Востоке с целью сохранения и упрочения (путем реализации проектов транспортировки ближневосточной нефти и газа через украинскую территорию) своей роли в сфере транзита энергоносителей в Европу;
* установление отношений с некоторыми странами по типу «особых», что позволило бы украинскому фактору превратиться в постоянную величину в ближневосточной политике.
Можно выделить, по крайней мере, четыре группы ближневосточных стран, которые было бы целесообразно включить в сферу предпочтительных интересов украинской внешней политики, а именно:
1. Нефтедобывающие страны Ближнего Востока, что диктуется непосредственными экономическими потребностями Украины (на Ближнем Востоке сегодня сосредоточенно 70% мировых разведанных запасов нефти и 25% газа);
2. Региональные «центры силы» на Ближнем Востоке (прежде всего Египет и Израиль), налаживание связей с которыми в значительной степени облегчило бы Украине процесс вхождения в регион;
3. Бывшие арабские союзники СССР, в которых потенциальные точки опоры для развития современных связей Украины были заложены предшествующей советской политикой;
4. Страны региона, объективно заинтересованные в развитии от-ношений с Украиной (прежде всего в сферах экономического, торгового и технического сотрудничества), которые являются платежеспособными и имеют потенциал развития (например, Ливан).
Без сомнения, предложенная классификация групп стран с точки зрения интересов Украины в ближневосточном регионе носит довольно условный характер, поскольку одна и та же страна может быть одновременно отнесена к двум или даже трем названным группам. Однако классификация, по мнению авторов, дает возможность структурировать интересы и приоритеты Украины в регионе.
Рассмотрим подробно группу нефтедобывающих стран Ближнего Востока. Эту группу стран, в свою очередь, можно поделить на три под-группы:
* Первую составляют аравийские монархии (прежде всего, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Оман).
* Ко второй подгруппе арабских нефтедобывающих государств можно отнести страны, которые имели тесные контакты с бывшим Советским Союзом (или же придерживались просоветской ориентации).
* Представителем третьей подгруппы, учитывая специфику этой страны в ближневосточном регионе, можно назвать Иран.
Без сомнения, налаживание конструктивных контактов с нефтедобывающими странами Аравийского полуострова, учитывая достоверные запасы нефти и газа, которыми они владеют (Саудовская Аравия - 261,5 млрд. баррелей, Объединенные Арабские Эмираты - 97,8 млрд. баррелей, Кувейт - 96,5 млрд. баррелей нефти13), их место в международных валютно-кредитных и финансовых отношениях, а также минимальную вероятность появления отрицательных для Украины последствий в процессе расширения с ними контактов и т.п., могло бы стать приоритетной задачей украинской политики. Однако, по нашему мнению, непосредственно после достижения независимости перспектива интенсивного и масштабного сотрудничества Украины с нефтедобывающими странами Аравийского полуострова представлялась малореальной, что было вызвано целым рядом факторов объективного и субъективного характера (традиционно прозападная ориентация государств субрегиона; наличие жесткой конкуренции со стороны стран Запада; отсутствие традиционных связей с Украиной и выраженных интересов к ней (за исключением, возможно, интереса как к вероятному источнику диверсификации поставок вооружений); ограниченность финансовых ресурсов и переходное состояние экономики Украины и т.д.).
Таким образом, исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что украинская политика на Аравийском полуострове может быть ориентирована на процесс длительного вхождения в этот субрегион; реальная отдача от развития этого направления может дать свои положительные результаты в полном объеме лишь в отдаленной перспективе. Это подтверждает в определенной степени и динамика то-варооборота Украины с нефтедобывающими странами Аравийского полуострова: товарооборот Украины с Объединенными Арабскими Эмиратами в период с 1995 по 1999 гг. вырос почти вдвое (с 28,5 млн. долл. до 51,4 млн. долл.), однако в абсолютном выражении составляет довольно скромную цифру. Товарооборот Украины с Саудовской Аравией в 1999 году составил около 29,6 млн. долл. (против 35 млн. долл. в 1995 году).
В период 90-х годов политика Украины была направлена, прежде всего, на становление и стабилизацию действенных механизмов двусторонних отношений, опираясь на которые можно было бы постепенно расширять сферу и объем сотрудничества. Именно в этом контексте, по нашему мнению, следует оценивать эффективность украинской политики относительно нефтедобывающих стран Аравийского полуострова. Открыты посольства в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. Происходит постепенный процесс формирования соответствующей договорно-правовой базы двусторонних отношений.
Ко второй подгруппе арабских нефтедобывающих государств, - тех, которые имели тесные контакты с бывшим Советским Союзом, - можно отнести Ирак, Ливию, Алжир и в определенной мере (учитывая сравнительно незначительные запасы нефти и газа) Египет и Сирию. Большинство из них в силу объективных причин заинтересовано в развитии отношений с бывшими республиками СССР в разных сферах (прежде всего, военной и торгово-экономической). Однако некоторые из них (Ирак, Ливия) принадлежат к группе стран, которые имеют неблагоприятную международную репутацию; развитие контактов с ними или ограничено сейчас, или же было ограничено в прошлом введением экономических санкций со стороны ООН (5 апреля 1999 г. Совет Безопасности ООН принял решение о приостановлении действия режима санкций против Ливии).
В этих странах Ближнего Востока Украина (в равной мере, как и некоторые другие постсоветские государства и, прежде всего, Россия) потенциально располагает своеобразными точками опоры для развития эффективных связей. Прежде всего, это экономические объекты, построенные с участием Советского Союза (ряд из которых не был завершен), и именно Украина могла бы взять на себя реальные обязательства по их обслуживанию или по введению в действие. Особое значение, на наш взгляд, с точки зрения интересов Украины могли бы представлять среди вышеуказанных объектов действующие предприятия нефтегазовой отрасли. Они постоянно нуждаются в поставках запасных частей, компонентов и оборудования, в технадзоре со стороны специалистов и т.д. Следует отметить, что Россия, которая могла выступать в качестве основного конкурента Украины в этой сфере, в первой половине 1990-х годов придерживалась пассивной политики в данном вопросе, что в определенной мере создавало благоприятные условия для освоения Украиной «советского наследства», то есть условия для проведения активной политики, направленной на предложение услуг и достижение соответствующих соглашений относительно реализации замороженных советских объектов прежде всего в нефтегазовой сфере. Однако эти благоприятные предпосылки не были реализованы. Украинская политика, в частности в этом направлении, была довольно инертной, что было обусловлено и рядом объективных факторов (ограниченность финансовых ресурсов, экономический кризис, процесс становления внешней политики в целом, недостаток специалистов со знанием арабского языка и т.п.). Следствием такой пассивной политики Украины и России стало усиление экономических позиций других стран.
Особое место в украинской ближневосточной политике, по нашему мнению, в ближайшей перспективе может занять Ирак независимо от того, будут ли отменены, или же будут продолжать действовать санкции ООН против Багдада. Прежде всего, Ирак принадлежит к тем странам ближневосточного региона, где Украина имеет больше всего потенциальных точек опоры, которые остались еще со времен Советского Союза. По данным, которые в свое время были обнародованы иракским послом Хасаном Вахми Джуми, из 57 тысяч советских специалистов, которые до 1990 года работали в Ираке, 36 тысяч были выходцами из Украины, а из всего объема выполненных в Ираке работ (построено 100 объектов), оцененного в 34 млрд. долл., 70% приходилось на Украину14. Учитывая то, что после снятия санкций ООН Ирак станет на путь реконструкции и модернизации своей промышленности (которая находится сейчас в состоянии упадка, и для которой характерна высокая степень износа основных производственных фондов), можно предвидеть, что здесь будут расконсервированы замороженные в начале 1990-х годов проекты строительства промышленных объектов, реализация которых началась еще в рамках советско-иракского сотрудни и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.